Защита должника в исполнительном производстве

А.А. Исаенков

МОЖЕТ ЛИ ЗАКРЕПЛЕННЫЙ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ РОССИИ ОТРАСЛЕВОЙ ПРИНЦИП НЕ БЫТЬ ТАКОВЫМ?

В статье рассматривается вопрос о принципах исполнительного производства России. Особое внимание уделено установленной в качестве принципа исполнительного производства в ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве» неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи. Рассмотрен принцип уважения чести и достоинства гражданина.

Ключевые слова: принципы исполнительного производства, неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи; иммунитет, освобождающий от взыскания; льготы в праве; принцип уважения чести и достоинства гражданина.

A.A. Isaenkov

WHETHER ENSHRINED IN THE EXECUTIVE LAW OF RUSSIA THE BRANCH PRINCIPLE NOT BE SO?

Пять принципов российского исполнительного производства в настоящее время перечислены в ст. 4 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»1. По нашему мнению, сам факт такого закрепления следует считать позитивным, хотя в теории исполнительного права и сегодня аргументируются суждения об отсутствии необходимости и целесообразности закрепления в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» общеправовых принципов законности, уважения чести и достоинства гражданина, а также обязанности по своевременному совершению исполнительных действий и применению мер принудительного исполнения. Вместе с тем высказываются предложения об установлении «новых» принципов исполнительного производства: прозрачности информации, касающейся идентификации и имущества должника; верховенства права; поощрения добровольного исполнения; диспози-тивности исполнительного производства для взыскателя2. Критикуя указанную и подобные позиции правоведов, приведем точку зрения А.А. Демичева, согласно которой «необдуманное и неоправданное расширение состава принципов может привести к «обесцениванию» и размыванию этой весьма значимой в социальном и правовом плане категории»3.

Не вступая в дискуссию по поводу необходимости закрепления принципов исполнительного производства вообще, отметим, что нам близка точка зрения представителей позитивисткого правопонимания отраслевых принципов, в рам-

© Исаенков Александр Андреевич, 2014

Аспирант кафедры гражданского процесса (Саратовская государственная юридическая академия); е-таПл ok@overta.ru

ках которого принципы отдельной отрасли права и принципы соответствующей отрасли законодательства будут тождественными, т.к. «позитивисты полагают, что право — это только то, что нашло выражение в нормативной воле государства в форме источников права…однако с позиции «широкого» понимания права более верно все-таки вести речь именно о принципах права, а не принципах законодательства»4.

Итак, в ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве» названы следующие принципы исполнительного производства: законность; своевременность совершения исполнительных действий и применение мер принудительного исполнения; уважение чести и достоинства гражданина; неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи; соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Остановимся в первую очередь на одном из самых парадоксальных, с нашей точки зрения, законодательно закрепленном принципе исполнительного производства — неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, и сразу выразим сомнение в современном подходе ученых, специализирующихся на изучении исполнительного производства, и отношении законодателя к категории «неприкосновенность минимума средств существования должника». Данная категория, хотя и названа законодателем принципом исполнительного производства, представляет собой иммунитет от взыскания, и именно как таковая исследуется в современной юридической литературе5. Следует сказать и о существовании «фактических» или временных иммунитетов, имеющих своей основой сложившуюся к XIX в. в е России ситуацию, подробно исследуемую в докторской диссертации В.В. Захаро- и ва — т.н. возможность существующей скрытой отсрочки обращения взыскания на а недвижимое имущество, в виде запрета продажи этого имущества, если долговое о

в

обязательство могло быть исполнено за счет доходов с недвижимости в пределах о

двух лет6. Вместе с тем отметим, что ни временные, ни безусловные ограничения, з

связанные с невозможностью обращения взыскания на какое-либо имущество |

должника, никогда вплоть до 2007 г. не обозначались именно как принципы ис- е

полнительного производства России. о

С точки зрения общей теории права, принципы представляют собой основные р

идеи, положенные в основу правового регулирования общественных отноше- Ч

ний (в нашем случае — отношениях в сфере исполнительного производства), а о

термин «иммунитет» (ттишв) в переводе с латинского означает «свободный от К

чего-либо», «освобождение от службы, налогов» и т. д. Таким образом, любой м

иммунитет, включая иммунитет в исполнительном производстве, — это льгота I

для одного участника правоотношения (в нашем случае — всегда должника, ¡§

СП

т.е. обязанного субъекта), которая ставит его в более привилегированное по- 00 ложение, по сравнению с другими участниками правоотношения (взыскателя 2 и даже государства в лице органа или должностного лица, вынесшего акт, 4 подлежащий принудительному исполнению), и, следовательно, он должен использоваться с большой осторожностью. Таким образом, по своей сути принцип (основное правило) и льгота (привилегия, исключение из правила) в виде иммунитета — неприкосновенности минимума средств существования должника — не просто разные, а настолько противоположные понятия, что, по нашему мнению, не должны обозначать одну категорию, один институт 151

права как совокупность норм, регулирующих вопросы неприкосновенности минимума имущества должника.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Д.Х. Валеев называет принципы исполнительного производства процессуальными гарантиями7, из чего можно сделать вывод, что освобождение от взыскания минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, является еще и процессуальной гарантией прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Таким образом, закрепленное в исполнительном законодательстве России в качестве принципа исполнительного производства правило о неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, в правовой теории обозначают не только принципом, но и иммунитетом, гарантией, льготой и другими категориями. Между тем все указанные понятия, хотя и соотносятся друг с другом, но являются разноплановыми и особенно это хорошо заметно при анализе понятий «льгота» и «принцип». Чтобы не повторять уже существующие в правовой науке аргументы по соотношению указанных понятий, напомним известную дискуссию в отношении т.н. принципа «свидетельского иммунитета», когда мнение В.М. Быкова и А.В. Орлова относительно понимания свидетельского иммунитета в качестве конституционного принципа уголовного процесса8 было подвергнуто обоснованной критике М.А. Фокиной применительно к свидетельскому иммунитету в гражданском процессе, при этом главным аргументом был не вызывающий у нас сомнения тезис о том, что правило свидетельского иммунитета, являясь основополагающим лишь в доказательственной деятельности и распространяясь только на одного субъекта процесса, не имеет а свойства всеобщности, характерного для любого принципа процесса9. ? Вместе с тем не имеющее обозначенного М.А. Фокиной свойства всеобщности

3 правило о неприкосновенности минимума имущества, необходимого для суще-| ствования должника-гражданина и членов его семьи, тем не менее, было названо I законодателем в ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в

1 качестве принципа исполнительного производства. Отсутствие свойства всеобщ-

го

| ности подтверждается самим названием указанного принципа, предполагаю-

| щего действие установленной льготы по сохранению части имущества только

| в отношении должников-граждан и членов семьи. Из наименования принципа

2 следует, что в тех исполнительных производствах, в которых в качестве долж-° ника выступает юридическое лицо, правило о неприкосновенности минимума ж имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов | его семьи, действовать не будет.

о Рассмотрим категорию неприкосновенности минимума имущества, необхо-

° димого для существования должника-гражданина и членов его семьи, через

° призму специфических свойств, наделение которыми, с позиции теории права,

го

3 свидетельствует об отнесении категории к принципам права.

1 Первым признаком считается то, что, «проявляясь в законодательстве в форме | системы, принципы права приобретают непосредственно регулятивное значение,

поскольку члены общества могут руководствоваться в своем поведении ими, а не точным знанием нормы права»10. Если говорить об исследуемой категории неприкосновенности имущества, то становится очевидным отсутствие у нее указанного признака. Даже если абстрагироваться от того, что, будучи закрепленным в качестве принципа в Федеральном законе «Об исполнительном производстве»,

категория неприкосновенности минимума имущества, необходимого для суще-

ствования должника-гражданина и членов его семьи, регулируется ст. 446 ГПК РФ (т.е. кодифицированного источника другой отрасли права — гражданского процессуального права, а не исполнительного права). В итоге мы имеем достаточно простое перечисление имущества, находящегося в собственности гражданина-должника, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. При этом если первая часть ст. 446 ГПК РФ носит регулятивный характер, то вторая ее часть, предполагающая регулирование перечня имущества организаций, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, является отсылочной к федеральным законам (точное, знание которого также предполагается при применении названной нормы). Однако мы не можем даже брать во внимание вторую часть ст. 446 ГПК РФ применительно к рассматриваемому «принципу неприкосновенности имущества», т.к. он установлен, исходя из его же наименования в ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве», только для должников-граждан и членов их семей. Для граждан же данный перечень расширительному толкованию не подлежит, т.е. судебный пристав-исполнитель при исполнении исполнительных документов и суд при рассмотрении заявлений об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя и его действий, связанных с категорией неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, будет руководствоваться ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, а не общей идеей о том, что минимум имущества должника-гражданина и членов его семьи должен быть сохранен.

Следующий признак принципа права состоит в том, что он должен выступать в виде «отправных начал деятельности граждан с целью разработки юридических норм, направленных на достижение общественного порядка»11. Конечно, практически любая норма имеет своей целью достижение общественного порядка, точнее — соблюдение правопорядка, но в качестве «отправных начал» применительно к исполнительному производству мы можем называть лишь те, которые направлены на достижение его цели и решение его задач, которые нормативно установлены в ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве», а именно защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечения исполнения обязательств по международным договорам Российской Федерации путем правильного и своевременного исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах.

Таким образом, правило о неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, по нашему мнению, представляет собой иммунитет от взыскания, а не принцип исполнительного производства, каковым, впрочем, не является по той же причине отсутствия свойства всеобщности и другой обозначенный законодателем в ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве» принцип -уважения чести и достоинства гражданина. Однако в отличие от правила о неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, которому невозможно в принципе придать свойство всеобщности, принцип уважения чести и достоинства гражданина в исполнительном производстве мог бы стать таковым при условии его дополнения правилом об уважении деловой репутации организаций.

Что же касается оставшихся трех принципов — общеправового принципа законности; отраслевых принципов — своевременности совершения исполнитель-

ных действий и применения мер принудительного исполнения, то в отношении своих названий они нареканий не вызывают.

1 Российская газета. 2007. 6 окт.

3 См.: Демичев А.А. Позитивистская классификация принципов гражданского процессуального права Российской Федерации //Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 7. С. 6.

4 См.: Там же. С. 9-10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7 См.: Валеев Д.Х. Принципы как процессуальные гарантии в исполнительном производстве // Закон. 2007. № 5. С. 93-101.

11 Там же. С. 54.

М.С. Нахов

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ПОСРЕДНИЧЕСТВО» И «МЕДИАЦИЯ» В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

В статье рассматривается вопрос соотношения понятий «посредничество» и «медиация»; анализируются взгляды исследователей на поднимаемую проблематику; формулируются выводы о месте и роли медиации в российском правовом пространстве.

Ключевые слова: примирение, посредничество, медиация, медиатор, процесс, процедура.

M.S. Nakhov

THE RATIO OF THE TERMS » INTERMEDIARY » AND «MEDIATION» IN RUSSIAN LEGISLATION

Keywords: conciliation, intermediary, mediation, mediator, process, procedure.

Как отмечается в литературе, понятия «посредничество» и «медиация» являются близкими по смыслу. Суть состоит в том, что по своей природе «… медиация представляет собой один из видов посредничества»1. Также имеет место точка зрения о том, что медиация — «… это четко структурированный метод посредничества в разрешении спора»2.

Основным общеправовым принципом исполнительного производства является принцип законности. Он относится к категории принципов, содержание которых выражено не в одной статье, а в ряде статей и институтов. Например, в соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение, защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. При установлении в законодательстве тех или иных гарантий государство обязуется создать и предоставить условия и возможности для практического осуществления прав и свобод. Данное положение развивается в том, что права и свободы человека и гражданина «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность… исполнительной власти… обеспечиваются правосудием» (ст. 18 Конституции). Причем защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности находится в совместном ведении РФ и ее субъектов (п. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции России).

С точки зрения конституционной концепции правового закона «конституционные положения о правах и свободах человека и гражданина являются наиболее важными и, в конечном счете, единственным настоящим критерием наличия или отсутствия, соблюдения или отрицания права вообще, критерием правового характера действующего законодательства (законов и всех других источников позитивного права), правового типа организации и деятельности различных государственных властей и государства в целом». Указанное положение в полной мере актуально и для исполнительного производства, так как режим законности должен быть возведен в ранг государственной политики и в этой области.

В исполнительном производстве действие принципа законности проявляется в установлении специальных требований и обязанностей к должностным лицам, осуществляющим непосредственное принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов. В частности, судебный пристав-исполнитель обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций (ст. 13 Федерального закона от 01.01.01 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах»). В противном случае законодательство предусматривает возможность защиты прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий (гл. XI Закона «Об исполнительном производстве»).

Другой важный принцип исполнительного производства — принцип равноправия (равенства), который выражается в том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19 Конституции). Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

На рассматриваемый принцип оказывают влияние аналогичные принципы гражданского (арбитражного) процессуального права (ст. 6 ГПК РФ, ст. 7, 8 АПК РФ), однако в исполнительном производстве отсутствует состязательность, поэтому равноправие — самостоятельный принцип исполнительного производства.

Принцип равноправия получил развитие в законодательстве об исполнительном производстве. Его действие выражается в том, что сторонам (взыскателю и должнику) предоставлены равные возможности в распоряжении основными правами. В соответствии со ст. 31 Закона «Об исполнительном производстве» стороны при совершении исполнительных действий имеют право знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя. В то же время они обязаны исполнять требования законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Перечисленные общие права и обязанности в равной степени имеются как у взыскателя, так и у должника.

Стороны имеют равные возможности воздействия на движение исполнительного производства. Например, взыскатель имеет право предъявить к исполнению исполнительный документ судебному приставу-исполнителю (п. 1 ст. 9 Закона «Об исполнительном производстве»), требовать отложения исполнительных действий (п. 1 ст. 19 Закона «Об исполнительном производстве»), отказаться от взыскания (п. 1 ст. 23 Закона «Об исполнительном производстве»), имеет другие полномочия. Должник, в свою очередь, имеет право добровольно исполнить в установленный срок содержащиеся в исполнительном документе требования и тем самым избежать дополнительных расходов, связанных с взысканием с него исполнительского сбора и расходов на совершение исполнительных действий (п. 3 ст. 9 Закона «Об исполнительном производстве»), обратиться в суд или иной орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке или о рассрочке его исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения (ст. 18 Закона «Об исполнительном производстве»), оспаривать исполнительный документ в судебном порядке, если такое оспаривание допускается законом (п. 4 ст. 20 Закона «Об исполнительном производстве»), предъявлять в суд иск об исключении из описи (освобождения от ареста) имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу (п. 7 ст. 20 Закона «Об исполнительном производстве»), имеет другие права.

Принцип целесообразности также свойствен исполнительному производству, и его выделение оправдано правоприменительной практикой. В русском языке под целесообразностью понимается такое свойство явления, которое выражает его причинную обусловленность, закономерность, внутреннюю оправданность.

Вместе с тем в теории права отмечается, что «принцип целесообразности в правоприменительной деятельности означает учет конкретных условий применения того или иного нормативно-правового акта, принятие во внимание специфики сложившейся ситуации в момент вынесения решения, выбор наиболее оптимального варианта реализации правовых требований в тех или иных конкретных обстоятельствах».

Применительно к исполнительному производству рассматриваемый принцип означает внутреннюю оправданность, соответствие поставленной цели, разумность и практическую полезность отдельных процессуальных действий, связанных с принудительным исполнением. Цель исполнительного производства — принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов и восстановление прав и интересов взыскателя. При реализации этой цели и проявляется действие принципа целесообразности. Поскольку основные субъекты исполнительного производства — судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, прокурор, органы государственного управления и местного самоуправления — при совершении процессуальных действий и при использовании имеющихся прав руководствуются целесообразностью, т. е. их оправданностью, разумностью, полезностью.

Принцип целесообразности проявляется, например, в следующем: в целях обеспечения исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям по заявлению взыскателя судебный пристав-исполнитель одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства вправе произвести опись имущества должника и наложить на него арест (п. 5 ст. 9 Закона «Об исполнительном производстве»). Указанное полномочие судебного пристава-исполнителя зависит от оправданности, разумности, полезности этого обеспечительного действия.

В действиях сторон принцип целесообразности проявляется при заключении мирового соглашения в исполнительном производстве, что приводит к взаимному удовлетворению интересов и прекращению исполнительного производства (п. 2 ст. 23 Закона «Об исполнительном производстве»). К тому же, если взыскатель располагает сведениями об имеющихся счетах должника в банке или иной кредитной организации, он может, исходя из целесообразности, направить исполнительный документ, в котором содержатся требования судебных актов и актов иных органов о взыскании денежных средств, непосредственно в банк или иную кредитную организацию.

Прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов при выполнении судебным приставом своих функций, в первую очередь руководствуется принципом законности, однако целесообразность также присутствует в его действиях, когда он выбирает форму участия в исполнительном производстве. Принцип целесообразности не должен противоречить другим общеправовым принципам — законности и равноправия, ведь конечная цель исполнительного производства не просто принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов, а такое принудительное исполнение, при котором не нарушаются права и законные интересы граждан и организаций.

Принцип справедливости в исполнительном производстве, как и другие ранее рассмотренные принципы, является общеправовым, так как «справедливость как многогранная, многокомпонентная категория находит свое проявление во всех сферах общественной жизни».

Справедливость означает соответствие процессуальных отношений, норм исполнительного производства и отдельных исполнительных процедур морально-этическим и общеправовым нормам и требованиям.

С одной стороны, принцип справедливости в исполнительном производстве предопределяет беспристрастное, справедливое отношение судебного пристава-исполнителя к сторонам исполнительного производства, действие его в соответствии с ранее установленной истиной. В противном случае в исполнительном производстве существует механизм отводов. Так, судебный пристав-исполнитель, переводчик и специалисты не могут участвовать в исполнительном производстве и подлежат отводу, если они являются родственниками сторон, их представителей или других лиц, участвующих в исполнительном производстве, либо заинтересованы в исходе исполнительного производства или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в их беспристрастности (п. 1 ст. 43 Закона «Об исполнительном производстве»).

Вместе с тем судебный пристав-исполнитель, будучи должностным лицом, состоящим на государственной службе (п. 2 ст. 3 Закона «О судебных приставах»), действует в процессе принудительного исполнения, во многом руководствуясь собственным усмотрением, при условии соблюдения закона. Усмотрение означает известную степень оперативной самостоятельности при разрешении дела, наиболее оптимальное исполнение предписаний закона или иного нормативного акта. Однако усмотрение судебного пристава-исполнителя должно быть соразмерным, отвечающим принципу справедливости. Например, по общему правилу исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа (п. 1 ст. 13 Закона «Об исполнительном производстве»). В пределах указанного срока судебный пристав-исполнитель самостоятельно, по собственному усмотрению определяет сроки совершения отдельных процессуальных действий по принудительному исполнению. С другой стороны, будучи общеправовым принципом, «справедливость требует соответствия между действиями и их социальными последствиями». Процитированный тезис находит свое отражение в соразмерности принудительного исполнения, выражающееся, например, в том, что существуют имущество и доходы, на которые не может быть обращено взыскание (ст. 446 ГПК РФ, ст. 50, 69 Закона «Об исполнительном производстве»).

Действие принципа справедливости проявляется в том, что в законодательстве об исполнительном производстве устанавливается особый режим охраны отдельных категорий граждан. Например, немедленному исполнению подлежат требования исполнительных документов о взыскании алиментов, заработной платы, восстановлении на работе или в прежней должности незаконно уволенного или переведенного работника, другие требования (п. 2 ст. 13 Закона «Об исполнительном производстве»). В данном случае законодатель, устанавливая подобное правило, исходил из принципа социальной справедливости.

Вторая группа принципов — специфические принципы — не менее важна для уяснения сущности исполнительного производства и отдельных мер принудительного исполнения. К этой группе относится, в частности, принцип диспозитивности, который означает, что каждый субъект независим, распоряжается личными полномочиями свободно, без вмешательства и подсказки извне.

Принцип диспозитивности (от лат. dispositio — располагаю, устраиваю) предоставляет возможность распоряжаться процессуальными средствами защиты. Подобная свобода участников процессуальных правоотношений обусловлена свободой прав личности, гарантированных Конституцией России. В исполнительном производстве проявление принципа диспозитивности тесно связано с разрешением проблемы соотношения частных и публичных начал в правоотношениях, возникающих в ходе принудительного исполнения. Диспозитивность предусматривает активность сторон, поэтому, как отмечает , «вкладывать в смысл принципа диспозитивности на стадии принудительного исполнения такое же значение, как в арбитражном и гражданском процессе, нельзя».

Содержание принципа диспозитивности, действующего в исполнительном производстве, может быть раскрыто через категорию возможности, под которой обычно понимают то, что при наличии определенных условий может стать реальностью. Диспозитивность предполагает возможность совершения действий (либо их несовершения) по усмотрению лиц, участвующих в исполнительном производстве. Например, взыскатель может предъявить к исполнению исполнительный документ (п. 1 ст. 9 Закона «Об исполнительном производстве»), обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа (п. 2 ст. 16 Закона «Об исполнительном производства»), отказаться от взыскания (п. 1 ст. 23 Закона «Об исполнительном производстве»), активно использовать общие права (п. 1 ст. 31 Закона «Об исполнительном производстве»), имеет другие права, от использования которых он может воздержаться.

Принцип национального языка исполнительного производства является логическим продолжением действия аналогичного принципа гражданского судопроизводства (Закон РСФСР «О языках народов РСФСР», ст. 9 ГПК РФ, ст. 12 АПК РФ).

Согласно ст. 38 Закона «Об исполнительном производстве», при совершении исполнительных действий стороны могут пригласить переводчика. Лицу, которому необходимы услуги переводчика, предоставляется срок для его приглашения. Если указанное лицо не обеспечит участие переводчика в установленный судебным приставом-исполнителем срок, переводчик может быть назначен постановлением судебного пристава-исполнителя. При этом оплата работы переводчика относится к расходам на совершение исполнительных действий (подп. 2 п. 2 ст. 82 Закона «Об исполнительном производстве»), которые взыскиваются с должника и вносятся на депозитный счет службы судебных приставов (п. 1 ст. 84 Закона «Об исполнительном производстве»).

Важным принципом исполнительного производства является принцип неприкосновенности личности должника. Необходимо отметить, что задача судебных приставов-исполнителей заключается в исполнении судебных актов и актов других органов, предусмотренных законом (ст. 1 Закона «О судебных приставах»). Эта правоприменительная деятельность судебных приставов-исполнителей исключает «карательный» элемент. В исполнительном производстве восстанавливается нарушенное субъективное право или охраняемый законом интерес взыскателя. Конечно, лишаясь в процессе принудительного исполнения имущества или денежных средств, должник наверняка испытывает лишения как нравственного, так и материального характера, но это качество не главное в исполнительном производстве. Этим исполнительное производство отличается от уголовно-исправительного права, цель которого — наказание.

Неприкосновенность личности должника гарантируется неприкосновенностью личности гражданина. В частности, на исполнительное производство оказывают воздействие известные конституционные положения: каждый имеет право на жизнь (ст. 20 Конституции), достоинство личности охраняется государством (ст. 21 Конституции), право каждого на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции). Перечисленные конституционные нормы составляют основу принципа неприкосновенности личности должника.

В соответствии с законодательством об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения обязан принимать меры к своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов (п. 1 ст. 12 Закона «О судебных приставах»). Существует тонкая грань между отмеченной выше обязанностью и принципом неприкосновенности должника, поскольку у судебного пристава, обеспечивающего установленный порядок деятельности судов в порядке содействия судебному приставу-исполнителю, имеются полномочия применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в том случае, если иные меры не обеспечили исполнения возложенных на них обязанностей (п. 1 ст. 15 Закона «О судебных приставах»). Законодатель, учитывая особую важность этого правила, сформулировал условия и пределы применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в соответствии с принципом неприкосновенности личности должника.

Принцип неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи тесно связан с общеправовым принципом социальной справедливости. Законодательство определяет тот минимум, предельную черту, до которой возможно принудительное исполнение. Закон «Об исполнительном производстве» выделяет, во-первых, имущество, на которое не может быть обращено взыскание, а во-вторых, вид доходов, на которые не может быть обращено взыскание.

Перечень имущества, не подлежащего взысканию, закреплен в ст. 446 ГПК РФ. Наконец, важным принципом, действующим в исполнительном производстве, является принцип пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями. Этот принцип, как и предыдущий, — реальное воплощение в жизнь общеправового принципа социальной справедливости. Денежные суммы, взысканные в порядке исполнительного производства, должны быть справедливо распределены между взыскателями. При решении этой задачи законодатель установил три критерия: охрана государственных интересов, защита наиболее социально незащищенных слоев населения и удовлетворение требований в порядке поступления исполнительных документов.

Задача защиты наиболее социально незащищенных слоев населения решается путем установления пяти очередей удовлетворения требований взыскателей (п. 2 ст. 78 Закона «Об исполнительном производстве»). При этом необходимо обратить внимание на то, что очередность удовлетворения требований взыскателей, указанная в рассматриваемой статье, отличается от очередности удовлетворения требований кредиторов (ст. 64 ГК РФ). Некоторые авторы предлагают изменить предусмотренную ст. 78 Закона «Об исполнительном производстве» очередность удовлетворения требований взыскателей, указывая, что в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом.

Таким образом, в исполнительном производстве существует развитая система принципов. Следующим шагом в этом направлении должно быть их законодательное закрепление, придание общеобязательного характера и повсеместное внедрение в правоприменительную практику органов принудительного исполнения. Всестороннее исследование рассмотренных принципов, как общеправовых, так и специфических, позволяет лучше уяснить сущность исполнительного производства, его норм и отдельных институтов.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» не устанавливает задачи исполнительного производства. В отличие, например, от Федерального закона «О судебных приставах», который в ст. 1 указывает, что «на судебных приставов возлагаются задачи по обеспечению установленного порядка деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции и арбитражных судов (далее — суды), а также по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве».

Таким образом, одна из задач судебных приставов — исполнять предусмотренные Федеральным законом «Об исполнительном производстве» акты судебных и иных органов. Данное положение совпадает по смыслу со ст. 1 Федерального закона «Об исполнительном производстве», который указывает, что закон «определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов (далее — судебные акты), а также актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на граждан, организации обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения этих действий». Таким образом, из сферы действия Федерального закона «Об исполнительном производстве» следует, что задачами исполнительного производства являются:

— принудительное исполнение судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов;

— принудительное исполнение актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на граждан, организации обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения этих действий.

Главная задача исполнительного производства — принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов и восстановление прав и интересов взыскателя.

Итак, исполнительное производство основано на принципах, из которых можно выделить общеправовые и специфические принципы. Общеправовые принципы — законность, равноправие, целесообразность, справедливость; специфические — диспозитивность, национальный язык исполнительного производства, неприкосновенность личности должника, неприкосновенность минимума средств существования должника и членов его семьи, пропорциональность распределения взыскиваемых сумм между взыскателями.

Действие принципа законности в исполнительном производстве проявляется в установлении специальных требований и обязанностей к должностным лицам, осуществляющим непосредственное принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов.

Принцип равноправия (равенства), выражается в том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Данный принцип означает внутреннюю оправданность, соответствие поставленной цели, разумность и практическую полезность процессуальных действий, связанных с принудительным исполнением.

Принцип справедливости в исполнительном производстве предопределяет беспристрастное, справедливое отношение судебного пристава-исполнителя к сторонам исполнительного производства, действие его в соответствии с ранее установленной истиной.

В исполнительном производстве проявление принципа диспозитивности тесно связано с разрешением проблемы соотношения частных и публичных начал в правоотношениях, возникающих в ходе принудительного исполнения. Содержание этого принципа, действующего в исполнительном производстве, может быть раскрыто через категорию возможности, под которой обычно понимают то, что при наличии определенных условий может стать реальностью. Диспозитивность предполагает возможность совершения действий (либо их несовершения) по усмотрению лиц, участвующих в исполнительном производстве.

Принцип национального языка исполнительного производства является логическим продолжением действия аналогичного принципа гражданского судопроизводства. Предусматривается, что при совершении исполнительных действий стороны могут пригласить переводчика. Лицу, которому необходимы услуги переводчика, предоставляется срок для его приглашения.

Принцип неприкосновенность личности должника присутствует в исполнительном производстве. Конечно, лишаясь в процессе принудительного исполнения имущества или денежных средств, должник наверняка испытывает определенные лишения нравственного и материального характера, но это качество не главное в исполнительном производстве. Неприкосновенность личности должника гарантируется неприкосновенностью личности гражданина, которая закреплена в Конституции.

Принцип пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями означает, что денежные суммы, взысканные в порядке исполнительного производства, должны быть справедливо распределены между взыскателями.

Основная задача исполнительного производства — принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов и восстановление прав и интересов взыскателя.

См.: Общая теория права и государства. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. — С. 343.

См.: Федеральный закон от 01.01.01 г. № 118-ФЗ О судебных приставах // СЗ РФ. — 1997. — № 30. — Ст. 3590.

См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // СЗ РФ. — 2002. — № 46. — Ст. 4532.

См.: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // СЗ РФ. — 2002. — № 30. — Ст. 3012.

См.: Система принципов в исполнительном производстве // Исполнительное право. — 2006. — № 1. — С. 13.

См.: Словарь русского языка: В 4 т. АН СССР. Ин-т рус. яз. Т. 4 / Под ред. . М.: Русский язык, 1985—1988. — С. 636.

См.: Общая теория государства и права. Академический курс. В 2 т. / Под ред. проф. . Т. 2. Теория права. — М.: Зерцало, 1998. — С. 281.

См.: Содержание и границы усмотрения в деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих правоприменение в сфере управления // Правоприменение в Советском государстве. — М., 1985. — С. 41.

См.: Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. и . — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2000. — С. 244.

См.: Закон РФ от 01.01.01 г. № 1807-1 «О языках народов РФ» // ВСНД и ВС РСФСР. — 1991. — № 50. — Ст. 1740.

См.: Х. Система принципов в исполнительном производстве // Исполнительное право. — 2006. — № 1. — С. 13.

См.: Н. Договор банковского кредитования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2000. — С. 17.

Перед тем как раскрывать особенности защиты прав взыскателя и должника, а также других лиц в исполнительном производстве, необходимо разъяснить, кто такой взыскатель, кто такой должник и какие еще лица участвуют в исполнительном производстве.

Лицами, участвующими в исполнительном производстве, являются:

  • 1) стороны исполнительного производства – взыскатель и должник;
  • 2) лица, непосредственно исполняющие требования, содержащиеся в исполнительном документе;
  • 3) иные лица, содействующие исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (переводчик, понятые, специалист, лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, и др.) (ст. 48 Закона об исполнительном производстве).

Взыскателем является гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ. Должником же является гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от совершения определенных действий.

Глава 17 Закона об исполнительном производстве посвящена защите прав взыскателя и должника, а также других лиц в исполнительном производстве.

  • • Взыскатель вправе предъявить лицам, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи, иск о взыскании денежной суммы, удержанной с должника, но нс перечисленной взыскателю по их вине (ст. 118 Закона об исполнительном производстве).
  • • В случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи. Заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения (ст. 119 Закона об исполнительном производстве).
  • • Заявленный лицами, не принимавшими участия в деле, спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства. Иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) предъявляются к должнику и взыскателю. В случае если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекаются лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. В случае если арестованное или включенное в опись имущество уже реализовано, иск предъявляется также к приобретателю имущества. В случае удовлетворения иска о возврате реализованного имущества споры между приобретателем имущества, взыскателем и должником рассматриваются судом но правилам искового производства (ч. 2 ст. 442 ГПК РФ).
  • • В случае неисполнения содержащегося в исполнительном документе требования о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника ущерб, причиненный организации выплатой указанному работнику денежных сумм, может быть взыскан с руководителя или иного работника этой организации, виновных в неисполнении исполнительного документа (ст. 120 Закона об исполнительном производстве).
  • • Постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде (ст. 121 Закона об исполнительном производстве).

Статья 442 ГПК РФ разъясняет, что в случае допущения судебным приставом-исполнителем при производстве ареста имущества нарушения федерального закона, которое является основанием для отмены ареста независимо от принадлежности имущества должнику или другим лицам, заявление должника об отмене ареста имущества рассматривается судом в порядке, предусмотренном ст. 441 ГПК РФ. Такое заявление может быть подано до реализации арестованного имущества.

Вместе с тем такое понимание защиты прав взыскателя и должника, а также других лиц в исполнительном производстве можно считать узким. До принятия действующего Закона об исполнительном производстве учеными-процессуалистами в качестве мер защиты прав взыскателя выделялись обжалование действий судебного пристава-исполнителя, возможность заявить отвод, а также предусмотренные ст. 60 Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» меры по обеспечению исполнения исполнительного документа при обращении взыскания на имущество должника-организации, иные меры.

К широкому пониманию защиты прав взыскателя и должника, а также других лиц в исполнительном производстве можно отнести соблюдение норм действующего законодательства по очередности удовлетворения требований взыскателей, распределении взысканных денежных средств.

В случае, когда взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения в полном объеме требований, содержащихся в исполнительных документах, указанная сумма распределяется между взыскателями, предъявившими на день распределения соответствующей денежной суммы исполнительные документы, в следующей очередности:

  • 1) в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца, возмещению ущерба, причиненного преступлением, а также требования о компенсации морального вреда;
  • 2) во вторую очередь удовлетворяются требования по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих (работавших) по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;
  • 3) в третью очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;
  • 4) в четвертую очередь удовлетворяются все остальные требования (ч. 1 ст. 111 Закона об исполнительном производстве).

При распределении каждой взысканной с должника денежной суммы требования каждой последующей очереди удовлетворяются после удовлетворения требований предыдущей очереди в полном объеме. Если взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения требований одной очереди в полном объеме, то они удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме, указанной в исполнительном документе. В случае исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах, банком или иной кредитной организацией очередность списания денежных средств со счетов должника определяется ст. 855 ГК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 110 Закона об исполнительном производстве денежные средства, взысканные с должника в процессе исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, в том числе путем реализации имущества должника, подлежат перечислению па депозитный счет подразделения ФССП России, за исключением случаев, предусмотренных Законом об исполнительном производстве. Перечисление (выдача) указанных денежных средств осуществляется в порядке очередности, установленной ч. 3 и 4 ст. 110 Закона об исполнительном производстве, в течение пяти операционных дней со дня поступления денежных средств на депозитный счет подразделения ФССП России. В случае отсутствия сведений о банковских реквизитах взыскателя судебный пристав-исполнитель извещает взыскателя о поступлении денежных средств на депозитный счет подразделения судебных приставов. Не востребованные взыскателем денежные средства хранятся на депозитном счете подразделения судебных приставов в течение трех лет. По истечении данного срока указанные денежные средства перечисляются в федеральный бюджет.

Денежные средства, поступившие на депозитный счет подразделения судебных приставов при исполнении содержащихся в исполнительном документе требований имущественного характера, распределяются в следующей очередности:

  • 1) в первую очередь удовлетворяются в полном объеме требования взыскателя, в том числе возмещаются понесенные им расходы по совершению исполнительных действий;
  • 2) во вторую очередь возмещаются иные расходы по совершению исполнительных действий;
  • 3) в третью очередь уплачивается исполнительский сбор (ч. 3 ст. 110 Закона об исполнительном производстве).

Денежные средства, поступившие на депозитный счет подразделения судебных приставов при исполнении содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера, распределяются в следующей очередности:

  • 1) в первую очередь возмещаются расходы но совершению исполнительных действий;
  • 2) во вторую очередь уплачивается исполнительский сбор (ч. 4 ст. 110 Закона об исполнительном производстве).

Требования каждой последующей очереди удовлетворяются после удовлетворения требований предыдущей очереди в полном объеме. Денежные средства, оставшиеся после удовлетворения всех указанных требований, возвращаются должнику. О наличии остатка денежных средств и возможности их получения судебный пристав-исполнитель извещает должника в течение трех дней.

  • Викут М. А., Исаенкова О. В. Исполнительное производство. С. 69–71 (автор главы – М. А. Викут).
  • Утратил силу.
  • В частности, в данной статье говорится, что в случае ареста судебным приставом-исполнителем принадлежащего должнику-организации имущества третьей очереди он в трехдневный срок после осуществления ареста направляет в Федеральную налоговую службу уведомление о произведенном аресте имущества должника-организации с приложением сведений о составе и стоимости имущества, на которое наложен арест, а также о сумме требований взыскателя. Копия указанного уведомления направляется в налоговый орган, контролирующий осуществление должником-организацией платежей в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды. По предложению Федеральной налоговой службы судебный пристав-исполнитель за счет средств, выделяемых на финансирование службы судебных приставов, публикует в печати сообщение об обращении взыскания на имущество должника-организации. Получив уведомление Федеральной налоговой службы об осуществлении им действий по возбуждению в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации, судебный пристав-исполнитель обращается в соответствии с процессуальным законодательством РФ с заявлением об отсрочке исполнения исполнительного документа до возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника. В случае возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации исполнительное производство и реализация его имущества, на которое обращено взыскание, приостанавливаются до рассмотрения арбитражным судом вопроса по существу.
  • Некоторыми авторами в качестве мер защиты прав взыскателя выделяются приостановление исполнительного производства, обращение в суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока на предъявление исполнительного документа, возможность участия в исполнительном производстве через представителя и т.д. Более подробно см.: Чекмарева А. В. Защита прав взыскателя, должника и других лиц, участвующих в исполнительном производстве: учеб, пособие / под ред. М. А. Викут. Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2006. С. 44–78.

admin