Запрос прокуратуры о предоставлении документов

Когда прокуратура запрашивает информацию

В полномочия Прокуратуры входит надзор за соблюдением законов РФ:

  • при защите прав и законных интересов граждан государственными органами, муниципальными и организациями всех форм собственности;
  • при проведении госзакупок;
  • в воинских органах и частях;
  • при осуществлении уголовного преследования и при исполнении наказаний.

Правила работы установлены федеральным законом №2202-1 от 17.01.1992. При любом нарушении прав гражданин или организация вправе обратиться за защитой в контролирующий госорган. Получив информацию о нарушении прав или закона, госорган обязан реагировать: провести проверку, установить факт нарушения или его отсутствие и вынести соответствующее предписание. Проверка проводится на основании обращения или информации о нарушении, полученных из любых других источников. Требование прокуратуры о предоставлении документов связано с проведением таких проверок. Госорган вправе запрашивать только те сведения и документы, которые связаны с предметом проверки. Не требуют документы или сведения, которые находятся в публичном доступе и официально опубликованы.

Сколько времени есть на ответ на запросы прокуратуры

Стандартный срок, чтобы подготовить и отправить ответ в прокуратуру, — 5 рабочих дней. Если сведения запрашиваются в рамках проверки соблюдения законов — в течение двух дней. В исключительных случаях, если имеет место угроза жизни или здоровью, интересам государства или государственной собственности, — в течение суток.

Если организация не готова вовремя предоставить необходимую информацию, следует в течение срока предоставления ответить письмом с сообщением об этом. Важно аргументированно обосновать невозможность вовремя предоставить документы. Это позволит получить отсрочку.

Как написать ответ

Ответ готовят на фирменном бланке организации. Текст состоит из трех смысловых частей.

Вводная часть:

  • наименование адресата, куда направляется ответ;
  • наименование организации, подающей информацию, ее юридический и фактический адреса, контактные данные;
  • реквизиты обращения, полученного организацией: дата получения, исходящий номер прокуратуры и входящий номер организации;
  • кратко суть требования.

Содержательная часть:

  • изложение требуемой информации;
  • причины, по которым информация не предоставлена в срок, обозначенный в требовании, и когда организация ее предоставит;
  • отказ в предоставлении и его причины.

Заключительная часть:

  • перечень прилагаемых документов;
  • дата составления;
  • должность, Ф.И.О. подписывающего лица и сама подпись.

Перед отправкой ответ регистрируют и присваивают исходящий номер. Передать ответ в прокуратуру следует способом, позволяющим обеспечить скорейшую доставку адресату и подтверждение вручения.

Что будет, если не ответить на требование

В законе однозначно сказано, что получатель требования обязан ответить на запрос. Отсутствие любого ответа на требование прокурора, даже отрицательного, повлечет серьезные последствия.

Представителя организации пригласят на личную встречу. Неявку квалифицируют как административное правонарушение, предусмотренное ст. 17.7 КоАП РФ.

Пренебрежение прокурорскими требованиями влечет штраф:

  • для гражданина — от 1000 до 1500 рублей;
  • для должностного лица — от 2000 до 3000 рублей либо дисквалификация от 6 месяцев до одного года;
  • для организации — от 50 000 до 100 000 рублей, в отдельных случаях деятельность приостанавливается на срок до 90 суток.

Предоставление документов по требованию (запросу) прокурора в рамках проведения прокурорской проверки

Прокурорская проверка может быть документарной или выездной. В обоих случаях прокурор вправе истребовать необходимые ему документы, материалы, статистические и иные сведения (абзацы 2, 3 п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре), которые предоставляются ему бесплатно (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре). Если документы для изучения запрашиваются в преддверии выездной проверки, то прокурорам запрещено истребование у проверяемых лиц излишних материалов, документов и сведений, которые могут быть получены прокурорами непосредственно в ходе проверки с выходом на место (п. 15 Приказа N 195). В любом случае прокурору запрещено требовать предоставления документов и сведений, которые выходят за пределы проверки (абз. 2 п. 15 Приказа N 195). Традиционно проверяемым лицам было сложно оценить избыточность требований прокурора, поскольку прокуратурой и судами широко применялась правило: прокурор никому не обязан давать пояснения по существу проводимой проверки (п. 2 ст. 5 Закона о прокуратуре), пределы которой он устанавливает самостоятельно. Однако после вынесения постановления КС РФ N 2-П от 17.02.2015 (далее — Постановление N 2-П) в закон были внесены поправки. Согласно п. 3 ст. 21 Закона о прокуратуре (в ред. от 07.03.2017) до сведения проверяемого лица доводится решение прокурора о проведении проверки, в котором обязательно указываются ее основания, цели и предмет.

Одновременно закон запретил прокурорам запрашивать некоторые категории сведений, а именно (п. 2.3 ст. 6 Закона о прокуратуре):

— сведения, материалы и документы или их копии, не обусловленные целями проверки и выходящие за ее предмет;

— сведения, материалы и документы или их копии, которые уже передавались прокурору в связи с ранее проведенной проверкой;

— сведения, материалы и документы или их копии, которые официально опубликованы в СМИ или размещены на официальном сайте органа (официальном сайте организации, создание которого предусмотрено ее учредительными документами).

Если в своем требовании прокурор запрашивает информацию, которая передавалась раньше или была опубликована в официальном порядке, то в ответе прокурору следует напомнить о предыдущей проверке, в рамках которой передавались запрошенные сведения, либо указать на СМИ или официальный сайт, где опубликованы (размещены) соответствующие материалы. В обоих случаях требуется указать, насколько эта информация (переданная ранее или опубликованная) актуальна на момент запроса (п. 2.4 ст. 6 Закона о прокуратуре). А если прокурор, истребуя эти сведения, документы и материалы, ссылается на наличие ЧС, угрозы причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу, окружающей среде, безопасности государства, либо на необходимость проведения исследования для получения дополнительной информации, которая может повлиять на выводы проводимой проверки, то п. 2.5 ст. 6 Закона о прокуратуре требует непосредственного предоставления этих материалов прокурору. Отметим, однако, что это правило входит в противоречие с позицией КС РФ: Постановление N 2-П также запрещает требовать любые документы, которые могут быть получены у других госорганов или из открытых источников или которые уже передавались в прокуратуру в связи с ранее проводимой проверкой, причем не предусматривает для этого запрета никаких исключений (абз. 3 п. 2 резолютивной части).

Кроме того, Постановление N 2-П запрещает прокурору требовать от проверяемого лица формировать те документы, которые не имелись на момент предъявления требования, а также требовать документы, которые проверяемое лицо и не обязано иметь в соответствии с законодательством (абз. 3 п. 2 резолютивной части). Запрашивая статистическую информацию, прокурор вправе требовать предоставления только тех статистических данных, сбор которых прямо предусмотрен законодательством (абз. 2 п. 15 Приказа N 195, см. также постановление Кореновского районного суда Краснодарского края от 23.06.2014 по делу N 7.1-39/2014).

Требование о предоставлении документов (так официально называется запрос прокурора) оформляется в произвольной форме, подписывается прокурором (в смысле ст. 54 Закона о прокуратуре, см. письмо Генеральной прокуратуры РФ от 11.01.2016 N 72/1-р-2016) и скрепляется обычной печатью (п.п. 12.2.5 — 12.2.7 Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры РФ, утв. приказом Генерального прокурора РФ от 29.12.2011 N 450, далее — Инструкция N 450). Очевидно, что одновременно с требованием прокурор должен передать решение о проведении проверки (если оно вынесено в отношении адресата запроса, см. п. 3 ст. 21 Закона о прокуратуре).

Внимание

Требование прокурора о предоставлении сведений и документов, переданное только по факсу, не считается документом, имеющим юридическую силу (п. 5.12.7 Инструкции N 450). При передаче документа факсимильной связью досылка оригинала является обязательной, в противном случае требования прокурора можно проигнорировать (постановления ВС РФ от 20.08.2013 N 19-АД13-1; Московского городского суда от 09.09.2013 N 4а-1746/13, Бежицкого районного суда г. Брянска Брянской области от 24.03.2014 по делу N 5-167/14; решения Минераловодского городского суда Ставропольского края от 24.12.2014 по делу N 12-213/2014, Сахалинского областного суда от 08.04.2014 по делу N 71-33/2014; противоположные решения — постановления Георгиевского городского суда Ставропольского края от 02.02.2015 по делу N 12-8/2015; Московского гарнизонного военного суда г. Москва от 06.07.2012).

В своем требовании прокурор, как правило, указывает срок, в течение которого документы должны быть представлены.

Сроки могут быть такими:

— самый короткий срок из возможных — в течение календарных суток с момента получения требования — может быть установлен только в ситуации ЧС или при наличии угрозы причинения вреда жизни или здоровью, имуществу, окружающей среде, безопасности государства, (п. 2.1 ст. 6 Закона о прокуратуре). Представляется (хотя в законе об этом не сказано), что в этом случае требование прокурора должно содержать указания на наличие соответствующей угрозы или констатировать факт ЧС;

— два рабочих дня с момента получения требования. Используется в случаях, если проводится проверка в рамках надзора за исполнением законов (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре);

— пять рабочих дней с момента получения требования. Используется в случаях, если проводится проверка в рамках надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре);

— более длительные сроки, которые устанавливается прокурором по его усмотрению. Вообще, сроки, установленные прокурором в требовании, должны быть разумными (п. 4 резолютивной части Постановления N 2-П), то есть учитывать объем и характер запрошенной информации, количество персонала, которое необходимо для исполнения требования, график работы проверяемого лица (например, перед новогодними каникулами) и т.п. В противном случае нагрузка на проверяемое лицо будет настолько сильной, что требование прокурора, по сути, может стать вмешательством в оперативно-хозяйствующую деятельность, что прямо запрещено законом (п. 2 ст. 26 Закона о прокуратуре).

Если требование прокурора не содержит вообще никакого срока представления документов, то получатель требования должен уложиться в сроки, указанные выше: два рабочих дня, если документы истребуются в рамках надзора за исполнением законов, и пять рабочих дней — если документы необходимы для проверки в рамках надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре).

Что делать, если срок кажется слишком маленьким для предоставления всего объема документов, указанного в требовании прокурора? В этом случае можно — в течение срока исполнения требования — письменно уведомить прокурора о невозможности представления истребуемой информации в установленный срок, обязательно с изложением объективных причин. Прокурор обязан принять решение об установлении нового срока для их представления (абз. 2 п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре). В дальнейшем это обстоятельство может быть учтено судом (решение Железнодорожного районного суда г. Ульяновска Ульяновской области от 05.08.2014 по делу N 12-172/14). Требование в части срока может быть самостоятельно оспорено в суде (решение Нюрбинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 29.04.2015 по делу N 2-276/2015).

Закон о прокуратуре не содержит правил, аналогичных нормам ч.ч. 6, 7 ст. 11, п. 3 ст. 15 Закона 294-ФЗ, о необходимости предоставления запрошенных документов в виде простых копий, заверенных печатью (при ее наличии) и запрете изъятия для проверки оригиналов таких документов. Следовательно, требование прокурора о предоставлении ему для ознакомления подлинника нельзя назвать незаконным. Однако целесообразность предоставления для проверки именно оригиналов запрошенных документов вызывает сомнения, поскольку, во-первых, процедура возврата таких изъятых подлинников не регламентирована; во-вторых, прокурор не вправе вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность организаций и чинить препятствия правомерной предпринимательской деятельности участников экономических отношений (п. 2 ст. 26 Закона о прокуратуре, абз. 4, 5 п. 1.3 Приказа N 53, п.п. 8.4, 8.6 Приказа N 195). Тем не менее, суд может признать такое требование законным, если, например, истребование оригиналов вызвано необходимостью проверки сведений, внесенных в первичные документы, необходимостью назначения в ходе прокурорской проверки почерковедческой, документоведческой и иных исследований (решение Центрального районного суда г. Челябинска Челябинской области от 23.05.2014 по делу N 12-239/2014).

Устный запрос прокурора о предоставлении документов не отвечает законным требованиям, поэтому ответственность за его неисполнение не возникает (постановление Кромского районного суда Орловской области от 24.04.2015 по делу N 2-12-5/2015; решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 03.06.2015 по делу N 12-127/2015).

Запрашивая документы, на которые распространяется режим банковской, налоговой и иной охраняемой законом тайны, прокуроры должны руководствоваться порядком, установленным законодательством о такой тайне (абз. 3 п. 6 Приказа N 195). Это касается и запросов документов у самой проверяемой организации, и запросов третьим лицам по данной организации.

Банковская тайна

В рамках проверки исполнения законов и соблюдения прав и свобод человека прокурор не вправе запрашивать информацию, отнесенную к банковской тайне, у кредитных организаций, аудиторских организаций, операторов платежных систем и других субъектов, перечисленных в ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-I «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон N 395-1). К банковской тайне относятся сведения о клиенте, его счетах, вкладах, операциях по счету (ст. 857 ГК РФ) и иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией (ч. 1 ст. 26 Закона N 395-1). В частности, недопустимым является требование информации об исполнении платежных поручений клиентов банка, о соблюдении очередности списания денежных средств с их счетов и др., а также требования о ее документальном подтверждении (письмо Генеральной прокуратуры РФ от 12.03.2010 N 73/1-380-2010). Отказ в исполнении подобного запроса является правомерным (постановления ВС РФ от 27.02.2013 N 32-АД12-4; заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 08.02.2011 N 74-АД11-1), даже если требование прокурора обусловлено проверкой соблюдения антикоррупционного законодательства (решения Ленинского районного суда г. Владивостока Приморского края от 23.07.2014 по делу N 2-4899/14, Железнодорожного районного суда г. Хабаровска Хабаровского края от 31.07.2014 по делу N 2-2546/2014). Необходимо предупредить, однако, что существуют и противоположные судебные решения (определение СК по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 11.03.2015 по делу N 33-1442/2015; решения Железнодорожного районного суда г. Ульяновска Ульяновской области от 05.08.2014 по делу N 12-172/14, Промышленного районного суда г. Оренбурга Оренбургской области от 26.11.2014 по делу N 12-236/2014, Красноперекопского районного суда г. Ярославля Ярославской области от 23.04.2014 по делу N 12-46/2014, постановления заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 28.09.2011 N 74-АД11-6; Саратовского областного суда от 09.04.2013 по делу N 7-208/2013 и от 12.02.2013 по делу N 7-97/2013).

Налоговая тайна

К налоговой тайне относятся полученные ОВД, налоговыми, таможенными, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда сведения о налогоплательщике, за исключениями, установленными ч. 1 ст. 102 НК РФ. Налоговая тайна не подлежит разглашению (ч. 2 ст. 102 НК РФ). Однако налоговые органы обязаны предоставить указанные сведения по запросу прокурора, оформленному надлежащим образом, то есть содержащим:

— ссылку на федеральный закон, дающий право на получение такой информации;

— обоснование, т.е. мотив, цель, определенную предметом надзора и полномочиями прокурора, для достижения которой необходимо использовать запрашиваемую конфиденциальную информацию конкретной цели получения информации от налогового органа, (п.п. 6, 7, 11 Порядка доступа к конфиденциальной информации налоговых органов, утв. приказом МНС России от 03.03.2003 N БГ-3-28/96).

Налоговые органы не исполняют запросы прокурора об истребовании сведений, отнесенных к налоговой тайне, для проведения некой неидентифицированной проверки (не по установлению нарушений определенных лиц и не в связи с поступившей в орган прокуратуры информацией о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором), для планирования и организации надзорной деятельности, для анализа состояния законности и иные производные запросы (п. 3 письма ФНС России от 11.06.2009 N МН-22-6/469, решение Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда Волгоградской области от 12.02.2015 по делу N 12-60/2015).

Следует отметить, что суд не всегда соглашается со ссылками на упомянутый приказ МНС России: так, в Апелляционном определении СК по административным делам Курганского областного суда от 03.11.2015 по делу N 33а-3483/2015 суд привлек к ответственности инспекцию за отказ в предоставлении сведений, несмотря на то, что запрос прокурора не был должным образом оформлен. Судебный акт мотивирован тем, что упомянутый Порядок был разработан, утвержден и веден в действие в соответствии с утратившим силу федеральным законом от 20.02.1995 N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации».

Персональные данные

Персональные данные — это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определённому или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных) (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», далее — Закон N 152-ФЗ). Оператором персональных данных является орган власти либо лицо, осуществляющее обработку персональных данных (п. 2 ст. 3 Закона N 152-ФЗ). Операторы обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 7 Закона N 152-ФЗ). С августа 2013 года (см. Федеральный закон от 23.07.2013 N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с уточнением полномочий органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам обработки персональных данных») органам прокуратуры в связи с осуществлением прокурорского надзора разрешено получать в установленных законодательством случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных (п. 2.1 ст. 4 Закона о прокуратуре). Закон N 152-ФЗ разрешает прокуратуре в связи с осуществлением прокурорского надзора обрабатывать также некоторые специальные категории персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни (п. 7.1 ч. 2 ст. 10 Закона N 152-ФЗ). Пункт 1.3 Инструкции о порядке обработки в органах прокуратуры Российской Федерации персональных данных, полученных в связи с осуществлением прокурорского надзора, утв. приказом Генерального прокурора РФ от 22.11.2013 N 506, предполагает доступ прокуроров к любой информации о субъекте персональных данных. Отсюда следует, что отказ в предоставлении персональных данных по запросу прокуратуры в рамках проверки недопустим (постановление Ипатовского районного суда Ставропольского края от 19.01.2015 по делу N 12-5/2015; решение Петровского районного суда Ставропольского края от 02.02.2015 по делу N 12-10/2015, апелляционное определение Калининградского областного суда от 09.10.2013 N 33-4423/2013). Отметим, что и до августа 2013 года суды часто признавали это право за прокуратурой (определение СК по административным делам ВС РФ от 30.03.2011 N 16-Впр11-3; постановления Красноярского краевого суда от 30.04.2013 по делу N 4А-277/2013; Хабаровского краевого суда от 28.04.2012 по делу N 4А-237/2012; Сахалинского областного суда от 07.10.2011 по делу N 4а-260; определение Московского городского суда от 20.02.2013 N 11-5750/13), хотя Верховный Суд РФ, как правило, придерживался противоположной позиции (постановления ВС РФ от 20.08.2013 N 19-АД13-1; от 07.10.2013 N 94-АД13-1).

В случае отказа от предоставления требуемых персональных данных прокурор может обратиться в суд с требованием о понуждении ответчика к исполнению обязанности (решения Георгиевского городского суда Ставропольского края от 12.12.2014 по делу N 2-2569/2014, Ононского районного суда Забайкальского края от 11.11.2014 по делу N 2-482/2014; определение СК по гражданским делам Иркутского областного суда от 09.09.2014 по делу N 33-7441-14).

Коммерческая тайна

Информация, составляющая коммерческую тайну — это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне», далее — Закон N 98-ФЗ). Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, по мотивированному требованию органа прокуратуры предоставляет ему на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну (ч. 1 ст. 6 Закона N 98-ФЗ). Мотивированное требование должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации, составляющей коммерческую тайну, и срок предоставления этой информации (постановление Бежицкого районного суда г. Брянска Брянской области от 24.03.2014 по делу N 5-167/14). Однако судебной практики по таким делам очень мало.

Судебной практики по вопросу предоставления прокуратуре сведений, отнесенных к коммерческой тайне, найти не удалось. Однако в аналогичных делах (о предоставлении информации, отнесенной к коммерческой тайне, антимонопольному органу) суд указал, что мотивированный запрос должен содержать цели и задачи проверки запрашиваемых сведений, сведения об относимости истребованной информации к рассматриваемому делу, обстоятельства, подлежащие доказыванию, для подтверждения которых требуются запрашиваемые сведения; при этом ссылка административного органа на положения закона и рассмотрение дела за конкретным номером, не является указанием цели и обоснования необходимости запрашиваемой информации и документов; выражения «в связи с необходимостью рассмотрения дела N _» и «необходимые антимонопольному органу для осуществления своих полномочий» не могут быть приняты в качестве мотивировки требования (решение Арбитражного суда Волгоградской области от 11.01.2010 N А12-23929/2009; постановление ФАС Поволжского округа от 19.05.2010 по делу N А12-22719/2009). Противоположная практика тоже существует (постановления Шестого ААС от 24.02.2012 N 06АП-381/12; Второго ААС от 24.02. 2011 N 02АП-5408/2010).

В случае отказа предоставить такую информацию прокуратура вправе затребовать эту информацию в судебном порядке (ч. 2 ст. 6 Закона N 98-ФЗ, решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 28.04.2015 по делу N 2-537/2015).

Врачебная тайна

Врачебную тайну составляют:

— сведения о факте обращения гражданина за медицинской помощью, а также сведения о состоянии его здоровья и диагнозе, полученные при медицинском обследовании и лечении (ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», далее — Закон N 323-ФЗ);

— сведения о факте обращения гражданина за психиатрической помощью, сведения о состоянии его психического здоровья и диагнозе психического расстройства (ст. 9 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

Предоставление сведений, отнесенных к врачебной тайне, без согласия пациента или его законного представителя, по общему правилу, не допускается (ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ). Из этого общего правила есть ряд исключений. В частности, эти сведения могут быть предоставлены и без согласия соответствующих лиц по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора (п. 3 ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ). Однако по данному вопросу высказывался также и Европейский Суд по правам человека. Более того, на этот прецедент ЕСПЧ специально указал Верховный Суд РФ (см. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ, утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015), и на этот же прецедент ссылался Конституционный Суд РФ в своем определении от 09.06.2015 N 1275-О (см. абз. 8 п. 2 мотивировочной части). Согласно правовой позиции, выраженной Европейским Судом по правам человека в постановлении от 06.06.2013 по делу «Авилкина и другие (Avilkina and Others) против Российской Федерации» (жалоба N 1585/09), раскрытие медицинской информации для целей прокурорской проверки без согласия пациентов и в отсутствие какой-либо настоятельной общественной необходимости раскрытия информации, составляющей врачебную тайну, является нарушением требований ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS N 005. Таким образом, предоставление медицинских документов по запросу прокуратуры в некоторых случаях возможно только с согласия причастных пациентов.

Отказ в предоставлении документов

В случае отказа в предоставлении документов по требованию прокурора либо нарушении сроков предоставления документов виновное лицо (которым может быть признана организация, должностное лицо или конкретный работник) может быть привлечено к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ, однако на практике гораздо чаще привлекают по более строгой ст. 17.7 КоАП РФ, см., например, решение Цивильского районного суда Чувашской Республики — Чувашии от 12.02.2015 по делу N 12-7/2015, постановления Саратовского областного суда от 09.04.2013 по делу N 7-187/2013; Хабаровского краевого суда от 07.08.2013 по делу N 4А-373/2013).

При этом, если прокурор адресовал запрос конкретному должностному лицу, то именно оно привлекается к административной ответственности, а не иные лица, которые фактически готовили ответ на такой запрос (постановление Верховного Суда РФ от 24.11.2017 N 18-АД17-47).

Ответственности можно избежать, если требования прокурора заведомо неисполнимы (например, установлен слишком короткий срок для предоставления большого объема документов, требование представлено за пределами рабочего времени и пр.) (постановления Верховного Суда РФ от 30.11.2016 N 58-АД16-15, Кромского районного суда Орловской области от 24.04.2015 по делу N 2-12-5/2015, Алтайского краевого суда от 21.01.2013 N 4а-14/2013; Нижегородского областного суда от 21.03.2012 N 7п-105/2012; Московского городского суда от 29.10.2012 N 4а-2354/12, решения Таштагольского городского суда Кемеровской области от 28.05.2014 по делу N 12-84/14, Красноярского краевого суда от 13.03.2014 по делу N 7п-97/2014). Противоположный исход — решение Астраханского областного суда от 16.05.2014 по делу N 7-171/2014.

Тот факт, что адресат запроса фактически не осуществляет деятельности, хотя и числится в ЕГРЮЛ, не освобождает его от ответственности (постановление Костомукшского городского суда Республики Карелия от 25.05.2014 по делу N 5-73/14).

Запрос прокурора о предоставлении необходимых сведений и документов может быть оспорен по правилам, установленным главой 22 КАС РФ. На практике такие запросы оспариваются и в арбитражных судах по правилам главы 24 АПК РФ (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 25.03.2015 N Ф01-725/15, ФАС Дальневосточного округа от 22.05.2012 N Ф03-1603/12), однако арбитражные суды, как правило, прекращают производство по мотивам неподведомственности (определения Арбитражного суда Краснодарского края от 18.06.2015 по делу N А32-12470/2015 и от 13.04.2015 по делу N А32-3563/2015, постановления Седьмого ААС от 10.09.2012 N 07АП-7511/12; Одиннадцатого ААС от 13.01.2012 N 11АП-14055/11). Вообще в таких делах суды, как правило, поддерживают прокуратуру (см. определения Свердловского областного суда от 29.01.2013 N 33-958/2013; СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 18.09.2012 по делу N 33-6896/2012). Противоположные решения довольно редки (см. решения Нюрбинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 29.04.2015 по делу N 2-276/2015, Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 27.01.2012 по делу N 2-83/2012).

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью: Винокуров А.Ю. — О некоторых вопросах, связанных с истребованием прокурором информации // Юридические исследования. – 2017. – № 10. – С. 20 — 27. DOI: 10.25136/2409-7136.2017.10.23974 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=23974

Винокуров Александр Юрьевич
доктор юридических наук
директор, Научно-исследовательский институт, Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации
117463, Россия, г. Москва, пр-д Карамзина, 1
Vinokurov Alexander Yurievich
Doctor of Law
Director of the Research and Development Centre at the Academy of the Office of the Prosecutor General of the Russian Federation
117463, Russia, Moscow, pr-d Karamzina, 1 -1, app. 355

vinalexur
Другие публикации этого автора

10.25136/2409-7136.2017.10.23974

Дата направления статьи в редакцию:

22-08-2017

Дата публикации:

15-10-2017

Аннотация.

Предметом исследования в настоящей статье выступают новеллы, внесенные в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», связанные с регламентацией процедуры истребования прокурорами документов, необходимых им при осуществлении возложенных на них задач, а также порядок исполнения поднадзорными органами (организациями) требований прокуроров. Автор в целом поддерживает нововведения, потребность в которых была обусловлена позициями Конституционного Суда Российской Федерации, высказанными в 2015 году и направленными на установление определенности в отдельных аспектах прокурорской деятельности. В статье на основе сопоставления позиций Конституционного Суда Российской Федерации и непосредственно норм Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» установлено, что основная задача законодателем решена. Основными выводами проведенного исследования можно считать убеждение в востребованности на практике проанализированных новелл. Вместе с тем на фоне заметной детализации сопровождающих прокурорскую деятельность процедур, связанных с истребованием прокурорами необходимой им информации, имеют место неоднозначные и спорные нормы, которые бы следовало скорректировать.

Ключевые слова: запрос, информация, объем информации, предмет проверки, полномочия прокурора, прокурор, прокурорская деятельность, прокурорский надзор, срок исполнения, требование
The research subject is the novels of the Federal Law «On Prosecution Service of the Russian Federation”, regulating the procedure of prosecutors’ requests for necessary documents, and the procedure of implementation of prosecutors’ requests by the regulated bodies. The author supports the novels, based on the positions of the Constitutional Court of the Russian Federation, formulated on 2015. They are aimed at clarifying particular aspects of prosecutors’ activity. The author compares the position of the Constitutional Court and the provisions of the Federal law and finds out that the legislator has solved the key task. The author proves the relevance of the analyzed novels. At the same time, in the context of significant specification of associated procedures, there are ambiguous and disputable issues, connected with prosecutor’s request for information, which should be corrected.
Prosecutor’s supervision, prosecutorial activities, Prosecutor, powers of prosecutor, subject of verification , volume of information, information, request, period of performance, requirement

В рамках настоящей статьи нам хотелось бы уделить внимание одной из новелл, внесенных в Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон о прокуратуре) Федеральным законом от 07.03.2017 № 27-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон № 27-ФЗ) , которая на фоне других более «глобальных» изменений, связанных с детализацией алгоритма прокурорской проверки исполнения законов, не нашла еще должного отклика среди ученых-прокуророведов.

Напомним, что принятие Закона № 27-ФЗ было обусловлено необходимостью выполнения законодателем требований, вытекающих из резолютивной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17.02.2015 № 2-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 6, пункта 2 статьи 21 и пункта 1 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобами Межрегиональной ассоциации правозащитных общественных объединений «Агора», … и гражданки С.А. Ганнушкиной» (далее – Постановление № 2-П) , в котором применительно к рассматриваемой нами проблематике взаимосвязанные положения п. 1 ст. 6, п. 2 ст. 21 и п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре признаны не противоречащими Конституции России постольку, поскольку:

1) эти положения – как закрепляющие полномочие прокурора требовать при проведении проверок в порядке осуществления функции надзора за исполнением законов безусловного представления руководителями и другими должностными лицами некоммерческих организаций необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений –обеспечивают выполнение прокуратурой России возложенной на нее функции надзора как деятельности, обусловленной по своему предназначению требованиями Конституции России, и направлены на обеспечение законности, государственной и общественной безопасности, защиту прав и свобод других лиц, а также иных конституционно значимых ценностей;

2) предполагают возможность запроса прокурором у руководителей и должностных лиц некоммерческой организации документов и материалов, непосредственно обусловленных целями и предметом конкретной проверки , не могущих быть полученными у других государственных органов или из открытых источников и не передававшихся органам прокуратуры в связи с ранее проведенной проверкой исполнения законов данной некоммерческой организацией, и не обязывают некоммерческую организацию представлять документы, которые она не обязана иметь в соответствии с законодательством, а также формировать документы, не имеющиеся на момент предъявления требования прокурора .

Как видим, в Постановлении № 2-П использовано сразу два подхода, характеризующих волевые решения (действия) прокурора, предшествующие получению им искомой информации. В первом случае речь идет о требовании, а во втором – о запросе. Полагаем, что даже с учетом отсутствия у решения Конституционного Суда РФ силы непосредственного регулятора правоотношений, подобное расхождение в терминологии применительно к описанию аналогичных правовых явлений нельзя признать допустимым. И следует в этой связи отметить, что и законодатель далеко не всегда следует единству, что на практике приводит в том числе и к судебным разбирательствам. Наглядным примером этому является ситуация, описанная Ч.М. Исмаиловым, где речь идет о конкуренции статей 6, 22 и 27 Закона о прокуратуре и п. 3 ст. 7 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» .

Итак, Конституционный Суд РФ подтвердил правомерность истребования прокурором в ходе проверок исполнения закона необходимых ему материалов и иных документов, которые не могли быть получены иным способом, однако в данном случае речь шла лишь о конкретизации неоспоримого факта. А вот вторым и самым важным обстоятельством, послужившим законодательным новеллам в рассматриваемой нами части, явился вывод, содержащийся в п. 3 резолютивной части Постановления № 2-П, которым взаимосвязанные положения п. 1 ст. 6 и п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре признаны не соответствующими Конституции России в той мере, в какой эти положения – в нарушение требования формальной определенности закона – предусматривая безусловное исполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий по проведению проверки исполнения законов, в установленный срок , нарушение которого в системе действующего правового регулирования предполагает наступление административной ответственности, не регламентируют конкретные сроки исполнения таких требований .

Именно с учетом приведенных выводов высшего органа конституционного надзора попытаемся рассмотреть соответствующие новеллы, внесенные Законом № 27-ФЗ.

Напомним, что действовавшая до 18 марта 2017 г. редакция п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре достаточно лаконично определяла, что «статистическая и иная информация, справки, документы и их копии, необходимые при осуществлении возложенных на органы прокуратуры функций, представляются по требованию прокурора безвозмездно». Как видим, в процитированной норме речь идет о функциях, а в Постановлении № 2-П – о надзоре за исполнением законов, который, несмотря на обозначение его Конституционным Судом РФ как функции, является лишь составной частью – отраслью функции прокурорского надзора . Но позиции судебного органа были обусловлены обстоятельствами конкретной жалобы, в то время как полифункциональный характер прокурорской деятельности, безусловно, требует формирования законодателем общих подходов, применимых к разным аспектам работы прокурора. В этой связи законодатель, существенно обновив и дополнив ст. 6 Закона о прокуратуре, все-таки принял во внимание отмеченные нами обстоятельства.

В пункте 2 указанной статьи круг допустимых к истребованию прокурором сведений образуют статистическая и иная информация, документы (в том числе электронные документы, подписанные электронной подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации), справки и другие материалы или их копии . Законодателем установлено, что указанные документы предоставляются в течение пяти рабочих дней с момента поступления требования прокурора руководителю или иному уполномоченному представителю органа (организации), а в ходе проведения проверок исполнения законов – в течение двух рабочих дней с момента предъявления требования прокурора.

Не принимая во внимание разницу в сроках и сопутствующие им обстоятельства, хотелось бы остановиться на разных по своей сути формулировках в двух описанных случаях, когда, с одной стороны, течение срока идет «с момента поступления требования прокурора руководителю или иному уполномоченному представителю органа (организации)», а с другой – «с момента предъявления требования прокурора». В этой связи важным представляется вопрос о форме требования прокурора.

В первом случае она однозначно письменная, поскольку «поступить» адресату может только материализованный объект, каковым и будет являться документ под название «требование». Во втором случае все не так однозначно, коль скоро законодатель не посчитал нужным определить форму требования, которое в принципе может быть доведено до сведения соответствующего лица в устном порядке. Однако с учетом возможных последствий невыполнения требования прокурора все-таки разумным будет придерживаться письменной его формы.

Кроме того, как и в любой деловой переписке, немаловажным является процесс регистрации поступившего документа, который регламентируется ведомственной инструкцией по делопроизводству, однако не может превышать трех дней с момента поступления в соответствующий орган (организацию). При этом ускорять регистрационный процесс прокурор не вправе, что допускает суммирование времени регистрации с установленным законодателем сроком представления необходимых прокурору документов. Конечно, к руководителю или иному уполномоченному представителю органа (организации) требование прокурора может поступить и за рамками установленного трехдневного регистрационного срока, однако отсчет времени исполнения требования идет со следующего после регистрации дня.

Что касается второго случая, то он связан с непосредственным выходом прокурора на проверку, и поскольку законодателем определен срок «с момента предъявления требования», то этот самый момент также должен быть зафиксирован. По нашему мнению, речь не обязательно идет о предварительной процедуре регистрации. Прокурору достаточно для фиксации факта получить на копии своего требования разборчивую с расшифровкой подпись надлежащего должностного (иного) лица, что будет являться подтверждением осуществления юридически значимой процедуры передачи документа и даст начало отсчета установленному законодателем сроку. При этом не совсем корректная формулировка законодательной нормы ставит вопрос о том, считать ли день вручения требования одним из двух установленных для исполнения рабочих дней либо срок нужно считать со следующего дня. По нашему мнению, с учетом неоднозначности во внимание должен приниматься второй вариант, какие бы это не создавало трудности для прокурора, особенно с учетом приходящихся на этот срок выходных и праздничных дней.

В силу широкого понимания термина «прокурор», закрепленного в ст. 54 Закона о прокуратуре, следует уточнить, что в силу сложившихся традиций правом истребования соответствующих документов обладает прокурор – руководитель прокуратуры и его заместитель. Это снижает риски избыточной активности со стороны прокуроров-исполнителей, зачастую не обладающих достаточным опытом. Комментируемая норма, устанавливая четкие сроки предоставления информации, не позволяет прокурору произвольно сокращать их в своем требовании . Конечно, на условиях обоюдной договоренности сроки могут быть сокращены запрашиваемой стороной, но навязывание своей позиции прокурором должно исключаться. В то же время законодатель, исходя из соображений разумности, предусматривает установление в требовании прокурора более длительных сроков , когда конкретная ситуация не обусловлена необходимостью спешки.

Кроме того, в абзаце втором п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре запрашиваемой стороне дается право перенести срок представления истребуемой прокурором информации , если об этом последний в письменной форме уведомляется с изложением объективных причин невозможности представления сведений в ранее установленный срок. Главное, чтобы соответствующее уведомление прокурор получил до истечения первоначального срока, поскольку в противном случае будет сложно объяснить причину невыполнения законных требований прокурора. В свою очередь прокурор наделен правом установления нового срока представления истребуемой информации , который желательно определять исходя из объективной возможности исполнения требований, не позволяя при этом запрашиваемой стороне заниматься откровенной волокитой. Законодатель не устанавливает количество возможных продлений срока представления сведений, но, по нашему убеждению, необходимо исключать вероятность последующих назначений сроков.

Дополнившим ст. 6 Закона о прокуратуре пунктом 2.1 предусмотрено, что при наличии угрозы причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, безопасности государства, при наличии чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера истребуемые прокурором сведения представляются в течение суток с момента поступления требования. Как видим, здесь законодатель не оперирует привязкой срока к рабочим дням, как это имело место в предыдущем пункте. Данное обстоятельство обусловлено чрезвычайным характером перечисленных выше оснований, а также тем, что соответствующие органы и организации, которым может адресоваться требование прокурора, работают в круглосуточном режиме, что, в свою очередь, и позволяет обеспечить должную оперативность в обмене информацией. Соответственно суточный срок исполнения требований начинает свой отсчет с часа, следующего за часом получения требования прокурора, что определяется, например, временем приема информации по факсу.

Также нововведенный п. 2.2 уточняет, что сроки представления соответствующих сведений, указанные в пунктах 2 и 2.1 ст. 6 Закона о прокуратуре, не распространяются на случаи исполнения требований прокурора, вытекающих из его полномочий, предусмотренных статьями 30 и 33 Закона о прокуратуре , то есть в рамках надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, а также надзора за исполнением законов в уголовно-исполнительной сфере. В первом случае (применительно к ст. 30 Закона о прокуратуре), отмеченное исключение обусловлено спецификой надзорной деятельности и наличием в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности и уголовно-процессуальном законодательстве формализованного перечня сведений, которые могут представляться прокурору по его требованию (запросу). Что касается уголовно-исполнительной сферы, то в ст. 33 Закона о прокуратуре также определен перечень возможной к истребованию информации. Нераспространение на указанные сферы надзорной деятельности сроков представления истребуемых сведений обусловливает возможность прокурора в тех случаях, когда таковые не установлены прямо в отраслевом законодательстве, назначать их произвольно, но исходя из соображений как разумности, так и безотлагательности .

Пункт 2.3 ст. 6 Закона о прокуратуре определяет перечень сведений, которые прокурор не вправе истребовать у поднадзорного органа (организации), а именно:

информацию, документы и материалы или их копии в рамках проведения проверки, не обусловленные целями указанной проверки и (или) не относящиеся к предмету указанной проверки . Говоря о цели проверки, следует исходить из традиционных подходов, согласно которым прокурор, проверяя тот или иной объект, устанавливает в конкретный временной период состояние законности в той или иной сфере, которое выражается либо в имеющихся нарушениях законов, либо в отсутствии таковых. То есть формально его цель не связана исключительно с выявлением нарушений законов, если таковые в принципе отсутствуют. Что касается предмета проверки, то здесь речь идет о сфере правоотношений, регулируемых конкретным законодательным актом или группой таковых, в рамках которой проводятся проверочные действия. При этом предмет проверки может иметь комплексный характер, однако это не оправдывает излишне истребуемые прокурором сведения, которые должны соотноситься с заявленным предметом проверки;

информацию, документы и материалы или их копии, которые передавались органам прокуратуры в связи с ранее проведенной проверкой либо которые официально опубликованы в средствах массовой информации или размещены на официальном сайте органа (официальном сайте организации, создание которого предусмотрено ее учредительными документами) в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением случаев, установленных Законом о прокуратуре . Данный запрет обусловлен необходимостью снятия с поднадзорных прокурору органов (организаций) дополнительных обязанностей по представлению сведений, которые либо должны уже находиться у него по причине ранее имевшего место истребования, либо размещены в открытом доступе, что само по себе презюмирует недопустимость избыточного беспокойства соответствующих структур.

Оба перечисленных запрета прямо вытекают из существа позиции, высказанной в Постановлении № 2-П.

Пункт 2.4, также являющийся новеллой, с одной стороны, корреспондирует абзацу третьему п. 2.3 рассматриваемой статьи, устанавливая, что в случаях, предусмотренных этой нормой, орган (организация) обязан указывать в ответе на требование прокурора сведения о проверке, в рамках которой передавались такие информация, документы и материалы, и актуальность таких информации, документов и материалов на момент требования или сведения об СМИ либо об официальном сайте органа (организации) в сети «Интернет», в которых опубликованы (размещены) соответствующие актуальные на момент требования информация, документы и материалы. С другой стороны, если прокурору пунктом 2.3 в принципе запрещено требовать соответствующую информацию, то в чем смысл дачи ему ответа. Ведь прокурор уже нарушает установленный запрет.

С точки зрения логики законодателю следовало бы оговорить в комментируемой норме и способ действий запрашиваемой стороны при наличии оснований, предусмотренных абзацем вторым п. 2.3 ст. 6 Закона о прокуратуре. Ведь проигнорировать требование прокурора чревато вполне определенными последствиями. Хотя допускаем, что руководителям поднадзорных органов (организаций) далеко не всегда может хватать как смелости, так и достаточных знаний для объяснения прокурору сути его ошибки в требовании, не коррелирующем с целью или предметом проверки. Тем не менее адресату прокурорского требования нельзя оставлять его безответным, поскольку доказывать свою невиновность придется уже в суде при решении вопроса о привлечении к административной ответственности по ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Говоря о сущности п. 2.4 ст. 6 Закона о прокуратуре, следует подчеркнуть, что, устанавливая обязанность запрашиваемой стороны указывать в ответе на требование прокурора сведения о проверке, в рамках которой передавались соответствующие информация, документы и материалы, а равно определять актуальность таких сведений на момент требования, законодатель создает для адресата объективно больше сложностей, чем если бы речь шла просто о представлении истребуемой информации. То же самое можно сказать и о необходимости разъяснения в ответе прокурору, в каких именно СМИ либо на каком сайте в сети «Интернет» опубликованы (размещены) актуальные на момент требования информация, документы и материалы.

В пункте 2.5 рассматриваемой статьи закреплена обязанность проверяемого органа (организации) представить указанные в абзаце третьем п. 2.3 этой же статьи информацию, документы и материалы или их копии при получении требования прокурора, связанного:

с необходимостью проведения исследования, испытания, специальной экспертизы для получения дополнительной информации, которая может повлиять на выводы проводимой проверки ;

с наличием угрозы причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, безопасности государства, с наличием чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера .

Таким образом, законодатель делает оговорку в отношении установленного им же в абзаце третьем п. 2.3 ст. 6 Закона о прокуратуре запрета для прокурора требовать соответствующие сведения со ссылкой на указанные в п. 2.5 этой же статьи обстоятельства.

Первая оговорка корреспондирует п. 6 ст. 21 Закона о прокуратуре, также введенному Законом № 27-ФЗ и обусловливающему возможность неоднократного приостановления прокурорской проверки необходимостью проведения исследования, испытания, специальной экспертизы для получения дополнительной информации, которая может повлиять на выводы проводимой проверки . В свою очередь вторая текстуально опирается на рассмотренный выше п. 2.1 ст. 6, которым устанавливается сокращенный срок представления сведений – в течение одних суток с момента поступления требования прокурора.

Подводя итог характеристике новелл 2017 г., тезисно отметим следующие нюансы:

1) срок исполнения требования прокурора о представлении сведений определен в п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре, но он может продлеваться прокурором;

2) сокращенный срок представления сведений прокурору может устанавливаться только законодателем (п. 2.1);

3) указанные сроки представления сведений прокурору не распространяются на сферы надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, а также надзора за исполнением законов в уголовно-исполнительной сфере (п. 2.2);

4) законодателем установлен запрет на истребование прокурором сведений (п. 2.3), который частично может преодолеваться в оговоренных в п. 2.5 случаях.

Выше были проанализированы положения новой редакции ст. 6 Закона о прокуратуре, регламентирующие вопросы истребования прокурором необходимых ему для осуществления своей деятельности документов у поднадзорных органов (организаций). Безусловно, дальнейшие изыскания ученых и правоприменительная практика поставят на повестку дня дополнительные вопросы, которые потребуют своего разрешения на законодательном уровне. Вместе с тем полагаем, что в целом новеллы позволили упорядочить алгоритм соответствующих процедур. В качестве предложения организационного характера, способствующего установлению единообразия в правоприменении, считали бы полезным дополнить круг приложений, утвержденных приказом Генерального прокурора РФ от 17.03.2017 № 172 «О некоторых вопросах организации прокурорского надзора в связи с принятием Федерального закона от 07.07.2017 № 27-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «»О прокуратуре Российской Федерации»» типовыми формами требования о предоставлении информации и решения об установлении нового срока представления информации , что номинально вытекает из существа абзацев первого и второго п. 2 ст. 6 Закона о прокуратуре.

Библиография

В соответствии с п. 1 ст. 21 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон № 2202-1) предметом надзора органов прокуратуры являются: соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

На основании п. 1 ст. 22 данного закона прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе:

• по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения органов, указанных в п. 1 ст. 21 Закона № 2202-1, иметь доступ к их документам и материалам, проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона;
• требовать от руководителей и других должностных лиц указанных органов представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; выделения специалистов для выяснения возникших вопросов; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций;
• вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов.

В соответствии со ст. 6 данного закона требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в 22, 27, 30и33 № 2202-1, подлежат безусловному исполнению в установленный срок. Статистическая и иная информация, справки, документы и их копии, необходимые при осуществлении возложенных на органы прокуратуры функций, представляются по требованию прокурора безвозмездно. Неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, а также уклонение от явки по его вызову влечет за собой установленную законом ответственность. В зависимости от конкретных обстоятельств дела, а также от оснований затребования бухгалтерских документов работником прокуратуры (жалоба, возбуждение уголовного дела или дела об административном правонарушении), выносится запрос или постановление о предоставлении соответствующих документов. При получении данного запроса по почте, оформленного надлежащим образом, организация обязана предоставить запрашиваемые документы. Запрос работника прокуратуры по телефону не является основанием для предоставления документов, так как невозможно установить личность звонившего и проверить его полномочия. Однако при непосредственном предъявлении сотрудником прокуратуры служебного удостоверения последний вправе беспрепятственно входить на территории и в помещения организации и требовать предоставления доступа к документам и материалам даже при отсутствии письменного запроса.

В публикации рассматривается порядок составления ответа на требование прокуратуры и его образец. Также приводятся случаи, когда прокурор вправе затребовать сведения, и сроки ответа на запросы.

Прокуратура является ведомством, которое осуществляет контроль за соблюдением законодательства в различных сферах жизнедеятельности. Однако, несмотря на отсутствие установленной формы, в тексте должны быть отражены все основные реквизиты.

Когда прокуратора может запрашивать информацию — ситуации

Основные права данного органа в лице уполномоченных лиц содержатся в ФЗ «О прокуратуре РФ». Прокуратура может затребовать информацию как у физических лиц, индивидуальных предпринимательств и юридических фирм.

Структура и функции прокуратуры

Сведения запрашиваются при проведении проверок соблюдения законодательства, обычных проверок, при угрозе жизни, экологии и иных ситуациях.

Важно! Проверяться могут и проверяющие ведомства: налоговые инспекции, отделения Роспотребнадзора, администрация и прочие.

Установленные сроки для ответа на запросы прокуратуры

Поскольку основная причина запроса — это предоставление сведений или документов на бумажном носителе, то период для отписки зависит от вида проверки. Так, к примеру, установлены следующие сроки:

  • обычная проверка — 5 дней;
  • проверка соблюдения законодательства (гражданского, трудового, налогового, уголовного и прочих) — 2 дня;
  • при угрозе жизни, экологической обстановке либо имуществу — 1 день.

Обратите внимание! Количество дней считается рабочими днями.

Как написать ответ в прокуратуру на запрос о предоставлении информации

Отписка по полученному требованию может быть составлена в письменном или печатном виде. При написании текста вручную рекомендуется использовать черные или темно-синие чернила. В тексте не допускается наличие ошибок, помарок и прочих неточностей.

Кроме того, сам текст должен быть логически построен. То есть, включать в себя введение, основную часть и заключение. К заявлению, как правило, прикладываются запрашиваемые данные либо документы, подтверждающие описанное в тексте.

Обратите внимание! Для более четкого понимания и отражения сведений могут быть приложены таблицы, графики и иные формы представления данных.

Если отписку предоставляет организация, то он должен печататься на установленном бланке и подтверждаться подписью руководителя или иного уполномоченного лица. При наличии печати ставится оттиск. Документ должен быть зарегистрирован, после чего ему присваивается номер. Он же проставляется на бланке.

Образец бланка

Если запрос делается в государственное ведомство, то документ должен быть составлен на бланке с гербом. Кроме того, на шаблоне ставится число документов и страниц, представляемых по запросу.

Ответ на запрос прокуратуры о предоставлении информации образец содержит следующие сведения:

  1. Вводная часть:
  • наименование органа — адресата;
  • фамилия, имя, отчество прокурора;
  • фамилия, имя, отчество отправителя (для физических лиц);
  • наименование фирмы (для юридических лиц);
  • адрес регистрации/местонахождения;
  • контактный номер телефона;
  • адрес электронной почты.
  1. Основная часть:
  • Дата получения требования;
  • Номер и дата требования;
  • Перечень требуемой информации или документов;
  • Ссылки на законодательные акты;
  • Отписка по существу (о представлении сведений либо об отказе в представлении);
  • Указание причин для отказа.
  1. Заключительная:
  • Список приложений;
  • Дата;
  • Подпись.

Само содержание зависит от того, какие показания даются на запрос. Если это положительное решение — то указываются сведения по запросу или перечень прилагаемых документов, где содержится такая информация. В отписке должно быть достаточно подробно описана вся запрашиваемая информация.

Важно! Если даются какие-либо обозначения — они должны быть расшифрованы. Тоже самое, касается и таблиц, графиков и прочих инструментов для выдачи сведений.

Если решение отрицательное — то указывается основание для мотивированного отказа. Отрицательный результат должен быть обоснованным и корректным. Это может быть повторный запрос от прокуратуры, нарушение установленной формы запроса или иных правил законодательства.

В случае отказа можно уточнить, при каких обстоятельствах возможно бы было предоставить данные.

Так, составляя ответ в прокуратуру на запрос о предоставлении информации нужно придерживаться образца и указывать всю известную запрашиваемую информацию.

Образец отписки на требование.

Образец ответа на судебный запрос

Ответ на судебный запрос образец заполняется на листе А4 или на официальном бланке организации. Он должен содержать следующую информацию:

  • наименование судебного органа;
  • информация о судье, который делал запрос;
  • адрес его место нахождения;
  • наименование фирмы/фамилия, имя, отчество лица, представляющего информацию;
  • адрес место нахождения/место жительства;
  • контактный номер телефона для связи;
  • адрес электронной почты;
  • реквизиты судебного запроса;
  • ответ;
  • список приложений;
  • подпись;
  • дата;
  • исполнитель;
  • количество листов.

При наличии печати проставляется штамп.

В качестве прилагаемых документов к ответу на запрос суда могут быть справки, выписки и иные информационные графики, таблицы и прочее.

Обратите внимание! Письмо может быть передано лично, через представителя, по ТКС, по электронной почте либо с помощью почтовой или курьерской службы. Как правило, для отправки письма используется почтовая служба доставки.

Прием документов осуществляет специальный отдел ведомства, который регистрирует документ. Для избежания споров рекомендуется составлять отписку в двух экземплярах, один из которых оставить себе. Однако для того, чтобы документ заявителя также обладал юридической силой нужно попросить уполномоченного сотрудник проставить штамп о приеме.

Можно ли не давать ответа на требование, что будет

Ответ в прокуратуру необходимо предоставить в обязательном порядке. Игнорирование может привести к крайне неблагоприятным последствиям. Поскольку гражданско-процессуальным кодексом предусмотрена ответственность в виде штрафных санкций. Размер штрафа для юридических фирм может достигать до 100 000 рублей.

Важно! Если организация или лицо не успевает представить сведения, то необходимо обратиться с просьбой к прокурору о продлении установленных сроков. Задержка без уважительной причины может расцениваться, как нежелание сотрудничать и приводит к вышеописанным последствиям.

Если лицо или организация считает, что по делу нельзя предоставить сведения, об этом также должна составляться отписка.

Таким образом, требование прокуратуры, генпрокуратуры, как и ответ на полученный судебный запрос, должно быть исполнено. При этом установленной формы такого заявления не предусмотрено. Однако он должен соответствовать основным канонам официального документооборота.

admin