Защита нарушенных прав в суде

УДК 34

С. А. Цырульникова

ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Аннотация. Статья посвящена вопросу реализации права на судебную защиту в гражданском процессе, предоставления каждому гарантии судебной защиты его прав и свобод.

Ключевые слова: право на судебную защиту, гарантии судебной защиты, реализация права на судебную защиту.

Сфера осуществления правосудия является наиболее значимой в контексте прав, потому как именно данная функция государства направлена на защиту нарушенных или оспариваемых прав. Вследствие этого определение меры возможного поведения субъектов в период судебного процесса напрямую связано с правовой возможностью защиты субъективных материальных прав и их восстановления в последующем .

Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод .

Право на судебную защиту — одно из фундаментальных конституционных прав человека и гражданина. В отличие от других прав оно является гарантией всех иных прав и свобод человека и гражданина. Судебная защита — одно из основных условий правовой защищенности индивида, ценность которой заключается не только в предоставлении ему широкого спектра прав и свобод, но и в наличии возможности их эффективной правовой защиты .

Право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, отвечающих требованиям справедливости, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление посредством правосудия.

В юридической литературе под реализацией права следует понимать претворение, воплощение правовых норм в жизнь путем правомерного поведения субъектов общественных отношений (государственных органов, должностных лиц, общественных организаций и граждан) .

Применительно к правосудию по гражданским делам право на судебную защиту конкретизируется в нормах процессуального законодательства. В частности, ГПК (ст. 3) предоставляет каждому заинтересованному лицу право в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов .

Практическая реализация права на обращение в суд за судебной защитой зависит от ряда условий, предусмотренных законом на стадии возбуждения гражданского судопроизводства. Только на стадии возбуждения гражданского процесса судья имеет право принять исковое заявление к производству. А в случае, если оно не соответствует требованиям закона, судья, руководствуясь ст. 134-136 ГПК РФ, может или отказать в принятии искового заявления, или возвратить его, или оставить без движения. Самым главным в данной ситуации должно быть то, чтобы отказ в принятии искового заявления, возвращение искового заявления, оставление искового заявления без движения были обоснованными и правомерными, иначе они создают процессуальные препятствия в осуществлении права на судебную защиту.

Экономика, социология, право

Отказ в принятии искового заявления, возвращение искового заявления, оставление искового заявления без движения — это институты гражданского процессуального права, которые, с одной стороны, являются правовыми последствиями подачи искового заявления, с другой стороны, выступают процессуальными препятствиями в осуществлении права на судебную защиту.

Институты отказа в принятии искового заявления, возвращения искового заявления, оставления искового заявления без движения имеют важное значение в рамках реализации права человека на судебную защиту. От правильного применения ст. 134-136 ГПК РФ зависит реальная защита прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан.

Как свидетельствует судебная практика, имеют место случаи, когда судья отказывает в принятии искового заявления, возвращает исковое заявление, оставляет исковое заявление без движения неправомерно, не проверив обстоятельства дела.

Примером неправомерного отказа в принятии искового заявления может служить следующий случай: гражданин П. А. Рогов обратился в районный суд Ульяновской области с исковым заявлением к Л. В. Ефимовой, З. И. Ефимовой о порядке осуществления прав по воспитанию ребенка при раздельном с ним проживании. В обоснование иска истец указал, что в отношении ребенка Л. В. Ефимовой сына М. (27 мая 2001 г. рождения) им установлено отцовство. В браке они не состояли. Ребенок проживает в р. п. Павловка. Ранее решением суда был установлен порядок осуществления прав по воспитанию ребенка при раздельном проживании родителей. Однако Л. В. Ефимова выехала с постоянного места жительства, ребенок находится на попечении З. И. Ефимовой — матери Л. В. Ефимовой. Ответчица З. И. Ефимова препятствует его общению с ребенком.

Судья вынес определение об отказе в принятии искового заявления от 8 апреля 2009 г. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон. В определении судья указал следующее: «…ранее, 22 сентября 2005 г., уже состоялось решение Павловского районного суда по делу по иску П. А. Рогова к Л. В. Ефимовой о порядке осуществления прав по воспитанию ребенка при раздельном с ним проживании, которым установлен порядок осуществления прав по воспитанию ребенка. Данное решение находится в стадии исполнения, а З. И. Ефимова родителем ребенка не является».

Гражданин П. А. Рогов подал жалобу на определение судьи, в которой указал, что он обратился с новым иском, поскольку изменились обстоятельства: ребенок в настоящее время находится на воспитании бабушки по линии матери З. И. Ефимовой. Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда отменила определение судьи в связи с тем, что, хотя решением Павловского районного суда от 22 сентября 2005 г. был определен порядок общения истца П. А. Рогова с сыном М. (27 мая 2001 г. рождения), после вынесения вышеуказанного решения изменились обстоятельства по делу: мать ребенка ответчица Л. В. Ефимова поменяла место жительства, ребенок находится на воспитании бабушки — З. И. Ефимовой, которая указана в заявлении в качестве ответчика. Суд не вправе был отказать в приеме заявления в связи с тем, что появились новые основания для предъявления иска, изменился состав участников гражданских правоотношений. Более того, судом не учтен тот факт, что отношения родителей по вопросу воспитания несовершеннолетних детей имеют длящийся характер и поэтому обстоятельства, связанные с воспитанием детей, могут изменяться .

Чтобы таких случаев было как можно меньше, существуют гарантии судебной защиты.

Вестник Пензенского государственного университета № 3 (11), 2015

На стадии возбуждения гражданского дела можно выделить такие гарантии судебной защиты, как:

1) обязанность судьи рассмотреть вопрос о принятии иска к производству суда в течение пяти дней (ст. 133 ГПК);

2) закрытый перечень случаев, при которых судья может отказать в принятии искового заявления или возвратить его (ст. 134, 135 ГПК);

3) в случае обращения с иском прокурора в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц должна быть указана ссылка на закон или иной нормативный акт, предусматривающий способы защиты этих интересов (ч. 3 ст. 121 ГПК);

4) возможность повторного обращения истца в случае возвращения иска в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение(ч. 3 ст. 135 ГПК);

5) в случае оставления искового заявления без движения, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления в суд (ч. 2 ст. 136 ГПК);

6) возможность подачи частной жалобы на определение судьи о возвращении заявления или об оставлении искового заявления без движения (ч. 3 ст. 135, ч. 3 ст. 136 ГПК).

Таким образом, подача в суд искового заявления — это важное процессуальное действие, без которого невозможен процесс возбуждения гражданского дела. Однако права на предъявление недостаточно для того, чтобы возбудить процесс по делу. Помимо этого, требуется соблюдение условий, порядка и формы реализации права на судебную защиту.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для достижения условия правого и скорого суда, в рамках которого возможна надлежащая правовая защита гражданских прав, законодателем в нормах ГПК РФ закреплен механизм подготовки гражданских дел, который подлежит применению не только при рассмотрении дела в суде первой инстанции, но и при пересмотре судебных актов в апелляционном, кассационном, надзорном порядках, по вновь открывшимся обстоятельствам.

Второй стадией гражданского процесса является подготовка дела к судебному разбирательству .

Данная стадия является обязательной по каждому гражданскому делу и проводится судьей с участием сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей.

Согласно ст. 148 ГПК РФ, задачами подготовки дела к судебному разбирательству являются:

— уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;

— определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон.

Данные две задачи весьма тесно связаны между собой.

Задача по уточнению фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, подразумевает мыслительную и практическую деятельность по определению предмета доказывания. Для его правильного определения необходимо установить характер правоотношений сторон и закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора. Напротив, без определения фактических обстоятельств, подлежащих включению в предмет доказывания, нельзя правильно определить характер правоотношений сторон и подлежащую применению норму материального права. Следовательно, обе задачи не могут выполняться отдельно друг от друга.

Третья задача подготовки дела к судебному разбирательству, согласно ст. 148 ГПК РФ, — разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса.

Экономика, социология, право

В качестве четвертой задачи подготовки дела к судебному разбирательству в ст. 148 ГПК РФ определяется представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле.

На данной стадии судья определяет юридически значимые обстоятельства, подлежащие доказыванию, и распределяет бремя доказывания.

Еще одной задачей является примирение сторон.

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству так же, как и на первой стадии, тоже есть свои гарантии судебной защиты, например:

1) возможность подачи частной жалобы на определение судьи о приостановлении или прекращении производства по делу (ч. 5 ст. 152 ГПК);

2) возможность обжалования решения суда в апелляционном порядке (ч. 6 ст. 152 ГПК) и др.

Таким образом, на наш взгляд, саму эту стадию можно назвать гарантией судебной защиты.

Следующей стадией гражданского процесса является судебное разбирательство.

Сущность и значение данной стадии гражданского процесса заключается в том, что именно на ней происходит разрешение или рассмотрение дела по существу, разрешение спора о праве посредством вынесения решения суда о защите нарушенного или оспариваемого права.

На стадии судебного разбирательства в полной мере реализуются принципы гражданского процессуального права; устанавливаются фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, на основе всестороннего и полного исследования доказательств; определяются права и обязанности, законные интересы заинтересованных лиц.

Здесь тоже можно, на наш взгляд, выделить ряд гарантий судебной защиты. К ним, в частности, можно отнести:

1) возможность установления сокращенных сроков рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел (ч. 3 ст. 154 ГПК);

2) неизменность состава судей, т.е. разбирательство должно быть произведено с самого начала в случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела (ч. 2 ст. 157 ГПК);

3) непрерывность судебного заседания (за исключением времени, назначенного для отдыха), т.е суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела до рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства (ч. 3 ст. 157 ГПК);

4) удаление свидетелей из зала судебного заседания, т.е председательствующий принимает меры для того, чтобы допрошенные свидетели не общались с недопрошенными свидетелями (ст. 163 ГПК);

5) разъяснение лицам, участвующим в деле, их процессуальных прав и обязанностей (ст. 165 ГПК);

6) право суда рассмотреть дело в случае неявки ответчика и других лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не предоставлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными (ст. 167 ГПК);

7) судебные прения (ст. 190 ГПК);

8) возможность лиц, участвующих в деле, и их представителей подать заявление о составлении мотивированного решения суда (ч. 3 ст. 193 ГПК) и др.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На данной стадии тоже нередко нарушается право на судебную защиту.

Можно привести пример такого нарушения.

О., А., Е. обратились в суд с иском о возложении на мэрию г. Новосибирска обязанности по проведению капитального ремонта жилого дома и приведению квартиры в этом доме в пригодное для проживания состояние. В обоснование иска указывали, что всту-

Вестник Пензенского государственного университета № 3 (11), 2015

пившим в силу решением Октябрьского районного суда г. Новосибирска они выселены из жилого помещения, признанного аварийным, в другую квартиру, которая непригодна для постоянного проживания и расположена в доме 1965 г. постройки, где ни разу не проводился капитальный ремонт, потолки протекают, полы сгнили.

Решением Центрального районного суда г. Новосибирска в удовлетворении иска отказано в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что квартира, относительно которой имеется спор, была предоставлена на основании решения суда, которым и установлен факт ее пригодности для проживания. Представленное истцами заключение ООО «…» суд счел недопустимым доказательством, так как вопрос о признании помещения пригодным для проживания отнесен к компетенции специально создаваемой межведомственной комиссии органа исполнительной власти. Только такая комиссия может принять решение и о необходимости проведения капитального ремонта дома.

Вместе с тем президиум Новосибирского областного суда посчитал, что выводы судебных инстанций об отсутствии законных оснований для удовлетворения исковых требований основаны на неправильном применении норм действующего жилищного законодательства.

В силу положений ч. 2 ст. 15, ст. 60, 65, 67 Жилищного кодекса Российской Федерации одной из обязанностей наймодателя жилого помещения по договору социального найма является осуществление капитального ремонта жилого помещения, соответственно, наниматель наделен правом требовать от наймодателя проведения такого ремонта.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают в том числе из судебного решения.

С учетом изложенного с момента вступления в законную силу решения Октябрьского районного суда о выселении истцов в спорное жилое помещение у наймодателя возникла обязанность по предоставлению истцам жилого помещения, отвечающего установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства. Следовательно, до момента его предоставления у мэрии наличествовала обязанность по приведению его в пригодное для проживания состояние.

Однако суды первой и апелляционной инстанций данные обстоятельства не учли и необоснованно отказали истцам в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы .

Президиум Новосибирского областного суда пришел к выводу о том, что суд при разрешении данного жилищного спора не принял к сведению характер заявленных исковых требований, возникновение обязательств из вступившего в законную силу решения Октябрьского районного суда от 23 ноября 2009 г., что явилось следствием неправильного определения закона, подлежащего применению .

На остальных стадиях гражданского процесса очень ярко выражено нарушение права на судебную защиту.

На данных стадиях одной из гарантий судебной защиты является проверка законности и обоснованности судебных решений в установленном законом порядке. «Ошибочное судебное решение не может считаться правосудным, и государство обязано гарантировать защиту прав и свобод человека и гражданина от судебной ошибки. Отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает право каждого на судебную защиту, что недопустимо» .

Осуществление справедливого разбирательства дела на проверочных стадиях гражданского процесса так же, как и на первых, должно обеспечиваться государством.

Одной из гарантий эффективного восстановления нарушенных прав является коллегиальный состав суда, осуществляющий проверку законности и обоснованности судебных решений в апелляционном порядке.

Экономика, социология, право

В соответствии с ч. 3 ст. 7 ГПК дела в апелляционном порядке по жалобам на не вступившие в законную силу судебные постановления мировых судей рассматриваются единолично судьей районного суда.

Представляется, что единоличное рассмотрение дел в апелляционном порядке снижает гарантии справедливой, компетентной и эффективной судебной защиты.

Но суды апелляционной инстанции тоже допускают ошибки, примером может служить следующий случай.

Гражданка Т. обратилась в суд с иском к МУП «…» и просила взыскать с ответчика необоснованно уплаченные суммы на техническое содержание газопровода, ссылаясь на то, что данные расходы обязан нести собственник газопроводных сетей, т.е. администрация сельсовета, за счет средств местного бюджета, а не жители поселка, пользующиеся газом. В качестве правового обоснования истец ссылалась на Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Решением мирового судьи 3-го судебного участка Новосибирского района Новосибирской области исковые требования Т. частично удовлетворены: в ее пользу с МУП «…» взысканы необоснованно уплаченные суммы на техническое содержание газопровода за 2009-2011 гг. в размере <…> руб., в удовлетворении остальных требований истцу отказано.

Апелляционным определением Новосибирского районного суда Новосибирской области решение мирового судьи в части удовлетворения исковых требований Т. отменено и постановлено новое, которым ей в удовлетворении данных исковых требований отказано.

Разрешая возникший спор, мировой судья пришел к выводу о регулировании возникших правоотношений сторон нормами гл. 60 «Обязательства вследствие неосновательного обогащения» Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и неприменении к ним положений Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Новосибирский районный суд признал такие выводы мирового судьи правильными, а потому пришел к выводу о нарушении мировым судьей норм процессуального права в части требований ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, т.е. выходе за пределы заявленных исковых требований, так как Т. требований о взыскании неосновательного обогащения с ответчика на основании ст. 1102 ГК РФ не заявлялось, а суд по своей инициативе не может изменять предмет и основания иска.

С такой позицией суда апелляционной инстанции не согласился президиум Новосибирского областного суда, подчеркнувший, что основанием иска являются фактические обстоятельства, поэтому указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела. Следовательно, применение мировым судьей без соответствующего иска Т. норм гл. 60 ГК РФ не свидетельствует о нарушении им норм гражданского процесса при рассмотрении дела, как ошибочно указал суд апелляционной инстанции.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С учетом допущенной судом апелляционной инстанции ошибки в применении и толковании норм процессуального права, которая существенным образом ограничивает права истца Т. на судебную защиту, апелляционное определение было отменено .

Здесь необходимо отметить, что право подачи апелляционной жалобы (представления) должно быть признано неотъемлемым элементом права на судебную защиту, которое будет доступным и эффективным способом обжалования итоговых судебных постановлений (актов).

Предоставленная законом возможность проверить судебное решение на наличие судебной ошибки является гарантией судебной защиты. Гарантируя защиту прав граждан и организаций от судебной ошибки, законодательство предусматривает механизм

Вестник Пензенского государственного университета № 3 (11), 2015

исправления таких ошибок. Апелляционное производство и производство в порядке надзора, являясь частями такого механизма, должны обеспечивать справедливое и эффективное разбирательство дела по апелляционной и надзорной жалобе. В настоящее время существующих в проверочных производствах гарантий недостаточно, что не может не отражаться на реализации заинтересованными лицами конституционного права на судебную защиту.

Таким образом, отсутствие возможности пересмотреть хотя бы в одной проверочной инстанции ошибочный судебный акт значительно умаляет и ограничивает право каждого на эффективную судебную защиту.

Обеспечение судебной защиты прав и свобод граждан и организаций — одна из важнейших задач государства. Но судебная защита не может быть ограничена рассмотрением и разрешением требования по существу. Правосудие было бы иллюзорным и абсурдным, если бы допускало ситуацию, при которой окончательное, обязательное решение оставалось бы бездействующим и не обеспечивалась бы его исполнимость.

Поэтому очень важно для реализации права на судебную защиту, чтобы решение, вынесенное судом, было реально воплощено в жизнь.

В заключении хотелось бы сказать, что право на судебную защиту включает в себя право не только на доступ в суд первой инстанции и на справедливое судебное разбирательство, но и на проверку судебного акта в суде второй инстанции и, конечно же, право на исполнение справедливого решения.

Список литературы

2. Конституция Российской Федерации. — М., 2005.

6. Судебная практика Ульяновского областного суда. — URL: http://uloblsud.ru/index.php7option =com_content&task=view&id=1268.

7. Пилипенко, Е. А. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству / Е. А. Пилипенко // Судья. — 2014. — № 11. — С. 10-14.

8. Постановление президиума Новосибирского областного суда от 14.03.2014 № 4-Г-15.

9. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 февраля 1998 г. № 5-П.

10. Постановление президиума Новосибирского областного суда от 05.07.2013 по делу № 44-Г-54.

Цырульникова Светлана Андреевна

студентка,

Пензенский государственный университет E-mail: ufdec@pnzgu.ru

УДК 34

Цырульникова, С. А.

Проблемы защита прав детей всегда были актуальны для нашей страны. Особенно остро нарушение прав детей ощущается в последние годы, когда количество детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, становится всё больше и больше.

Понятие «ребенок» дается в статье 1 Конвенции ООН «О правах ребенка» : ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее. Конвенция является частью российского законодательства. В случае противоречия между нормами Конвенции и другими внутренними актами применяются нормы Конвенции.

В силу п. 1 ст. 54 Семейного Кодекса Российской Федерации, ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия). Признание ребенка полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, в том числе его эмансипация, не влияет, за исключением случаев, указанных в законе, на возможность рассматривать его в качестве ребенка.
В соответствии с норами международного и российского законодательства, ребёнок от рождения имеет неотъемлемые права, которые гарантируются ему государством: право на жизнь, право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам (п. 2 ст. 54 СК РФ), на уважение его взглядов и права свободного выражения этих взглядов по всем затрагивающим его вопросам, иметь и выражать своё мнение, право получать и передавать информацию в различных формах, право на защиту от дискриминации, право на образование, на отдых и досуг, и другие права.
Конвенция в статье 3, предусматривает обязанность государства обеспечить ребенку защиту, необходимую для его благополучия и принять для этого все соответствующие законодательные и административные меры.
В Конституции Российской Федерации (ст. 2) определено: человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. При этом государство обязано предусматривать и устанавливать четкие процедуры такой защиты.
Большинство из перечисленных выше прав ребенка не только провозглашены в законе, но и снабжены санкциями. Гарантией их осуществления является то, что ребенок управомочен на защиту этих прав лично и/или через своих представителей.
Защита прав ребенка осуществляется в предусмотренном российским законом порядке, в том числе, и судебном.
Право граждан на защиту в судебном порядке закреплено в Конституции Российской Федерации (ст. 46), а также в международных актах, таких как Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Международный Пакт о гражданских и политических правах. На национальном уровне, помимо Конституции, оно предусмотрено в Гражданском процессуальном кодексе РФ (ст. 3), Семейном кодексе РФ (ст. 8) и других законах.
Право на судебную защиту принадлежит каждому физическому лицу, а следовательно, и несовершеннолетнему, который может защищать свои права в суде с помощью родителей или иных законных представителей. В судебном порядке может быть защищено любое нарушенное или оспоренное право ребенка.
Статья 8 СК РФ закрепляет следующее положение: «Защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства». При этом судебный порядок защиты признается основной формой защиты семейных прав в целом, а в том числе и прав ребенка.
Нормы права, касающиеся судебной защиты семейных прав закреплены и в других законах Российской Федерации, в том числе, в ст. 10 ФЗ от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», где установлено, что за защитой своих прав дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а равно их законные представители, опекуны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор вправе обратиться в установленном порядке в соответствующие суды РФ.
Защита нарушенных или оспоренных прав происходит в суде общей юрисдикции в порядке искового производства или производства, возникающего из публично-правовых отношений. В суд могут обжаловаться решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, нарушающие те или иные семейные права.
Судебный порядок защиты прав ребенка в Российской Федерации имеет ряд особенностей. Это связано с тем, что по понятным причинам дети не способны самостоятельно защищать свои права и отстаивать собственные интересы. Поэтому в судебном процессе интересы ребенка могут представлять его законные представители, а в случаях предусмотренных законом, иные лица. Рассмотрим подробно вопросы представительства ребенка в судебном процессе.
1. Согласно п. 1 ст. 56 СК РФ, защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями (лицами, их заменяющими – усыновителями, опекунами, попечителями, приемными родителями).
Причем родители должны защищать права и интересы детей, а не свои права и интересы. Если между интересами родителей и детей имеются противоречия, которые установлены органами опеки и попечительства, то родители не вправе представлять интересы детей в отношениях с другими лицами. В этом случае органы опеки и попечительства обязаны назначить представителя для защиты прав и интересов детей (п. 2 ст. 64 СК РФ). Полномочия этого представителя должны быть подтверждены мотивированным постановлением органов опеки и попечительства (органов местного самоуправления). Такое представительство является вынужденной мерой и носит временный характер. Оно выступает как один из способов защиты прав и интересов ребенка, применяемый органами опеки и попечительства, и одновременно является принудительной мерой, ограничивающей права родителей. Если отпадут основания, органы опеки и попечительства отменяют представительство. Если же родители уклоняются от защиты прав и интересов детей, злоупотребляют родительскими правами, то такая защита опять-таки возлагается на органы опеки и попечительства (ст. 121 СК РФ). Эти органы и должны в установленном порядке решить вопрос о защите прав детей.
2. В соответствии с норами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в случаях, предусмотренных законом, по делам, возникающим из семейных и иных правоотношений, несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет имеет право лично защищать в суде свои права и охраняемые законом интересы. Привлечение к участию в таких делах родителей, усыновителей или опекунов (попечителей) для оказания им помощи зависит от усмотрения суда (ст. 37 ГПК РФ). Исключением из этого правила являются случаи, когда несовершеннолетний признан полностью дееспособным – эмансипированным до достижения совершеннолетия (ст. 27 ГК РФ) или при вступлении в брак (п. 2 ст. 21 ГК РФ).
Однако случается и так, что нарушение прав ребенка происходит со стороны лиц, призванных осуществлять их защиту – от родителей или лиц, их заменяющих.
В таком случае Семейным Кодеком Российской Федерации закреплено право ребенка непосредственно обращаться за зашитой от злоупотреблений со стороны родителей и иных законных представителей. Если указанные лица нарушают права и законные интересы ребенка, не осуществляют своих обязанностей по воспитанию, содержанию, образованию ребенка, нарушают его право на выражение собственного мнения, ребенок может самостоятельно обратиться за защитой в органы опеки и попечительства. Никаких возрастных ограничений для такого рода обращений не предусмотрено.
После этого работники органов опеки и попечительства проводят обследование условий жизни ребенка, знакомятся с его жалобами.
Семейный кодекс РФ в ст. 56 также закрепляет право ребенка самостоятельно обратиться в суд для защиты собственных прав по достижении им четырнадцати лет. В этом случае право ребенка на защиту не ограничивается возможностью обратиться с заявлением (иском, жалобой) в суд. Он наделяется и другими правами и обязанностями, предусмотренными ст. 35 ГПК РФ (в частности, знакомиться с материалами дела, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права).
Кроме того, суд обязан привлечь к участию в деле органы опеки и попечительства, которые должны назначить ребенку представителя.
Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Если ребенок достиг возраста 10 лет, органы опеки и попечительства и суд только с его согласия могут изменить его имя и фамилию; восстановить родителей, лишенных родительских прав, в родительских правах; передать его на усыновление (удочерение); изменить фамилию, имя и отчество при усыновлении и после отмены усыновления, а также передать в приемную семью.
3. Семейный Кодекс обязывает органы исполнительной власти принимать меры по защите прав и законных интересов детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 122, 123, 126, п. 4 165 СК РФ). В этих целях органы исполнительной власти субъектов РФ и федеральные органы исполнительной власти должны организовывать учет детей, оставшихся без попечения родителей, и оказывать содействие в устройстве таких детей в семьи. Органы внутренних дел могут участвовать в принудительном исполнении решений, связанных с отобранием ребенка (ст. 79 СК РФ), а также в розыске лиц, уклоняющихся от уплаты алиментов. Органы загса правомочны восстанавливать брак в случае явки супруга, объявленного умершим или признанного безвестно отсутствующим (ст. 26 СК РФ), устанавливать отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, на основании совместного заявления отца и матери ребенка (п. 3 ст. 48 СК) и т.д.
4. Широкими полномочиями по защите прав детей наделен прокурор. Его действия по защите семейных прав граждан могут выражаться в предъявлении в суд ряда требований: о признании брака недействительным (ст. 28 СК); о лишении родителей родительских прав (ст. 70 СК); об ограничении родителей в родительских правах (ст. 73 СК); о признании недействительным соглашения об уплате алиментов (ст. 102 СК); об отмене усыновления ребенка (ст. 142 СК). Кроме того, прокурор обязан участвовать в делах о лишении, восстановлении и ограничении родительских прав (ст. 70, 72, 73 СК), об усыновлении ребенка (ст. 125 СК; ст. 273 ГПК) и об отмене усыновления ребенка (ст. 140 СК) независимо от того, по чьей инициативе возбуждено дело судом, а также осуществлять надзор за законностью отобрания ребенка у родителей органами опеки и попечительства (ст. 77 СК) и в других случаях.
Полномочия прокурора основаны на обязанности прокуратуры осуществлять надзор за соблюдением прав и свобод человека и принимать предусмотренные законом меры (включая участие в рассмотрении дел судами, а также предъявление и поддержание иска в суде) по защите прав лиц, которые по состоянию здоровья или возрасту (несовершеннолетние) не могут лично их отстаивать. Прокурор вправе принести представление в суд второй и надзорной инстанции на судебное постановление в случае, если он участвует в деле, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции (ч. 2 ст. 320, ч. 1 ст. 331, ст. 336, ч. 1 ст. 337, ч. 3 ст. 376 ГПК).
5. Защита прав несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся в воспитательных, лечебных учреждениях и учреждениях социальной защиты населения, возлагается законом на администрацию этих учреждений (п. 1 ст. 147 СК). В соответствии с Типовым положением об образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утв. Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1995 г. № 676, к числу их основных задач отнесены обеспечение социальной защиты и охрана прав воспитанников.
6. Семейный Кодекс Российской Федерации возлагает значительную роль в защите прав членов семьи на органы опеки и попечительства. Согласно ст. 78 СК РФ органы опеки и попечительства должны быть привлечены судом к участию в деле при рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Обязательным является участие органа опеки и попечительства в исполнении решений суда по отобранию ребенка (ст. 79 СК РФ). В безотлагательных случаях, т.е. при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью, орган опеки и попечительства вправе самостоятельно отобрать ребенка у родителей (ст. 77 СК РФ).
Любой гражданин имеет право обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой на неконституционность закона, который был применен в его деле и ущемил какие-либо его права, в частности семейные (ст. 36 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Раздел III. Основные аспекты соблюдения прав и свобод человека в Хабаровском крае

Глава XIII. Реализация конституционного права граждан на судебную защиту

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года каждый, в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения, имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

В свою очередь, статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому человеку судебную защиту его прав и свобод. Данное право является одним из важнейших конституционных прав человека, так как судебной защите подлежат все без исключения права и свободы, принадлежащие гражданину. Судебный порядок обеспечения прав граждан является наиболее совершенным из всех известных методов и средств обеспечения прав личности. Судебные решения обязательны для всех субъектов права, и в этом проявляется сила судов как органов государственной власти. Суды выносят решения от имени государства, и государство обеспечивает исполнение этих решений.

Однако качественно реализовать свое право на судебную защиту гражданам удается далеко не всегда. В 2008 году к Уполномоченному поступило 277 обращений и жалоб граждан, связанных с осуществлением их прав на судебную защиту (в 2007 году — 380 обращений). Среди них значительная часть обращений касается нарушений прав на справедливое судебное разбирательство, несогласия с решением суда, нарушения сроков рассмотрения дел, а также неисполнения судебных решений.

Нередко граждане сталкиваются с серьезными трудностями при подаче иска в суд. Сегодня незнание требований статьи 131 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, установившей форму и содержание искового заявления, может свести на нет любые попытки гражданина подать иск в защиту своих прав и законных интересов. Любые недочеты приводят к вынесению судьей определения об отказе в принятии заявления либо оставлении его без рассмотрения. Как правило, такие действия судьи основаны на законе. Однако закон не может охватить все особенности жизни и менталитета людей, поэтому судьи должны с пониманием относиться к правовой безграмотности населения.

Все жители края не могут быть практикующими юристами, владеющими нюансами процессуального законодательства. Особенно трудно получить доступ к правосудию социально уязвимым гражданам, прежде всего — пенсионерам и инвалидам. Из-за слабого материального положения они не могут прибегнуть к помощи юристов при составлении исковых заявлений, а излишние эмоции мешают человеку спокойно составить иск. В итоге требования, предъявляемые законодательством к исковым заявлениям, создают серьезные препятствия при реализации гражданами своих прав на судебную защиту.

Довольно часто в зданиях судов, судебных участках мировых судей размещаются образцы процессуальных документов, шаблоны исковых заявлений, которые должны, по мнению аппарата суда, значительно минимизировать трудности граждан при обращении в суд. Но на практике специалист, который принимает исковые заявления, категорически отказывается их регистрировать как входящую корреспонденцию до тех пор, пока документ не будет соответствовать установленному образцу.

Серьезную проблему в доступности права на судебную защиту вносит неразвитость транспортного сообщения в крае, а также значительная удаленность населенных пунктов от районных судов и мировых участков. Находясь в таких населенных пунктах, когда расстояние до органа правосудия составляет десятки, а то и сотни километров, совсем по-другому воспринимаются рекомендации юристов о необходимости скорейшего обращения в суд или обжалования вынесенного решения. В связи с этим Уполномоченный полностью поддерживает постановление Законодательной Думы от 27 февраля 2008 года № 1214 «Об обращении управления Судебного департамента в Хабаровском крае», которым признана нецелесообразность разработки проекта федерального закона об упразднении двухсоставного Аяно-Майского районного суда, трехсоставных Охотского, Тугуро-Чумиканского районных судов и трехсоставного суда района имени Полины Осипенко и создании на их основе межрайонного суда.

В этих районах нет развитой транспортной схемы, что является причиной труднодоступности многих населенных пунктов как по отношению к районному центру, так и другим муниципальным районам края. Транспортное сообщение в основном осуществляется с помощью малой авиации. Значительные периоды неблагоприятных метеоусловий приводят к длительной задержке или частой отмене авиарейсов. Поэтому даже при наличии действующих судов доступ граждан к правосудию затруднен. Предлагаемое управлением Судебного департамента создание межрайонного суда значительно затруднило бы реализацию гражданами права на судебную защиту, негативно скажется на сроках рассмотрения дел и принятии решений.

К сожалению, на взгляд Уполномоченного, не всегда судьи предоставляют гражданам, обвиняемым в совершении уголовного преступления, возможности использовать все средства и способы своей защиты, которые установлены уголовно-процессуальным законодательством страны.

Так, в адрес Уполномоченного поступило обращение осужденного К. (дело № 744/к от 29.07.2008) о несогласии с постановлением судьи Хабаровского краевого суда, которым было отказано в удовлетворении ходатайства осужденного о привлечении в качестве защитника иного лица.

В ходе судебного заседания осужденный К. признал действия адвоката по его защите неудовлетворительными. В итоге им было заявлено ходатайство о привлечении в процесс в качестве защитника иного лица, которое не являлось адвокатом. Однако судья, выслушав мнения прокурора и адвоката, полагавших, что новый защитник ничего по делу пояснить не сможет, данное ходатайство отклонил. Постановление суда осужденный считал незаконным, так как в нем отсутствовали достаточные мотивы для отказа в удовлетворении его ходатайства. Осужденный полагал, что он, согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации, имеет право защищать свои интересы любым законным способом.

Рассмотрев обращение осужденного и постановление суда, Уполномоченный признал обращение обоснованным, так как в соответствии с частью 2 статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по определению или постановлению суда в качестве защитника может быть допущен, наряду с адвокатом, один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 11.07.2006 №268-0 установлено, что на судебных стадиях уголовного судопроизводства именно суд обеспечивает условия для реализации сторонами своих прав, в том числе права обвиняемого пользоваться помощью защитника и защищаться всеми не запрещенными законом способами. Отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться этим способом и тем самым ограничение гарантируемого частью 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации права на защиту может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований, в том числе предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу.

Таким образом, при отсутствии у суда фактических оснований для отказа в удовлетворении такого рода ходатайства, он не имеет права не удовлетворить ходатайства обвиняемого и не вправе препятствовать участию в качестве защитника иного лица.

Уполномоченный посчитал, что постановление судьи Хабаровского краевого суда было вынесено без учета вышеупомянутых требований Конституционного Суда Российской Федерации, а также не мотивировано нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что создало препятствия гражданину К. при защите своих прав и законных интересов. Данная позиция была доведена до председателя Хабаровского краевого суда. Обращение Уполномоченного вместе с материалами уголовного дела были направлены в Верховный Суд Российской Федерации на кассационное рассмотрение.

На взгляд Уполномоченного, в крае постепенно нарабатывается практика взаимодействия данного правозащитного института с судейским корпусом. Судьи приходят к пониманию того, что Уполномоченный, не являясь стороной процесса, вправе изложить свою правовую позицию по делу при нарушениях прав граждан. В конечном итоге, решение остается за судом, однако дополнительный правовой анализ не может быть лишним в деле обеспечения и защиты прав человека.

Существенно влияет на реализацию гражданами права на судебную защиту несоблюдение судами процессуальных сроков рассмотрения уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях. Размах данного явления привел к тому, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации 27 декабря 2007 года принял специальное постановление № 52 по данной проблеме.

Ошибки, допускаемые судами при применении норм материального и процессуального права, приводят к отмене судебных постановлений и направлению дел на новое рассмотрение. Все это отторгает граждан от системы правосудия, подрывает их доверие к суду.

Непременным условием для своевременного доступа к правосудию является право на квалифицированную юридическую помощь. Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует данное право как в повседневной жизни, так и в случае обращения в суд. Однако личные приемы граждан, а также анализ письменных обращений убеждают, что в крае есть реальная проблема по получению гражданами квалифицированной юридической помощи, прежде всего бесплатной.

Для решения проблемы принят Закон Хабаровского края от 29 декабря 2004 года № 242 «О юридической помощи гражданам Российской Федерации в труднодоступных и малонаселенных местностях Хабаровского края», который установил меры материально-технического и финансового обеспечения юридической помощи в Аяно-Майском, Охотском, Тугуро-Чумиканском, Ульчском муниципальных районах, а также в районе имени Полины Осипенко.

В соответствии со статьей 12 Закона Хабаровского края «Об уполномоченном по права человека в Хабаровском крае» Уполномоченному предоставлено право по жалобам, принятым к рассмотрению, оказывать гражданам бесплатную юридическую помощь. Причем, подобная помощь может быть оказана любому человеку вне зависимости от его материального положения или социального статуса.

Так, за 2008 год аппаратом Уполномоченного было составлено 103 процессуальных документа (в 2007 году — 50), дано правовых консультаций и разъяснений 1553 гражданам.

К примеру, в адрес Уполномоченного поступило заявление гражданки О. (дело № 57/о от 24.01.2008) о содействии в предоставлении освободившейся жилой комнаты в коммунальной квартире. Гражданка О. вместе со своим внуком занимали комнату площадью 15 кв.м в трехкомнатной коммунальной квартире. Две другие комнаты принадлежали иным нанимателям. В связи со смертью одного из них освободилась комната. Гражданка О. неоднократно обращалась в администрацию города Хабаровска о предоставлении этой комнаты по договору со-циального найма, однако все ее попытки оказались безрезультатными. В итоге заявитель обратилась к Уполномоченному.

Правовой анализ показал, что самым эффективным способом защиты прав гражданки О. и ее внука является обращение в суд. Аппаратом Уполномоченного в интересах заявительницы было подготовлено исковое заявление в Железнодорожный районный суд г. Хабаровска, который 2 июня 2008 года признал за гражданкой О. и ее внуком право пользования жилой комнатой размером 17, 5 кв. м на условиях социального найма. Решение суда вступило в законную силу 17 июня 2008 года. Законные права гражданки были реализованы.

Другой пример. К Уполномоченному поступило заявление гражданки Б. (дело № 1316/б от 18.12.2007) об оказании помощи в регистрации заявительницы и ее несовершеннолетних детей по месту жительства.

В заявлении было указано, что мужу гражданки Б. в 1991 году по устному распоряжению начальника НГЧ было предоставлено жилое помещение № 4. Однако она, ее муж и несовершеннолетние дети ошибочно были зарегистрированы в квартире №1. НГЧ ликвидировали, а жилой дом был передан в муниципальную собственность г. Хабаровска. К сожалению, убедить чиновников в законности пользования жилым помещением № 4 она не смогла и вынуждена была обратиться к Уполномоченному.

Аппаратом Уполномоченного в интересах семьи заявительницы было подготовлено исковое заявление в Железнодорожный районный суд г. Хабаровска, который 2 апреля 2008 года исковые требования заявительницы удовлетворил в полном объеме и признал за ней и членами ее семьи право пользования жилым помещением № 4 с заключением договора социального найма. Решение вступило в законную силу 15 апреля 2008 года.

Прежде всего, право на судебную защиту обеспечивается обязанностью суда рассмотреть требование гражданина и принять по нему законное, обоснованное и справедливое решение. Между тем, предусмотренная Конституцией страны гарантия на судебную защиту заключается не только в вынесении справедливого судебного решения, но и в его неукоснительном исполнении

Однако анализ обращений, поступивших в адрес Уполномоченного, показывает, что граждане сталкиваются с серьезными трудностями при исполнении судебных решений. В частности, трудно исполняются решения судов о капитальном ремонте жилых домов, предоставлении жилых помещений, взыскании заработной платы, алиментов и многие другие.

К примеру, в адрес Уполномоченного поступило обращение гражданки Г. (дело № 569/г от 02.06.2008) о неисполнении решения суда о взыскании задолженности по заработной плате. В своем обращении заявитель указывает, что она была уволена с ФКП АПЗ «Вымпел» в октябре 2007 года, но долг по зарплате за семь месяцев работы и выходное пособие она так и не получила. В январе 2008 года гражданка была вынуждена обратиться в суд. Мировой судья выдал судебный приказ о взыскании задолженности по заработной плате с ФКП АПЗ «Вымпел» в сумме 52940 рублей, судебными приставами было возбуждено исполнительное производство. Однако прошло пять месяцев, а исполнительные действия по взысканию долга ни к чему не привели. Гражданка Г. обратилась за помощью к Уполномоченному. Проверкой, проведенной управлением Федеральной службы судебных приставов по краю, было установлено, что исполнительный документ не был реализован в связи с непоступлением на предприятие финансовых средств из федерального бюджета. В результате принудительного списания денежных средств 15 июля 2008 года долг по заработной плате перед гражданкой Г. был полностью погашен. Для исполнения решения суда и восстановления нарушенного права человека государственным структурам понадобилось 7 месяцев.

В большинстве случаев на неисполнение решений судов влияют объективные причины: неплатежеспособность физических или юридических лиц, отсутствие ликвидного имущества, невозможность установить место нахождения должника. Проверки деятельности судебных приставов, проводимые органами прокуратуры, нарушений законодательства об исполнительном производстве не устанавливают.

В отдельных случаях проблемы по неисполнению решений судов напрямую связаны с ненадлежащей работой отдельных судебных приставов. Так, в адрес Уполномоченного обратилась гражданка М. (дело № 88/м от 30.01.2008) об оказании помощи в исполнении решения суда и жалобой на действия судебных приставов-исполнителей по непринятию мер для взыскания долга.

С ноября 2006 года заявительница не могла добиться взыскания с индивидуального предпринимателя М. суммы долга в размере 15000 рублей за некачественное изготовление и установку металлической двери. По мнению гражданки М., действия судебных приставов по Верхнебуреинскому району приняли волокитный характер, исполнение решения суда осуществлялось с нарушением федерального законодательства. Для решения проблемы Уполномоченный вынужден был обратиться к главному судебному приставу края с просьбой взять под личный контроль данное исполнительное производство и напомнить, что волокита при исполнении судебных решений значительно подрывает доверие граждан к правосудию и к службе судебных приставов, в частности. В результате проведенных мероприятий факты нарушения судебным приставом-исполнителем нашли свое подтверждение, он был привлечен к дисциплинарной ответственности. В свою очередь, сумма долга с индивидуального предпринимателя М. была взыскана в полном объеме и 26 февраля 2008 года денежная сумма была перечислена на счет гражданки М.

Другой пример. К Уполномоченному поступила жалоба гражданина М. (дело № 715/м от 24.07.2008) о непринятии судебным приставом-исполнителем г. Советская Гавань мер по взысканию суммы долга. В своей жалобе гражданин указал, что судебный пристав только оформил постановление о возбуждении исполнительного производства. На этом его действия закончились. Попытки в течение полутора лет добиться исполнения решения суда результата не дали. Проверка, проведенная управлением Федеральной службы судебных приставов по краю, показала, что судебный пристав даже не выезжал по месту жительства одного из должников для установления ликвидного имущества, на которое может быть наложено взыскание. За допущенные нарушения он привлечен к дисциплинарной ответственности, решается вопрос о его должностном соответствии.

По-прежнему остра проблема по неисполнению судебных постановлений о взыскании алиментов на содержание детей. Зачастую у должников действительно нет денежных средств на содержание детей, так как они не имеют постоянного дохода и чаще всего относятся к категории лиц без определенного места жительства. В тоже время многие граждане, имея стабильный заработок, квартиры и автомобили, не считают своей обязанностью содержание и воспитание их детей, умышленно уклоняются от уплаты алиментов. Так, в детском доме № 4 г. Комсомольска-на-Амуре проживают 68 детей, из них 58 — социальные сироты. Только 10 детей получают алименты. В отношении родителей возбуждено 5 уголовных дел за уклонение от уплаты алиментов. Такие родители прилагают любые усилия, чтобы скрыть истинный размер своего заработка, стараются оформить свое имущество на близких родственников, меняют место жительства.

Проблемами по неуплате алиментов порой занимается и Уполномоченный. Так, к нему обратилась гражданка П. (дело № 448/п от 24.04.2008) об оказании помощи по взысканию алиментов за период с 1995 по 2001 годы и привлечении должника к ответственности по статье 157 Уголовного кодекса Российской Федерации («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»).

Гражданка П. является инвалидом первой группы и на ее иждивении находятся двое несовершеннолетних детей. Следственным управлением при УВД по Железнодорожному району г. Хабаровска уголовное дело было возбуждено, однако регулярно выносились постановления о его прекращении. Жалобы заявительницы в прокуратуру района по фактам волокиты и бездействию сотрудников правоохранительных органов неоднократно удовлетворялись. В свою очередь судебными приставами исполнительное производство в отношении должника также было прекращено.

Аппаратом Уполномоченного совместно с работниками прокуратуры Железнодорожного района г. Хабаровска, судебными приставами, в чьем производстве находилось исполнительное производство, с привлечением работников следственного управления было проведено совещание, выработаны совместные пути решения проблемы гражданки П. и защите прав ее несовершеннолетних детей. В итоге прокурором Железнодорожного района постановление о прекращении уголовного дела отменено как незаконное. Исполнительное производство судебными приставами было возобновлено, сумма задолженности по алиментам определена в размере 235668,5 рублей. Это дело остается на контроле.

Уполномоченный убежден, когда судебными решениями затрагиваются права и интересы ребенка, судебные приставы должны активней принимать меры по его исполнению, а исполнительные производства находиться на особом контроле.

Следует отметить, что немаловажным средством воздействия на должников стала практика ограничения выезда за пределы Российской Федерации. Статья 67 Федерального закона «Об исполнительном производстве» установила, что при неисполнении должником в установленный срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, выданном на основании судебного акта, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или по собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

22 июня 2016

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 сентября 2015 г. N Ф04-24339/15 по делу N А75-13972/2014

г. Тюмень

29 сентября 2015 г.

Дело N А75-13972/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 24 сентября 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 29 сентября 2015 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Орловой Н.В.

судей Сириной В.В. Тамашакина С.Н.

при протоколировании судебного заседания с использованием средств аудиозаписи

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Югорск» на постановление от 10.06.2015 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Солодкевич Ю.М., Веревкин А.В., Рожков Д.Г.) по делу N А75-13972/2014 по иску общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Югорск» (628260, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Югорск, ул. Мира, 15, ОГРН 1028601843918, ИНН 8622000931) к муниципальному образованию город Югорск в лице администрации города Югорска (628260, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Югорск, ул. 40 лет Победы, 11, ОГРН 1028601843720, ИНН 8622002368) о взыскании убытков.

Другие лица, участвующие в деле: Федеральное государственное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации» в лице Югорского отделения филиала по Ханты-Мансийскому автономному округу-Югре, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ханты-Мансийскому автономному округу-Югре в лице Югорского отдела.

В заседании приняли участие представители:

от ООО «Газпром трансгаз Югорск» — Кулеш Е.В. по доверенности от 18.12.2014;

от МО г. Югорск — Голин С.Д. по доверенности от 19.02.2015

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Югорск» (далее — истец, общество) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа-Югры с иском к администрации города Югорска (далее — ответчик, администрация) о взыскании убытков в сумме 134 000 руб.

Исковые требования со ссылками на статьи 15, 16, 1064, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) мотивированы тем, что неправомерными действиями ответчика по включению жилого помещения, принадлежащего истцу, в реестр имущества, находящегося в муниципальной собственности муниципального образования город Югорск, и по разрешению приватизации этого жилого помещения физическими лицами, обществу причинены убытки.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральное государственное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации» в лице Югорского отделения филиала по Ханты-Мансийскому автономному округу-Югре (далее — БТИ г. Югорска), Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ханты-Мансийскому автономному округу-Югре в лице Югорского отдела.

Решением от 16.03.2015 Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры (судья Кубасова Э.Л.) по делу N А75-13972/2014 исковые требования удовлетворены.

Постановлением от 10.06.2015 Восьмого арбитражного апелляционного суда решение отменено, принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований.

Истец обратился с кассационной жалобой, в которой просит постановление отменить, оставить в силе решение.

В обоснование жалобы истец ссылается на нарушение апелляционным судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела, поскольку взыскание убытков является единственным способом защиты прав; защита права собственности путем предъявления иска о признании права собственности или истребования имущества не приведет к восстановлению прав общества.

В отзыве на кассационную жалобу администрация просит постановление апелляционной инстанции оставить без изменения.

В судебном заседании представители поддержали свои доводы.

Проверив в соответствии со статьями 286, 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) законность обжалуемого судебного акта, исходя из доводов жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены постановления.

Из материалов дела следует, что по договору безвозмездной передачи квартиры в собственность от 09.02.1994 Передвижная механизированная монтажная колонна N 5 (ПММК-5) передала в личную собственность гражданину Люфту Сергею Григорьевичу (далее — Люфт С.Г.) квартиру, расположенную по адресу: г. Югорск, Советского района, Тюменской области, ул. Мира, д. 53, кв. 16 (далее — квартира).

Указанный договор от 09.02.1994 зарегистрирован БТИ г. Югорска 25.02.1994, о чем свидетельствует регистрационная надпись.

На основании договора дарения от 03.10.1995 Люфт С.Г. передал в дар дочернему предприятию «Тюментрансгаз» (правопредшественник общества) спорную квартиру, названный договор также был зарегистрирован БТИ г. Югорска 03.10.1995 под номером 1096 в реестровой инвентарной книге, инвентарное дело N 1406.

Согласно акту приема-передачи основных средств, находящихся на балансе в ПММК-5 АООТ «Сибкомплектмонтаж» на баланс МП «НЭСУ» от 01.02.1996 и выписке из реестра имущества, находящегося в муниципальной собственности муниципального образования город Югорск, от 23.09.2004 N 206-И спорная квартира в составе жилого комплекта включена в реестр муниципальной собственности муниципального образования город Югорск на основании акта от ПММК-5 АООТ «Сибкомплектмонтаж» в муниципальную собственность.

13.01.2003 в отношении спорной квартиры органом местного самоуправления с Самохваловым М.Н. и Самохваловым К.М. заключен договор социального найма N 1660.

На основании договора передачи жилого помещения в собственность граждан от 25.10.2004 N 2998 муниципальное образование «Город окружного значения Югорск» безвозмездно передало спорную квартиру в долевую собственность Самохвалову М.Н. и Самохвалову К.М.

В соответствии с выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) по состоянию на 19.12.2011 собственниками квартиры являются Самохвалов М.Н. и Самохвалов К.М. (общая долевая собственность).

Обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, общество указало, что спорная квартира, принадлежавшая гражданину Люфту С.Г. на праве собственности, при передаче жилого дома в 1996 году от ПММК-5 АООТ «Сибкомплектмонтаж» в муниципальную собственность не могла быть учтена в составе жилого дома. Однако ответчик, не проявив должной осмотрительности, принял в муниципальную собственность от ПММК-5 АООТ «Сибкомплектмонтаж» жилой комплекс, включая спорную квартиру.

Поскольку с момента приобретения спорной квартиры у Люфта С.Г. и по настоящее время квартира числится на балансе ООО «Газпром трансгаз Югорск», включена в акт приема-передачи имущества в уставный капитал ООО «Тюментрансгаз» от 29.06.1999, общество несло бремя содержания объекта: осуществляло страхование жилого помещения, оплачивало налоги, действиями администрации по включению жилого помещения в реестр имущества, находящегося в муниципальной собственности муниципального образования город Югорск, и по разрешению на приватизацию жилого помещения физическим лицам, ему причинены убытки в размере 134 000 руб., составляющие балансовую стоимость квартиры.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение и отказывая в иске, указал, что истцом избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права. Восстановление нарушенного права собственности невозможно путем заявления требования о возмещении убытков.

Судебная коллегия, отклоняя доводы кассационной жалобы, исходит из установленных обстоятельств и следующих норм права.

В соответствии со статьей 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, в том числе с требованием о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в порядке, установленном АПК РФ.

Способы защиты гражданских прав предусмотрены в статьях 12 и 13 ГК РФ. Перечень способов защиты гражданских прав не является исчерпывающим.

Выбор способа защиты права и определение предмета иска является правом истца, и АПК РФ не предоставляет суду право изменять предмет иска по усмотрению суда, с целью использования надлежащего способа защиты права.

Положения ГК РФ не ограничивают субъекта в выборе способа защиты нарушенного права. Граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению. Гражданское законодательство, как и административное и налоговое законодательство, предусматривает для участников правоотношений соответствующий каждой группе этих отношений, каждому их виду определенный способ или способы защиты. Если нормы права предусматривают для конкретного правоотношения определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд за защитой своего права вправе применять лишь этот способ.

Избранный лицом способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, и в конечном итоге привести к восстановлению нарушенного права.

Предъявление иска заинтересованным лицом имеет целью восстановление нарушенного права, при этом лицо, обратившееся за защитой права или интереса, должно доказать, что его право или интерес действительно нарушены противоправным поведением ответчика, а также доказать, что выбранный способ защиты нарушенного права приведет к его восстановлению.

Таким образом, в соответствии со статьей 12 ГК РФ необходимым условием применения того или иного способа защиты является обеспечение восстановления нарушенного права. В противном случае право на заявленный иск в рамках данного конкретного дела у истца отсутствует.

Судом апелляционной инстанции установлено, что данный спор является спором о праве, предъявление настоящего иска направлено на защиту права собственности общества на спорную квартиру.

Между тем, апелляционным судом обоснованно указано, что общество, требуя с ответчика взыскания убытков в размере балансовой стоимости квартиры, остается собственником указанной квартиры. Общество не заявило о прекращении своего права собственности в отношении спорной квартиры (статья 235 ГК РФ).

Действия истца, свидетельствующие об его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество, также судом не установлены.

Более того, апелляционный суд правомерно указал, что с момента приобретения спорной квартиры у Люфта С.Г. и по настоящее время квартира числится на балансе истца, включена в акт приема-передачи имущества в уставный капитал ООО «Тюментрансгаз» от 29.06.1999, общество несло бремя содержания объекта.

При таких обстоятельствах апелляционный суд пришел к верному выводу о том, что избранный истцом способ защиты права собственности не может обеспечить его защиту и восстановление.

Отклоняя довод жалобы со ссылкой на пункт 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» суд округа исходит из того, что согласно разъяснениям, изложенным в пункте 13 данного постановления, в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 223 ГК РФ недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации его права в ЕГРП, за исключением предусмотренных статьей 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя.

Таким образом, истец не лишен возможности истребовать спорную квартиру.

На основании вышеизложенного апелляционный суд обосновано пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований о взыскании убытков.

Выводы апелляционного суда основаны на полном, всестороннем и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств и не противоречат им. Полномочий по их переоценке суд округа не имеет в силу статьи 286 АПК РФ.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ основанием к отмене обжалуемого судебного акта, судом кассационной инстанции не выявлено.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

постановление от 10.06.2015 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А75-13972/2014 Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий

Н.В. Орлова

Судьи

В.В. Сирина
С.Н. Тамашакин

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

admin