Значительный ущерб

заслушав заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина С.В. Газаряна, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.В. Газарян оспаривает конституционность части второй статьи 167 УК Российской Федерации, устанавливающей уголовную ответственность за повлекшие причинение значительного ущерба умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния совершены из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Как следует из представленных материалов, С.В. Газаряну, работавшему старшим научным сотрудником Института экологии горных территорий Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук и являвшемуся участником организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу», стало известно, что на особо охраняемых территориях Лермонтовского участкового лесничества в Краснодарском крае производятся незаконная вырубка охраняемых видов деревьев (пицундская сосна) и строительство домов. В ходе переписки с правоохранительными и иными государственными органами ему было сообщено, что указанных фактов нарушений природоохранного законодательства не обнаружено и соответствующие участки свободны для доступа граждан. Полагая такую реакцию органов публичной власти на его обращения ненадлежащей и предварительно направив в Департамент лесного хозяйства Краснодарского края предупреждение о том, что в случае непринятия необходимых мер граждане прибегнут к самозащите своих прав, С.В. Газарян совместно с другими лицами в целях обеспечения свободного доступа на охраняемую государством территорию деформировал часть секций металлического ограждения (забора), принадлежащего ООО «Капитель-2», одновременно нанеся на него надписи протестного характера.

За совершение данных действий С.В. Газарян был осужден приговором Туапсинского районного суда Краснодарского края от 20 июня 2012 года по части второй статьи 167 УК Российской Федерации к наказанию в виде трех лет лишения свободы условно. Вывод суда о наличии в содеянном соответствующего состава преступления был обоснован тем, что характер повреждений ограждения, содержание надписей и способ их нанесения свидетельствуют о совершении противоправных действий из хулиганских побуждений, а размер причиненного ООО «Капитель-2» ущерба является значительным, поскольку ежемесячный доход этого общества не превышает 300 000 рублей, стоимость же ремонтно-восстановительных работ, необходимых для устранения повреждений, составляет согласно заключению строительно-оценочной судебной экспертизы 119 804 рубля. При этом представленное стороной защиты заключение специалиста, в соответствии с которым стоимость восстановительного ремонта равняется 865 рублям 82 копейкам, отклонено судом как необъективное со ссылкой на то, что оно было дано уже после устранения повреждений по заказу и за счет средств самого подсудимого, а указанная в заключении стоимость ремонтных работ явно несоразмерна тем повреждениям, которые установлены как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 8 августа 2012 года приговор оставлен без изменения.

По мнению заявителя, часть вторая статьи 167 УК Российской Федерации, не устанавливая точный размер требуемого для наступления уголовной ответственности значительного ущерба в денежном выражении, а также критерии для его определения, не позволяет отграничить предусмотренные ею деяния от законных действий и правонарушений иных видов, что влечет неограниченное усмотрение суда при квалификации содеянного по данной статье уголовного закона. Как утверждается в жалобе, в нарушение общеправовых принципов равенства, справедливости и соразмерности оспариваемое законоположение не соответствует требованиям определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм и потому противоречит статьям 17 (часть 1), 19 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Согласно статье 71 Конституции Российской Федерации регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (пункт «в»), а также уголовное законодательство (пункт «о») находятся в ведении Российской Федерации. Реализуя свои полномочия в данной сфере, федеральный законодатель самостоятельно определяет содержание положений уголовного закона, в том числе устанавливает преступность общественно опасных деяний и их наказуемость. При этом он связан требованием статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом, из которого, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, следует, что любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия); неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного толкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, — в противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты от произвольного уголовного преследования, осуждения и наказания (постановления от 27 мая 2008 года № 8-П, от 13 июля 2010 года № 15-П и др.).

Основываясь на положениях статьи 19 Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи с ее статьей 54 (часть 2), согласно которой никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, статья 3 УК Российской Федерации устанавливает, что преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только данным Кодексом (часть первая), а применение уголовного закона по аналогии запрещается (часть вторая). Эти требования, предъявляемые к качеству уголовного закона, однако, не означают, что при формулировании его предписаний не могут использоваться оценочные или общепринятые понятия (категории), позволяющие учесть необходимость эффективного применения уголовно-правовых запретов к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года № 441-О, от 15 апреля 2008 года № 260-О-О, от 2 апреля 2009 года № 484-О-П, от 25 ноября 2010 года № 1561-О-О, от 21 апреля 2011 года № 572-О-О и др.).

3. Предусмотрев в статье 167 УК Российской Федерации — в целях защиты права каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться, распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, часть 2, Конституции Российской Федерации) — уголовную ответственность за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, федеральный законодатель установил, что они наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет (часть первая); те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок (часть вторая).

В силу этого причинение значительного ущерба является обязательным признаком объективной стороны составов преступлений, предусмотренных и частью первой и частью второй статьи 167 УК Российской Федерации, отграничивающим их от административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.17 КоАП Российской Федерации. Отсутствие такого последствия умышленных уничтожения или повреждения чужого имущества исключает возможность квалификации соответствующих деяний по названной статье уголовного закона, в том числе по ее части второй.

3.1. В случае, когда в результате умышленных уничтожения или повреждения чужого имущества причинен значительный ущерб, ответственность по статье 167 УК Российской Федерации наступает независимо от того, в чьей собственности находилось имущество. Это в полной мере согласуется с положением статьи 8 (часть 2) Конституции Российской Федерации, относящим к одной из основ конституционного строя Российской Федерации принцип равного признания и защиты частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности.

В соответствии с пунктом 2 примечаний к статье 158 УК Российской Федерации значительный ущерб гражданину, в том числе при умышленных уничтожении или повреждении его имущества, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей. Что же касается размера значительного ущерба, причиненного юридическим лицам (коммерческим и некоммерческим организациям), то он в каждом конкретном случае должен оцениваться судом с учетом стоимости поврежденного или уничтоженного имущества, его хозяйственной и иной ценности, затрат на восстановление поврежденного имущества, последствий его выведения из использования (эксплуатации), экономического положения собственника или иного законного владельца этого имущества, а также иных имеющих существенное значение обстоятельств.

Именно на такое применение статьи 167 УК Российской Федерации ориентирует суды общей юрисдикции и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 2002 года № 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем», разъясняющее, что умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, влекут уголовную ответственность по части второй статьи 167 УК Российской Федерации только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба; при решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности и материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества (пункт 6).

3.2. Таким образом, использование федеральным законодателем в части второй статьи 167 УК Российской Федерации указания на причинение значительного ущерба как на признак состава преступления не порождает такой неопределенности данной нормы, которая — принимая во внимание разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по соответствующим вопросам судебной практики (статья 126 Конституции Российской Федерации) — позволяла бы правоприменителям неоднозначно толковать и произвольно применять уголовный закон, лишая граждан возможности осознавать уголовно-правовые последствия своих действий. Следовательно, само по себе законоположение, оспариваемое заявителем, его конституционные права и свободы не нарушает.

Вместе с тем при применении части второй статьи 167 УК Российской Федерации судам надлежит — основываясь на правовой оценке фактических обстоятельств конкретного дела — мотивировать свой вывод о наличии в действиях подсудимого всех признаков состава инкриминируемого ему преступления и, в частности, учитывать, что под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода (пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 года № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»). Иное означало бы отступление от конституционного требования необходимости, соразмерности и справедливости ограничений конституционных прав и свобод человека и гражданина, которое, по смыслу правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 2 апреля 2009 года № 484-О-П, обращено, как это вытекает из взаимосвязанных положений статей 18, 19 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не только к законодателю, но и к правоприменителям, в том числе судам.

Проверка же законности и обоснованности судебных решений, в частности правильности выбора норм, подлежащих применению в конкретном деле заявителя, как связанная с установлением и исследованием фактических обстоятельств дела, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»), а должна осуществляться судами вышестоящих инстанций в порядке уголовного судопроизводства, имеющего в соответствии с частью первой статьи 6 УПК Российской Федерации своим назначением как защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (пункт 1), так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (пункт 2).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать жалобу гражданина Газаряна Сурена Владимировича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

 Квалификация преступлений против собственности с причинением значительного ущерба

С.В. Скляров профессор кафедры уголовного права Российского государственного университета правосудия, профессор, доктор юридических наук (г. Москва)

Сергей Валерьевич Скляров, sklyarovsv@mail.ru

Значительный ущерб как признак основного состава преступления или квалифицирующий признак используется законодателем в восьми нормах главы 21 «Преступления против собственности» Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ). В шести нормах речь идет о причинении значительного ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 1593, ч. 2 ст. 1595, ч. 2 ст. 1596, ч. 2 ст. 160), в двух (ч. 5 ст. 159 и ст. 167 УК РФ) -о причинении значительного ущерба как гражданину, так и юридическому лицу. При этом в нормах, где идет речь о причинении значительного ущерба гражданину, этот признак сформулирован как «с причинением значительного ущерба гражданину», а в нормах, где речь идет о причинении значительного ущерба как гражданину, так и юридическому лицу — «если это деяние повлекло причинение значительного ущерба» (ч. 5 ст. 159 УК РФ) или «если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба» (ст. 167 УК РФ).

На первый взгляд может показаться, что именно в таких формулировках заключается различие в сущности признака значительного ущерба: в тех случаях, где норма уголовного закона звучит как преступление с причинением значительного ущерба гражданину, правоприменитель должен учитывать не только размер прямого материального ущерба, но и имущественное положение гражданина, а там, где говорится о преступлении, повлекшем причинение значительного ущерба, правоприменитель

принимает во внимание исключительно размер прямого материального ущерба, который может быть причинен в результате совершения преступления как физическому, так и юридическому лицу.

Вместе с тем в соответствии с примечанием 2 к статье 158 УК РФ значительный ущерб гражданину в статьях главы 21 «Преступления против собственности», за исключением части 5 статьи 1 59 УК РФ, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее пяти тысяч рублей. Таким образом, в одной норме (ч. 5 ст. 159 УК РФ) значительный ущерб представляет собой объективный критерий оценки реально причиненного преступлением ущерба без учета материального положения потерпевшего и составляет согласно примечанию 1 к статье 159 УК РФ не менее десяти тысяч рублей.

Согласно примечанию 5 к статье 159 УК РФ действие частей пятой — седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Это означает, что значительный ущерб в размере десять тысяч рублей и более как объективный признак мошенничества распространяется не на всех граждан и юридических лиц, а только на индивидуальных предпринимателей и коммерческие организации при условии, что они являются сторонами гражданско-правового договора.

По смыслу закона если одной из сторон договора и одновременно потерпевшим будет являться физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем, либо некоммерческая организация (общественная организация, бюджетное учреждение, государственный орган и т. п.), то действия виновного в случае совершения им мошенничества будут квалифицироваться по частям первой — четвертой статьи 159 УК РФ.

В то же время исходя из содержания части 1 статьи 167 УК РФ уголовная ответственность за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества наступает, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба либо гражданину вне зависимости является он индивидуальным предпринимателем или нет, либо любому юридическому лицу вне зависимости от его статуса как коммерческой или некоммерческой организации. Но если низший порог значительного ущерба гражданину в соответствии с примечанием 2 к статье 158 УК РФ определен в размере пяти тысяч рублей с учетом его материального положения, то в отношении юридического лица при умышленном уничтожении или повреждении чужого имущества минимальный размер значительного ущерба законом не определен, но при этом также необходимо, как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации, учитывать финансово-экономическое состояние юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества (см. ).

Таким образом, значительный ущерб как признак преступления против собственности можно разделить на следующие виды:

1) по степени общественной опасности:

• значительный ущерб как признак основного состава преступления (ч. 5 ст. 159, ст. 167 УК РФ);

• значительный ущерб как квалифицирующий признак (п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 1593, ч. 2 ст. 1595, ч. 2 ст. 1596, ч. 2 ст. 160УК РФ);

2) по размеру причиненного ущерба:

• значительный ущерб составляет десять и более тысяч рублей (ч. 5 ст. 159 УК РФ);

• нижний предел значительного ущерба для юридических лиц не определен (ст. 167 УК РФ);

3) по учету имущественного положения потерпевшего:

• при определении значительности ущерба не учитывается имущественное положение потерпевшего (ч. 5 ст. 159 УК РФ);

4) по потерпевшему:

• значительный ущерб причиняется юридическому лицу (ч. 5 ст. 159 УК РФ, ст. 167 УК РФ);

5) по роду деятельности субъекта преступления и потерпевшего:

• значительный ущерб причиняется исключительно индивидуальному (-ым) предпринимателю (-ем) или коммерческой организации (лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации), являющимися сторонами договора в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ),

Если с определением на практике значительности ущерба как объективного признака мошенничества, предусмотренного частью 5 статьи 159 УК РФ, проблем не возникает, то доказывание значительности ущерба с учетом имущественного положения потерпевшего вызывает некоторые вопросы.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже грабеже и разбое» разъяснил, что при квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба судам следует учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и другое.

Аналогичное разъяснение Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал в постановлении от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», указав на необходимость учета размера доходов потерпевшего и периодичности их поступления, а также на то, что мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего.

Разъясняя правила квалификации умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что при решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

в зависимости от рода его деятельности и материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества (см. ).

Таким образом, при установлении значительного ущерба, причиненного совершением преступления против собственности (за исключением значительного ущерба, указанного в части 5 статьи 159 УК РФ), необходимо исходить не только из стоимости похищенного (уничтоженного или поврежденного) имущества, но и учитывать:

• значимость имущества для потерпевшего;

• род деятельности потерпевшего;

• размер доходов потерпевшего и периодичность их поступления;

• наличие у потерпевшего иждивенцев;

• совокупный доход членов семьи потерпевшего, с которыми он ведет совместное хозяйство;

• финансово-экономическое состояние юридического лица (при уничтожении или повреждении принадлежащего ему имущества).

Преступления против собственности, в которых имеется признак значительного ущерба, являются умышленными. Более того, в науке и практике тезис о том, что все хищения совершаются с прямым умыслом, является аксиоматичным и никем не оспаривается, а уничтожение или повреждение чужого имущества, как правило, допускается как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Законодательная формула умышленной вины предполагает, что умыслом лица, совершающего умышленное преступление, должны охватываться как основные признаки преступления, так и квалифицирующие признаки, которые вменяются ему в вину. Следовательно, в рассматриваемых случаях при совершении хищения с причинением значительного ущерба необходимо доказывать прямой умысел виновного в отношении этого ущерба.

Вместе с тем изучение материалов опубликованной судебной практики свидетельствует о том, что при квалификации действий лица по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против собственности с причинением значительного ущерба, основное внимание уделяется обоснованию значительности ущерба, причем в большинстве случаев со слов потерпевших, а вопросы вины лица, его причинившего, обходятся стороной (см., например, ), поскольку доказать, что виновный в момент совершения хищения осознавал значимость имущества для потерпевшего, знал его род деятельности, размер доходов и периодичность их поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи потерпевшего, фактически невозможно. Такой подход в части неисследования вопроса вины напоминает объективное вменение.

Эту проблему можно разрешить, допустив, что в отношении значительного ущерба у лица может быть косвенный умысел или даже неосторожная форма вины, поскольку в соответствии со статьей 27 УК РФ если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если в отношении последствий у лица была неосторожная форма вины. А значительный ущерб в ряде норм УК РФ приравнивается к тяжким последствиям (например п. «в» ч. 2 ст. 205, п. «б» ч. 2 ст. 281 УК РФ). Однако такой подход представляется небесспорным, так как в абсолютном большинстве норм особенной части УК РФ к тяжким последствиям относятся последствия, влияющие на жизнь и здоровье человека, например причинение по неосторожности смерти потерпевшему (п. «в» ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127, ч. 2 ст. 167 и другие нормы), причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью (п. «б» ч. 3

ст. 131, ч. 1 ст. 2151 и другие нормы), и эти последствия не соотносимы с причинением значительного материального ущерба.

В то же время согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации если ущерб не наступил по обстоятельствам, не зависящим от виновного, то содеянное может квалифицироваться как покушение на кражу с причинением значительного ущерба гражданину при условии, что умысел виновного был направлен на кражу имущества в значительном размере (см. ), если в результате действий виновного последствия не наступили по причинам, не зависящим от его воли, то содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба должно рассматриваться как покушение на умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества (см. ).

Таким образом, Пленум Верховного Суда Российской Федерации фактически указывает на то, что причинение значительного ущерба потерпевшему при совершении хищения либо умышленного уничтожения или повреждения имущества всегда совершается умышленно, поэтому и допускается квалификация действий виновного как покушения на преступление против собственности с причинением значительного ущерба, если в результате его действий последствия не наступили по независящим от него причинам (см., например, ).

В то же время покушение на преступление возможно исключительно с прямым умыслом, который отличается от косвенного умысла наличием у виновного желания наступления общественно опасного последствия, каковым в рассматриваемом случае является значительный ущерб. Это означает, что при покушении на преступление против собственности с причинением значительного ущерба виновный должен достоверно знать имущественное положение потерпевшего и желать причинить ему значительный ущерб. Этот факт, как представляется, в таких ситуациях подлежит обязательному доказыванию, однако

в судебно-следственной практике этого не происходит (см., например, ).

Более того, в судебной практике встречаются случаи квалификации действий лица как покушения на кражу с причинением значительного ущерба, когда виновный:

• достоверно знал потерпевшую, но не знал, в каком размере могло бы произойти хищение, если бы ему не помешали (см. );

• при попытке совершить кражу не знал, кому принадлежит имущество, которое он пытался похитить, — физическому или юридическому лицу (см. );

• на почве личных неприязненных отношений поджигает облитую им бензином калитку забора, которую потерпевшая потушила водой самостоятельно, а в предполагаемый значительный ущерб включается стоимость дома и всего находящегося в нем имущества (см. ).

Изложенное неизбежно приводит к вопросу: возможно ли с позиции принципа вины покушение на преступление против собственности с причинением значительного ущерба? Полагаю, что возможно. Также как возможно и само существование в уголовном законе объективно-субъективного признака значительного ущерба, но привлечение к уголовной ответственности лица с вменением признака значительного ущерба будет соответствовать принципу вины только при условии доказанности наличия у виновного умысла (а при покушении на преступление — желания) причинить значительный ущерб, то есть доказанности, что лицо при совершении соответствующего преступления против собственности обладало знаниями об имущественном положении (финансово-экономическом состоянии) потерпевшего.

Можно предположить, что при таком подходе квалифицировать действия лица по признаку причинения значительного ущерба как за оконченное преступление, так и за покушение на преступление против соб-

ственности с причинением значительного ущерба станет фактически невозможным. Одним из решений указанной проблемы может быть исключение из закона субъективного критерия значительного ущерба в виде учета имущественного положения потерпевшего, тем более что определение степени общественной опасности преступления, как представляется, не должно ставиться в зависимость от имущественного положения потерпевшего.

ЛИТЕРАТУРА И ИНФОРМАЦИОННЫЕ

ИСТОЧНИКИ

1. Уголовный кодекс Российской Федерации : Федеральный закон от 1 3 июня 1996 года № 63-Ф3. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».

2. О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 2002 года № 14. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 24 февраля 2018 года).

3. О судебной практике по делам о краже грабеже и разбое : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29. Доступ из справочной правовой системы «Консультант-Плюс» (дата обращения: 3 ноября 2017 года).

4. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 24 февраля 2018 года).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Приговор Первомайского районного суда Ярославской области от 27 сентября 2017 года по делу № 1-32/2017 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. ияи http://sudact.ru

6. Приговор Чемальского районного суда Республики Алтай от 28 сентября 2017 года

по делу № 1-95/17 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. URL: http://sudact.ru

7. Приговор Первомайского районного суда города Новосибирска от 29 сентября 2017 года по делу № 1-332/2017 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. URL: http://sudact.ru

8. Приговор Рудничного районного суда г. Кемерово Кемеровской области от 6 июля 2017 года по делу № 1-72/2017 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. URL: http://sudact.ru

9. Приговор Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 10 июля 2017 года по делу № 1-414/2017 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. URL: http://sudact.ru

10. Определение Судебной коллегии по

уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2010 года № 2-Д10-4 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2011. № 6.

11. Приговор Карачаевского районного суда Карачаево-Черкесской Республики от 6 октября 2017 года по делу № 1-51/2017 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. URL: http://sudact.ru

12. Приговор Грибановского районного суда Воронежской области от 30 июня 2017 года по делу № 1-38/2017 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. URL: http://sudact.ru

13. Приговор Канского городского суда Красноярского края от 29 сентября 2017 года по делу № 1-413/2017 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации. URL: http://sudact.ru

Адвокатское бюро «Резник, Гагарин и Партнеры» — одно из старейших (основано в 1993 году) и наиболее авторитетных адвокатских образований России — сообщает об открытии практики в сфере недропользования, использования различных природных ресурсов, по защите или оспариванию прав на земельные участки и иные объекты недвижимого имущества.

Руководитель практики — адвокат Геннадий Волков, доктор юридических наук, профессор кафедры экологического и земельного права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

В рамках практики адвокаты соответствующей специализации оказывают следующие услуги:

проведение юридической экспертизы документов в сфере недропользования, использования других природных ресурсов, при сделках с недвижимым имуществом; сопровождение инвестиционных и строительных проектов;

представление интересов клиентов в судах для защиты или оспаривания прав на недра и другие природные ресурсы, недвижимое имущество, в спорах, связанных с использованием земельных ресурсов и созданием объектов недвижимости на землях различных категорий, а также в смежных спорах, в том числе в области охраны окружающей среды.

Общие понятия

Особо крупный и крупный размер по УК РФ может быть причинен из-за преступных действий должностных лиц, обычных граждан или организованных бандитских групп. Криминальный кодекс РФ содержит информацию обо всех возможных преступных деяниях, которые являются наказуемыми.

Помимо посягательств на права, свободы, а также здоровье человека, глава 21 УК РФ имеет перечень нарушений и действий субъектов криминалистических правоотношений, которые обычно направлены на неправомерное изъятие или завладение имуществом третьих лиц.

Все эти деяния могут проявляться в следующих формах:

  • кражи (ст. 158 УК РФ);
  • мошенничества (ст. 159 УК России);
  • грабежа (ст. 161 УК);
  • разбоя (ст. 162 УК РФ);
  • других противоправных действий.

Деяния обычно осуществляются физическим лицом или группой физических лиц преднамеренно или по неосторожности.

Вне зависимости от степени тяжести все преступные действия наносят тот или иной ущерб. В уголовном праве урон может исчисляться в малом, среднем, особо крупном и крупном величинах. Причём для каждого вида санкции различаются.

Что такое ущерб, понятие значительного ущерба

Сначала разберемся с самим понятием «ущерб». Это те невыгодные для потерпевшего имущественные последствия, которые наступают в результате преступления. Они могут выражаться как в уменьшении объектов собственности, так и в упущенной возможности получения какой-либо выгоды.

Ущерб разделяется на два вида:

  • материальный (он наносится объектам собственности и денежным средствам юридического или физического лица);
  • моральный (он выражается в нравственных или даже физических страданиях, а также в унижении достоинства и чести человека).

Также ущерб имеет три типа:

  • значительный;
  • крупный;
  • особо крупный.

Важно! Стоит сразу отметить, что они выражаются в денежном эквиваленте, но не имеют какой-то единой системы законодательно определенных сумм. Все зависит от самого правонарушения, его типа и наступивших из-за него последствий.

Что такое значительный ущерб по УК РФ? Если говорить о физическом лице, то, согласно примечанию 2 к ст. 158 УК РФ («Кража»), он определяется как сумма не менее 5000 рублей.

Это означает, что если вред был оценен в иную сумму, то речь будет идти о незначительном ущербе, а значит, преступление уже не будет считаться уголовно наказуемым, а правонарушитель, скорее всего, понесет административную ответственность.

Справка. По ст. 159 УК РФ («Мошенничество») размер значительного ущерба составляет 10 000 рублей.

Что касается тех ситуаций, когда такой тип ущерба был нанесен юридическому лицу, государству или ИП, то тут в законодательстве вы не найдете четкого определения. Здесь учитывается огромное количество факторов при его оценке. Например, к ним относятся:

  • цена уничтоженных или поврежденных объектов собственности, а также их восстановления;
  • их значимость для пострадавшего;
  • род его деятельности;
  • его финансовое состояние;
  • имущественное положение и прочее.

Все перечисленные критерии помогают определить, сколько это — значительный ущерб по УК РФ в каждой отдельной ситуации. Ведь любое правонарушение индивидуально по своей сути, а значит, нужно применять дифференцированный подход и к определению степени нанесенного вреда.

Что это такое

Под уничтожением собственности понимается полное прекращение ее существования в физическом плане. В этом случае вещь является непригодной, чтобы использовать ее непосредственно по целевому назначению.

Повреждением имущества считается изменение (ухудшение) его характеристик, что делает невозможным его использование по назначению, или коренным образом их меняет. Но во втором случае отличительным моментом выступает то, что имущество подлежит ремонту, при помощи которого возможно восстановление его первоначальных характеристик и функций.

27 июня 2017

В соответствии с п. 2 примечания к ст. 158 УК РФ «значительность ущерба» определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, но не может составлять менее 5 000 рублей.

«Значительность ущерба» является квалифицирующим признаком для преступлений, совершенных против собственности, предусмотренных ст. 158 УК РФ (кража), ст. 159 УК РФ (мошенничество), ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата), ст. 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение имущества).

При этом данный квалифицирующий признак будет иметь место только в случае причинения значительного ущерба физическому лицу, а не юридическому.

Указанный квалифицирующий признак относится к оценочной категории. Как отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17 (в редакции от 17.05.2017) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном процессе» при решении вопроса о том, является ли причиненный потерпевшему имущественный ущерб значительным, необходимо кроме определенной законом суммы ущерба учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности размер его заработной платы, пенсии, других доходов, наличие иждивенцев, совокупный доход членов семьи потерпевшего, с которыми он ведет совместное хозяйство. Аналогичное требование содержится в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (в редакции от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Источник: Прокуратура Тюменской области
Дата создания: 27.06.2017
Дата обновления: 27.06.2017

Частью второй статьи 14 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК) определено, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Согласно примечанию 1 к статье 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей (примечание 2 к статье 158 УК).

В соответствии с пунктом 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» значительность ущерба, причиненного гражданину, определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, стоимости похищенного имущества и его значимости для потерпевшего, размера заработной платы, пенсии, наличия у потерпевшего иждивенцев, совокупного дохода членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др.

При этом статьей 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП) предусмотрена ответственность за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты. Примечанием к указанной статье КоАП установлено, что хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей.

Согласно подпункту 1 части первой статьи 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК) заявление о преступлении является поводом к возбуждению уголовного дела. В соответствии со статьей 141 УПК заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде; письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем. В заявлении указываются обстоятельства происшествия, имеющие значение для дальнейшего расследования уголовного дела. Других требований к содержанию заявления о преступлении УПК не содержит.

В соответствии с пунктом 8 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» организации и индивидуальные предприниматели обязаны предоставлять страховщикам по их запросам документы и заключения, связанные с наступлением страхового случая и необходимые для решения вопроса о страховой выплате, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Факт повреждения (кражи) застрахованного у гражданина транспортного средства должен быть зафиксирован в органах внутренних дел Российской Федерации в установленном порядке. Для этого в случае обнаружения признаков преступления гражданин подает заявление о преступлении, при этом заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия.

В соответствии с УПК по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 УПК;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд.

О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.

В соответствии с пунктом 5 статьи 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» сотрудниками полиции оформляется справка, форма которой утверждена приказом МВД России от 1 апреля 2011 г. № 154 «Об утверждении формы справки о дорожно-транспортном происшествии». Указанная справка предоставляется в страховую компанию для решения вопроса об осуществлении страховой выплаты.

admin