Заниматься другой оплачиваемой деятельностью адвокат

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 18 настоящего Кодекса

1. Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

2. Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи (далее — нарушение), однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

3. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений настоящего Кодекса, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

4. Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 настоящего Кодекса. Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные Советом существенными и принятые во внимание при вынесении решения.

5. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении — с момента его прекращения (пресечения).

6. Мерами дисциплинарной ответственности являются:

Суд уклоняется признавать действия адвоката-представителя не только противоправными (явный сговор в процессе гражданского дела со свидетелем, против интересов собственного доверителя и ответчика), но даже недобросовестными. Игнорирует все доказательства. Что делать?

Вопрос относится к городу ярославль

Ответы:

Здравствуйте! Согласно статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката

(Принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года)

(с изменениями и дополнениями, утвержденными II Всероссийским съездом адвокатов 08.04.2005; III Всероссийским съездом адвокатов 05.04.2007; VI Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2013; VII Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2015; VIII Всероссийским съездом адвокатов 20.04.2017):

1. Адвокат не вправе:

1) действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;

2) занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает;

4) разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи, и использовать их в своих интересах или в интересах третьих лиц;

5) принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;

6) навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами;

7) допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения;

8) приобретать каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь;

9) оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в нарушение порядка ее оказания, установленного решением Совета;

10) оказывать юридическую помощь в условиях конфликта интересов доверителей, предусмотренного статьей 11 настоящего Кодекса.

2. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в том адвокатском образовании, в котором он осуществляет свою адвокатскую деятельность, а также с работой на выборных и других должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации, Федеральной палате адвокатов, общественных объединениях адвокатов.

Исполнение адвокатом возложенных на него полномочий в связи с избранием (назначением) на должность в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов, а также исполнение адвокатом полномочий руководителя или иного избранного (назначенного) на должность лица адвокатского образования (подразделения) является его профессиональной обязанностью и не относится к трудовым правоотношениям.

Вознаграждение, выплачиваемое адвокату за работу в адвокатском образовании, адвокатской палате субъекта Российской Федерации и Федеральной палате адвокатов в связи с исполнением указанных полномочий, носит характер компенсационной выплаты.

3. Адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.

Адвокат вправе заниматься научной, преподавательской, экспертной (в том числе в органах и учреждениях Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов Российской Федерации, а также в адвокатских образованиях) и иной творческой деятельностью.

Адвокат вправе инвестировать средства и распоряжаться своим имуществом, включая недвижимость, а также извлекать доход из других источников, например, от сдачи недвижимости в аренду (наем), если эта деятельность не предполагает использование статуса адвоката.

3.1. Сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката.

4. Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.

Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры.

5. В любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения.

Далее согласно п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

6. К отношениям по совершению нотариусом нотариальных действий, а также к отношениям по оказанию профессиональной юридической помощи адвокатами законодательство о защите прав потребителей не применяется.

То есть если юрист имеет статус адвоката, то жалоба на него не может подана в Роспотребнадзор.

Жалобу на адвоката можно подать либо в Квалификационную комиссию адвокатской палаты, либо в Совет адвокатской палаты субъекта РФ.

Согласно статьи 33 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»:

7. Квалификационная комиссия по результатам рассмотрения жалобы дает заключение о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей.

Заключение квалификационной комиссии принимается простым большинством голосов членов квалификационной комиссии, участвующих в ее заседании, путем голосования именными бюллетенями. Форма бюллетеня утверждается советом Федеральной палаты адвокатов. Адвокат и лицо, подавшее жалобу на действия (бездействие) адвоката, имеют право на объективное и справедливое рассмотрение жалобы. Указанные лица вправе привлечь к рассмотрению жалобы адвоката по своему выбору.

Далее согласно статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката:

1. Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

2. Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи (далее — нарушение), однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

3. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений настоящего Кодекса, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

4. Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 настоящего Кодекса. Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные Советом существенными и принятые во внимание при вынесении решения.

5. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении — с момента его прекращения (пресечения).

6. Мерами дисциплинарной ответственности являются:

3) прекращение статуса адвоката.

7. В решении Совета о прекращении статуса адвоката за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса устанавливается срок, по истечении которого указанное лицо допускается к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката. Указанный срок может составлять от одного года до пяти лет.

Претензию о возврате денежных средств, уплаченную по договору, возможно направить самому адвокату, в случае письменного отказа, возможно обращение в суд на основании статьи 15 ГК РФ.

К жалобе прилагаются имеющиеся доказательства.

адвокат в зависимости от вида нарушения несет определенную законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодексом профессиональной этики адвокатов ответственность.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

Адвокаты вправе в своей деятельности руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества постольку, поскольку эти правила не противоречат законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре и положениям настоящего Кодекса.

Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

1. Адвокат не вправе:

1) действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;

2) занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает;

4) разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи, и использовать их в своих интересах или в интересах третьих лиц;

5) принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;

6) навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами;

7) допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения;

8) приобретать каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь;

9) оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в нарушение порядка ее оказания, установленного решением Совета;

10) оказывать юридическую помощь в условиях конфликта интересов доверителей, предусмотренного статьей 11 настоящего Кодекса.

2. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в том адвокатском образовании, в котором он осуществляет свою адвокатскую деятельность, а также с работой на выборных и других должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации, Федеральной палате адвокатов, общественных объединениях адвокатов.

Исполнение адвокатом возложенных на него полномочий в связи с избранием на должность в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов, а также исполнение адвокатом полномочий руководителя адвокатского образования (подразделения) является его профессиональной обязанностью и не относится к трудовым правоотношениям.

Вознаграждение, выплачиваемое адвокату за работу в адвокатском образовании, адвокатской палате субъекта Российской Федерации и Федеральной палате адвокатов в связи с исполнением указанных полномочий, носит характер компенсационной выплаты.

3. Адвокат также не вправе:

– заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;

– вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

3.1. Сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката.

4. Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.

Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры.

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

2. Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи (далее – нарушение), однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

3. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений настоящего Кодекса, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

4. Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 настоящего Кодекса. Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные Советом существенными и принятые во внимание при вынесении решения.

5. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении – с момента его прекращения (пресечения).

6. Мерами дисциплинарной ответственности являются:

3) прекращение статуса адвоката.

7. Лица, статус адвоката которых прекращен за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, допускаются к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката не ранее чем через три года со дня прекращения статуса.

Согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности. Но

Также указывается, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Поправки, которые 12 сентября были приняты Госдумой России в первом чтении, предусматривают право адвоката заниматься любой приносящей доход деятельностью (в том числе предпринимательской), если он при этом не вступает в трудовые отношения в качестве работника, не занимает государственную или муниципальную должность.

Против такой новации категорически выступает министр финансов России Алексей Кудрин, который считает, что такие положения «ограничивают обязанности адвоката по оказанию юридической помощи населению: не может быть поддержано предложение, в соответствии с которым адвокат получает возможность заниматься иной деятельностью, кроме адвокатской, научной, преподавательской и иной творческой?. Есть мнение, что предлагаемое изменение нарушит принцип независимости адвоката: ?Законодательство возлагает на адвокатуру осуществление публичных функций, имеющих общесоциальное значение, возможная зависимость адвоката от интересов коммерческой деятельности должна быть исключена?.

Кроме того, предлагается исключить норму, допускающую отставку адвоката за ?аморальный поступок?: в действующей редакции закона статус адвоката может быть прекращен за совершение им ?поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры?. Закон не прописывает понятие ?поступка, умаляющего авторитет адвокатуры?. Теоретически таким деянием можно считать даже просто проигрыш дела. Сейчас решение о лишении адвокатского статуса за такие проступки должен принимать совет соответствующей адвокатской палаты на основании заключения квалификационной комиссии. Не согласный с таким выводом уже экс-адвокат может подать в суд.

Авторы законопроекта, среди которых бывший министр юстиции России Павел Крашенников, считают, что действующая редакция фактически признает дисквалификацию адвоката единственной мерой ответственности за совершение дисциплинарных проступков.

И поправки должны исправить эту «неточность в законе».

Но предлагается включить другие основания для прекращения статуса адвоката:

за неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед клиентом и за нарушение норм Кодекса профессиональной этики.

Обязанности квалификационной коллегии контролировать соблюдение адвокатами норм кодекса профессиональной этики и надлежащее исполнение ими своих обязанностей перед клиентом есть и в действующей редакции.

Но не определены юридические последствия принятия соответствующих решений: совет может просто «побранить» своего члена, а может . сразу прекратить полномочия.

Юристы Комитета Государственной Думы России по государственному строительству одобряют более строгую регламентацию процедуры прекращения статуса адвоката: ?Уже выявлено немало случаев, когда адвокатами являются лица, статус которых должен быть прекращен или приостановлен?.

См. также:
Как стать сильной личностью
Юристы со всеми на планете погружаются в пучину инфо океана
Что нужно уметь юристу? Требования к юристам…
Одного монитора для юриста недостаточно
Другие юридические новости:

2003-06-25

Один из водителей, чуть не попавший в аварию бл…

2003-03-25

Правовое регулирование электронной почты включает в себя следующие элементы: — использование электронной почты для ведения деловой деятельности; . -использование электронной почты для официальных контактов с органами госуд…

2003-07-21

Он подчеркнул, в частности, что католическая церковь внесла важнейший вклад в европейскую культуру, сыграв основную роль в создании первых университетов. …

В сопроводительном письме от 29 марта 2017 года Президента Гильдии Российских адвокатов, Заслуженного юриста Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Г.Б. Мирзоева, в частности, отмечено, что ознакомившись с содержанием предлагаемых изменений и дополнений, учитывая прогнозируемый позитивный эффект от включения большинства из них в положения КПЭА, а так же принимая во внимание их значимость для развития этических норм адвокатской профессии, непротиворечивость и надлежащую юридическую проработанность, Гильдия Российских адвокатов полагает возможным учесть их при подготовке окончательного текста проекта изменений и дополнений КПЭА, который будет предложен для утверждения на всероссийском съезде адвокатов.

Приложение: заключение научно-консультативного и экспертного совета Гильдии Российских адвокатов:

24-28 марта 2017 г. в форме заочного сбора мнений членов Научно-консультативного и экспертного совета Гильдии российских адвокатов и Комиссии по защите прав адвокатов-членов адвокатских образований Гильдии российских адвокатов проведено обсуждение письма заместителя председателя комиссии по этике и стандартам ФПА РФ, первого вице-президента ГРА, президента адвокатской палаты Удмуртской Республики Д.Н. Талантова (исх. № 326 от 24.03.2017 г.), содержащее замечания и предложения по тексту проекта изменений и дополнений, предлагаемых к внесению в Кодекс профессиональной этики адвоката.

Ознакомившись с содержанием предлагаемых изменений и дополнений, учитывая прогнозируемый позитивный эффект от их принятия и, соответственно, включения в положения КПЭА, значимость для развития этических норм адвокатской профессии, непротиворечивость, а также надлежащую юридико-техническую проработанность представляется необходимым учесть ряд предложений при формулировании окончательного текста проекта изменений и дополнений в КПЭА, который будет вынесен на утверждение Всероссийского съезда адвокатов. Предлагаемые изменения выделены в тексте

1. Об изложении ст. 1 КПЭА в следующей редакции:
Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.
Адвокаты вправе в своей деятельности руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества постольку, поскольку эти правила не противоречат законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре и положениям настоящего Кодекса.
«Никакое положение настоящего Кодекса не должно толковаться как ограничивающее или умаляющее права и свободы членов адвокатского сообщества, а также принципы законности, независимости, самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов, на основании которых действует адвокатура.».
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что данная поправка призвана гарантировать соблюдение должного баланса общегражданских прав адвокатов и внутрикорпоративных требований КПЭА, а также принципов, на основании которых действует адвокатура (ч. 2 ст. 3 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»). В указанном качестве поправка необходима для целей надлежащего понимания и применения новелл Кодекса.
2. Об изложении ч.2 ст. 5 КПЭА в следующей редакции:
«2. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему, а также наносящих ущерб авторитету адвокатуры.».
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что доверие, как и доверительные отношения, являются характеристикой должных отношений между доверителем и адвокатом. В том случае, когда речь идет об адвокатуре в целом, более правильно говорить об авторитете адвокатуры, используя устоявшуюся в КПЭА терминологию (ч. 4 ст. 9 Кодекса).
3. Об изложении ч.3 ст. 9 КПЭА в следующей редакции:
«Адвокат не вправе:
— вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.
— вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.».
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что наиболее целесообразно регулировать правоотношения через запрет заниматься определенными видами деятельности, а не через перечисление той деятельности и действий, которые адвокату разрешены законодательством. Само по себе перечисление разрешенной адвокату деятельности изначально не может быть исчерпывающим ввиду множественности ее видов. Исходя из правила, закрепленного в статье 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокату не разрешается вступать в трудовые отношения в качестве работника. Никаких иных запретов по осуществлению адвокатом того или иного вида деятельности, запретов на распоряжение своим имуществом и денежными средствами законодательство не содержит.
4. Об изложении части 3.1 статьи 9 в новой редакции:
«3.1. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, как правило, несовместимо со статусом адвоката. Исключение из общего правила составляют случаи разового, на бесконтрактной основе, сотрудничества адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, когда защитить собственные интересы, связанные с осуществлением профессиональной деятельности, а также интересы доверителя иным образом не представляется возможным».
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что данное предложение соответствует разъяснениями КЭС ФПА РФ по этому вопросу.
5. Об дополнении ст. 9 КПЭА частью 5:
«5. В ходе осуществления профессиональной деятельности, а равно в иных случаях, когда адвокат действует или позиционирует себя в качестве члена адвокатского сообщества, адвокат должен избегать совершения действий, которые могут нанести ущерб авторитету адвокатуры.»
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что соответствующая новелла ясна для понимания и отвечает принципу иерархии общегражданских и узкопрофессиональных прав и свобод.
6. Об изложении ч. 2 ст. 10 КПЭА в следующей редакции:
«Если после принятия поручения выявятся обстоятельства, при которых адвокат был не вправе принимать поручение, он должен расторгнуть соглашение. Принимая решение о невозможности выполнения поручения и расторжении соглашения, адвокат должен по возможности заблаговременно поставить об этом в известность доверителя с тем, чтобы последний мог обратиться к другому адвокату.».
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что необходима выработка адекватной и соответствующей законодательству позиции по вопросу о допустимости расторжения соглашения в ходе осуществления уголовного судопроизводства.
7. Об дополнении ч.1 ст. 14 КПЭА следующим предложением:
«Адвокат должен заблаговременно уведомлять суд или следователя о том, что у него отпали правовые основания для дальнейшего исполнения принятого поручения».
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что подобные вопросы часто возникают в дисциплинарной практике, а потому требуют адекватного отражения в нормах КПЭА.
8. Об изложении ч. 2 ст. 15 КПЭА в следующей редакции:
«2. Адвокат не должен:
1) употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката, а также распространять не соответствующие действительности сведения, умаляющие авторитет адвокатуры;».
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что предлагаемую норму следует формулировать через содержащиеся в законе и апробированные на практике правовые термины и запреты.
9. О дополнении ч. 6 ст. 15 КПЭА следующим предложением:
«Решения органов адвокатского самоуправления считаются надлежащим образом доведенными до адвокатов и адвокатских образований с момента их размещения на официальном сайте палаты.».
Данное предложение отвечает тенденциям в области информирования адвокатов о деятельности органов адвокатского самоуправления.
10. Об изложении ч.1 ст. 17 КПЭА в следующей редакции:
«1. В месте нахождения (размещения) адвокатского образования должна содержаться информация об адвокатском образовании и адвокатах, являющихся членами адвокатского образования, с указанием на принадлежность к соответствующей адвокатской палате субъекта Российской Федерации.».
Данное предложение отвечает требованиям о достоверном информировании адвокатскими образованиями о своей деятельности и об адвокатах, являющихся членами соответствующего адвокатского образования.
11. Об изложении ст. 18.2 КПЭА в следующей редакции:
«1. Комиссия по этике и стандартам является коллегиальным органом Федеральной палаты адвокатов, осуществляющим разработку стандарты оказания квалифицированной юридической помощи и других стандартов адвокатской деятельности, дающим обязательные для всех адвокатских палат и адвокатов разъяснения по вопросам применения настоящего Кодекса, а также осуществляющим в соответствии с настоящим Кодексом и регламентом Комиссии по этике и стандартам иные полномочия.
Регламент Комиссии по этике и стандартам утверждается советом Федеральной палаты адвокатов.
2. Комиссия по этике и стандартам формируется сроком на четыре года в количестве шестнадцати членов по следующим нормам представительства:
1) от адвокатов — президент Федеральной палаты адвокатов, а также девять адвокатов, избираемых Всероссийским съездом адвокатов;
2) от федерального органа юстиции — два представителя;
3) от Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации — два представителя;
4) от Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации — два представителя.
3. Председателем Комиссии по этике и стандартам является Президент Федеральной палаты адвокатов по должности.
4. Комиссия по этике и стандартам по представлению председателя Комиссии по этике и стандартам избирает из своего состава двух или более заместителей председателя сроком на четыре года.
5. Заседание Комиссии по этике и стандартам считается правомочным, если в его работе принимает участие не менее двух третей ее членов.
6. Комиссия по этике и стандартам:
1) разрабатывает для утверждения Всероссийским съездом адвокатов обязательные для всех адвокатов стандарты оказания квалифицированной юридической помощи и другие стандарты адвокатской деятельности, а также обобщает практику применения указанных стандартов;
2) по запросу президента Федеральной палаты адвокатов, совета Федеральной палаты адвокатов, совета адвокатской палаты дает обязательные для всех адвокатских палат и адвокатов и утверждаемые советом Федеральной палаты адвокатов разъяснения по вопросам применения настоящего Кодекса и положения о порядке сдачи квалификационного экзамена и оценки знаний претендентов;
3) обобщает дисциплинарную практику, существующую в адвокатских палатах, и в связи с этим разрабатывает для утверждения советом Федеральной палаты адвокатов необходимые рекомендации;
4) осуществляет иные полномочия, предусмотренные регламентом Комиссии по этике и стандартам.
7. Решения Комиссии по этике и стандартам принимаются простым большинством голосов членов Комиссии по этике и стандартам, участвующих в ее заседании. При равенстве голосов решающим является голос председателя Комиссии по этике и стандартам.».
Данное предложение вызвано необходимостью приведения ст. 18.2 КПЭА в соответствие со ст. 37.1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
12. О дополнении ч. 6 ст. 19 КПЭА и включении в нее новых частей 8, 9, 10.
«6. После возбуждения дисциплинарного производства лица, органы и организации, обратившиеся с жалобой, представлением, обращением, адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, а также представители перечисленных лиц, органов и организаций являются участниками дисциплинарного производства.
Участники дисциплинарного производства обязаны добросовестно пользоваться принадлежащими им правами и не допускать злоупотреблений.
8. Квалификационная комиссия или Совет адвокатской палаты вправе принять решение о приостановлении дисциплинарного производства при наличии судебного спора о фактах, имеющих юридическое значение для установления наличия дисциплинарного проступка.
9. Дисциплинарное производство возобновляется после поступления в Квалификационную комиссию или Совет адвокатской палаты вступившего в законную силу соответствующего судебного акта. Участники дисциплинарного производства извещаются о возобновлении и дальнейшем рассмотрении дисциплинарного производства.
10. Приостановление дисциплинарного производства приостанавливает течение сроков привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, установленных частью 5 статьи 18 настоящего Кодекса.» .
Представляется необходимым согласиться с разработчиками предлагаемых поправок в том, что они будут способствовать ограничениям в части злоупотребления правами со стороны участников дисциплинарного производства.
13. О дополнении ч. 2.1. ст. 20 КПЭА новым абзацем.
«При поступлении в отношении одного адвоката нескольких жалоб, представлений, обращений президент адвокатской палаты субъекта Российской Федерации либо лицо, его замещающее, вправе возбудить по ним объединенное дисциплинарное производство, а квалификационная комиссия и Совет вправе объединить в одно несколько дисциплинарных производств, возбужденных в отношении одного адвоката.
При рассмотрении и разрешении объединенного дисциплинарного производства, Совет может применить к адвокату только одну меру дисциплинарной ответственности, предусмотренную частью 6 статьи 18 настоящего Кодекса.».
Данное предложение будет способствовать уточнению порядка рассмотрения объединенного дисциплинарного производства и появлению возможности применения мер дисциплинарной ответственности с учетом совокупности имеющихся нарушений норм КПЭА.
14. Об изложении ч.1 ст. 21 КПЭА в новой редакции:
«Извещения и иные документы, направляемые адвокату в соответствии с настоящим Кодексом, направляются по адресу который адвокат сообщил в палату в качестве адреса для получения почтовой корреспонденции.
В случае уклонения от получения адресованных адвокату извещений и иных документов, адвокат несет риск наступления неблагоприятных последствий, связанных с их неполучением.»
Данное предложение будет способствовать ограничениям в части злоупотребления правами со стороны участников дисциплинарного производства.
15. Об оставлении ст. 25 КПЭА в первоначальной редакции.
Представляется необходимым согласиться с тем, что исходя из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Конституция РФ, ч. 5 ст. 17 Федерального закона предоставляет адвокату право обжаловать решение Совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству без каких-либо ограничений по предмету обжалования. Исходя из изложенного, недопустимо произвольное, без указанных в Конституции оснований, ограничение права на судебное обжалование актом корпоративного регулирования.
В то же время, Научно-консультативный и экспертный совет Гильдии российских адвокатов и Комиссия по защите прав адвокатов-членов адвокатских образований Гильдии российских адвокатов выражает несогласие со следующими предложениями, изложенными в письме Д.Н. Талантова (исх. № 326 от 24.03.2017 г.).
1. Предложено абзац 2 части 2 статьи 4 КПЭА изложить в следующей редакции: » Присяга адвоката приносится претендентом, успешно сдавшим квалификационный экзамен на присвоение статуса адвоката, в торжественной обстановке не позднее шести месяцев со дня принятия квалификационной комиссией решения о присвоении претенденту статуса адвоката. Документ, содержащий текст присяги и подпись адвоката под ним, храниться в делах Совета соответствующей адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.
По истечении шестимесячного срока результаты квалификационного экзамена аннулируются. Претендент, пропустивший установленный срок для принесения присяги, вправе приобрести статус адвоката в общем порядке.»
Представляется, что данное предложение не в полной мере учитывает различного рода ситуации, которые могут возникнуть в жизнедеятельности лица, успешно сдавшего квалификационный экзамен но в силу жизненных обстоятельств не успевшего принять присягу адвоката. Фактически предлагаемое в поправках автоматическое аннулирование результатов квалификационного экзамена, учитывая сложность его сдачи, представляется чрезмерной мерой ответственности за пропуск срока принятия присяги адвоката.
2. Предложено статью 8 КПЭА дополнить пунктом 4 следующего содержания:
При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан:
«4) располагать помещением для осуществления адвокатской деятельности, отвечающим требованиям, установленным органами адвокатского самоуправления.»
Представляется, что данное предложение не в полной мере учитывает существующие в настоящее время экономические реалии и финансовые возможности значительного числа лиц, являющихся адвокатами.
На основании вышеизложенного Научно-консультативный и экспертный совет Гильдии Российских адвокатов и Комиссия по защите прав адвокатов- членов адвокатских образований Гильдии российских адвокатов

ПРЕДЛАГАЮТ:

1. Обратиться от имени Гильдии российских адвокатов к Президенту Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации с просьбой об учете мнения Гильдии российских адвокатов в части поправок, предлагаемых к внесению в Кодекс профессиональной этики адвоката.
2. О принятом заключении сообщить разработчику поправок заместителю председателя комиссии по этике и стандартам ФПА РФ, первому вице-президенту ГРА, президенту адвокатской палаты Удмуртской Республики Д.Н. Талантову и направить ему копию заключения.

Председатель Научно-консультативного
и экспертного совета Гильдии российских адвокатов,
председатель Комиссии по защите прав
адвокатов- членов адвокатских образований
Гильдии российских адвокатов,
доктор юридических наук А.В. Рагулин

admin