Закон о пребывании в сизо

14 июля вступил в силу Федеральный закон от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации», которым определен новый порядок зачета в срок отбывания наказания времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу.

В уголовный закон внесены изменения, предусматривающие применение коэффициента кратности при зачете отбытого в СИЗО срока заключения в период предварительного следствия и уголовного судопроизводства по делу.

В многочисленных решениях Европейского Суда по правам человека и различных комитетов длительное время констатировалось, что условия в российских следственных изоляторах равнозначны условиям колонии строгого режима или тюремного заключения.

Комитет министров Совета Европы еще в 1999 г. принял Рекомендацию № (99) 22 «О проблеме переполнения тюрем и увеличения числа лиц, находящихся под стражей». ЕСПЧ при рассмотрении жалоб осужденных исходил из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания впоследствии назначенного судом уголовного наказания.

В то же время мягкость меры пресечения в виде домашнего ареста не корреспондировалась с целями и задачами последующего наказания в случае назначения подсудимому реального срока наказания в условиях колонии общего режима или более строгих.

В результате в 2018 г. законодатель РФ принял решение урегулировать данную системную проблему. В ст. 72 УК РФ были скорректированы положения об исчислении сроков наказания с учетом вида избранной меры пресечения подозреваемому (обвиняемому) на предварительном следствии и в ходе судебного рассмотрения дела.

Время содержания лица под стражей или домашним арестом исчисляется с момента его фактического задержания и до вступления приговора суда в законную силу.

Новый коэффициент кратности рассчитывается в зависимости от назначенного судом наказания и/или вида исправительного учреждения (например, колонии общего, строгого, особо строгого режима).

Согласно новой редакции ст. 72 УК РФ время содержания под стражей засчитывается как:

  • 1 день СИЗО = 1,5 дня наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день СИЗО = 2 дня ограничения свободы, принудительных работ или ареста;
  • 1 день СИЗО = 3 дня исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 1 день СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;
  • 1 день СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении;
  • 1 день СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Аналогичные правила должны применяться при зачете времени содержания лица под стражей на территории иностранного государства в случае последующей выдачи (экстрадиции) лица Российской Федерации.

Вместе с тем новым законом установлены важные исключения из правил. Так, льготный порядок зачета времени содержания под стражей не распространяется:

  • на осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;
  • на осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет;
  • на осужденных за особо тяжкие преступления, связанные с террористической деятельностью, оборотом наркотиков, посягательством на основы конституционного строя и безопасности государства.

Коэффициент кратности не применяется и в случае нарушения осужденным режима и применения к нему мер взыскания.

Введен и «отрицательный» коэффициент кратности в отношении лиц, которым была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Теперь время нахождения лица под домашним арестом засчитывается в срок содержания под стражей до приговора суда и в срок лишения свободы из расчета 2 дня домашнего ареста = 1 день в СИЗО.

Ранее порядок такого зачета наказания установлен не был, а все время, проведенное обвиняемым под домашним арестом, засчитывалось в срок отбытия реального наказания в пропорции 1:1 независимо от назначенного вида исправительного учреждения.

Требования ст. 10 УК РФ гарантируют, что новый закон имеет обратную силу только в сторону улучшения положения лиц, осужденных за преступления. На лиц, положение которых новые требования ст. 72 УК РФ могут ухудшить, закон не распространяется. Например, лицо содержалось под домашним арестом до приговора суда, который состоялся до 14 июля 2018 г. В этом случае из времени отбытия назначенного наказания в колонии общего режима будет вычтено время, проведенное под домашним арестом, без «отрицательного» коэффициента, то есть один к одному.

Однако в новом законодательстве есть пробелы, которые повлекут необходимость урегулирования возникающих спорных вопросов в том числе в судебном порядке.

Так, неясность возникает в смежном отраслевом законодательстве: не определен порядок применения положений ст. 72 УК РФ (в новой редакции) в отношении отбывающих наказание лиц, если в период отбытия им был изменен вид исправительного учреждения.

Кроме того, Уголовно-исполнительный кодекс РФ пока не предусматривает коэффициента зачета времени наказания при длящемся содержании осужденного в СИЗО до его отправки на этап. Таким образом, к осужденному отбывать наказание в колонии общего режима, проведшему в ожидании направления в колонию время в условиях СИЗО, не будет применен льготный коэффициент. Как представляется, для устранения пробелов понадобятся внесение изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, а также разъяснение складывающейся правоприменительной практики Пленумом Верховного Суда РФ.

Еще одной проблемой, на мой взгляд, может стать правовой конфликт интересов при назначении судом наказания лицам, длительное время ожидавшим окончания расследования и приговора суда в условиях СИЗО. Может возникнуть ситуация, когда назначенное по внутреннему убеждению суда справедливое наказание подсудимому будет меньше уже отбытого срока (с учетом повышающего коэффициента пребывания в СИЗО). В этом случае существует вероятность, что суд будет вынужден «накинуть» обвиняемому еще шесть месяцев, дабы избежать присуждения мер реабилитации за излишне отбытый срок. С этим, вероятнее всего, придется столкнуться на первоначальном этапе, и вряд ли можно избежать такой практики. Вместе с тем необходимо понимать, что основной целью нововведения является гуманизация уголовного судопроизводства и многое будет зависеть от внутреннего убеждения суда и других правоприменителей.

Таким образом, в ближайшее время нам и нашим коллегам предстоит освоить новый вид востребованных судебных процедур, связанных с перерасчетом сроков отбытия наказания. Хотелось бы отметить, что аналогичный порядок зачета срока содержания под стражей в срок отбытия наказания давно введен в законодательство многих европейских стран. При этом подходы к назначению наказания и применению мер пресечения в России и странах Евросоюза кардинально разные. В нашем государстве самым «популярным» является наказание в виде лишения свободы. Об этом свидетельствуют доклад Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей за 2017 г., данные международных комитетов и комиссий. В большинстве европейских стран, напротив, преобладают альтернативные виды наказания (испытательный срок, штраф, общественные работы, домашний арест, электронный мониторинг), а лишение свободы – исключительная мера пресечения и относительно редкий вид наказания. Заключение под стражу применяется в странах Западной Европы как крайняя мера пресечения только в тех случаях, когда использование более мягких мер невозможно. Такой подход полностью согласуется с требованиями Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Безусловно, новый порядок исчисления сроков наказания является прогрессивным, поскольку его введение стало важным шагом, направленным на соблюдение конституционных прав лиц, осужденных за преступления. Представляется, что изменения будут способствовать более взвешенному подходу правоприменительных органов, в том числе судов, в вопросе обоснованности помещения обвиняемых в следственные изоляторы и продления им данной меры пресечения.

Согласно закону, один день содержания под стражей в СИЗО будет засчитываться гражданам за один день в тюрьме и исправительных колониях особого и строгого режима, при отбывании наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии — за полтора дня, при отбывании наказания в колонии-поселении — за два дня.

Как отмечал при обсуждении документа председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас, этот порядок не будет распространяться на осужденных за особо тяжкие преступления и связанные с террористической деятельностью, а также в отношении осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы.

Он напомнил, что сейчас для фигурантов уголовных дел срок в СИЗО всегда засчитывается «день за день», при этом условия содержания в СИЗО зачастую гораздо хуже, чем в местах лишения свободы. В свою очередь спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко призвала не останавливаться на принятии этого закона и двигаться дальше в вопросах гуманизации уголовного законодательства.

Новый закон, смягчающий наказание каждому пятому зэку, споткнулся о негласную установку — подождать УФСИН и Верховный суд

Экс-министр юстиции, а ныне адвокат Мидхат Курманов тщетно требует немедленного освобождения одного из своих «известных» клиентов, который по закону о пересчете сроков «пересидел» уже 9 месяцев. Источники «БИЗНЕС Online» говорят, что суды будут ждать обращений от самих исправительных учреждений. Благо закон дает на пересчет 3–6 месяцев. Юристы же указывают на спорные моменты, разрешить которые может только пленум Верховного суда.

Закон о пересчете сроков наказания с учетом содержания в СИЗО, принятый 14 июля этого года, забуксовал в Татарстане Фото: Алексей Белкин

«ЧТО ОНИ ДУМАЮТ — ЛЕГКО ТАМ СИДЕТЬ, ПОЧЕМУ НЕ ПУСКАЮТ ЕГО ДОМОЙ?!»

Закон о пересчете сроков наказания с учетом содержания в СИЗО, принятый 14 июля этого года, забуксовал в Татарстане. К такому выводу пришел экс-министр юстиции РТ, а ныне адвокат Мидхат Курманов. Один из его клиентов столкнулся с проблемами при попытке реализовать свое право.

«Ко мне за защитой обратился осужденный, отбывающий наказание в колонии-поселении. Произведенный подсчет срока нахождения под стражей позволил ему утверждать, что срок отбытия превышен уже на 9 месяцев», — заявил Курманов корреспонденту нашего издания.

Экс-министр охарактеризовал своего клиента как «очень знаменитого», но раскрывать личность осужденного не стал. Тем не менее «БИЗНЕС Online» удалось выяснить, что речь, вероятно, идет о Руслане Алимове, экс-предправления банка «БТА-Казань» (в настоящее время — «Тимер Банк» — прим. ред.). В феврале 2017 года приговор суда для него вступил в законную силу — три года колонии-поселения за причинение имущественного ущерба и злоупотребление полномочиями на сумму свыше 1,6 млрд рублей. Срок наказания включал в себя время пребывания под стражей — с 1 декабря 2015 года. По данным нашего издания, Алимов уже раза два пытался выйти по УДО, но безуспешно.

«При принятии закона было сказано, что зачет будет производить суд, 13 июля 2018 года он обратился с соответствующим ходатайством в Приволжский районный суд Казани, но ходатайство вернули обратно, при этом указали, что зачет должно произвести руководство колонии», — сетует собеседник издания. Однако обращение в УФСИН также не привело к успеху — по словам Курманова, руководство колонии вернуло его заявителю со словами «Пусть пересчитывает суд, это не наши полномочия».

«24 июля 2018 года мы повторно обратились в Приволжский суд — и снова отказ в рассмотрении», — добавил Курманов. Больше всего адвоката возмущает тот факт, что в других регионах подобные ходатайства спокойно принимают и выносят по ним положительные решения. В пример он привел решение Усманского районного суда Липецкой области от 17 июля этого года. Осужденному, которому вынесли приговор 26 декабря 2013 года, был пересчитан срок лишения свободы в колонии общего режима.

Другие районные суды Казани, например Кировский, ходатайства принимают, но рассмотрение постоянно переносят. К примеру, на 13 августа перенесено рассмотрение ходатайства о зачете срока содержания под стражей от некоей Сафиной К.Н., осужденной за несколько эпизодов мошенничества в особо крупном размере.

Мидхат Курманов тщетно требует немедленного освобождения одного из своих «известных» клиентов, который по закону о пересчете сроков «пересидел» уже 9 месяцев Фото: «БИЗНЕС Online»

«Для меня вступление этого закона в силу означает, что моего клиента с 14 июля должны были немедленно отпустить на свободу, но в нашей республике суды не принимают ходатайства о пересчете, а колонии этот пересчет не производят, они говорят: «Мы не можем этого сделать. Если пересчитаем срок и его отпустят, нас посадят за это». В итоге люди находятся в местах лишения свободы незаконно. Мой клиент каждый день сейчас зря проводит в местах лишения свободы. Что они думают — легко там сидеть, почему не пускают его домой?!» — негодует Курманов.

Адвокат подчеркивает, что даже если осужденные «пересидят» срок, который им отмерил приговор, то на компенсацию им рассчитывать не приходится. «Ничего им за это не будет, никакой реабилитации — скажут: «Все, спасибо, ты лишнего отсидел». Никто ничего возмещать не будет» — заключил он.

ПЕРЕСЧЕТА ЖДЕТ КАЖДЫЙ ПЯТЫЙ ЗЭК

Закон, устанавливающий порядок зачета времени содержания лица под стражей до вынесения приговора и срока отбывания наказания в виде лишения свободы, был подписан Владимиром Путиным 3 июля этого года и через 11 дней вступил в силу. Он предполагает внесение ряда поправок в ст. 72 УК РФ. Теперь при обвинительном приговоре один день пребывания в СИЗО равен одному дню в тюрьме и исправительных колониях строгого и особо режима. Зато при отбывании наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии сутки в изоляторе будут считаться за 1,5 дня, а колонистам-поселенцам пойдут в зачет за два.

Теперь при обвинительном приговоре один день пребывания в СИЗО равен одному дню в тюрьме и исправительных колониях строгого и особо режима Фото: ©Алексей Филиппов, РИА «Новости»

Эта арифметика обойдет стороной осужденных за особо тяжкие преступления, в том числе убийц, насильников, наркоторговцев, террористов. Не коснется послабление также опасных рецидивистов и осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы сроком на 25 лет.

Проиграют же от нового закона те, кто время следствия проводил в тепле своего жилища: теперь один день лишения свободы «стоит» два дня под домашним арестом.

Это существенно отличается от прежнего порядка, когда разницы между различными мерами пресечения не было. Старый арестантский принцип «один к одному» приравнивал сутки в СИЗО и к пребыванию в тюрьме, и в колонии строгого, особого, общего режима или поселению. Тот же принцип работал при домашнем аресте, потому адвокаты при прочих равных условиях выбивались из сил, пытаясь перевести своих клиентом поближе к родному очагу.

Законопроект о пересчете сроков наказания с учетом содержания в СИЗО будет «круче, чем любая амнистия, в несколько раз», убежден глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству, автор законопроекта Павел Крашенинников. «Он имеет универсальный характер, так как обладает обратной силой», — цитирует Крашенинникова «Парламентская газета». Автор законопроекта указывает на то, что документ очень важен для того, чтобы облегчить пребывание в СИЗО. «Наши следственные изоляторы — в тяжелом состоянии, больше половины построено еще в XVII–XIX веках, и режим там можно вполне можно приравнять к тюремному», — подчеркнул парламентарий.

Павел Крашенинников: «Наши следственные изоляторы — в тяжелом состоянии, больше половины построено еще в XVII–XIX веках, и режим там можно вполне можно приравнять к тюремному» Фото: duma.gov.ru

Закон предписывает в течение трех месяцев со дня его вступления пересчитать сроки для всех лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии и колонии-поселении, и в течение шести месяцев — для тех, кто отбывает наказание в исправительной колонии общего режима. Как заявил в интервью «Московскому комсомольцу» заместитель директора ФСИН РФ Валерий Максименко, его ведомство до истечения указанных сроков направит в суды материалы для пересчета срока наказаний всем осужденным, подпадающим под новые нормы закона.

По предварительным подсчетам, поправки в законодательство затронут примерно каждого пятого осужденного. «Сейчас в учреждениях УИС (уголовно-исполнительной системы — прим. ред.) отбывают наказание 487,7 тысячи человек, из них подпадают под действие закона около 100 тысяч. Но, так как, в соответствии с новым федеральным законом, у части осужденных будет просто смягчено наказание в виде снижения срока, непосредственно освобождению подлежат, по нашим предварительным подсчетам, около 14 тысяч человек», — уточнил Максименко.

Заметим, что в Татарстане по состоянию на 1 января 2017 года по стражей содержались 11,2 тыс. человек спецконтингента, из которых 80,6% — в исправительных учреждениях, а 19,4% — в следственных изоляторах. Если применить общероссийские пропорции, то получится, что сокращение сроков затронет примерно 1,8 тыс. человек, а непосредственное освобождение — порядка 200–300 человек. Но это очень грубые подсчеты.

Судам, похоже, проще дождаться, пока УФСИН в трех- и шестимесячный срок пересчитает сроки для всех, кого это касается, получить пачку документов и разобрать все разом Фото: «БИЗНЕС Online»

По закону перерасчет срока для осужденных осуществляется двумя способами: по ходатайству самого заключенного либо по представлению исправительного учреждения. «В отношении всех осужденных, подпадающих под действие федерального закона, приговоры будут пересмотрены. Если человек сам не пишет ходатайство в суд (отказывается по какой-то причине), то это все равно сделаем мы», — заверил замдиректора ФСИН.

«БЕЗ РАЗЪЯСНЕНИЙ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА ПОКА ПОНИМАНИЯ НЕТ ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ»

Так в чем же дело? Высокопоставленный собеседник «БИЗНЕС Online», близкий к судейскому корпусу, признает, что опасения Курманова появились не на пустом месте. По его словам, в Татарстане судами принято негласное решение отдать пересчет сроков на усмотрение ФСИН. Кроме того, есть нюансы правоприменения, практики по которым еще не сформировалось. «Без разъяснений пленума Верховного суда пока понимания нет по этому вопросу», — добавляет собеседник.

В самом республиканском УФСИН никаких проблем в реализации закона не видят. «Все необходимые документы на осужденных будут подготовлены администрацией учреждений уголовно-исполнительной системы и направлены в суды для пересчета сроков наказания. После внесения судом соответствующих изменений в приговор об окончании срока наказания на основании этого приговора осужденные будут подлежать освобождению», — гласит официальный ответ управления ФСИН по РТ на запрос «БИЗНЕС Online».

Словом, судам, похоже, проще дождаться, пока УФСИН в трех- и шестимесячный срок пересчитает сроки для всех, кого это касается, получить пачку документов и разобрать все разом. Если это действительно так, то Алимову не приходится в кратчайшие сроки рассчитывать на освобождение.

По предварительным подсчетам, поправки в законодательство затронут примерно каждого пятого осужденного Фото: Алексей Белкин

«ЭТО ПРОЯВЛЯЕТСЯ И В ОТНОШЕНИИ МУСИНА»

Заместитель председателя Советского районного суда Сергей Жиляев рассказал нашему корреспонденту, что приговоры, предполагающие наказание в виде колонии-поселения, он выносит очень редко — в среднем раз в год. Чаще всего такие наказания достаются виновникам ДТП со смертельным исходом. Причем в большинстве своем эта категория преступников до суда под стражей не содержится. «Перерасчет также касается лиц, обвиняемых в совершении крупных мошенничеств, должностных преступлениях, взяточничестве и прочих тяжких преступлениях, если обвиняемые пребывают в СИЗО», — добавил собеседник издания.

Таким образом, львиная доля VIP-арестантов республики, о которых недавно писал «БИЗНЕС Online», также cможет рассчитывать на пересчет после приговора. Прежде всего это касается экс-председателя правления ТФБ Роберта Мусина, короля недвижимости автограда Алексея Миронова, Анатолия Ливады и Рашида Аитова, экс-президента ассоциации малого и среднего бизнеса Хайдара Халиуллина.

С другой стороны, после смягчения им меры пресечения новый закон начал работать не в их пользу. «Это проявляется и в отношении Мусина, например, ему же сменили СИЗО на домашний арест, а два дня под домашним арестом по новым правилам считается за день лишения свободы, — напоминает Жиляев. — Но я не думаю, что такого рода подсудимые будут ходатайствовать об изменении меры пресечения. Во-первых, условия домашнего ареста более комфортные, а во-вторых, они будут до последнего ждать решения суда в свою пользу».

Новый закон коснется и VIP-арестанта Роберта Мусина, но пересчет срока будет не в его пользу Фото: Сергей Елагин

Однако уже есть подсудимые, которые, наоборот, теперь только и мечтают посидеть подольше в СИЗО. «Я рассматриваю дело, и его фигурант, обвиняемый в совершении тяжких преступлений, ранее был под домашним арестом, а теперь просится, чтобы его взяли под стражу, — рассказал собеседник издания. — Он понимает, что наказание в любом случае ему будет назначено реальное, и намеревается таким образом сократить срок заключения, потому что два дня домашнего ареста считаются только за один день лишения свободы».

Для самих судов принятие законопроекта означает некоторые неудобства. Сидельцы, которые ожидают наказания в виде лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима и колонии-поселения в СИЗО, будут затягивать рассмотрение своего дела судом апелляционной инстанции. До вступления в силу закона о перерасчете для них не было в этом смысла, а теперь становится важен каждый день под арестом, ведь он приближает выход на свободу. «Соответственно, человек, которому назначают наказание в виде лишения свободы на общем режиме, будет любым способом затягивать момент рассмотрения дела в апелляции. Это его святое неприкосновенное право, но в данном случае этим правом будут злоупотреблять», — опасается Жиляев. Для судов это означает рост нагрузки — подсудимых продолжат возить на суды под конвоем, для них будут выделяться помещения для заседаний. «У нас помещения в Советском суде вы сами видели, а представьте, если подсудимых много, каждого будут еще сопровождать по двое конвойных, им и без того тесно», — сказал заместитель председателя Советского суда.

В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Жиляев поддержал стремление Курманова, но отметил, что торопиться не следует. «Все эти ходатайства суды рассматривают в месячный срок после обращения осужденного, как минимум две недели должно пройти с момента, когда поступит заявление, до назначения судебного заседания. С момента вступления закона в силу прошло всего две недели, может быть, какие-то ходатайства не назначены к рассмотрению, но это вопрос времени», — заверяет он.

Ирина Хрунова: «Закон не может ухудшать положение, это общие правила» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЗАКОН НЕ МОЖЕТ УХУДШАТЬ ПОЛОЖЕНИЕ»

По мнению известного адвоката и правозащитницы Ирины Хруновой, вопрос с пересчетом сроков домашнего ареста — один из дискуссионных. «Сейчас есть люди, которые к сегодняшнему дню уже год сидят под домашним арестом. Как им будет рассчитываться — один к одному или два к одному? Если они сидят под домашним арестом, то по новому закону это же всего лишь 6 месяцев! Как юрист я говорю, что закон не может ухудшать положение, это общие правила», — рассуждает Хрунова. По ее мнению, это и есть один из важных вопросов, которые может разъяснить только Верховный суд.

В целом юрист убеждена, что теперь правила игры для адвокатов значительно изменятся. «Раньше нам, адвокатам, было очень-очень выгодно, чтобы клиенты находились под домашним арестом. Вроде бы сидит дома, вроде бы с семьей, но при этом ему наказание идет один к одному, как будто он находится в изоляторе. Теперь закон ухудшил ситуацию: приравнял два дня под домашним арестом ко дню нахождения под стражей. В принципе, это логично, потому что дом и изолятор несравнимы. Тем не менее положение ухудшается».

Она делает вывод: «Теперь для адвокатов будет битва за режим. Раньше такого вообще в принципе не было, раньше для адвокатов такая норма не стояла! Адвокаты больше бьются за сроки. Это была норма, это было правило. Сейчас наши правила поменялись, и теперь при защите мы будем биться и за это (режим — прим. ред.). Это новшество», — заключает юрист.

admin