Задолженности нет

Собственник имеет право гасить долг за жилищно-коммунальные услуги за тот период, который он считает нужным, суды не могут за него произвольно решать, какую именно задолженность он оплачивает, разъясняет Верховный суд (ВС) РФ. Это указание очень важно для владельцев недвижимости, которые длительное время не могли оплатить услуги ЖКХ, так как через три года наступает срок исковой давности и взыскание долга прекращается.

При этом ВС РФ обязал суды проверять не истёк ли срок давности по каждому платежному документу.

Суть дела

В суд обратилась подмосковная управляющая компания, которая пыталась взыскать долги за коммунальные услуги: собственница квартиры более семи лет вносила оплату несвоевременно и не в полном объёме. Коммунальщики сначала добились вынесения в отношении должницы судебного приказа, но он был отменён.

Тогда управляющая компания подала в суд исковое заявление. Две инстанции по разному рассчитали сумму, которую должна была вернуть собственница.

Одинцовский городской суд взыскал с ответчицы чуть более 100 тысяч рублей, учитывая, что она с декабря 2014 года по май 2018 года все же перечислила управляющей компании 305 тысяч рублей.

Однако Мособлсуд это решение отменил и обязал ответчицу заплатить более 400 тысяч рублей, а также выплатить пени. Апелляционная инстанция сочла, что уже перечисленные 305 тысяч рублей идут в зачёт ранее образовавшегося долга — за неоплату услуг до 2014 года.

Как учитывать поступившие от собственника платежи и когда по таким делам наступает срок исковой давности объяснил Верховный суд РФ.

Позиция ВС

Если должник гасит сумму, которой недостаточно для покрытия всех его однородных обязательств, то считается оплаченной та задолженность, которую указал должник (пункты 1 и 3 статьи 319 Гражданского кодекса), напоминает ВС РФ.

Он также приводит разъяснения специального постановления пленума: если платёжный документ не содержит данных о расчётном периоде, денежные средства засчитываются в счёт оплаты жилого помещения и коммунальных услуг за период, указанный гражданином (пункт 32 постановления Пленума от 27 июня 2017 года №22).

«В случае, когда наниматель (собственник) не указал, в счёт какого расчётного периода им осуществлено исполнение, исполненное засчитывается за периоды, по которым срок исковой давности не истёк (часть 1 статьи 7 Жилищного кодекса, пункт 3 статьи 199, пункт 3 статьи 319.1 Гражданского кодекс), отмечает ВС.

При этом срок исковой давности по требованиям о взыскании задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг исчисляется отдельно по каждому ежемесячному платежу (пункт 41 постановления Пленума, часть 1 статьи 155 ЖК РФ и пункт 2 статьи 200 ГК РФ), поясняет высшая инстанция.

Общий срок исковой давности составляет три года. А в случае отмены судебного приказа, если неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, то она удлиняется до шести месяцев (абзац второй пункт 18 постановления пленума ВС РФ от 29 мая 2015 года №43).

«Таким образом, исходя из смысла приведённых правовых норм и разъяснений Пленума по их применению исполненное добровольно (должницей) не могло быть зачтено за периоды, по которым истёк срок исковой давности», — подчёркивает ВС.

Однако суд апелляционной инстанции все внесённые ответчицей средства счёл погашением долга, который возник ещё до мая 2014 года, указал он.

ВС поясняет, что по подобным вопросам юридически значимыми обстоятельствами являлись конкретные даты платежей и размер внесённой денежной суммы.

Суд должен был по каждому ежемесячному платежу посчитать срок исковой давности, а также выяснить вопрос, к какому виду долга и за какой период управляющая организация зачла каждую перечисленную сумму, отмечает ВС.

Именно эти обстоятельства имели существенное значение для правильного разрешения спора, однако суд апелляционной инстанции оставил их без исследования и правовой оценки.

«В нарушение приведённых норм права суд апелляционной инстанции засчитал исполненное в счёт задолженности без исчисления срока исковой давности в отношении каждого платежа и без ссылки на доказательства, в связи с чем судебное постановление нельзя признать отвечающим требованиям закона», — считает ВС.

Он счёл, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем отменил определение Мособлсуда и направил дело на новое рассмотрение.

Алиса Фокс

В редакцию газеты обратилась жительница дома № 1 по ул. Комсомольской Ираида Макарова. В квартире, где она проживает, установлены счетчики на горячую воду. Тратит пенсионерка ее немного — кубометр в месяц, а то и меньше.

Показания счетчика женщина передает напрямую в «ЭнергосбыТ Плюс” аккуратно. Единственное, в августе была в отъезде за пределами города и не смогла сообщить данные. А проблема у пенсионерки вот какая: за два последних месяца плату за горячую воду ей начислили не по показаниям прибора учета, а по нормативу. Получается, Ираида Макарова должна за воду, которую не потребляла. Из-за этого мнимого долга пенсионерка не может обратиться в собес за мерами государственной поддержки, вот и пришла она за помощью в «Грани”.
После вмешательства журналиста «Грани” получили ответ директора филиала Марий Эл и Чувашии ОАО «ЭнергосбыТ Плюс” Светланы Жарковой. В нем говорится: «По указанному адресу в доме № 1 по ул. Комсомольской показания индивидуального прибора учета не предоставлялись за июль-сентябрь 2018 года. Расчет за июль произведен исходя из среднемесячного потребления, за август, сентябрь — по нормативу потребления по техническим причинам.
В октябре 2018 года произведена корректировка начислений исходя из фактического потребления. На основании вышеизложенного с учетом произведенной корректировки задолженности по лицевому счету И.Макаровой не имеется. Информация об отсутствии задолженности направлена в КУ «Центр предоставления мер социальной поддержки”.

В плоскости отношений потребителей с ресурсоснабжающими организациями достаточно распространённой является практика, когда задолженность за жилищно-коммунальные услуги может фигурировать в платежных документах на протяжении 10-15 лет. Как правило, ресурсоснабжающие организации отказываются принимать решения о списании такой задолженности, несмотря на истечение срока исковой давности, продолжая выставлять платежные документы с указанием на наличие долга. Подобное положение дел может оставаться без изменения в течение длительного времени.

Однако может возникнуть ситуация, когда у потребителя – собственника жилого помещения возникает необходимость в отчуждении объекта недвижимости другому лицу. Не вызывает сомнений, что потенциальный покупатель заинтересован в приобретении недвижимости не только свободной от прав третьих лиц, но также не обремененной задолженностью предыдущего собственника за коммунальные услуги (конечно, по умолчанию такая задолженность к нему не перейдет, но ясно, что предыдущего собственника никто искать не будет, поскольку проще долбать нового).

В связи с этим потребитель поставлен в положение, при котором ему надо доказать отсутствие задолженности за коммунальные услуги перед продажей жилого помещения. Тем не менее, ресурсоснабжающая организация, полагаясь на данные своего бухгалтерского учета, отказывает потребителю в списании задолженности и выдаче документа, подтверждающего отсутствие долга. Потенциальным выходом для потребителя является обращение в суд с требованием о признании задолженности отсутствующей. Между тем, в отношении такого рода требований сложилась судебная практика, признающая их ненадлежащим способом защиты права (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2014 по делу № А56-52390/2013, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2016 по делу № А40-30954/2015, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2017 по делу № А62-1806/2016, решение Арбитражного суда г. Москвы от 12.05.2017 по делу А40-177841/2016).

Доводы судов, изложенные в указанных судебных актах, сводятся к тому, что удовлетворение требования о признании задолженности отсутствующей не повлечет восстановления нарушенного права лица. По мнению судов, в сложившихся обстоятельствах лицо вправе возражать против взыскания задолженности, если соответствующее требование будет предъявлено, содействуя принятию судебного акта об отказе в удовлетворении требования о взыскании задолженности. Само по себе наличие задолженности не нарушает права потребителя, в силу чего статья 12 ГК РФ не предоставляет ему возможности защищать их посредством предъявления иска о признании задолженности отсутствующей.

Оправдан ли такой подход?

В соответствии с частью 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. В соответствии с частью 1 статьи 3 ГПК РФ Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Таким образом, процессуальное законодательство прямо говорит о том, что лицо вправе защищать не только свои права, но и законные интересы.

В литературе дается достаточное большое количество дефиниций законных интересов. Например, В.А. Кучинский отмечает, что под законными интересами следует понимать «допускаемые законом стремления к достижению определенных благ». В.В. Субочев под законными интересами понимает стремление субъекта пользоваться определенным социальным благом и обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов. Применительно к рассматриваемому случаю можно сказать, что потребитель имеет интерес в отчуждении жилого помещения и извлечении прибыли от такой сделки, как материального блага.

В постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.08.2006 № Ф08-4141/2006 отмечено, что «способы защиты гражданских прав указаны в статье 12 ГК РФ. Данный перечень не является исчерпывающим. Возможность использования истцом иных способов, не противоречащих закону, не ограничена. Заявленный обществом иск об аннулировании задолженности (или признания факта ее отсутствия) не противоречит нормам гражданского законодательства.».

Белгородский областной суд в Апелляционном определении от 17.10.2017 № 33-4742/2017 пошел дальше, признав требование об аннулировании (!) долга надлежащим способом защиты права и расценив отказ ресурсоснабжающей организации в выдаче справки об отсутствии задолженности нарушением права потребителя. В рассмотренном деле задолженность по коммунальным услугам существовала на протяжении 15 лет, но потребителю ни разу не предъявлялось требование об ее погашении.

Наверное, можно сделать вывод, что такие требования, как признание долга отсутствующим, аннулировании задолженности, обязании выдать справку об отсутствии задолженности несмотря на их кажущуюся абсурндость, в целом-то, с учетом характера спора (ЖКУ) и конечной цели (продажа квартиры), являются разумными.

admin