Законы ману преступления и наказания

Уголовное право ЗМ, с одной стороны отличается довольно высоким для своего времени уровнем развития, что проявляется в указании на формы вины (умысел и неосторожность), на рецедив, на соучастие, на тяжесть преступления в зависимости от принадлежности потерпевшего и виновного к определенной варне. С другой стороны, законы отражают сохранение пережитков старины, о чем свидетельствует сохранение принципа талиона, ордалия, ответственности общины за преступление, совершенное на ее территории, если преступник неизвестен.

Среди преступлений, называемых ЗМ, на первом месте стоят государственные. В качестве примера можно назвать службу врагам царя, поломку городской стены, городских ворот. Полного перечня этого вида преступлений Законы не дают, что является характерной чертой для всех древних кодификаций.

Более подробно Законы описывают преступления против собственности и против личности.

Среди имущественных преступлений Законы большое внимание уделяют краже, призывая царя к обузданию воров. Следует отметить, что Законы четко различают кражу, как тайное похищение имущества от грабежа, совершаемого в присутствии потерпевшего и с насилием, применяемым к нему. Меры, применяемые к вору зависели от того, был ли он задержан на месте преступления или нет, совершена кража днем или ночью. Пойманного с краденым и с воровским инструментом Законы предписывают казнить не колеблясь. Воров, совершающих кражу ночью царю следует, отрубив обе руки, посадить на кол. При первой краже отрезали два пальца, при второй — руку и ногу, при третьей — смертная казнь. Наказание несли также лица, видевшие кражу, но не сообщившие о ней, укрыватель вора нес такое же наказание, как если бы он сам украл.

ЗМ осуждали всякое насилие, совершенное над личностью, и считали насильника худшим злодеем, чем ругателя, вора и ударившего палкой. К насилию относилось и убийство, и телесные повреждения. Умышленное убийство влекло за собой смертную казнь. Убийство при защите себя, охране жертвенных даров, защите женщин и брахмана (необходимая оборона) не наказывалось.

Довольно много статей направлено на укрепление семейных отношений. Законы устанавливают суровое наказание за прелюбодеяние, за посягательство на честь женщины.

ЗМ определяют наказание как силу, которая правит людьми и охраняет их. Законы предписывают применять наказание с учетом всех обстоятельств совершения преступления, степени сознательности его. Несправедливое наказание "лишает неба в другом мире".

Вместе с тем, при определении наказания за телесные повреждения и оскорбления довольно ярко видна классовая сущность древнеиндийского права, поскольку наказание зависело от принадлежности виновного и потерпевшего к варне.

Среди видов наказания следует назвать смертную казнь (для брахмана она заменяется бритьем головы) в различных вариантах: посажение на кол, сожжение на кровати или костре, утопление, затравливание собаками и др.:

членовредительские наказания (отрезание пальцев, рук, ног); штрафы, изгнание, тюремное заключение — это далеко не полный перечень наказаний.

Кровная месть в Законах не упоминается, видимо, в то время она уже не применялась.

Правовое регулирование брачно-семейных отношений по Законам Ману.

Для Др. Индии характерна большая патриархальная семья. Глава семьи — муж.

Преступления и наказания по Законам Ману.

Женщина полностью зависела от своего супруга и сыновей. Брак представлял собой имущественную сделку, в результате которой муж покупал себе жену, и она становилась его собственностью.

Законы Ману определяют положение женщины следующим образом: в детстве ей полагалось быть под властью отца, в молодости — мужа, после смерти — под властью сыновей, ибо "женщина никогда не пригодна для самостоятельности". Законы Ману прямо требуют от жены почитать своего мужа, как бога, даже если он лишен добродетелей. И хотя Законы Ману как высшую дхарму между мужем и женой провозглашают "взаимную верность до смерти", муж мог иметь несколько жен, развестись с женой. Жена же не могла покинуть семью, даже если муж ее продал и оставлял, она продолжала считаться его женой. За измену жена подвергалась страшным карам, вплоть до смертной казни. Согласно традиции, жена должна была принадлежать к той же варне, что и муж. Мужчинам разрешалось в исключительных случаях вступать в брак с женщинами из более низкой варны, но женщине из высшей варны вступать в брак с мужчиной низшей группы запрещалось. Особенно серьезным грехом считалась женитьба шудры на брахманке.

Также всесильной была власть отца над своими детьми.

Все имущество семьи было общим достоянием, но управлялось главой семьи. После смерти родителей имущество либо делилось между сыновьями, либо оставалось у старшего сына, становившегося опекуном оставшихся в доме младших братьев. Дочери от наследования устранялись, но братья должны были выделить им по 1/4 своей доли для приданого. Наследования по завещанию, древнеиндийское право не знало.

Читайте также:

Институт преступления и наказания в Древней Индии

Тесная связь права с религией и моралью определила главную характерную черту древнеиндийского права, проявившуюся в отсутствии четкой дифференциации преступлений и грехов. В основу их разграничения в ЗМ положен не характер самого правонарушений, а наказание за него. В одном случае это штраф, телесное наказание, в другом — искупление.

Так, к великим грехам в ЗМ отнесены такие деяния, которые влекли за собой ритуальную нечистоту виновного и необходимость тяжкого искупления, в частности:

— убийство брахмана;

— пьянство;

— кража;

— прелюбодеяние с женой гуру (учителя), а также сообщество с таким грешником (ЗМ, XI, 55).

Эти же деяния отнесены в другой главе (IX, 235) к разряду деликтов-преступлений, следствием которых являлось наказание вплоть до лишения всей собственности и изгнания из страны. Характерно, что такой великий грех, как сообщество с великим грешником не был отнесен к числу преступлений.

Само понятие преступления можно применять лишь условно при характеристике права древнего мира, ибо в это время не проводилось еще четких различий между частноправовым правонарушением (деликтом) и преступлением. В Арт. (III, 16) положения о продаже несобственником и невозвращении долга даны в логической связи и трактовались в понимании ущерба, наказуемого штрафом (Арт., III, 16 (2). Правда, Ядж. оперирует понятием тяжкого проступка т.е. преступления, исключающего отсрочку для ответчика дачи показаний на заявление истца — потерпевшего.

Шастры при рассмотрении конкретных преступлений исходят из неких общих понятий, принципов:

— из признания форм вины (умысел или неосторожность);

— необходимой обороны;

— рецидива;

— соучастия;

— обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказания, и пр.

Так, хозяин не отвечал за нахождение в его доме чужой женщины, если не знал об этом или если она находилась там вопреки его воле (Арт., III, 4, (8). Убийца освобождался от наказания, если убил, защищая себя, при охране жертвенных даров и при защите женщин и брахманов (ЗМ, VIII, 349). При этом не имело значения, был ли убит гуру, ребенок, престарелый или даже брахман, весьма ученый в ведах (ЗМ, VIII, 350). Подстрекатели к грабежу наказывались (Арт., III, 17, (II) двойным штрафом. Как смягчающее обстоятельство учитывалось при оскорблении словом или действием отсутствие умысла, состояние преступника, находившегося в опьянении, умопомрачении и пр. (Арт., III, 18(10); 17(14).

Учитывалось иногда, что преступник действовал не по своей воле, а по прямому указанию лица, от которого зависел. Штраф, налагаемый на него, был в этом случае вдвое меньше штрафа, налагаемого на подстрекателя. Смягчающими обстоятельствами признавались беда или несчастье, постигшее преступника.

Обстоятельствами, отягчающими ответственность, признавались групповой характер преступления (Арт., Ill, 19(16), рецидив и пр. При вынесении наказания, как во всем древневосточном праве, учитывался личный статус преступника и потерпевшего, пол, возраст, варна, родственные связи сторон. Как правило, более высокий варновый статус преступника смягчал его ответственность, более высокий варновый статус потерпевшего отягчал ее, кроме воровства, когда действовал обратный принцип. По ЗМ на брахмана в этом случае накладывался больший штраф, чем на шудру. Оскорбление жены наказывалось, например, вдвое меньшим штрафом, чем оскорбление чужой женщины (Арт.,Ш, 18(5). Особо наказывались преступления, затрагивающие интересы царя и храма. Так, например, ЗМ предписывают казнить без промедления взламывающих царский склад, арсенал или храм (VIII, 280).

Отсутствие сколько-нибудь полного перечня так называемых государственных преступлений: характерная черта древневосточного права. Но даже это свидетельствует о том, что право выделяло их. Нарада, например, предусматривала тяжкое наказание за незаконное ношение оружия с "вражескими" намерениями. Арт. (Ill, 18(12) определяет самый высокий штраф за поношение своей страны или деревни. Если неповиновение приказу главы деревни наказывалось штрафом (Арт., Ill, 16(39-40), то можно предположить, как тяжко наказывалось неповиновение приказу царя. Иногда суд рассматривал как оскорбление действием нанесение ущерба общественно значимым объектам и царской собственности (Арт. Ill, 19(30).

Выделялись и правонарушения, носящие характер святотатства, и должностные преступления. К первым относилось, например, такое деяние, как поношение богов и святынь (Арт., Ill, 18(12), заклад священного водоема (Арт., Ill, 10(2), ко вторым — мздоимство служащих царя, их злоупотребления, составление ложных приказов и пр. (ЗМ, IX, 231—232).

Большая группа норм, входящих в общее понятие "насилие", касается преступлений против личности. Среди них первое место занимает убийство, влекущее за собой смерть преступника. "Убийство убийцы — открытое или тайное никогда не является для убивающего грехом" — провозглашено в ЗМ (VIII. 351). Самым тяжким преступлением считалось убийство брахмана, сам же брахман не мог быть наказан смертной казнью даже за убийство. В этом случае он изгонялся из страны. Телесные повреждения рассматривались в шастрах в контексте оскорблений действием, к числу которых Арт. относила, например, прикосновение, замахивание, удар (Арт., Ill, 19(1). Наказание штрафом за оскорбление действием варьировалось в зависимости от последствий: было ли избиение с кровью или без крови или "почти до смерти", была ли сломана рука или нога, выбиты зубы, отрезаны уши, нос, потерял ли потерпевший способность говорить, двигаться, принимать пищу. В последнем случае наряду со штрафом требовалось возмещение расходов на лечение (Арт., Ill, 19(12). Групповые побои влекли удвоенную сумму штрафа для каждого преступника.

К оскорблению словом Арт. (Ill, 18(1) относила "поношение, посрамление и угрозу", при этом учитывался прямой и тайный смысл оскорбительного слова, а также соответствовало ли оно действительности, например, при оскорблении умалишенным, прокаженным. С этой целью привлекались показания лекарей, близких людей.

Как и жизнь, достоинство людей в шастрах расценивалось в зависимости от сословно-варновой принадлежности. Если оскорбление словом или действием равного себе по положению или представителя низшей варны наказывалось, как правило, штрафом (ЗМ, VIII, 276, 268 и др.), то такое же преступление шудры в отношении дважды рожденных влекло за собой телесное наказание, внушающее трепет: отрезание языка, губ, рук, ноги, кастрацию (ЗМ, VIII, 270—280).

Шпаргалка: Преступление, наказание и судебный процесс по Законам Ману 2

"Ту часть тела, какой шудра ударит брахмана, — провозглашает Арт. (Ill, 19(8), — следует у него отрубить". Характерно, что в одном ряду с оскорблением действием в Арт. рассматривается и повреждение чужой вещи, и нанесение ударов чужому скоту .(III, 19(23,26,27).

Прелюбодеяние было одним из первых известных шастрам великих грехов и тяжких преступлений. В ЗМ нормы о прелюбодеянии идут вслед за убийством. "Людей, домогающихся чужих жен, царю следует изгонять, подвергать наказанию, внушающему трепет" — гласит правило ЗМ (VIII, 352). Все виновные в прелюбодеянии (которому в шастрах дается очень широкая трактовка, включающая, в частности, тайную беседу с чужой женой, услужливость, заигрывание с ней, прикосновение к ее одежде и украшениям и пр.) подлежат смертной казни. Характерно, что проституция жены с согласия мужа не наказывалась (ЗМ, VIII, 362; Нарада, 1, 183 и др.). Шастры не проводят различий между прелюбодеянием и изнасилованием (лишение чести девушки против ее воли) ЗМ, VIII, 364). Это преступление влекло за собой телесное наказание, отрезание пальцев, если преступник был не равен по положению с потерпевшей. Равный по положению отделывался высоким штрафом. Неверную жену, "обнаглевшую вследствие знатности родственников", ЗМ рекомендовали затравливать собаками (VIII, 371), а ее сожителя сжигать на раскаленном железном ложе. Наказывался мужчина за преступное сожительство со свободной женщиной, при этом учитывалось ее социальное положение и была ли она охраняема или нет. Если шудра сожительствовал с женщиной из высшей варны, он подлежал кастрации.

Значительное место в шастрах занимали и имущественные преступления: кража, грабеж, которые рассматривались как однопорядковые явления с преступлениями против личности, клеветой, прелюбодеянием, ибо имущество в правосознании древнего индуса являлось как бы продолжением личности, было неразрывно связано с нею.

В имущественном плане рассматривалось, например, положение женщины и жены. Отсюда частые ассоциации в дхармашаст-рах прелюбодеяния и потравы поля (женщина считалась воплощением поля, мужчина — семени (ЗМ, IX, 32—33). Характерно, что Яджнавалкья под тяжким преступлением понимает смертоубийство, а также уничтожение чужого имущества. В полном соответствии с этой догикой "светская" Арт. (книга III, гл. 19) под единой рубрикой "Оскорбление действием" помещает правовые нормы, касающиеся оскорбления словом или действием, нанесения телесных повреждений, убийства, кражи, повреждения чужой вещи (в том числе деревьев), нанесения ударов и ран чужому скоту и пр.

В шастрах проводятся, однако, четкие различия между грабежом, или насильственными действиями присвоения вещи в присутствии собственника, и кражей — в отсутствие собственника, к которой приравнивалось отрицание получения чужой вещи на хранение и пр. (Арт., Ill, 17, (1,2). Наказание варьировалось в зависимости от стоимости похищенного и варновой принадлежности преступника.

"Собирание кореньев, плодов от деревьев, дров для огня и травы для корма скота" не считалось преступлением (ЗМ VIII 339,341).

Захват (грабеж) наиболее ценного имущества: крупного рогатого скота, людей, домов, золота, по Арт. (Ill, 17(19), влек за собой крупный штраф. По ЗМ похищение "родовитых людей, особенно женщин, так же как и лучших драгоценных камней" наказывалось смертной казнью, захват же коров — отсечением половины ноги (ЗМ, VIII, 32?—324).

Из этого, как и из других примеров, можно сделать вывод, что предписания Арт. носили в ряде случаев более гуманный характер. Объясняется это видимо тем, что наказания, предусматриваемые Арт., имели более действенный характер, чем в дхармашастрах, главной целью составителей которых было не строгое применение предписаний о наказаниях, а предупреждение, предостережение преступника о тех тяжких последствиях (часто самых невероятных), которые его ждут. Угрозы излагались в ЗМ даже в самой общей, декларативной форме, не сопряженной с конкретной санкцией.

Исчерпывающего перечня наказаний в шастрах нет. В ЗМ (VI—II, 310) царю предписывалось обуздывать беззаконие тремя мерами:

— заточением;

— заковыванием в цепи;

— различными видами телесных наказаний.

В другом месте в перечень наказаний (ЗМ, VIII, 129) вошли:

— замечание;

— выговор;

— штраф;

— телесное наказание;

— смертная казнь.

Но в нем не упоминаются ни позорящие наказания: клеймение, обритие головы и пр., ни изгнание из страны, касты, семьи, которые в действительности применялись, о чем свидетельствуют другие шлоки.

В ЗМ различается простая (отрубание головы) и квалифицированная (сажание на кол, утопление и пр.) смертная казнь (IX, 279), которая в ряде случаев могла быть заменена уплатой высшего штрафа, т.е. 1000 пан (средний штраф — 500 пан, низший — 250 пан), что ставило в неравное положение бедного и богатого преступника. К брахманам смертная казнь не применялась, к ней приравнивалась своеобразная гражданская смерть, связанная с публичным оглашением, клеймением, изгнанием из касты и страны. Клеймение применялось и к представителям других варн вместе с телесным наказанием и денежными штрафами (ЗМ, IX, 236, 237).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Древние цивилизации Востока и Запада около 500 лет до н.э. пережили коренной исторический поворот – появление человека современного типа. Пришел конец мифологической эпохе с ее спокойной устойчивостью, началась борьба рационального опыта с мифом, вырабатывались основные понятия и категории, которыми мы пользуемся по настоящее время, закладывались основы мировых религий. Именно тогда перед человеком открылись и собственная беспомощность, и величие окружающего мира; для жизни понадобились новые способы и инструменты ее организации. Человек ищет новые ответы на вопросы, ранее принятые на веру, пересматривает свои решения, обычаи и нормы. Новый человек способен слушать и понимать то, о чем ранее он не задумывался, и благодаря этому открывать в себе все новые возможности.

Отметим, что принципиальные различия восточного и западного цивилизационных путей развития заключались в том, что на востоке в отличии от запада, где частная собственность играла господствующую роль, частнособственнические отношения, отношения частнотоварного производства, ориентированного на рынок, не занимали значительного места. Это в свою очередь сказалось на застойном характере восточных социальных структур, на отсутствии на востоке условий для развития тех правовых и политических институтов, которые были призваны обслуживать нужды общества: демократическое общественное самоуправление, с правами и обязанностями каждого гражданина, правовые гарантии его частных интересов, прав и свобод.

Все особенности исторического развития государств Древней Индии неменуемо влияли и на развитие правовой системы. Древнейшим источником права в Индии был обычай. С развитием государства все большее значение приобретают законы, издаваемые царями. Отличительной особенностью древнеиндийского права является огромное влияние религии, а древнейшие индийские сборники законов (Законы Ману, Гаутамы, Апастамбы, Нарада) представляли творчество различных школ брахманов и служили учебными руководствами.

Наказание по законам Ману
Законы Ману – один из самых известных источников права Древней Индии, наиболее ярко отражающий деление общества Древней Индии на варны. Они содержат 2685 статей, из которых около 500 посвящены наложению наказаний за различные проступки.

Глава 1. Преступление и наказание по законам ману

В основном о наказании говорят нормы статей глав VIII и IX.

Особенностью законов Ману является преобладание религиозных норм, которые содержат правила должного поведения всех варн, а в случае их несоблюдения виновные карались тяжкими заболеваниями при жизни или мучениями после смерти (ст.170 гл.III, ст. 75,82,88-90,94,98-100 гл.VIII)1. «Чёрным, красноглазым, уничтожающим преступников» описывают законы Ману наказание, «правящее всеми людьми», «подчиняющее весь мир» и «ограждающее народ от возмущения» (ст. 22,24,25 гл.VII). Согласно ст.18 гл.VII, наказание является воплощением дхармы – совокупности религиозно-правовых предписаний, правил должного поведения для каждой варны. Назначение наказания состоит в сохранении порядка и охране людей от преступлений, а также очищении преступника от греха2. В главе XI содержится много статей, регулирующих порядок очищения преступника, в основном, в виде аскетических подвигов или принесения жертв, но правового значения эти нормы не имеют.

Целью наказания являлось возмездие преступнику, предупреждение новых преступлений и устрашение (ст.262,263 гл. VIII)3. Устрашению отвечало содержание ст.288 гл.IX: «Все тюрьмы должны располагаться вблизи главных улиц, где все могли бы видеть страдающих и обезображенных преступников», а также ряд публичных наказаний, в том числе публичная смертная казнь4.

В наибольшей степени законы Ману защищали брахманов как представителей высшей варны. Преступления против брахманов считались грехом, наказание за них были самыми строгими (ст. 165-168 гл.IV)5. Они запрещались многими религиозными нормами (например, ст. 165-168 гл.III; ст.205-208 гл.XI)6. За притеснение брахмана виновный подлежал телесным наказаниям (ст.248, гл.IX)7. При убийстве брахмана, кроме телесных наказаний, применялось клеймение. Законы Ману в ст.127 гл.XI определяют ценность жизни брахмана в 16 раз больше, чем шудры. Причём, наказание за убийство шудры по ст.132 гл.XI приравнивалось к наказанию за убийство ряда животных (например, вороны или собаки)8.

Правом налагать наказания по законам Ману обладал царь, который рассматривал дела о преступлениях (ст.26 гл.VI)9. При рассмотрении учитывался мотив преступления, время, место совершения, способ и состояние виновного. Отягчающими обстоятельствами были преступления, совершённые ночью, умышленно, с применением насилия или причинением ущерба (ст.276 гл. IX)10. Смягчающими обстоятельствами являлись: отсутствие умысла (неосторожность) на совершение преступления или если деяние совершал ребёнок, старик, беременная женщина (ст.126,220-231,262,263,341 гл.VIII, ст.239 гл.IX11). Царю предписывалось решать дела по справедливости, в противном случае его могли изгнать вместе с родственниками из страны и даже казнить (ст.19,302-309 гл.VIII)12.

Виды наказания были различны: штрафы (как правило, уплачивались царю, а он бросал их в воду или отдавал брахманам (ст.243,244 гл. VIII)13), изгнание, конфискация – для всех варн; телесные наказания, в том числе членовредительство назначались трём варнам. Самым строгим наказанием являлась смертная казнь (способы различны: утопление, сжигание, посажение на кол, затаптывание и разрывание животными, заливание горла свинцом и простая казнь – отрубление головы). Смертная казнь назначалась за особо тяжкие преступления: ложное донесение, подкуп советников царя, убийство женщины, детей и стариков, служение врагам царя (ст.232 гл.IX).

Последовательность назначения наказаний дана в ст.129 гл.VIII: замечание, выговор, штраф и телесные наказания, но при этом, ст.130 гл.VIII предписывает «в исключительных случаях» назначать все 4 вида наказаний14.

Древние индусы верили в одушевлённость всех вещей и считали их продолжением владельца, поэтому процесс наложения наказания за преступления против собственности детально регламентирован в законах Ману. Ст. 302 гл.VIII предписывала царю крайнее старание в обуздании воров. Если он не наказывал преступника, то сам считался вором (ст.316 гл.VIII). В ст.310 гл.VIII перечислены виды наказаний за воровство: заточение, заковывание в цепи и различные телесные наказания15.

Законами защищалась собственность всех варн (ст.40 гл.VIII). Рабы не могли быть собственниками, поскольку сами считались вещью (ст.417 гл.VIII)16.

Охране права собственности посвящены в основном статьи 320-331 гл.VIII. Наказание зависело от обстоятельств (кража с проломом стены была самым тяжким из всех преступлений против собственности), размера украденного и знакомства с потерпевшим (если преступник знал владельца, наказание было меньше). Сословное положение преступника, как правило, не имело значения17.

Большинство из преступлений против собственности наказывались штрафом, телесными и членовредительскими наказаниями (как правило, отсечением рук). Отсечение руки вора многие комментаторы связывают с существованием символического талиона. Законы Ману предписывали отсечь у преступника ту часть тела, которой он действует против людей (ст.279 гл.IX). В особых случаях назначалась смертная казнь (например, по ст.270 гл. IX, при захвате вора на месте преступления, разрешалось сразу же его казнить)18.

Ст. 332 гл.VIII разграничивает наказание за кражу и грабёж: кража — деяние, совершённое в отсутствие собственника, а грабёж – в присутствии владельца и с применением насилия. Грабёж наказывался строже кражи. Законы Ману устанавливают последовательность наложения наказания при повторных преступлениях: первая кража наказывалась штрафом или отсечением 2 пальцев, при второй следовало отсечь руку и ногу, при третьей преступнику назначалась смертная казнь. По ст. 341 гл.VIII не наказывалась кража при крайних обстоятельствах (при отсутствии средств существования), но только совершённая дваждырожденными19.

Кража собственности недееспособных опекунами, а также кража царскими слугами имущества, переданного на хранение, наказывались смертной казнью (ст.29, ст.34 гл.VIII). Телесное наказание и штраф назначались за повреждение имущества, животных, деревьев, незаконное требование долга и невозврат долга (ст. 48,51, 152,192,193, 257,263,264,285-288 гл.VIII)20.

Одной из целей законов Ману была охрана общественного порядка. Она достигалась путём установления наказания за оскорбление словом. Оно зависело от варновой принадлежности преступника и потерпевшего и варьировалось от штрафа различной суммы до телесных наказаний и членовредительства (ст.267-278 гл.VIII). Оскорбление действием, побои, унижение чести и достоинства и причинение вреда здоровью наказывались штрафом, изгнанием, членовредительством (ст.273-284,286,287 гл.VIII)21. Колдовство с целью причинения смерти рассматривалось как покушение на убийство и каралось штрафом (ст.290 гл.IX)22.

Законы Ману содержали норму, по которой причинение смерти по неосторожности влекло ответственность в виде штрафа, равного штрафу за воровство (ст.295,296 гл.VIII). Не наказуемы были побои жены, сына, ученика, раба, брата в целях воспитания, но учитывалась сила ударов. В случае нанесения побоев с целью причинить вред, назначалось наказание в виде штрафа, также равного штрафу за воровство (ст.299,300 гл.VIII)23.

Существовал институт необходимой обороны – дваждырождённым разрешалось убивать, защищая самих себя, женщин, брахмана и при охране жертвенных даров. В этом случае они освобождались от ответственности (ст. 348,349-351 гл. VIII; ст.80,81 гл.XI)24. Наказуемо было похищение людей. Особенно защищались от преступления родовитые женщины (ст.323 гл.VIII)25. За их похищение назначалась смертная казнь. Преступлением являлось неоказание помощи. Согласно ст.274 гл.IX, оно каралось изгнанием26.

Особо охранялся законами Ману институт семьи, поскольку браки заключались по принципу эндогамности, чтобы не допустить смешения варн. Цели наказаний за преступления против семьи и нравственности чётко определены в ст.359,368,385 гл.VIII: охрана женщины, устрашение и предупреждение повторных преступлений27. Были запрещены обман и клевета при заключении брака. Виновные наказывались штрафом (ст.205,224 гл.VIII). При совершении повторного деяния в течение года преступник платил двойной штраф (ст.373 гл. VIII).

Наказаниям за прелюбодеяние посвящено 33 статьи, причём под прелюбодеянием понималась не только физическая измена, но и прикосновение к одежде женщины, разговор наедине или без разрешения мужа, заигрывание, поднесение подарков, услужливость (ст. 357 гл.VIII). Прелюбодеяние каралось квалифицированной смертной казнью: для женщин посредством затравливания собаками, для мужчин – сжиганием заживо на железном листе (ст.371,372 гл.VIII). Брахманам обривали голову и изгоняли из страны (ст.378 гл.VIII). Запрещалось сожительство с представителями более высокой варны. Преступники платили штраф, в некоторых случаях применялась конфискация, шудры подлежали простой смертной казни (ст.373-378 гл.VIII).

В зависимости от варновой принадлежности преступника наказание могло быть альтернативным. Например, изнасилование каралось телесным наказанием (ст.364 гл.VIII) или отрезанием 2 пальцев вместе с уплатой штрафа (ст.367 гл.VIII). За отказ содержать отца, мать, жену, сына преступник платил штраф28.

Законы Ману регулировали отношения участников судопроизводства. За лжесвидетельство и неверное правосудие вина делилась между виновным, царём, лжесвидетелем и всеми судьями. Но если осуждённый виновен, грех был только на нём (ст.18,19 гл.VIII). Исходя из смысла ст.74 гл.VIII, за лжесвидетельство полагалась конфискация, также оно запрещалось многими религиозными нормами (ст.75,82,88-90,94,98-100 гл.VIII). Однако из благочестивых побуждений обман на суде поощрялся (ст.103,104 гл.VIII). Если впоследствии открывался обман, ложное решение отменялось, лжесвидетель подлежал штрафу в зависимости от побуждений (ст.117,120,121 гл.VIII), затем изгонялся. Брахман – только изгонялся29.

За взятку судьи наказывались конфискацией. Если судья изменял решение – платил двенадцатикратный штраф и отстранялся от должности (ст.231 гл.IX).

Ряд статей законов Ману направлен на охрану государственного строя. К преступлениям против государства относились расхищение государственной казны, кража государственного имущества, противодействие исполнению приказов, поощрение врагов. Наказывались они по выбору царя (ст.228,275 гл.IX). За поломку городской стены или городских ворот преступник подлежал изгнанию (ст. 289, гл.IX). При поломке моста, флага, кроме изгнания, применялось ещё и возмещение ущерба (ст.282-285 гл.IX). На фоне этих наказаний несоразмерной выглядит кара за разрушение плотины: утопление в воде или простая казнь. Но при возмещении ущерба виновный лишь платил штраф (ст.279 гл.IX)30.

Законы Ману распространялись и на экономику государства: вывоз запрещённых товаров, их продажа, торговля в неустановленное время, обман при продаже, избегание таможни – наказывались конфискацией (ст.399,400 гл.VIII)31. Были запрещены азартные игры. Они приравнивались к воровству и наказывались телесными наказаниями (ст.221-223 гл.IX)32. Подделка драгоценных камней, вещей, неправильная их обработка каралась, в зависимости от размера ущерба и субъекта преступления, от штрафа до смертной казни (ст.287,292 гл.IX).

Несмотря на непоследовательность и примитивность норм Законов Ману, они содержали прогрессивные для своего времени институты. Норма ст.270 гл.IX напоминает сущность презумпции невиновности: нельзя казнить вора, если у него не найдено краденых вещей. Известны были понятия соучастия и пособничества, которые приравнивались к преступлению (ст.271,278 гл.IX)33.

Назначение наказания по законам Ману находилось в тесной связи с варновым строем и религиозными верованиями Древней Индии. Каждому человеку следовало смириться с его местом в мире и обществе, не стремиться к улучшениям и изменениям, но зато вести себя добродетельно и тем улучшать свою дхарму с расчетом на будущее рождение в более высокой варне34. При нарушении этого порядка наказание являлось средством погашения вины преступника.
Примечание:

1 Законы Ману. М., 1992. С. 25-26.

2 Там же. С.68.

3 Там же. С.94.

4 Там же. С.119.

5 Там же. С.46.

6 Там же. С.46, 138.

7 Там же. С.116.

8 Там же. С.136.

9 Там же. С.68.

10 Там же. С.118.

11 Там же. С.91-99, 116.

12 Там же. С.80, 96.

13 Там же. С.116.

14 Там же. С.68.

15 Там же. С.96.

16 Там же. С.21, 102.

17 Там же. С.97.

18 Там же. С.136.

19 Там же. С.97, 98.

20 Там же. С.21-22, 88-89, 93-95.

21 Там же. С.94-95.

22 Там же. С.119.

23 Там же. С.95-96.

24 Там же. С.98, 133.

25 Там же. С.97.

26 Там же. С.118.

27 Всеобщая история права и государства. /Под ред. Графского В.Г. – М, 2000. – С.23.

28 Законы Ману. С.91-92, 99-100.

29 Там же. С.80, 83-86.

30 Там же. С.116, 118-119.

31 Там же. С.101.

32 Там же. С.115.

33 Там же. С.118-119.

34 Васильев Л. История Востока./Учебник по специальности «История».Т.1.– М.: Высшая школа,1998.– С.32.

Тяжким нравственным преступлением и великим грехом считалось прелюбодеяние (измена). В Законах Ману нормы о прелюбодеянии идут вслед за убийством. Все виновные в прелюбодеянии (тайная беседа с чужой женой, услужливость, заигрывание с ней, прикосновение к ее одежде и украшениям и т.п.) подлежат смертной казни. Характерно, что проституция жены с согласия мужа не наказывалась (ст. 362 главы VIII).

Законы Ману не проводят различий между прелюбодеянием и изнасилованием (лишением девушки чести против ее воли) (ст. 364 главы VIII). Это преступление влекло за собой телесное наказание, отрезание пальцев, если преступник не был равен по положению с потерпевшей. Равный по положению отделывался высоким штрафом. Неверную жену, «обнаглевшую вследствие знатности родственников», Законы Ману рекомендовали затравливать собаками (ст. 371 главы VIII), а ее сожителя сжигать на раскаленном железном ложе. Наказывался мужчина за преступное сожительство со свободной женщиной, при этом учитывалось ее социальное положение и была ли она охраняема или нет. Например, шудр проживал с брахманкой. В данном случае мерой наказания была кастрация (см. Приложение).

Исходя из нормы ст. 345 главы VIII можно утверждать, что законодатель по степени общественной опасности уголовные правонарушения делит на две группы независимо от вида: на тяжкие преступления, под которыми понимается любое совершенное с на­силием деяние, и все другие, т.е. совершенные без применения насилия. К тяжким преступлениям относились убийство, грабеж, изнасилование и др. .

Если вести речь о составе преступления, то по Законам Ману каждый его элемент (субъект, объект, субъективная и объективная стороны) не остался без внимания законодателя и, как правило, учитывал­ся при назначении наказания. Подтверждением является нали­чие в Законах Ману нескольких статей, в которых в абстрактной форме прямо предписывалось, что, только «узнав причину, также место и время по правде и рассмотрев состояние виновного и суть пре­ступления, надо накладывать наказание на тех, которые должны быть наказаны» (ст. 126 главы VIII). Об этом говорится и в ст. 16 главы VII.

Субъектом преступления мог быть любой человек, который со­вершил преступление, в том числе и царь. Так, согласно ст. 111 главы VII царь, который мучит свою страну, немедленно лишается вместе с родственниками страны и жизни. Закон предписывал царю наказывать каждого виновного, т.к.

Преступление, наказание и судебный процесс по законам Ману

для него ничего не значит имя того, кто не исполняет своей дхармы. Но вид и форма наказания зависели от состава преступления, в том числе и субъекта: был ли виновный про­стым человеком или относился к варнам, был ли виновный по принадлежности равным с потерпевшим или принадлежал к более низкой варне .

Так, если какой-либо простой человек должен быть оштрафован на одну каршапану, тогда (за то же преступление) царь должен быть оштрафован на тысячу. Инте­ресно отметить, что для брахманов закон устанавливал повышенную ответственность по сравнению с представителями нижестоя­щих трех варн (ст. 337–338 главы VIII). При этом пояснялось, чем руководствовался законодатель: «соответственно пониманий каж­дым из них сущности добра и зла». Но, к сожалению, законодатель не был последовательным в этом вопросе и придерживался данного правила только тогда, когда речь шла об имущественном наказании. Во всех других случаях, когда статьей предусматривалось применение телесных наказаний или смертной казни, законодатель по­ступал наоборот, предписывая, что «никогда нельзя убивать брахма­на» (ст. 380 главы VIII), «для брахмана полагается обритие головы вместо смертной казни; для других же варн смертная казнь может применяться» (ст. 379 главы VIII).

Иногда законодатель особое внимание обращал на пол винов­ного (мужчина или женщина – ст. 371, 372 главы VIII), возраст (девушка, женщина, дети, старые – ст. 369, 370 главы VIII; ст. 230 главы IX), на занимаемую должность (служащий, советник, судья, царь – ст. 231, 234 главы IX; ст. 336 главы VIII), на физическое состояние (пьяница, больной – ст. 237, 230 главы IX) и другие особенности субъекта (см. Приложение).

Особенно четко законодатель выразил свое отношение к на­личию умысла у виновного, т.е. к субъективной стороне преступ­ления. Правда, такая четкость присуща не всем нормам права. Ст. 242 главы IX предусматривала, что виновные в осквернении ложа гуру, не принадлежащие к четырем варнам и «совершаю­щие эти преступления ненамеренно, заслуживают лишения соб­ственности, но «совершающие» намеренно – «изгнания», т.е. наличие умысла в данном случае значительно увеличивает от­ветственность за содеянное. Но законодатель не всегда последо­вателен и в данном вопросе, т.к. в некоторых статьях либо вооб­ще не упоминается о субъективной стороне, либо она не учитывается при определении наказания. Так, ст. 288 главы VIII устанавливала, что кто портит имущество кого-либо, тому полагается возместить ущерб и внести царю штраф, равный ущербу. Иногда законодатель делал акцент на цели совершения преступления («с целью причинения повреждений людям и животным» – ст. 286 главы VIII, «из жад­ности» – ст. 118 главы VIII).

Таким образом, понятие преступления можно применять лишь условно при характеристике права Древней Индии, ибо в это время не проводилось еще четких различий между частноправовым правонарушением (деликтом) и преступлением. Однако уже различались понятия «умысел» и «неосторожность». В основу разграничения преступлений в Законах Ману положен не характер самого правонарушения, а наказание за него. В одном случае это штраф, телесное наказание, в другом – искупление. Преступления расценивались избирательно. Соблюдался принцип снисходительности к высшим слоям и беспощадная расправа по отношению к низшим.

2. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА НАКАЗАНИЙ ПО ЗАКОНАМ МАНУ

Круг общественных отно­шений, регулировавшихся нормами права в Законах Ману, широкий. Это и отношения к государству (его атрибутам, царю и т.п.), рели­гии, должностным обязанностям, нормам нравственности, порядку управления, и отношения между людьми, по поводу чужого имущества. Считалось, что за нарушение дхармы человек нес наказание в этом мире и в других мирах. Одна из статей гласила: «Из-за неверности мужу жена в мире снискивает (заслуживает) презрение, а после смерти оказывается в чреве (животе) шакала и мучается ужасными болезнями» (см. Приложение).

При назначении наказания учитывался не только объект, но и предмет его. Например, в ст. 320–331 главы VIII, в которых идет речь о кражах, диапазон наказаний весьма широк – от смертной казни до штрафа в небольшом размере. При этом именно предмет похи­щенного (его свойства, размер и т.д.) влияет на назначение наказа­ния (вид и форму). При краже людей учитывалось: похищенные были «родовитыми» людьми или простыми; при краже скота – домашний крупный или мелкий либо это были дикие животные; при краже зерна – очищенное оно или неочищенное; при краже одежды (наилучшие) одежды или все другие и т.п. Особый интерес представляет ст. 328 этой же главы, которая устанавливала выс­шую меру наказаний – смертную казнь – к тем, кто похитил «родо­витых» людей или драгоценные камни, даже не принимая во вни­мание другие обстоятельства похищения.

Говоря об объективной стороне, необходимо отметить, что законодатель прямо предписывал всегда ее устанавливать и учиты­вать при назначении наказания (т.е. действие или бездействие, время, способ совершения деяния, его последствия и т.д.). Так, в Законах Ману содержалось предписание о том, что при похищении крупных животных, оружия и лекарственных трав царю следует накладывать наказание, рассмотрев время и обстоятельства дела. Предусматривалось наказание лиц, назначен­ных для охраны в областях, но бездействующих при нападе­нии. Кража, совершенная ночью и путем пролома (в стене дома) влекла за собой особенно мучительную форму смертной казни («посадить на острый кол») (ст. 276 главы IX). В других случаях предписывалось членовредительство, штраф в размере 11% от стоимости украденного и пр. Наказание несли также лица, видевшие кражу, но не сообщившие о ней; укрыватель вора нес такое же наказание, как если бы он сам украл .

Хорошо в Законах Ману отражено и такое понятие, как рецидив. Законода­тель повышал ответственность за неоднократно совершенное правонарушение: при первой краже надо велеть отрезать у вора два пальца, при второй – руку и ногу, при третьей он заслуживает смер­тной казни. В связи с понятием «рецидив» важное значение приобретало содержание ст. 373 главы VIII, в кото­рой раскрывалось данное понятие: «на виновного (однажды и опять) обвиненного в течение года…». Это дает основание предполагать, что под рецидивом понималось совершение преступления не менее двух раз в течение именно одного года. Однако в других статьях законода­тель не столь точен в выражении правовых положений, употребляя выражения «ранее обвиненный» (ст. 354 главы VIII).

О значительном развитии уголовного права в Древней Индии свидетельствует и наличие норм, в которых идет речь о таких по­нятиях, как «соучастие», «обстоятельства, смягчающие вину», «об­стоятельства, отягчающие вину» и «обстоятельства, освобождаю­щие от вины». Так, Законы Ману гласят, что жертвующий жизнью ради брахманов или ради коров освобождается от убийства, со­вершенного неумышленно. Также в Законах упоминается о необходимой обороне и устанавливалось, что убиваю­щий, защищая самого себя, при охране жертвенных даров, при защите женщин и брахмана, не совершает греха; можно убивать, не колеблясь, нападающего убийцу; убийство убийцы, откры­тое или тайное, никогда не является для убивающего грехом (см. Приложение).

К обстоятельствам, освобождавшим от ответственности, отно­сились также голод, нужда, т.е. в Древней Индии был известен такой институт, как крайняя необходимость. В ст. 341 главы VIII записано, что «дважды рожденный путник, лишенный средств су­ществования, берущий с чужого поля два стебля сахарного трост­ника или два «съедобных» корня, не должен платить штраф» .

Для поддержания в надлежащем состоянии большого круга охраняемых государством общественных отношений была разра­ботана и определенная система наказаний, главными целями ко­торой были устрашение (ст. 15 главы VII) и предупреждение (ст. 18 главы VII, ст. 334 главы VIII). Например, считалось целесообразным располагать тюрьмы «близ главной улицы, где все могут видеть страдающих и обезображенных преступников» (см. Приложение).

Помимо главных целей, законодатель преследовал и другие: возмездие, возмещение вреда (ущерба) и пополнение казны (ст. 17 главы VII; ст. 288, 367, 369 главы VIII и др.).

Законодатель Древней Ин­дии, закрепляя систему наказаний в праве, оперировал такими общими понятиями, как «виды наказания», «меры для обузда­ния беззаконных». Царю требовалось тщательно обуздывать беззаконных тремя мерами: заточением, заковыванием в цепи и различными видами наказа­ний. В Законах Ману перечислены следующие виды наказаний: сначала следует сделать замечание, после него – выговор, третьим «идет» штраф, только после этого – высшее телесное наказание. Далее указывалось, что если царь не может удержать их даже телесными наказаниями, тогда следует применить к ним все это – четыре вида наказаний вместе. Как усматривается из всего вышесказанного, законо­датель того времени различал четыре вида наказаний, среди которых на последнем месте по степени тяжести стоит телесное наказание, которое считалось в Древней Индии высшим видом наказа­ний, т.к. в него включалась и смертная казнь. В Законах Ману указывалось что, объектами наказаний могли быть орган дето­рождения, чрево, язык, обе руки, обе ноги, а также глаз, нос, оба уха, имущество и туловище, т.е. фактически, исходя из современной правовой терминологии, речь идет о таких видах наказания, как телесные, имущественные и смертная казнь.

Поскольку широко применялся такой вид наказания, как иму­щественное в форме штрафа, то законодатель обстоятельно регла­ментировал его назначение, указывая общие положения: «первый штраф – 250 пан, средний – 500, высший – 1000 пан» (ст. 138 главы VIII) и конкретно определяя размер штрафа за конкретное деяние (ст. 276, 293, 296, 297, 319 главы VIII и др.). Также под угрозой штрафа нельзя покидать свою мать, оставлять в беспомощном состоянии .

Страницы: ← предыдущаяследующая →

12345Смотреть все

Похожие страницы:

  1. Преступление, наказание и судебныйпроцесспоЗаконамМану (2)

    Закон >> История

    … строя и системы варн. Преступление и наказаниепозаконамМану Уголовное право,  представленное в ЗаконахМану, “+” довольно высокий для … гражданским процессом. Процесс носил состязательный характер. Существовало 18 поводов для судебного разбирательства …

  2. ЗаконыМану (3)

    Закон >> История

    … 4. Брачно-семейные отношения 5. Уголовное право 6. Судебныйпроцесс 1. ЗаконыМану являются так называемой дхармашастрой — сборником … наказания (отрезание пальцев, рук, ног); штрафы; изгнание; тюремное заключение. 6. Различия в ведении процессовпо

  3. ЗаконыМану (4)

    Контрольная работа >> Государство и право

    … от преступления. На первый план в законахМану выступает … вещь обратно. Суровое наказание за: незаконное … Суд, его органы и процесспозаконамМану Суд в древней Индии … уголовным процессом нет. Судебные дела возбуждались заинтересованными лицами. Процесс

  4. Хозяйственный и общественный строй Древней Индии позаконамМану и Артхашастре

    Закон >> Религия и мифология

    … уголовным процессом нет. Судебные дела возбуждались заинтересованными лицами. Процесс носил … по завещанию древнеиндийское право не знало. Преступление и наказаниепозаконамМану. С одной стороны, уголовное право, представленное в законахМану

  5. Правовое положение основных групп населения поЗаконамМану Общая характеристика и особенност

    Закон >> Государство и право

    … основных групп населения по «ЗаконамМану» Общая характеристика и … законченные формы. Процесс социального расслоения … Тяжесть наказания за совершение тех или иных преступлений определяется … Комиссия состояла из судебных чиновников и теоретиков …

Хочу больше похожих работ…

admin