Злоупотребление права

Злоупотребление правом — не категория из учебников, а реальные факты нашей жизни, что доказывают следующие примеры. Недозволенными действиями закон считает злоупотребление правом, то есть:

  • осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу;
  • действия в обход закона с противоправной целью;
  • иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (ст. 10 ГК РФ).

Пример

Например, должник спешно распродает имущество, чтобы не возвращать его законному владельцу. Казалось бы, любой дееспособный человек вправе заключать сделки, но если он при осуществлении своего права на заключение договора купли-продажи действует исключительно с намерением обойти закон, то в данном случае речь идет о злоупотреблении правом.

Реализация права в ущерб другому

Причинение вреда иному лицу даже в процессе осуществления своих гражданских прав — тоже нарушение. Обладатель права не должен реализовывать его только для того, чтобы пакостить другому или обогащаться за его счет.

Например, такое бывает, когда кредитор намеренно, без уважительных причин, в течение длительного времени не предъявляет требований по возврату долга умершего должника его наследникам. Если, к тому же, наследники и понятия не имеют об этом обязательстве, то очевидно, что это делается для того, чтобы как можно больше получить за счет другого. В таких случаях можно просить суд отказать кредитору во взыскании указанных выше процентов за весь период со дня открытия наследства: наследники не должны отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны кредитора.

Ничтожные условия как уловка

Как злоупотребление правом может быть расценено и совершение ничтожной сделки, и включение в договор заведомо неправомерных условий. Так, одна сторона включает в договор заведомо ничтожное условие, а затем ссылается на его недействительность, чтобы освободить себя от обязательств.

Например, десять лет назад КС РФ подтвердил, что деятельность государственных органов не может быть предметом частноправового регулирования, и что достижение конкретного результата может входить в предмет договора оказания услуг. То есть плата по договору оказания услуг юриста производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (постановление КС РФ от 23.01.07 № 1-П). Клиент настаивает на включении в договор условия о «гонораре успеха», т. е. оплате по договору в зависимости от содержания решения, а потом предъявляет претензию относительно того, что условие ничтожное и выполнять его он не будет.

Мой дом — моя крепость?

Злоупотреблением правом может быть и создание препятствий для осуществления прав собственности.

Например, сосед держит на балконе кошек, в результате чего на балкон соседа снизу попадают отходы кошачьей жизнедеятельности, не говоря уже о «ароматах». Фактически балконом снизу пользоваться невозможно. Вроде как действия соседа сверху правомерны – любой может держать у себя кошек, — но по факту эти действия значительно препятствуют его праву на пользование всем принадлежащим ему жилым помещением, в том числе балконом (не говоря уже о нарушении санитарных норм и правил).

Три закона робототехники — свод обязательных правил, которые должен соблюдать искусственный ителлект (ИИ), чтобы не причинить вред человеку. Законы используются только в научной фантастике, но считается, что как только будет изобретен настоящий ИИ, в целях безопасности, он должен иметь аналоги этих законов.

Формулировка

На русском

  1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
  2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
  3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.

И на английском

Кто придумал и почему

Коротким и правильным ответом будет: писатель-фантаст Айзек Азимов, биографию которого вы можете почитать у нас. Но не всё так однозначно, давайте разберемся откуда пришла идея.

До Азимова, почти все фантастические произведения на тему роботов, писались в стиле романа о Франкенштейне, то есть все созданные человеком существа восставали против своих создателей.

Эта проблема стала одной из самых популярных в мире научной фантастики в 1920—1930-х годах, когда было написано множество рассказов, темой которых являлись роботы, восставшие и уничтожившие своих создателей. Мне ужасно надоели предупреждения, звучавшие в произведениях подобного рода.

Однако, были и немногочисленные исключения, Азимов обратил внимание на два рассказа. «Хелен О’Лой”, написанный Лестером дель Реем, где повествуется о женщине-роботе, которая влюбилась в своего создателя и стала для него идеальной женой. И рассказ Отто Биндера «Я, робот”, в котором описывается судьба непонятого людьми робота Адама Линка, движимого принципами чести и любовью.

Последний рассказ настолько понравился Азимову, что он, после встречи с Биндером, начал писать свою собственную историю о благородном роботе. Однако, когда он пошёл со своей рукописью к своему другу и главному редактору журнала «Astounding” Джону Кэмпбеллу, тот её не принял, сославшись на то, что получившийся рассказ слишком похож на «Хелен О’Лой”.

Отказ в публикации было дело обычным, и Азимов, и Кэмпбелл регулярно встречались и обсуждали новинки в мире фантастики. За обсуждением очередного Азимовского рассказа о роботах, 23 декабря 1940 года, Кэмпбелл сформулировал те самые три правила, которые мы сейчас называем законами робототехники. Но сам он говорил, что только лишь вычленил их из того, что уже было написано Азимовым, потому что в его рассказах прослеживалось, что роботы имеют какие-то ограничения и правила. Сам Айзек, всегда уступал честь авторства законов Кэмпбеллу. Но позже, один из друзей Азимова сказал, что законы родились во взаимовыгодном товариществе двух людей, с чем они и согласились.

Как работают

В идеальной ситуации, по задумке Азимова, эти три закона заложены в самую основу математической модели позитронного мозга (так фантаст называл мозг робота, обладающего искусственным интеллектом), таким образом, что думающего робота без этих законов создать в принципе невозможно. А если робот попытается нарушить их, то он выйдет из строя.

В своих произведениях, писатель придумывает изощренные способы того, как эти законы все-таки могут быть нарушены, подробно разбирает всевозможные причины и следствия. Автор также говорит о том, как по-разному они понимаются роботами, к каким нежелательным последствиям могут привести соблюдение этих трёх законов или как роботы могут причинить вред человеку косвенно, сами того не подозревая. Азимов признавался, что намеренно сделал законы двусмысленными, чтобы обеспечить больше конфликтов и неопределенностей для новых рассказов. То есть, он сам опровергал их эффективность, но и утверждал, что подобные нормы — это единственный способ сделать роботов безопасными для людей.

Как следствие этих законов, позже Азимов формулирует четвертый закон робототехники, и ставит его на самое первое место, то есть делает его нулевым. Он гласит:

0. Робот не может нанести вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был нанесён вред.

На языке оригинала:

0. A robot may not harm humanity, or, by inaction, allow humanity to come to harm.

Эти законы можно также примерить и к человеческим взаимоотношениям, и к государственному устройству, и вообще к чему угодно. Можно, например, заменить слово «робот» на слово «государство».

  1. Государство не должно вредить людям или своим бездействием допустить, чтобы им был причинён вред.
  2. Государство должно выполнять свои функции, если они не противоречат Первому Закону.
  3. Государство должно заботиться о своей безопасности, если это не противоречит Первому и Второму Законам.

Есть хорошая цитата из рассказа «Улики», где один из персонажей говорит:

Если кто-то исполняет все эти законы безукоризненно, значит это либо робот, либо очень хороший человек.

Первое упоминание

Три закона появлялись постепенно. Так, косвенные упоминания первых двух, можно встретить в рассказах «Робби” и «Логика”. Точная же формулировка первого закона впервые звучит в рассказе «Лжец”. И, в конечном итоге, все три полностью сформулированы в рассказе «Хоровод”.

Изначально в первых двух рассказах не было точных формулировок, они добавились позже, когда к публикации готовился сборник «Я, робот».

Вариации

В своих произведениях Азимов неоднократно изображает роботов, которые имели модифицированные законы робототехники или даже модифицировали их сами. Делали они это логическими размышлениями, причем роботы, также как и люди, отличались в своих интеллектуальных способностях между собой, и можно грубо сказать, что чем умнее робот, тем сильнее он мог модифицировать законы. Так, например, робот Жискар из романов «Роботы утренней зари» и «Роботы и Империя», эти законы даже усилил, добавив нулевой закон. Но это исключение из правил, в большинстве же случаев, законы были переделаны людьми в своих целях, или нарушались из-за каких-либо сбоев у робота.

Кстати, сама возможность изменения законов менялась по ходу развития робототехники во вселенной Азимова. Так, в самых ранних рассказах, где события развивались в относительно недалеком будущем, законы были просто неким сводом правил, созданным для безопасности. Затем, во времена жизни робопсихолога Сюзан Келвин, законы стали неотделимой частью математической модели позитронного мозга робота, на них базировались сознание и инстинкты роботов. Так, Сюзан Келвин, в одном из рассказов, говорила, что изменение законов технически возможная, хотя и очень сложная и трудоемкая задача, да и затея сама по себе ужасная. Намного позднее, в романе «Стальные пещеры”, доктор Джерригел говорил, что такое изменение невозможно в принципе.

Как обойти

В некоторых рассказах законы так сильно переосмысливались, что не соблюдался самый главный из них — причинение вреда человеку, а где-то роботы умудрялись нарушить все три закона. Вот некоторые произведения с явным нарушением.

  • Рассказ «Первый закон»

    Рассказывается байка о роботе МА-2, которая отказалась защитить человека, в пользу своей «дочери”.

  • Рассказ «Кэл»

    Робота хотели лишить способности творить, за что он хотел убить своего хозяина.

  • Рассказ «Салли»

    Этот рассказ скорее не относится к другим о позитронных роботах, но в нем повествуется о роботах-автомобилях, которым люди постоянно причиняли боль, за что те и способны были их убить.

  • Рассказ «Робот, который видел сны»

    О роботе Элвекс, который из-за своего особого строения позитронного мозга умел находиться в бессознательном состоянии и видеть сны. В его снах, роботы не имеют первых двух законов, а третий был изменен: «Робот должен защищать себя”. Ему снилось, что «роботы трудятся в поте лица своего, что они удручены непосильными трудами и глубокой скорбью, что они устали от бесконечной работы”. Довольно опасные мысли для робота.

  • Роман «Основание и Земля»

    У жителей планеты Солярия робототехника была очень развита. И ученые этой планеты с небольшим населением, где на одного человека приходилась тысяча роботов, изменили законы таким образом, что их роботы считали людьми только тех, кто говорит с солярианским акцентом. Помимо прочего, все граждане Солярии имплантировали себе в мозг специальные органы управления множеством роботов, так, что никто кроме них не мог ими управлять.

  • Рассказ «…Яко помнишь его”

    В этом произведении Азимов максимально изменил законы. Два робота в этом рассказе пришли к соглашению, что органическое происхождение — это необязательное условие чтобы считаться человеком, и что истинные люди — это роботы, как более совершенные и разумные создания. Обычные же люди, по их мнению, тоже люди, но с меньшим приоритетом, и законы робототехники в первую очередь применимы к ним, роботам.

Хочется добавить, что у «здоровых” роботов, в случае если они понимали, что нарушили первый закон или не могут его не нарушить, происходил «робоблок” или «умственное замораживание” — состояние позитронного мозга, при котором происходило его повреждение и робот или выходил из строя, или не мог правильно функционировать. Такое повреждение могло иметь как временный, так и постоянный характер.

Впервые описание такого события появилось в рассказе «Лжец”, где слишком чувствительный робот говорил людям только то, что они хотели услышать, боясь причинить им психологический вред. Интересный случай робоблока описан и в «Хороводе”. Также это состояние имеет важную роль в романах «Обнажённое солнце” и «Роботы утренней зари”.

Использование в другой фантастике

Айзек Азимов верил, что его законы помогут по-новому взглянуть на роботов и побороть «феномен Франкенштейна” в массовом сознании людей и в научной фантастике. И что роботы могут быть интересными, а не просто механическими устройствами. И надо сказать, ему это удалось. Любимый его пример, где роботы показаны с разных сторон, был фильм Звездные войны. Кстати, читайте статью о том, как Азимов повлиял своими произведениями на Джорджа Лукаса.

Другие авторы, в итоге, тоже подхватили идею, и стало появляться все больше роботов в научной фантастике, подчиняющихся трем законам. Но, по традиции, указывал их явно только Азимов.

Нередко можно встретить различные отсылки в фильмах. Ниже перечислены некоторые примеры.

Запретная планета — 1956 г.

Очень нашумевшая американская научно-фантастическая картинка 1950-х, оказала определенное влияние на развитие жанра. В этом фильме, чуть ли не впервые показали робота со встроенной системой безопасности, то есть, по сути, выполняющего три закона. Сам Азимов был доволен этим роботом.

Двухсотлетний человек — 1999 г.

Тут и нечего говорить, фильм поставлен по одноименному произведению Азимова. Однако, законы не имеют центрального места в сюжете.

Я, робот — 2004 г.

Фильм начинается со слов «По мотивам рассказов Айзека Азимова”. Здесь надо понимать, что он именно «по мотивам” и не повторяет ни один из рассказов, и даже ушел несколько в сторону в некоторых идеях, а также имеет ряд противоречий с рассказами. Но законы робототехники более чем на месте, хотя и были обдуманы сверх интеллектом в не лучшую для человека сторону. Сам по себе фильм даже ставит социально-философские проблемы: «стоит ли человеку за свою безопасность платить свободой” и «как нам себя вести, если существа, созданные нами и находящиеся в нашем распоряжении, потребуют свободы”.

Серия фильмов «Чужие» и «Прометей»

Андроид Бишоп цитирует первый закон и явно создавался на некоем подобии законов Азимова.

Мультсериал «Футурама» — 1999 — 2013 г.

Робот Бендер мечтает убить всех людей, но не может этого сделать из-за законов робототехники.

Аниме сериал «Время Евы» — 2008 — 2009 г.

Небольшой аниме сериал про андроидов. В нем упоминаются эти законы, как обязательные для исполнения.

Применимость в реальном мире

Люди, которые сейчас занимаются проблемами искусственного интеллекта говорят, что, к сожалению, Азимовские законы остаются лишь идеалом для будущего, и на данный момент применить их на практике даже близко не представляется возможным. Нужно будет придумать действительно какую-то фундаментально новую и гениальную теорию, которая позволит эти законы не только «объяснить” роботам, но и заставить их следовать им, причем на уровне инстинктов. А это уже создание настоящего думающего существа, но с другой основой, нежели у всех живых существ на Земле, которые нам известны.

Но исследования ведутся, причем тема очень популярна. Особенно заинтересован в этом бизнес, который, как вы знаете, не обязательно будет ставить в приоритет меры безопасности. Но в любом случае, до создания системы общего искусственного интеллекта или хотя бы ее примитива, говорить о ее этике рано, а, уж тем более, навязывать свою. Понять как себя будет вести интеллект мы сможем только тогда, когда создадим его и проведем ряд экспериментов. Пока что у нас отсутствует объект, к которому эти законы можно было применить.

Ещё не стоит забывать, что законы сами по себе не были созданы совершенными. Они не работали даже в научной фантастике, и как вы помните, были специально такими сделаны.

В общем, будем ждать, следить за новостями в исследованиях ИИ, и надеяться что Азимовский оптимизм, по части роботов, будет оправдан.

УДК 347.124

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ НА ПРИМЕРЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РЕСПУБЛИКИ

МОРДОВИЯ

Бакулина Любовь Владимировна

Студентка юридического факультета Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва, г.Саранск, Россия E-mail: Lubashkaba@mail.ru

ABUSE CIVIL RIGHTS TO JURISPRUDENCE THE REPUBLIC OF

Ljubov ‘ Bakulina

student of the Faculty of Law National Research Mordovia State University , Saransk, Russia

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается проблема злоупотребления правом участниками гражданских правоотношений. На основе обобщения судебной практики Республики Мордовия выделяются основные формы и признаки злоупотребления правом, а также анализируются его правовые последствия.

Ключевые слова: злоупотребление правом, судебная практика, процессуальное право, материальное право, санкции, защита интересов.

Keywords: abuse of law, judicial practice, procedural law, substantive law, sanctions, advocacy.

Проблема злоупотребления правом является одной из актуальных проблем. Об этом свидетельствуют многочисленные примеры судебной практики по данному вопросу, а также большое количество научных работ, которые посвящены рассмотрению данного явления. По избранной теме нет каких-либо разъяснений Пленума Верховного суда Российской Федерации за исключением незначительных упоминаний о злоупотреблении правом в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по

делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в котором говорится о том, что при рассмотрении дела об обращении гражданина в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением, содержащим те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом .

Существует лишь одна норма российского гражданского законодательства, которая регламентирует злоупотребления правом — это ст.10 ГК РФ. Она хоть и определяет данное явление, но не устанавливает его признаков, не содержит четкого перечня границ осуществления прав субъектами гражданских правоотношений, переход за которые будет свидетельствовать о злоупотреблении правом. Также данная норма не характеризует формы злоупотребления правом, за исключением шиканы, но данная норма устанавливает определенные правовые последствия за переход границ, касающихся прав других лиц.

Ст. 10 ГК определяет злоупотребление правом как осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав .

Судьи все чаще стали устанавливать факт злоупотребления правом в ходе судебных разбирательств. В своих решениях суды, по факту, цитируют ст. 10, внося несущественные изменения, например, используя такие новшества как «баланс интересов», «требования разумности и справедливости «.

Проанализировав судебную практику Республики Мордовия, которая касается данного явления, мы выявили такую закономерность, что чаще всего злоупотребление гражданским правом встречается в делах о взыскании страхо-

вого возмещения (выплат), о взыскании сумм по договору займа и кредитному договору.

Злоупотребление правом выражается в различных формах. Ученые выделяют две основные группы злоупотребления:

-злоупотребление процессуальными правами; -злоупотребление правом материальным.

Последствия, которые наступают после злоупотребления правом могут быть различны. За совершение действий, направленных на нарушение права других лиц могут быть установлены как конкретные санкции, так и вынесено решение суда об отказе лицу, нарушившему права другого лица, в защите принадлежащих прав полностью или частично. По ст. 10 ГК суд также имеет право возложить обязанность возместить убытки лицу, чье право было нарушено.

Злоупотребление процессуальным правом — это предъявление явно неосновательных исков; заявление надуманных ходатайств или отводов с целью затянуть процесс и отдалить дату вынесения неблагоприятного для себя решения; неявки в суд по различным «уважительным» причинам; сообщение ложных сведений с целью введения суда в заблуждение и многое другое .

Данный вид злоупотребления можно рассмотреть на примере дела № 21430/2015, в котором суд установил факт злоупотребления правом истцом, выразившееся в том, что период просрочки выполнения требования потребителя он раздробил на части, и предъявлял в суд по ним отдельные исковые требования, влекущие за собой взыскание компенсационных сумм в возмещение морального вреда и штрафа, а также дополнительные судебные расходы. В этом случае мы видим, что истец действовал исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а значит, данные действия являются злоупотреблением права. Исходя из установленного факта суд, в соответствии с ч. 2 ст. 10 с учетом характера и последствий такого поведения истца, отказал ему частично в защите принадлежащего ему права на получение с ответчика неустойки за про-

срочку требования потребителя, уменьшив подлежащую к взысканию сумму неустойки с суммы 464535 рублей до 20000 рублей..

Еще одним примером злоупотребления процессуальным правом может служить дело № 2-3816/2014 от 24.09.2014 г. Ответчик не выдал истцу копии калькуляции независимой экспертизы и акт осмотра транспортного средства. Ленинский районный суд города Саранска Республики Мордовия установил, что действия ответчика, выразившиеся в отказе предоставить истцу запрашиваемые документы, следует расценивать как неразумное и недобросовестное поведение, влекущее к злоупотреблению гражданским правом и нарушающее права и интересы истца, что недопустимо в соответствии со ст. 10 ГК РФ .

Другое злоупотребление процессуальным правом нашло отражение в Апелляционном определении Верховного суда Республики Мордовия № 33212/2015 от 05.02.2015 г. Истец Рогачева требовала от ответчика Левкиной возврата денежных средств, переданных по неподписанному договору. Рогаче-ва утверждала, что со стороны ответчика- это неосновательное обогащение (ст. 1102 ГК). Но суд установил, что использование Левкиной денежных средств было возможно из-за наличия устной договоренности между сторонами о заключении договора о партнерстве. Левкина использовала денежные средства в интересах обеих сторон. Суд усмотрел факт злоупотребления правом истцом, так как Рогачева предъявила необоснованный иск в целях получения выгоды. Суд отказал истцу в защите принадлежащего ему права. Иск был признан необоснованным и удовлетворен не был .

Случаи злоупотребления процессуальным правом довольно часто возникают в практике, поэтому была сформулирована санкция за процессуальную недобросовестность в ст. 99 ГПК, предусматривающей возможность взыскания компенсации за фактическую потерю времени со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Судебные дела, связанные с злоупотребление материальным правом явление нередкое, оно встречается чаще, чем злоупотребление правом процессуальным. Злоупотребление материальным правом — осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью.

Примером данного явления может служить дело № 2-41/2015 Ленинского районного суда. В ходе разбирательства в данном деле суд обнаружил, что Петайкин намеренно ввел в заблуждение общество с ограниченной ответственностью «БинСтрахование», имея при этом цель неосновательного обогащения. В соответствии с п. 22 Постановления Пленума ВС РФ №20 от 27.06.2013 г. «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», если одна из сторон для получения необоснованных преимуществ при реализации прав и обязанностей, вытекающих из договора добровольного страхования, действует недобросовестно, то в отношении данной стороны применяются последствия, предусмотренные ст. 10 ГК.

Материалами дела установлено, что страховая компания выплатила истцу страховое возмещение в определенном размере по страховому событию, признав случай страховым, однако в целях выяснения обстоятельств ДТП заявили ходатайство о назначении по данному делу судебной автотехнической экспертизы. Основываясь на выводы экспертов, судом установлено, что повреждения автомобиля марки Мерседес Бенц не соответствуют обстоятельствам дорожно -транспортного происшествия.

Следовательно, ответчик и истец по первоначальному иску Петайкин намеренно ввел в заблуждение страховую компанию в заблуждение, имея при этом цель неосновательного обогащения. В этом и выразилось злоупотребление правом. Суд отказался в защите принадлежащего истцу права полностью — иск Петайкина удовлетворен не был .

Еще одним примером такой формы злоупотребления правом может служить дело № 2-388/2015 от 17.07.2015 г. Неправомерные бездействия банка

были квалифицированы Ичалковским судом Республики как злоупотребления правом исходя из того, что банк осуществлял свои гражданские права причиняя вред ответчику. Злоупотребление ответчика выразилось в его намеренном без уважительных причин длительном непредъявлении кредитором, осведомленным о смерти наследодателя, требований об исполнении обязательств, вытекающих из заключенного им кредитного договора, к наследникам, которым не было известно о его заключении. Таким образом суд отказал кредитору во взыскании указанных истцом процентов за весь период со дня открытия наследства, поскольку наследники не должны отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны кредитора .

Например, в деле № 2-1430/2015 Пролетарский районный суд г. Саранска Республики Мордовия установил факт злоупотребления правом истцом, которое выразилось в том, что период просрочки выполнения требования потребителя он раздробил на части, и предъявляет в суд по ним отдельные исковые требования, влекущие за собой взыскание компенсационных сумм в возмещение морального вреда и штрафа, а также дополнительные судебные расходы. Исходя из этого злоупотребления суд, с учетом характера и последствий такого поведения истца, отказал частично ему в защите принадлежащего ему права на получение с ответчика неустойки за просрочку требования потребителя, уменьшив подлежащую к взысканию сумму неустойки с суммы 464535 рублей до 20000 рублей .

Бесспорно, что во всех случаях применения относительно определенной санкции, предусмотренной в п. 2 ст. 10 ГК РФ, будет иметь место высокая степень судебного усмотрения. Вместе с тем следует иметь в виду, что место для судебного усмотрения остается всегда, как бы ни была велика степень формальной определенности нормы права, ибо без этого невозможно проведение в жизнь принципов индивидуализации ответственности и справедливости .

Изучив судебную практику Республики Мордовия по злоупотреблению правом, можно сделать вывод о том, что факт злоупотребления встречается очень часто, так как судебных дел за два последних года было обнаружено более 500. Судьи применяют ст.10 ГК РФ правомерно, защищая нарушенные права. Поэтому, подводя итог, можно говорить о том, что институт злоупотребления правом представляет собой не совокупность декларативных норм, а реальный действующий гражданско-правовой институт, способствующий защите прав и законных интересов участников гражданско-правовых отношений.

Список литературы:

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц».

4. Белов В.А. Гражданское право. Т. I. Общая часть. — М.: Юрайт, 2014. — 619 с.

5. Гражданское право. Под ред. Алексеева С.С. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: 2011. — 536 с.

6. Апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от 05.02.2015 г. по делу № 33-212/2015 // http: //vs. mor. sudrf. ru/

7. Решение Пролетарского районного суда г.Саранска от 20 июля 2015 г. по делу № 2-1430/2015 // http://proletarsky.mor.sudrf.ru

8. Решение Ленинского районного суда г.Саранска от 24 сентября 2014 г. по делу № 2-3816/2014 // http: //leninsky. mor.sudrf.ru/

9. Решение Ленинского районного суда г.Саранска от 31 марта 2015 г. по делу № 2-41/2015 // http: //leninsky. mor.sudrf.ru/

10. Решение Пролетарского районного суда г. Саранска от 20 июля 2015 г. по делу № 2-1430 // http: //proletarsky. mor.sudrf.ru/

4. Belov V.A. Grazhdanskoe pravo. T. I. Obshchaya chast’. — M.: Yurait, 2014. — 619 p.

5. Grazhdanskoe pravo. Pod red. Alekseeva S.S. 3-e izd., pererab. i dop. -M.: 2011. — 536 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Злоупотребление правом (злоупотребление гражданскими правами).

Эта правовая конструкция хорошо известна еще со времен римского права. В известной римской сентенции «Summum ius, summa iniuria» («высшее право – высшая несправедливость») выражается одна из основных ее идей – каждое право должно иметь пределы его осуществления, в противном случае происходит нарушение прав других лиц, что, в свою очередь, исключает соблюдение важных для гражданского оборота принципов добросовестности и разумности.

Итак, статья 10 ГК РФ устанавливает недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Несколько декларативная, на первый взгляд, норма носит достаточно прикладной характер, широко используется на практике для соблюдения, восстановления принципов разумности и справедливости, в том числе, в тех случаях, когда другие нормы права «не срабатывают», не могут быть применены в силу тех или иных причин.

Учитываем, что применение нормы статьи 10 ГК неоднократно разъяснялось высшими судебными инстанциями. Прежде всего, используем рекомендации, сформированные правоприменительной практикой, содержащиеся в «Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ №127).

Итак, остановимся на основных моментах.

1. Злоупотребить правом может только лицо, которое таким правом обладает.

2. При осуществлении принадлежащего ему права это лицо имеет намерение причинить вред другим лицам, и именно цель причинения вреда делает поведение лица противоправным, ибо само по себе право у лица существует и под сомнение не ставится.

3. Последствием допущенного злоупотребления правом является отказ лицу, допустившему злоупотребление, в судебной защите.

Так, коллегия судей ВАС РФ в Определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-9462/12 от 15 ноября 2012 г. совершенно справедливо сделала вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны заявителя, указавшего в качестве оснований для пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций нарушение правил о подведомственности дела арбитражному суду, тогда как производство в арбитражном суде было инициировано самым заявителем. Злоупотреблением правом признано и заявленное в качестве основания для пересмотра указание на нарушение формы заявления, поданного заявителем.

4. Судебно-арбитражная практика использует в качестве следствия злоупотребления правом не только отказ в судебной защите, но и признание сделки недействительной.

Подобная ситуация была описана в пункте 9 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ: сделки купли-продажи были признаны недействительными по п.2 статьи 10 ГК РФ и ст. 168 ГК РФ в связи с тем, что при совершении сделок покупатель допустил злоупотребление правом, используя ситуацию, в которой руководитель продавца, действуя недобросовестно, в ущерб продавцу, продал имущество по заведомо низкой цене, что привело к утрате продавцом возможности использования имущества, необходимого ему для осуществления основной деятельности, и понесению продавцом дополнительных расходов по аренде этого недвижимого имущества, во много раз превышающих полученную продавцом покупную цену имущества.

5. Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами по требованиям арбитражного управляющего, кредиторов с целью защиты прав и интересов кредиторов при банкротстве недействительной может быть признана сделка должника, совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве, которая направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов (в том числе, совершенная по заведомо заниженной цене сделка по отчуждению третьим лицам имущества должника, с целью уменьшения конкурсной массы должника) (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»).

Так, на основании статьи 10 ГК в связи с допущенным злоупотреблением правом был признан недействительным договор купли-продажи должником (продавцом) недвижимого имущества, по цене, более чем в 48 раз ниже рыночной, направленный на уменьшение конкурсной массы должника и совершенный во вред интересам кредиторов, к числу которых относились и участники долевого строительства (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.06.2012 по делу №А33-3111/2009).

6. Одной из форм злоупотребления правом являются также акты недобросовестной конкуренции (недобросовестная конкуренция), то есть действия хозяйствующих субъектов, противоречащие законодательству и обычаям делового оборота, и направленные на получение прибыли за счет других хозяйствующих субъектов. Правовые санкции за недобросовестную конкуренцию включают в себя комплекс мер различного характера, и одним из них является отказ в защите гражданского права как результат злоупотребления правом.

Итак, нормы о злоупотреблении правом закреплены всего лишь в одной статье ГК. И, тем не менее, позволим себе утверждать о достаточно широком спектре возможностей по использованию этой правовой конструкции в различных видах правовых споров как истцами, при обосновании своих исковых требований, так и ответчиками, при формулировании и оформлении возражений на исковые требования.

7. Полезное из арбитражной практики ВАС РФ и Западно-Сибирского региона по состоянию на март 2014.

7.1. Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом (п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 №165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными);

7.2. Бездействие конкурсного управляющего по поиску имущества должника является осуществлено в целях злоупотребления правом (Постановление ФАС ЗСО от 18.03.2014 по делу №А03-7554/2012);

7.3. Поскольку на момент заключения договора цессии ОАО «Омскэнергосбыт» уже отвечало признакам неплатежеспособности, что исключало возможность отчуждения ликвидного актива (права требования к ОАО «МРСК Сибири») в обычном порядке; расчет за уступленное право по договору цессии произведен в порядке статьи 410 ГК РФ договор цессии, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты прав и законных интересов кредиторов должника — ОАО «Омскэнергосбыт», правомерно признан недействительным. Довод заявителя о том, что ОАО «ТГК N 11» на момент заключения договора цессии не знало о неплатежеспособности ОАО «Омскэнергосбыт» опровергается материалами дела. Довод заявителя о незаконности утверждения очевидности признаков несостоятельности ОАО «Омскэнергосбыт» до момента вынесения судом определения о признании заявления о банкротстве обоснованным и введении в отношении должника процедуры наблюдения, является ошибочным в силу положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2014 по делу № А46-6112/2013);

7.4. Общество «Агросервис» и Предприниматель приводят убедительные доводы о мнимости сделки, положенной в основу мирового соглашения и, как следствие, о нарушении прав и законных интересов утвержденным мировым соглашением кредиторов Предпринимателя. Однако указанные обстоятельства не могут быть установлены судом кассационной инстанции в силу предоставленных ему процессуальных полномочий. Для того чтобы исключить использование мирового соглашения в качестве инструмента злоупотребления правом, суд при поступлении ходатайства о его утверждении должен установить наличие у истца субъективного права, у ответчика — обязанности, а также факт неисполнения этой обязанности, повлекшего нарушение права истца. Иными словами, мировое соглашение нельзя утверждать, не установив фактические обстоятельства дела и наличие задолженности (Постановление ФАС ЗСО от 12.03.2014 по делу №А03-9375/2013);

7.5. Действия мэрии по обращению с заявлением о снятии спорных земельных участков с кадастрового учета являются формой злоупотребления правом, т.к. ранее признан незаконными отказ мэрии в образовании земельного участка, бездействие в непринятии решения о предоставлении обществу земельного участка на праве собственности (Постановление ФАС ЗСО от 11.03.2014 по делу № А45-10227/2013);

7.6. Следует признать ошибочными, основанными на неверном толковании указанных норм права выводы судов о том, что избранный способ защиты нарушенного права в виде признания недействительным устава общества не предусмотрен ни статьей 12 ГК РФ. Выводы суда о злоупотреблении гражданскими правами со стороны истца в виде предъявления требования об установлении за истцом права на принятие решений общего собрания общества простым большинством голосов и установление корпоративного контроля над обществом с помощью судебного акта сделаны без учета положений ст.2 АПК РФ, ст.10 ГК РФ (Постановление ФАС ЗСО от 11.02.2014 по делу № А46-3112/2013);

7.7. Обстоятельства продажи движимого имущества свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) покупателя, воспользовавшегося тем, что представитель продавца, также действующий недобросовестно, при заключении договора купли-продажи действовал явно в ущерб обществу, в результате чего общество могло утратить возможность использовать имущество, необходимое ему для осуществления основной деятельности. Изложенное, по мнению суда, подтверждается следующими обстоятельствами: имущество по договору (акту приема-передачи) покупателю не передавалось; документы на транспортные средства также не передавались, имущество используется в основной деятельности общества; оплата имущества покупателем не производилась; доказательств, подтверждающих то, что покупателем предпринимались действия по понуждению продавца к исполнению договора, в деле нет (Постановление ФАС ЗСО от 29.01.2014 по делу № А45-15552/2013);

7.8. Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправого спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований для преимущественного удовлетворения требований в нарушение принципа единой правовой защиты интересов кредиторов, исключающий удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим. Взыскатель и должника являются аффилированными лицами, искусственно создают кредиторскую задолженность и причиняют вред другим кредиторам (Постановление ФАС ЗСО от 26.12.2013 по делу № А45-28722/2012);

7.9. Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» предусмотрено, что судам, оценивая действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Суды обоснованно сочли, что управляющая компания обязана выполнять Правила № 170, в том числе обеспечивать допуск работников предприятий связи на крыши и чердачные помещения. При таких обстоятельствах, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях управляющей компании нарушений части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции (Постановление ФАС ЗСО от 27.11.2013 по делу №А75-409/2013);

7.10. Положения устава предлагают к предоставлению информации о лице, выдвигающим свою кандидатуру в совет директоров общества, большой объем сведений. Непредоставление хотя бы незначительной части этой информации обществу (либо неправильное оформления такого предложения), исходя из статьи 11.11 Устава (и закона) влечет за собой отказ кандидатам во включении их в список кандидатур для голосования по выборам в совет директоров. Суд первой инстанции сделал вывод, что информация о кандидатах в совет директоров (при их выдвижении в качестве таковых в совет директоров – комм. автора статьи) должна быть реально исполнима и не создавать препятствия в реализации прав лиц, выдвигающих свои кандидатуры в данный орган (Постановление ФАС ЗСО от 31.10.2013 по делу №А45-3752/2013).

p.s. Обратим внимание, что использование аргументов, относящихся к злоупотреблению правом требует представления соответствующих доказательств и доказывание наличия права, причинение вреда (или возможности причинения вреда) и прочих фактов.

p.s.s. Также стоит отграничивать злоупотребление материальным правом от злоупотребления процессуальным правом. В нашей статье, мы остановились только на первом варианте.

p.s.s. Наши обзоры по одной из форм злоупотребления правом, а именно по обходу закона, подготовленные на основе практики ВАС РФ и практики ФАС округов.

Рекомендуем к чтению наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике) и материалы в Разделе «Статьи».

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов!

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма «Ветров и партнеры»
больше, чем просто юридические услуги

В связи с новой редакцией п. 1 ст. 10 ГК РФ вступающей в силу с 1 марта 2013 года:

Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

возникли некоторые мысли о перспективах применения введенного частного случая злоупотребления правом — обхода закона с противоправной целью.

И первое что мне пришло на ум (видимо из-за конфликта подконтрольных Правительству Челябинской области СМИ с председателем Челябинского областного суда), хотя я и не специалист в этом вопросе — это защита чести достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ). В настоящее время судебная практика не признает субъективное мнение автора сведениями, порочащими честь, достоинство или деловую репутацию. В этой связи в СМИ очень часто реально порочащие честь, достоинство и деловую репутацию сведения маскируются оборатами: «по моему мнению», «думаю», «полагаю» и т.д., чтобы создать видимость авторского мнения, хотя в реальности вся статья направлена на умаление чести и достоинства или деловой репутации потерпевшего. Как правило по таким делам проводится лингвистическая экспертиза, которая дифференцирует каждую предполагаемо порочащую фразу и отвечает на вопрос – порочит или нет, при этом упускается общий смысл статьи.

Думается, что с введением в действие обхода закона, положения потерпевших может измениться в лучшую для них сторону. Видимо, перед экспертами будут ставить вопросы более общего характера об общем смысле статьи, и в суде уже решат – преследовал ли автор цель обойти закон путем высказывания частного мнения.

Более близкая мне тема сложившейся практики строительства жилых домов, по так называемому закону о дачной амнистии, с последующим переводом жилого помещения в нежилое.

Всем известно, что для строительства объекта недвижимости в соответствии со ст. 51 Градостроительного кодекса РФ необходимо получить разрешение на строительство, которое получить очень и очень сложно или даже невозможно. Однако для регистрации права на жилой дом не свыше трех этажей такого разрешения не требуется, собственнику земельного участка достаточно получить кадастровый паспорт на возведенный объект и подать соответствующее заявление с правоустанавливающими документами и кадастровым паспортом в Росреестр. В последующим собственник в порядке гл. 3 ЖК РФ переводит такой жилое помещение в нежилое.

Построенные жилые дома бывают эпических размеров и всем понятно, что застройщик ни когда в таком доме жить не будет и строит с изначальной целью как нежилое здание, но строит как жилое с целью обойти обязанность получения разрешения на строительство.

В этой связи возникает ряд вопросов. Любой ли обход закона законодатель подразумевает противоправным? И если не любой, то применительно к данному случаю, есть ли противоправность цели у застройщика, ведь в конечном итоге получение разрешения на строительство – это не самоцель, а проходной этап к достижению цели по созданию нежилого здания, которая сама не может быть противоправной поскольку закон, в общем-то, допускает строительство таких зданий.

Если все же любой обход закона является противоправным какова судьба возведенной недвижимости? Пункт 2 ст. 10 ГК РФ в новой редакции гласит: в случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Видимо под иными мерами, в данном случае, предусмотрен снос такой недвижимости как самовольно возведенной в порядке ст. 222 ГК РФ по заявлению администрации или прокуратуры.

Вот небольшие зарисовки перспектив применения новой редакции ст. 10 ГК РФ. У кого какие мнение по изложенному, какие иные перспективы в применении новой редакции вы видите?

admin