Законодательство СССР

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление правительства о признании утратившими силу или не действующими на территории России части правовых актов РСФСР и РФ. С 1 февраля 2020 года к таким относятся принятые в период с 1917 по 2002 год 1259 документов. Об этом глава кабмина заявил во время совещания с вице-премьерами. В ближайшее время выйдет ещё одно постановление по почти 3650 актам СССР. Также глава правительства подписал поручение о выделении из резервного фонда правительства средств на дополнительную закупку за рубежом ряда лекарств для детей с тяжелыми заболеваниями.

В прошлом году в рамках «регуляторной гильотины» (реформы законодательства, упрощающие регулирование бизнеса) премьер-министр поручил отменить утратившие актуальность советские акты. Требования времен СССР и РСФСР ранее планировалось отменить с 2021 года, однако в сентябре прошлого года Дмитрий Медведев подписал поручение, по которому их было решено упразднить на год раньше. Так, около 20,5 тыс. таких документов потеряли силу уже 1 января 2020 года. После этого аппарат правительства под руководством вице-премьера Константина Чуйченко продолжил работу по пересмотру других действующих норм.

— Пока в работе остается блок ведомственных актов советского периода. Их тоже много. И нужно, конечно, действовать здесь быстрее, с учетом того что времени на реформу контрольно-надзорной деятельности остается всего лишь год — она должна быть завершена до 1 января 2021 года. Мы об этом с вами говорили в конце прошлого года на совещании, — сказал Дмитрий Медведев.

По его словам, данную работу нельзя делать механически. Особое внимание необходимо уделить тем нормам, которые содержат социальные льготы и гарантии, — например, различные районные коэффициенты, компенсации и пр. К ним нужно относиться бережно, чтобы ничего не потерять.

Вице-премьер Константин Чуйченко признался, что срок, установленный первоначально для подготовки постановления правительства (15 ноября прошлого года), оказался невыполнимым. Тем не менее две трети работы проделано. Минюст проанализировал почти 14 тыс. актов из 20 тыс. Также выяснилось, что часть советских документов уже были признаны утратившими силу, в то время как в открытых источниках они упоминались в качестве действующих.

— Что касается постановления об отмене 3645 правительственных актов СССР, этот документ находится на финишной прямой. Сейчас он проходит последние согласования в аппарате правительства. До 24 января мы представим его вам на подпись. Таким образом, отмена основного массива актов советского периода будет произведена с 1 февраля 2020 года, как вы и предписывали в своем поручении, — доложил Чуйченко.

Также в работе остается блок ведомственных актов по реформе контрольно-надзорной деятельности. Работа должна быть завершена до 1 января 2021 года. Ранее проекты федеральных законов «Об обязательных требованиях в РФ» и «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в РФ» были подготовлены правительством. Документы предполагают отмену с 2021 года всех надзорных требований к бизнесу, которые к этому моменту не будут пересмотрены и актуализированы.

Помимо этого, Дмитрий Медведев подписал поручение о выделении из резервного фонда правительства 22 млн рублей на дополнительную закупку за рубежом ряда лекарств для лечения детей с тяжелыми хроническими заболеваниями. Речь идет о таких препаратах, как «Фризиум», «Клобазам», и некоторых других. Сейчас закон запрещает приобретать лекарства, не зарегистрированные в России. Единственным учреждением, которое имеет лицензию на закупку незарегистрированных психотропных препаратов, является ФГУП «Московский эндокринный завод». Именно он продолжит приобретать и распределять подобные препараты между пациентами. В общей сложности планируется закупить не менее 8475 упаковок.

Председатель правительства напомнил, что с 1 марта следующего года вступают в силу поправки в закон «Об обращении лекарственных средств». Врачи уже на регулярной основе смогут без проблем назначать детям и взрослым наркотические психотропные препараты, даже если они не зарегистрированы и не производятся в России.

УДК 34(47+57)(091)

А. А. Петров

Основы законодательства СССР и союзных республик в контексте развития идеи формального приоритета кодифицированных актов

В статье анализируется значение Основ законодательства Союза ССР и союзных республик как особой разновидности кодифицированных актов, содержащих основополагающие положения конкретной отрасли (подотрасли) законодательства в сфере совместного союзно-республиканского ведения, для появления и дальнейшего развития идеи приоритета кодифицированных актов, послужившей толчком к становлению в современной отечественной теории права концепта предметной (горизонтальной) иерархии нормативных правовых актов. Кратко освещаются культурно-исторические условия, в которых появились первые Основы законодательства СССР и союзных республик, показывается их выдающееся значение для обеспечения согласованности систем союзного и республиканского законодательства СССР. Отмечается, что, хотя Основы, как правило, и устанавливали свое формальное превосходство в соответствующей сфере правового регулирования над республиканскими кодексами, точка зрения, согласно которой Основы законодательства СССР и союзных республик были первым осмысленным опытом установления предметной (горизонтальной) иерархии нормативных правовых актов в отечественной законотворческой практике, все же ошибочна. Обосновывается мнение, что появление Основ, по всей видимости, следует рассматривать как предтечу и катализатор для теоретической разработки идеи наделения кодифицированного акта формальным отраслевым приоритетом.

© Петров А. А., 2016

Ключевые слова: основы законодательства СССР и союзных республик, приоритет кодифицированного акта, коллизии в праве, предметная (горизонтальная) иерархия нормативных правовых актов, кодификация.

В конце 1950-х гг. перед советским законодателем и юридической наукой возникла проблема, решение которой потребовало значительного напряжения мысли представителей общей и отраслевых теорий права.

В соответствии с Законом СССР от 11 февраля 1957 г. «Об отнесении к ведению союзных республик законодательства об устройстве судов союзных республик, принятия гражданского, уголовного и процессуальных кодексов» было решено «отнести к ведению союзных республик» принятие соответствующих нормативных актов. В ведении же Союза ССР оставалось установление основ соответствующей отрасли законодательства.

Целесообразность принятия такого закона была обусловлена общим «духом времени» послесталинского Советского Союза. А.Л. Маковский пишет о побудительных мотивах принятия данного закона так: «Этот шаг тогда понимался (не только официально) как следование на основе решений ХХ съезда КПСС, развенчавшего «культ личности», политике укрепления суверенитета союзных республик, укрепления демократического централизма, как возврат к «ленинским принципам» в государственном и хозяйственном строительстве» .

Меж тем о реальной передаче союзным республикам полномочий по самостоятельному определению путей развития ведущих отраслей законодательства, перечисленных в Законе СССР от 11 февраля 1957 г., центральная политическая власть и не помышляла, поскольку это подрывало бы единство правового, политического и экономического пространства СССР и могло быть воспринято республиканскими элитами как ослабление Москвы. Поэтому нужен был правовой инструмент, который, не умаляя формальную самостоятельность советских республик в области кодификации, смог бы значительно ограничить полет фантазии республиканских законодателей.

Таким инструментом и стали Основы законодательства СССР и союзных республик как особая разновидность кодифицированных актов. Об этом свидетельствует ряд их особенностей:

во-первых, Основы нельзя назвать рамочным актом, они, напротив, содержали большое количество конкретных норм, ограничивающих пределы

усмотрения республиканского законодателя в процессе правотворчества (на это указывает, в том числе, формулировка «определяют принципы и устанавливают общие положения», повторяющаяся практически во всех Основах);

во-вторых, широко поставленная консультационная работа с законодателями и научной элитой союзных республик (в форматах консультирования разработчиков проектов кодексов республик в Президиуме Верховного Совета СССР, проведения межреспубликанских конференций и открыто провозглашенных «научных основах» кодификационной работы в республиках, однозначно истолковывающих значение Основ в системе источников права Советского Союза).

в-третьих, установление практически в каждом акте, принятом в форме Основ, своего приоритета над иными законами СССР и кодифицированными актами союзных республик.

В частности, согласно ст. 1 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 25.12.1958, порядок производства по уголовным делам определяется настоящими Основами и издаваемыми в соответствии с ними другими законами Союза ССР и уголовно-процессуальными кодексами союзных республик. Аналогично в соответствии со ст. 1 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 08.12.1961, порядок производства по гражданским делам определяется настоящими Основами и издаваемыми в соответствии с ними другими законами Союза ССР и гражданскими процессуальными кодексами союзных республик. В ст. 3 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 08.12.1961, также устанавливалось, что в соответствии с настоящими Основами гражданские кодексы и иные акты гражданского законодательства союзных республик регулируют имущественные и личные неимущественные отношения, как предусмотренные Основами, так и не предусмотренные ими, а при характеристике гражданского законодательства Союза ССР отмечалось, что оно должно соответствовать Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик.

Специфика Основ законодательства Союза ССР и союзных республик как кодифицированных актов состояла в том что это был «общесоюзный закон, содержащий основополагающие положения конкретной отрасли (подотрасли) законодательства в сфере совместного союзно-республиканского ведения, на базе и в соответствии с которым издаются все иные отраслевые общесоюзные и республиканские законодательные и подзаконные акты» .

Основы законодательства рассматривались как особая форма кодификации права в условиях федеративного централизованного Советского государства. Они были адресованы как к законодателям советских республик, так и ко всем правоприменителям; одновременно были и модельным актом (содержали, как писал С.Н. Братусь, «принципиальные положения, являющиеся директивами по составлению республиканских кодексов» ), и непосредственно регулировали значительный объем отношений, поскольку включали «правовые нормы, определяющие существо правовых институтов, которые в силу единства политического и социально-экономического строя являются в основных своих чертах одинаковыми для всех союзных республик» . По мнению С.В. Бошно, в историческом аспекте «именно основы закладывали фундамент большинства отраслей права» .

По всей видимости, именно в Основах законодательства СССР и союзных республик впервые в отечественной правотворческой практике был использован прием указания на приоритетное значение одного конкретного закона над всеми иными законами. По крайней мере до принятия основ законодательства вопрос о формальном приоритете кодифицированных актов не был столь актуален, хотя советского законодателя сложно было обвинить в пренебрежительном отношении к кодификации, которая рассматривалась им едва ли не как основной способ упорядочивания правовой жизни большой и разношерстной страны.

Справедливости ради отметим, что в доктрине представлено и другое мнение по вопросу о том, когда впервые в практике отечественного правотворчества кодифицированный акт установил свое формальное превосходство. Так, М.В. Лушникова и А.М. Лушников полагают, что принцип отраслевого приоритета кодифицированного акта был впервые сформулирован еще в Кодексе законов о труде РСФСР 1918 г. . Чтобы оценить эту позицию, обратимся к тексту КЗоТа РСФСР 1918 г. В п. III Введения к нему читаем: все существующие и вновь издаваемые по вопросам труда постановления общего характера (распоряжения отдельных учреждений, инструкции, правила внутреннего распорядка и т. п.), а равно и отдельные договоры и соглашения впредь действительны лишь постольку, поскольку они не противоречат правилам настоящего Кодекса. Как представляется, в этой формулировке акцент сделан не на отраслевом приоритете кодифицированного акта, а на т. н. «эффекте разрыва» . П. III Введения КзоТ 1918 г. констатировал отказ от старорежимного капиталистического трудового права и провозгласил новые начала социалистического трудового права. Да и в историческом контексте вопрос об иерархическом соотношении

первого советского КЗоТа с одноуровневыми специальными законами в сфере трудового права вряд ли занимал его разработчиков. В эпоху таких революционных потрясений, как правило, не до новых изысканных приемов в юридической технике.

В процессе осмысления Основ законодательства в советской научной литературе был сформулирован тезис об особом иерархическом статусе данной разновидности кодифицированных актов, обусловленном их типологическими характеристиками: кодифицированным характером, максимально широким кругом регулируемых отношений, всесоюзным территориальным масштабом действия, функциональным предназначением и рядом иных.

Такой вывод позволял исследователям рассматривать Основы законодательства в системе форм советского права «как акт более высокого ранга, чем простые законы, регламентирующие относительно узкий круг вопросов данной отрасли» . При этом в литературе подчеркивалось, что особый статус Основ базируется на их специфическом положении в трех различных структурах советского законодательства — иерархической, федеративной и отраслевой. «Наличие этого вида актов, цементирующего единство общесоюзного и республиканского законодательства, является отражением принципа социалистического федерализма в системе советского законодательства», — констатировали С.В. Поленина и Н.В. Сильченко . А связи между Основами и иными союзными и республиканскими законами и подзаконными актами расценивались как управленческие, выраженные «в соподчиненности Основам всего отраслевого законодательства» . Основы рассматривались и рассматриваются в доктрине в качестве «активных центров» отраслевых подсистем системы законодательства, назывались в ряде работ «конституциями соответствующей отрасли советского законодательства» . «Если применительно к законодательству в целом функцию активного центра, осуществляющего управление системой, выполняет Конституция СССР, а применительно к законодательству союзных и автономных республик — соответствующие республиканские конституции, то в отношении отраслевых подсистем таким активным центром выступают законы типа Основ», — отмечается в фундаментальной монографии «Научные основы советского правотворчества» .

Заметим, что отдельные ученые даже предлагали поместить Основы законодательства в иерархической структуре советского законодательства непосредственно после Конституции СССР .

Принятие отраслевых Основ законодательства СССР и союзных республик в конце 1950 — начале 1960-х гг. и ход дальнейшего развития практи-

ки применения в правотворчестве указанной разновидности кодифицированных актов свидетельствуют о наличии сформировавшейся традиции «придания более высокой юридической силы отраслевым Основам законодательства Союза ССР и союзных республик в советский период развития нашего государства», — пишет В.А. Толстик .

По воспоминаниям А.Л. Маковского, в Основах союзного земельного законодательства «…в одной из первых статей, посвященной соответствующей отрасли законодательства, говорилось: законодательство … состоит из настоящих Основ и изданных в соответствии с ними законов. И никто не говорил, что это неправильно. 40 лет мы с этим жили и все считали, что так может быть. И это относилось также и к союзным законам. Я очень хорошо помню, как я — человек, который вел тогда работу по Кодексу торгового мореплавания, проводил этот закон через аппарат Президиума Верховного Совета СССР. И как меня заставляли каждую букву этого Кодекса — союзного закона привести в соответствие с тогдашними союзными Основами гражданского законодательства» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Представляется обоснованным признать общесоюзные Основы отраслевого законодательства первым опытом установления такой разновидности нетипичных иерархических связей в праве, как предметная (горизонтальная) иерархия нормативных правовых актов. Суть предметной иерархии нормативных актов состоит в умышленном придании законодателем отдельному нормативному правовому акту (в идеале — кодифицированному) повышенной юридической силы в сравнении со всеми остальными актами того же вида применительно к определенной сфере регулируемых отношений . Другими словами, вопрос о предметной иерархии нормативных актов формулируется так: может ли нормативный правовой акт (N1, регулирующий определенную сферу общественных отношений и принадлежащий к виду (п) образовать в иерархии новый уровень (п+1) применительно ко сфере S, обладая в рамках данной сферы иерархическим преимуществом над всеми иными НПА вида п? Указанный прием правотворческой техники достаточно (порой — чрезмерно) активно используется отечественным законодателем , критически осмысливается в специальной литературе и на практике (например, противоречивые правовые позиции о допустимости предметной иерархии нормативных актов были высказаны Конституционным судом РФ) .

Отметим, что на постсоветском пространстве этот прием правотворческой техники распространен и встречается, к примеру, в законодательстве Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и ряда других государств.

Так, в Республике Беларусь в ст. 10 закона от 10 января 2000 г. № 361-3 «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» установлено: «Кодексы имеют большую юридическую силу по отношению к другим законам».

Например, ст. 6 Закона Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» установлено, что по степени юридической силы нормативные правовые акты располагаются в следующей иерархии: — Конституция, закон, вносящий изменения и дополнения в Конституцию; — конституционный закон; — кодекс; — закон; …

В этой же статье подчеркивается, что нормативный правовой акт не должен противоречить нормативному правовому акту, имеющему по сравнению с ним более высокую юридическую силу.

Однако при более глубоком изучении вопроса, следует признать, что Основы законодательства Союза ССР и союзных республик не были первым «чистым» опытом практического воплощения предметной иерархии нормативных правовых актов.

Действительно, имея приоритетный статус в отраслевом масштабе, Основы обладали и модельными, и руководящими, и непосредственно регулирующими характеристиками. Они, образно говоря, представляли собой прежде всего ratio scripta советского законодательства, были своеобразным эталоном для республиканского законодателя, осуществлявшего отраслевую кодификацию. Как образно писал Л.С. Зивс, «отражая принцип советского федерализма, основы цементируют единство общесоюзного и республиканского законодательств» . Именно в этом скреплении, содержательном удержании концептуального и нормативного единства, как представляется, и было первоочередное назначение Основ для правопорядка СССР. А обеспечение отраслевого единства на основе установления иерархического приоритета, зачастую приписываемое Основам как главное свойство, правильнее было бы рассматривать как некоторый дополнительный (даже в чем-то побочный) эффект, которому, судя по публикациям конца 1950 -начала 1960-х гг., изначально отводилось производное, вторичное значение. Так, в обстоятельном Научно-практическом комментарии к Основам гражданского законодательства Союза СССР и союзных республик, изданном в 1962 г., в комментарии к ст. 3 Основ иерархический аспект соотношения Основ гражданского законодательства и республиканских гражданских кодексов практически не освещается .

И лишь позднее, в конце 1960 — начала 1970-х гг. исследователи обратили свой взор на отраслевое иерархическое превосходство Основ, связанное с их особыми содержательными свойствами. Речь идет о «большей степени

абстрактности и обобщенности» норм и нормативных обобщений Основ, превращающих их «в своеобразное ядро всего отраслевого текущего законодательства» . Поэтому появление Основ все же корректнее будет рассматривать в качестве своеобразного импульса (не единственного) к возникновению теоретических разработок в сфере управления развитием системы права через программирование строения системы законодательства.

Иначе говоря, появление и развитие идеи предметной (горизонтальной) иерархии можно назвать своеобразным дополнительным эффектом, выявленным в процессе исследования основ законодательства. Произошло смещение ракурсов исследования (с федеративного на отраслевой и иерархический) и расширение объекта (анализироваться стали не основы законодательства как особый вид кодифицированных актов, а кодексы в целом). В итоге, судя по всему, первое осмысленное практическое воплощение в жизнь формального отраслевого приоритета кодифицированного акта приходится на 1994 г. -Часть первую Гражданского кодекса РФ.

Список литературы

1. Бошно С.В. Нормативные правовые акты. -URL: http://www.centrlaw.ru/publikacii/boshno1/index.html (дата обращения: 20.03.2015).

3. Зивс Л.С. Источники права. — М.: Наука, 1981. — 239 с.

4. Кабрияк Р. Кодификации. — М.: Статут, 2007. — 476 с.

5. Лушникова М., Лушников А. Коллизионные нормативные предписания в трудовом праве: какими правилами руководствоваться в случае противоречий в системе нормативных актов о труде // Хоз-во и право. — 2005. — № 6. — С. 26-31.

6. Маковский А. Л. О кодификации гражданского права (1922-2006). — М.: Статут, 2010. — 736 с.

9. Научные основы советского правотворчества / отв. ред. Р. О. Халфина. -М.: Наука, 1981. — 317 с.

10. Петров А.А., Шафиров В.М. Предметная иерархия нормативных правовых актов: моногр. — М.: Проспект, 2014. — 208 с.

11. Поленина С.В., Сильченко Н.В. Научные основы типологии нормативно-правовых актов в СССР. — М.: Наука, 1987. — 152 с.

12. Ромашкин П.С. О научных основах кодификации законодательства союзных республик // Сов. гос-во и право. — 1959. — № 4. — С. 3-10.

14. Толстик В.А. Иерархия источников российского права: моногр. — Н. Новгород, 2001. — 216 с.

Сайт legalacts.ru «Законы, кодексы и нормативно-правовые акты в Российской Федерации» является информационно-правовым, содержащим базу нормативно-правовых актов законодательства Российской Федерации и судебных актов, принятых судами Российской Федерации различного уровня, на основании действующего законодательства РФ.

На сайте представлены кодексы, законы, подзаконные нормативно правовые акты. Все документы на портале обновляются оперативно, в ежедневном режиме. Все документы представлены в актуальной редакции, для ряда документов дополнительно также приводятся редакции, утратившие силу. Кроме того, на сайте представлен целый ряд наиболее основополагающие с юридической точки зрения нормативно-правовых актов, ранее действующих на территории СССР и РСФСР.

Сайт является некоммерческим проектом, разработан в целях обеспечения открытости и доступности правовой информации.

Распространение правовой информации в России уже давно стало естественным процессом, в котором участвуют государство, граждане и негосударственные организации – независимые распространители правовой информации. И этот процесс неуклонно развивается, совершенствуются информационные технологии распространения и представления информации, обсуждаются принципы распространения новых видов правовой информации.

Основные принципы, которыми руководствуется редакция сайта legalacts.ru — это открытость, оперативность, полнота и достоверность правовой информации.

Публикация на портале legalacts.ru нормативно-правовых и судебных актов носит ознакомительный, справочный характер, и не порождает правовых последствий.

Официальной публикацией документа является его размещение на портале официального опубликования, в официальных печатных изданиях «Российская газета», «Собрание законодательства Российской Федерации», «Бюллетень нормативных актов Российской Федерации».

Помощь по работе с информацией на сайте

Найти нормативно-правовые акты на сайте можно с использованием следующих сервисно-поисковых возможностей.

1. Поиск по типу документа.

Все нормативные документы на сайте сгруппированы по соответствующим разделам, которые представлены в левом меню сайта. При нажатии на пункт меню соответствующего раздела, открывается полный список нормативно-правовых актов, представленных в соответствующем разделе.

— Кодексы РФ в действующей редакции – все кодексы Российской Федерации в действующей, актуальной редакции;

— Недействующие редакции кодексов Российской Федерации – отдельные кодексы Российской Федерации в недействующей, как правило первоначальной редакции.

— Кодексы СССР и РСФСР – отдельные кодексы СССР и РСФСР, действующие на территории СССР и РСФСР, как правило наиболее значимые и часто употребляемые в советский период.

— Судебная практика – решения судов различных инстанций и различных специализаций, принятие в порядке правоприменения действующего законодательства.

— Законы РФ – актуальные редакции законов Российской Федерации, в разделе представлены наиболее значимые и часто употребляемые в правоприменительной практике законодательные акты Российской Федерации.

2. Поиск по статьям документа.

На сайте предусмотрен поиск по номерам конкретных статей, или подборок статей документов, данный поиск осуществляется в разделе «Поиск по документам». Для поиска статей или их подборок по номеру, необходимо в разделе «Поиск по документам» выбрать соответствующий нормативный акт, в нижнем окне необходимо ввести через запятую номера статей, например:

Выберите закон — АПК РФ

Введите номера статей — 77, 126, 138

и нажать кнопку «искать». В открывшемся окне будет представлено название нормативно-правового акта и список запрашиваемых статей.

3. Поиск по тексту документа.

На сайте существует возможность найти любой фрагмент документа, содержащийся в тексте различных нормативно-правовых актов, представленных на сайте. Для осуществления поиска по тексту, необходимо выбрать из верхнего меню сайта пункт «Поиск», в открывшейся поисковой строке набрать слово, словосочетание или фразу, нажать кнопку найти. Результат поиска будет представлен в виде списка документов, или статей различных документов, содержащий заданные словоформы, выделенные шрифтом. Также, для оперативного поиска по тексту, на всех страницах сайта в левом верхнем углу представлено окно «Поиск по тексту».

4. Поиск по тегам (поиск по ключевым словам).

Для поиска различных нормативно-правовых актов по ключевым словам, неоходимо выбрать ключевое слово из списка слов, представленных в разделе «Теги». следует отметить, что в данном разделе представлены наиболее популярные и часто употребимые ключевые слова. При выборе конкретного ключевого слова формируется список нормативно-правовых актов или их статей, наиболее релевантные заданному ключевому слову.

5. Поиск по разделу «Популярные статьи и материалы»

В разделе «Популярные статьи и материалы» представлены популярные статьи и материалы, наиболее часто востребованные в правоприменительной практике.

Заместитель министра юстиции России Виктор Евтухов в эксклюзивном интервью сайту «Российской газеты» рассказал о начавшейся работе по инкорпорации советского законодательства. Подробный материал на эту тему читайте в свежем номере «Российской газеты».

Российская газета: Какой самый старый советский акт сейчас действует? Расскажите о некоторых «раритетных» нормативных актах.

Виктор Евтухов: Вместе с креслом постоянного члена Совета безопасности ООН и обязательствами платить по внешнему долгу новая Россия получила «в наследство» от Советского Союза советскую правовую систему. И кстати, народившаяся в 90-е годы демократия опиралась, в том числе, в самом начале и на советскую законодательную базу. В тот период, когда проходил капитальный слом социально-политических формаций и была реальная опасность свалиться в хаос и беспредел, предотвращать это довелось как раз советским законам. Именно они восполнили тот юридический вакуум, который мог возникнуть у новой российской государственности. Мы долгое время пользовались этими законами: выигрывались суды, отстаивались интересы граждан. Так, только в 2001 году появился Трудовой кодекс, до этого трудовое законодательство регулировал советский КЗОТ. В 2002 году был обновлен Гражданско-процессуальный Кодекс, до этого мы жили по ГПК РСФСР 1964 года.

Из наиболее старых советских актов могу назвать постановление Центрального исполнительного комитета СССР и Совета народных комиссаров СССР от 07.08.1937 № 104/1341 «О введении в действие положения о переводном и простом векселе», которое было подписано еще «всесоюзным старостой» Михаилом Калининым. Вся курьезность состоит в том, что до сих пор социалистический закон регулирует капиталистическую сферу деятельности. В некоторых частях документ, конечно, устарел, но применяется в той части, которая не противоречит современному законодательству. Как известно, советские законы были направлены на защиту трудящихся. Несмотря на все реформы жилищного хозяйства, продолжает действовать постановление «О праве пользования дополнительной жилой площадью», принятое в 1930 году ВЦИКом и Советом народных комиссаров. К примеру, научные сотрудники, стоящие на очереди на жилье, сохраняют право на получение большей жилплощади либо в виде отдельной комнаты, либо дополнительной площади размером не менее 20 кв. м. Это распространяется не только на ученых, этим правом могут пользоваться офицеры в чине от полковника, заслуженные артисты, члены Союза писателей, работники искусств. На получение квартиры вне очереди до сих пор могут претендовать и больные люди, список заболеваний определялся долгое время циркуляром НКВД от 13 января 1928 года.

РГ: Зачем требуется менять или, точнее говоря, инкорпорировать советские акты? И вообще, что это значит: просто убрать старую советскую «шапку», поставить современные «выходные данные», а текст оставить старый? Кстати, многие советские акты подготовлены неплохо, может, и нет особого смысла их менять?

Евтухов: Дело не только в том, чтобы поменять «шапку», как вы сказали. Главное проверить, возможно ли применение правового акта советской эпохи в современных условиях, не противоречит ли он Конституции Российской Федерации и действующему законодательству.

Также инкорпорация позволит исключить случаи дублирования регламентации одного и того же вопроса несколькими актами. Безусловно, в старых актах много здравого смысла, и я уже выше привел соответствующие примеры. Но я думаю такие законы, которые актуальны и применяются до сих пор, будет правильным последовательно инкорпорировать в действующее законодательство, которое должно соответствовать принципу простоты применения. С каждым годом наблюдается активизация законотворческого процесса. У этой тенденции есть как положительные моменты, так и отрицательные, потому что нельзя ставить «на поток» разработку нормативно-правовых актов. Как говорится, законотворческий процесс не терпит суеты. Как российское, так и международное право, в том числе и законодательство, представляет собой упорядоченную внутренне согласованную систему. К сожалению, придется признать, что имеется большое число формально действующих, но фактически утративших силу нормативно-правовых актов, многие предписания не приведены в соответствие с Конституцией РФ. Все это создает опасность правовой инфляции в стране и способствует правовому нигилизму в обществе. И потому на сегодняшний день необходимо активно совершенствовать юридическую технику, устранять имеющиеся противоречия и дублирования, в том числе, за счет инкорпорации советской нормативно-правовой базы. Все это в дальнейшем обеспечит стабильность и системность российского права. В результате чего законодательство, несмотря на свое многообразие, станет более доступным для граждан.

РГ: Кстати, в советские годы суды входили в систему юстиции и подчинялись Минюсту. А сейчас они -самостоятельная ветвь власти. В связи с этим вопрос: может ли (и вправе ли?) Минюст заниматься инкорпорацией постановлений пленумов Верховного суда России советских времен? Или Верховный суд страны должен сам постепенно обновлять эти постановления?

Евтухов: В рамках инкорпорации рассматриваются только правовые акты, принятые в период с 1917 года по декабрь 1991 года. Министерство юстиции одновременно с работой над правовыми актами СССР и РСФСР, затрагивающих сферу деятельности юстиции, координирует деятельность по инкорпорации иных федеральных органов исполнительной власти и ежегодно докладывает Президенту Российской Федерации о ее результатах.

Рассмотрение постановлений пленумов Верховного Суда СССР, которые не являются нормативными правовыми актами, выходит за рамки компетенции Министерства юстиции. Кроме того судебные прецеденты в Российской Федерации не выступают в качестве источников права. Согласно сложившейся судебной практике некоторые такие постановления, принятые в советский период, признаются утратившими силу Пленумами Верховного Суда Российской Федерации.

РГ: У нас в стране, кстати, и во многих других государствах, возрастает роль подзаконных актов. Это — правильная тенденция? Или есть планы что-то изменить, чтобы законы действовали напрямую? Формально, они, конечно, и сейчас действуют напрямую, но часто бывает, что пока не принят целый пакет подзаконных актов — новые нормы не реализуются.

Евтухов: Да, в законодательстве Российской Федерации с каждым годом возрастает количество федеральных законов, из которых вытекает необходимость издания подзаконных актов. Я думаю, что такая тенденция является логически необходимой и вытекает из положений Конституции Российской Федерации. Однако тут необходимо говорить о надлежащем правовом обеспечении исполнения федеральных законов, поскольку затягивание принятия актов на подзаконном, ведомственном, субъектовом или местном уровнях, а также пробелы и коллизии законодательства негативно сказываются на процессе реализации законов, дают возможность правоприменительным органам произвольно трактовать и применять его нормы. Замечу, что на решение этой проблемы в огромной мере направлена деятельность по мониторингу правоприменения.

РГ: Как часто другие страны полностью обновляют свое законодательство? Есть ли примеры? Должна ли страна регулярно обновлять свои законы? В некоторых странах законы, порой, действуют веками.

Евтухов: В ряде стран континентальной системы права, входящих в романо-германскую правовую семью, которая возникла на основе рецепции римского права, до сих пор сохраняют действие акты, принятые еще в XIX веке. Например, во Франции поныне сохраняет свою юридическую силу классический Французский гражданский кодекс 1804 года, основное содержание которого было определено еще в наполеоновскую эпоху. Хотя он подвергся значительным изменениям, и в нем заново регламентированы крупные правовые институты, такие как право собственности, брачно-семейный институт. «Классические акты» как Германское гражданское уложение 1896 года и Германское торговое уложение 1897 года остаются действующими в системе законодательства ФРГ. В ФРГ особенность обновления законов была связана с вхождением в 1990 году в ее состав ГДР, на территорию которого были последовательно распространены все законы ФРГ, ее правовая и судебная системы. В скандинавском праве, к примеру, можно отметить обновление норм уголовного права Швеции спустя столетие, которое произошло в 1965 году, когда вступил в силу нынешний Уголовный кодекс Швеции.

Что касается периодичности обновления законов, то в разных странах континентальной Европы она продиктована историческими и политическими процессами. В России за прошедший век мы фактически трижды в той или иной степени кардинально меняли законодательство, причем переписывали его нередко ценой жизней тысяч людей, ценой глобальных геополитических потерь. И сейчас речь должна идти об эволюции законодательства — его инкорпорации, кодификации, своевременном обновлении, но никак не о революционной ломке.

ТАЛЛИНН, 2 дек — Sputnik. Министерством юстиции РФ подготовлен проект постановления, предусматривающего отмену действия более 3,5 тысяч нормативно-правовых актов времен Советского Союза.

© Sputnik / Александр Астафьев Из проекта постановления «О признании не действующими на территории Российской Федерации актов СССР и их отдельных положений» следует, что такое решение принимается в целях систематизации законодательства РФ. Всего устаревшими признаются 3709 нормативно-правовых актов, первый из которых датирован июлем 1923 года, а последний — августом 1991 года.

В пояснительной записке к постановлению отмечается, что в список отменяемых документов вошли только те, положения которых уже не применяются на практике. Вступление в силу постановления запланировано на 1 февраля 2020 года.

Полный текст проекта постановления «О признании не действующими на территории Российской Федерации актов СССР и их отдельных положений» опубликован на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

Ранее, как писал Sputnik Эстония, распоряжение начать работу по отмене устаревших советских законов дал профильным министерствам и ведомствам премьер-министр России Дмитрий Медведев.

В эфире телеканала «Россия-24» глава кабмина заявлял, что действие устаревших нормативно-правовых актов времен СССР должно быть прекращено к 1 января 2020 года.

«Акты СССР и РСФСР должны прекратить свое действие до конца этого года, точнее — с 1 января следующего года», — заявлял Медведев в минувшем сентябре.

Вам также может быть интересно:

  • Путин лишил страны Балтии «заслуг» в деле развала Советского Союза
  • Братских народов союз вековой: СМИ Китая назвали четыре «слабых места» России

  • Год чуда или год беды? Чем было крушение социалистического лагеря в 1989-м?

admin