Вознаграждение за услуги

Галина Ткаченко.

Начальник юридического отдела.

Электронная почта: myau85@mail.ru

Гонорар успеха широко распространен на практике. Говоря о нем, подразумевают, что вся оплата за услуги или ее часть передается исполнителю при достижении определенного результата. Как правило, это заключение исполнителем сделки с третьим лицом или вынесение судом положительного решения в пользу заказчика услуги. Однако на сегодняшний день сложилась такая ситуация, что если заказчик услуги откажется платить добровольно, то получить причитающееся через суд исполнитель сможет не всегда. О том, какую позицию заняли высшие судьи и о том, как обойти «подводные камни» при формулировке условий договора о гонораре успеха, речь пойдет ниже.

Анализ судебной практики о гонораре успеха

29 сентября 1999 г. в информационном письме № 48 ВАС РФ высказался весьма определенно, что «не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)».

КС РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. N 1-П в пункте 3.3 разъяснил, что «..включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (пункт 2 статьи 1 ГК РФ), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу пункта 1 статьи 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей..».

Таким образом, высшие суды заняли весьма категоричную позицию. Однако не все были согласны с данной точкой зрения. В особом мнение судьи Конституционного суда РФ А.Л. Кононова (издано вместе с Постановлением от 23.01.2007г. №1-П) написано, что «..достигнутое по обоюдному соглашению сторон условие договора возмездного оказания правовых услуг в делах об имущественных спорах, когда вознаграждение устанавливается в долях или процентах от удовлетворенной суммы иска, соответствует юридической природе подобного договора, не имеет законного ограничения и должно подлежать судебной защите».

Тем не менее, долгое время суды принимали следующие решения:

  1. Требование исполнителя о взыскании вознаграждения по договору возмездного оказания услуг не подлежит удовлетворению, если выплата вознаграждения зависит от решения суда или государственного органа, которое будет принято.

Примечательно Постановление ФАС Московского округа от 15.06.2010 N КГ-А40/4882-10 по делу N А40-136500/09-21-954. В данном деле первая и апелляционная инстанции взыскали гонорара успеха и указали, что стороны свободны в определении условий договора, и пришли к выводу, что стороны правомерно установили размер стоимости услуг, определив его применительно к сумме, взысканной судом. Но кассационная инстанция посчитала, что данные выводы являются неверными со ссылкой на вышеизложенные позиции ВАС РФ и КС РФ.

  1. Условие договора возмездного оказания услуг о «гонораре успеха» является ничтожным.

Например, Определение ВАС РФ от 07.12.2012 N ВАС-16016/12 по делу N А64-3129/2011. Суд пришел к выводу, что «условие договора о вознаграждении, обусловленное принятием судебного акта, является в силу статьи 168 Гражданского кодекса недействительным, в связи с чем в соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью..».

Несколько смягчилась позиция судов только в конце 2007 года. 05 декабря Президиум ВАС РФ в пункте 6 информационного письма № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» высказался следующим образом:

«..6. При выплате представителю вознаграждения, обязанность по уплате и размер которого были обусловлены исходом судебного разбирательства, требование о возмещении судебных расходов подлежит удовлетворению с учетом оценки их разумных пределов.

Таким образом, для возмещения судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, значение имеет единственное обстоятельство: понесены ли соответствующие расходы. Независимо от способа определения размера вознаграждения (почасовая оплата, заранее определенная твердая сумма гонорара, абонентская плата, процент от цены иска) и условий его выплаты (например, только в случае положительного решения в пользу доверителя) суд, взыскивая фактически понесенные судебные расходы, оценивает их разумные пределы».

Фактически суд сделал вывод о том, что исполнитель имеет право на вознаграждение (хотя и в сумме, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги, с учетом совершенных им действий), даже если выплата вознаграждения поставлена в зависимость от исхода судебного разбирательства. Так ФАС Уральского округа в Постановлении от 02.04.2013 N Ф09-1720/13 по делу N А50-20651/11 пишет, что «..Суды, установив, что условиями договора … установлен размер оплаты услуг представителя в зависимости от решения суда, которое будет принято в будущем («гонорар успеха»), пришли к обоснованному выводу о том, что размер вознаграждения необходимо определять в порядке, предусмотренном ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности) и его (вознаграждения) разумных пределов..».

Изучая вышеуказанные постановления, можно проследить, как постепенно менялась позиция ВАС РФ с отказов во взыскании гонорара успеха и признании условий о гонораре успеха ничтожным, к позиции «размер вознаграждения необходимо определять в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ».

В дальнейшем в судебной практике появились решения, по которым удовлетворялись требования о взыскании «гонорара успеха». Например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.11.2014 по делу N А56-6239/2014:

«… По мнению подателя кассационной жалобы, условие пункта 4.3 является ничтожным, поскольку действующее законодательство не позволяет ставить выплату вознаграждения по договору и его размер в зависимость от будущего решения суда.

Между тем указанная позиция не основана на нормах действующего законодательства.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4 статьи 421 ГК РФ)..».

Кроме того, стоит отметить, что были и дела, в которых суд делал вывод, что договором может быть предусмотрено условие об определении цены в зависимости от достижения результата оказания услуг, но при этом была оговорка — кроме договоров, в которых результат оказанных услуг находится в зависимости от действий и решений органов государственной власти и судов. Приведу в качестве примера Постановление ФАС Поволжского округа от 19.03.2014 по делу N А06-2737/2013. А также процитирую Постановление ФАС Московского округа от 31.05.2012 по делу N А40-72263/11-21-611:

«…Вывод судов о ничтожности условия договора о порядке выплаты вознаграждения (раздел 4) является ошибочным в связи со следующим..

..Обосновывая вывод о недействительности положений договора, касающихся определения порядка расчетов, суды сослались на правовую позицию, выраженную в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.01.2007 N 1-П, Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», что является ошибочным, поскольку в них рассматривались вопросы ценообразования, касающиеся исключительно одного из видов услуг — правовых услуг (представительство в суде), в то время как в настоящем деле предметом обязательств являлись посреднические услуги, лежащие исключительно в сфере коммерческих отношений.

Все обоснование невозможности закрепить порядок оплаты по принципу «гонорар успеха» основывалось на особом характере услуг по представительству интересов клиента в суде.

В то же время в отношении иных услуг, в том числе правовых, но не связанных с судебной деятельностью, в которых отсутствует элемент публичности (зависимости о действий, решений органов государственной власти), какие-либо ограничения отсутствуют..».

Отдельно остановлюсь на еще одном направлении, по которому пошла судебная практика — это дела, в которых суммы вознаграждения (в том числе гонорара успеха) были согласованны сторонами в акте приема-передачи услуг. В таких случаях суды решали, что вознаграждение уплачивается исполнителю, даже если в договоре его выплата поставлена в зависимость от принятия решения государственным органом или судом. То есть если заказчик подписал акт и принял услуги, то суды вставали, как правило, на сторону исполнителя. Так, например, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 31.07.2009 по делу N А49-6037/2008 написал:

«..Двусторонним актом приема-передачи выполненных работ от 19.07.2006 ответчик подтвердил факт выполнения истцом указанных в нем работ и согласовал цену, по которой эти работы подлежат оплате.

При таких обстоятельствах размер вознаграждения, установленный в акте от 19.07.2006 и оплаченный ответчиком не в полном объеме, правомерно взыскан судом в пользу истца…»

Не менее интересно в качестве примера Определение ВАС РФ от 04.03.2009 N 17483/08 по делу N А41-3211/08. Процитирую:

«…Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что стоимость услуг определяется в размере 10% от сэкономленных средств в пользу клиента по результатам судебного разбирательства.

Ссылаясь на акт приема-сдачи выполненных по договору услуг от 15.10.2007, согласно которому стоимость оказанных исполнителем услуг составила 105 401 рубль, и на наличие задолженности за клиентом, ООО «Юристы Столицы» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая заявителю в удовлетворении встречного иска, суды руководствовались статьей 180 Гражданского кодекса Российской Федерации, и исходили из того, что признание условия договора о стоимости оказываемых исполнителем услуг (пункт 3.1) недействительным (ничтожным) не влечет само по себе недействительность всей сделки.

Поскольку из содержания акта приема-сдачи оказанных услуг не следовало, что размер указанного в нем вознаграждения определялся в соответствии с пунктом 3.1 спорного договора, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания его недействительным..».

Исходя из анализа вышеизложенной судебной практики, можно говорить о том, что суды склоняются к тому, что гонорар успеха можно и нужно взыскивать. В подтверждение данной позиции можно привести так же цитаты из Определения СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2015 г. N 309-ЭС14-3167:

«…Как следует из условий раздела 4 договора, уплата комбинатом адвокатам 3 000 000 руб. поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела (1 500 000 руб. за первую инстанцию и по 750 000 руб. за апелляционную и кассационную инстанции), не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые учтены в пунктах 4.1, 4.2 и 4.5 договора.

Указанные дополнительные суммы по существу являются вознаграждением, уплачиваемым комбинатом юридическому бюро за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если они привели к отказу Максимовой М.Н. в удовлетворении иска, то есть признаются своего рода премированием адвокатов. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения…»

Суд, конечно, не пишет напрямую, что гонорар успеха можно взыскивать и по договорам, ставящим размер оплаты услуг в зависимости от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Но хотя бы не говорит, что условия о гонораре успеха ничтожны, и отмечает, что такое вознаграждение можно квалифицировать как премирование.

Нижестоящие суды уже взяли на «вооружение» указанные выводы, сделанные в Определении СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Например, ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 3 марта 2015 г. по делу N А61-1199/2013.

Тем не менее, стоит обратить внимание на то, что в двух последних указанных судебных актах, речь шла о взыскании судебных расходов, и гонорар успеха рассматривался как часть расходов истца. То есть это не дела о взыскании именно гонорара успеха. Поэтому поскольку пока нет четких разъяснений относительно судьбы гонорара успеха, считаю необходимым изложить нижеследующие рекомендации по оформлению условий договора о гонораре успеха.

Рекомендации по снижению рисков Исполнителя

1. Первое, что приходит на ум при размышлениях о том, как получить гонорар успеха, если непонятно как поведет себя суд, это мысль — получить его заранее, как предварительную оплату по договору.

Пример условий договора:

«Стоимость услуг по настоящему договору составляет ____рублей.

Кроме того, Заказчик выплачивает Исполнителю дополнительное вознаграждение в размере ___% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу Заказчика».

При этом Заказчик обязуется перечислить Исполнителю дополнительное вознаграждение в качестве предварительной оплаты в размере ______рублей.

Стороны договорились, что если, несмотря на усилия Исполнителя, в пользу Заказчика не будет взыскана сумма_____, то предварительная оплата возвращается Исполнителем Заказчику в течение трех рабочих дней с момента получения требования от Заказчика».

2. Если ваш клиент категорически против аванса по договору, то нужно избегать условий договора, по которым вознаграждение определяется исключительно в процентах от взысканной суммы. Стоит указать основную стоимость услуг в фиксированном размере, а оставшуюся часть в процентах от суммы, взысканной в пользу Заказчика. Конечно, вторая часть оплаты похожа на гонорар успеха. Однако можно будет говорить о том, что это премирование Исполнителя со ссылкой на Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2015 г. N 309-ЭС14-3167.

  1. Обязательно подписывайте с Заказчиками акты оказанных услуг. Как вы уже видели в тексте настоящей статьи, это весомый довод в пользу Исполнителя. При наличии подписанного обеими сторонами акта весьма вероятно, что суд примет решение о взыскании гонорара успеха.

ДОГОВОР ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ № ________

г.Москва

«___» ___________ 2015 г.

вместе именуемые Стороны, а индивидуально – Сторона,

заключили настоящий договор возмездного оказания услуг (далее по тексту – Договор) о нижеследующем:

1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

1.1. По Договору Исполнитель обязуется по заданию Заказчика оказать услуги, указанные в п. 1.2 настоящего Договора и представить результаты Заказчику по Акту об оказании услуг (по форме Приложения №1 к настоящему Договору, далее – Акт), а Заказчик обязуется оплатить эти услуги и принять их результат по Акту.

1.2. Заказчик поручает, а Исполнитель принимает на себя обязательства совершить следующие действия:______________________________.

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН

2.1. Исполнитель обязуется:

а) оказать услуги в соответствии с заданием Заказчика;

б) еженедельно информировать Заказчика о ходе исполнения договора путем предоставления Отчета (по форме Приложения №2 в настоящему Договору);

в) оказать услуги надлежащего качества, соответствующего требованиями, установленным нормативными правовыми актами;

г) устранить недостатки своими силами и за свой счет при получении претензии Заказчика;

д) оказать услуги лично или с привлечением третьих лиц, за действия которых Исполнитель несет ответственность как за свои собственные.

2.2. Заказчик обязуется:

а) предоставить копии учредительных и правоустанавливающих документов;

б) предоставлять по требованию Исполнителя иные документы и информацию, относящуюся к предмету договора;

в) выплатить Исполнителю вознаграждение в соответствии с условиями настоящего договора.

в) в случае изменения условий оказания услуг, немедленно уведомить об этом Исполнителя.

3. ОПЛАТА И ПРИЕМКА УСЛУГ

3.2. Вознаграждение Исполнителя уплачивается Заказчиком в течение 5-и банковских дней с момента подписания Акта оказанных услуг, но в любом случае не ранее получения счета от Исполнителя. Исполнитель обязуется в указанный срок направить Заказчику счет/счет-фактуру.

3.3. Оплата осуществляется путем перечисления средств на расчетный счет Исполнителя, указанный в настоящем Договоре. Все платежи по Договору осуществляются в рублях.

3.4. Обязательства по оплате считаются исполненными с момента поступления денежных средств в полном объеме на расчетный счет Исполнителя.

3.5. Заказчик имеет право направить Исполнителю мотивированную претензию по качеству оказываемых услуг на любом этапе оказания услуг. Исполнитель обязуется своевременно устранить недостатки своими силами и за свой счет.

3.6. Если недостатки обнаружены Заказчиком по итогу оказания, Заказчик имеет право отказаться от подписания Акта приема-передачи и направить Исполнителю письменный мотивированный ответ. В этом случае Заказчик имеет право потребовать уменьшения стоимости оказанных услуг; возврата части уплаченной суммы, но не более 30% от суммы Договора; безвозмездного устранения недостатков; возмещения расходов Заказчика по устранению недостатков.

3.7. По итогам оказания услуг Исполнитель направляет Заказчику подписанный Акт оказанных услуг и счет-фактуру. Заказчик обязан подписать Акт и направить его Исполнителю в течение 3 (Трех) рабочих дней с даты получения, либо в тот же срок направить мотивированный отказ.

3.8. Исполнитель обязан в течение шести месяцев с даты подписания Акта оказанных услуг безвозмездно устранять недостатки оказанных услуг при получении письменной претензии от Заказчика.

4. СРОК ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА

4.1. Договор вступает в силу с даты его подписания Сторонами и действует в течение 11 месяцев. Прекращение Договора, равно как и досрочное расторжение, не освобождает Стороны от исполнения обязательств, возникших в период действия Договора.

4.2.Срок оказания услуг: с «__» _______ 2015г по «__» ________ 2015г.

4.3. Если ни одна из Сторон не заявит за 30 (Тридцать) календарных дней до даты истечения срока Договора об отказе от пролонгации, Договор автоматически продлевается на тот же срок на тех же условиях.

4.4. Договор может быть в любой момент досрочно расторгнут любой из Сторон в одностороннем порядке с условием предварительного уведомления другой Стороны за 30 (Тридцать) дней до даты расторжения. В случае досрочного расторжения Сторона, инициирующая расторжение, обязана оплатить убытки другой Сторон, связанные с досрочным расторжением. При досрочном расторжении Договор считается расторгнутым по истечении периода для предупреждения.

5. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН

5.1. При возникновении споров и разногласий по выполнению настоящего Договора Стороны принимают меры к их урегулированию путем переговоров. Претензионный порядок обязателен для Сторон, срок ответа на претензию составляет 7 (Семь) календарных дней.

5.2. В случае, если разногласия и споры не могут быть решены Сторонами путем переговоров, они подлежат разрешению в соответствии с действующим законодательством РФ и передаются на рассмотрение Арбитражного суда г. Москвы.

5.3. В случае просрочки предоставления результата услуг Заказчик вправе начислить пени в размере 0,5% (Ноль целых пять десятых) процента от стоимости Договора за каждый день просрочки. Неустойка начисляется с суммы Договора, включающей НДС 18%.

5.4. В случае просрочки оплаты услуг Исполнитель вправе начислить пени в размере 0,5% (ноль целых пять десятых процента) от стоимости неуплаченной суммы за каждый день просрочки. Неустойка рассчитывается с суммы, включающей НДС 18%.

5.5. В любом случае Стороны вправе взыскать неустойку поверх убытков.

5.6. Стороны освобождаются от ответственности за неисполнение обязательств по Договору, если такое неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы.

6. ПРОЧИЕ УСЛОВИЯ

6.1. Связь между сторонами осуществляется через ответственных лиц. Заказчик выделяет для связи с Исполнителем двух ответственных лиц, которые несут полную ответственность за совершенные ими действия. Исполнитель связывается с Заказчиком непосредственно либо через представителя, имеющего доверенность от Исполнителя.

6.2. Стороны обязуются соблюдать конфиденциальность в отношении информации и документации, полученной ими в ходе исполнения настоящего Договора, а также в течение шести месяцев после прекращения срока действия или в случае досрочного расторжения настоящего Договора.

6.3. Настоящий Договор составлен в 2-х экземплярах, равной юридической силы по одному для каждой из Сторон.

6.4. Приложения:

Приложение №1 – форма Акта об оказанных услугах;

Приложение №2 – форма Отчета о ходе оказания услуг.

7. РЕКВИЗИТЫ СТОРОН

От Исполнителя:

Генеральный директор

От Заказчика:

Генеральный директор

________________ /___________/

Приложение №1

к договору возмездного оказания услуг

N __ от «__» ________ 20__ г.

ФОРМА АКТА ОБ ОКАЗАНИИ УСЛУГ

г.Москва

«___» ___________ 2015 г.

вместе именуемые Стороны, а индивидуально – Сторона,

составили настоящий акт (далее — Акт) о нижеследующем:

1. Исполнителем были оказаны следующие услуги по договору возмездного оказания услуг г N __ от «__» ________ 20__ г. (далее — Договор):

Период оказания

Содержание услуги (перечень действий)

Результат оказания услуг

Количество (объем) (иные характеристики услуг, результата услуг)

Стоимость, руб.

с

по

2. Итого по Договору оказано услуг на сумму _______ (_________) руб., в том числе НДС (18%).

3. Перечисленные услуги оказаны своевременно в необходимом объеме и в соответствии с требованиями, установленными Договором, к качеству услуг.

4. Акт составлен и подписан в двух экземплярах, имеющих равную силу, по одному для каждой Стороны.

От Исполнителя:

Генеральный директор

От Заказчика:

Генеральный директор

________________ /___________/

Согласовано:

От Исполнителя:

Генеральный директор

От Заказчика:

Генеральный директор

________________ /___________/

Приложение N 2

к договору возмездного оказания услуг

N __ от «__» ________ 20__ г.

Генеральному директору общества

__________________ «__________________»

________________________________ Ф.И.О.

Адрес: ________________________________

_______________________________________

ФОРМА ОТЧЕТА

о ходе оказания услуг

г. _____________

«__» ________ 20__ г.

2. Доказательства оказанных услуг являются: ______________________________________, приложенные к настоящему Отчету.

Приложение: на ___ лист __.

От Исполнителя:

Генеральный директор

От Заказчика:

Генеральный директор

________________ /___________/

Согласовано:

От Исполнителя:

Генеральный директор

От Заказчика:

Генеральный директор

________________ /___________/

К вопросу о правовом регулировании договора возмездного оказания услуг: проблема условия о вознаграждении (на примере договора об оказании юридических услуг)

Алексеева Д.А.

Студентка 4 курса юридический ф-т Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики — Санкт-Петербург» РФ, г. Санкт-Петербург e-mail: daalekseeva_2@edu.hse.ru

Alekseeva D.

4th year student law faculty

National Research University «High School of Economics»

Russia, Saint-Petersburg e-mail: daalekseeva 2@edu.hse.ru

Аннотация.

В статье рассмотрены вопросы правового регулирования договора возмездного оказания услуг. Проведен анализ ранее существовавших российских правовых норм, посвященных этой правовой конструкции, а также законодательства, регулирующего её на современном этапе. Выявлены проблемы и правового регулирования этого договора, существующие на сегодняшний день. Особое внимание в статье уделено такой разновидности этого договора, как договор оказания юридических (правовых) услуг, исследовано законодательство, регулирующее указанный вид договора. Выделена проблема условия о вознаграждении исполнителя по нему. Приведены и проанализированы мнения отечественных правоведов, позиции Конституционного суда Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации касающееся состава оплаты по такому договору, элементов, из которых она складывается, а также по вопросу включения указанного вознаграждения в состав судебных расходов и его взыскания со стороны, проигравшей в судебном споре.

Ключевые слова: договор возмездного оказания услуг, вознаграждение исполнителя, оплата юридических услуг, состав судебных расходов

В современной российской правовой системе договор возмездного оказания услуг в качестве самостоятельного был выделен законодателем сравнительно недавно, однако истоки его можно обнаружить еще в глубокой древности.

Необходимо отметить, что в существующем на сегодняшний день виде, конструкция указанного договора в

римском праве отсутствовала. Обязательства по оказанию услуг, причем любого рода, как фактического (например, ремонт

сапог), так и правового (например, заключение сделки) имели доверительный характер, отношения складывались на основе

доверия и дружбы, в следствии чего плата исполнителем не взималась. Такого рода отношения квалифицировались

цивилистами как договор поручения (locatio conductio mandatum) и строго отграничивались от обязательств подрядного

типа (location conductio operis), по которым предусматривалось обязательное вознаграждение за выполненную работу.

Оплатить же услугу по договору поручения считалось неприемлемым для римского гражданина. Исполнитель

обязательства имел право получить некий подарок (honor), который не определялся в эквивалентом размере предмету договора, а оставался на усмотрение нанимателя.

Необходимо отметить, что в плоть до первой половины XIX века, в мире не было создано отельных правовых норм, которые бы регулировали обязательство по оказанию услуг иным образом. Правовые конструкции договора поручения и договора подряда продолжали строго разграничиваться.

Истоки специального правового регулирования договора по возмездному оказанию услуг в России можно увидеть в Своде законов гражданских 1832 года, в главе «О личном найме», которая регламентировала достаточно широкий круг отношений: по выполнению различного рода заказов и принятии ремесленной работы, а также все те договора, отношения по которым не относились к «личному услужению».

После революции 1917 года развитие законодательства в этой сфере практически остановилось. В Гражданских кодексах 1922 года и 1964 этот вид гражданско-правового договора вообще не упоминался в качестве самостоятельного, но понятие «услуга» не было забыто совсем. Она называлась «вкладом», то есть тем что вносил в качестве взноса один из членов простого товарищества. Оплата по договору могла производится не только за передачу товаров, но и за оказанные услуги.

В Гражданском кодексе Российской Федерации в его нынешней редакции договор возмездного оказания услуг выделен в отдельную главу, хотя, согласно статье 783, его правовое регулирование ею не ограничивается. Субсидиарно к этому договору применяются и общие положения о подряде и бытовом его виде, в той степени, в какой это не противоречит специфике услуги (предмету договора), которая играет ключевое значение при разграничении этих правовых конструкций.

Часть вторая статьи 779 ГК РФ предусматривает открытый перечень услуг, обязательства по оказанию которых регулируются главой 39 ГК РФ. Для большинства из них законодатель предусматривает наличие специальных актов различного уровня: для аудиторских услуг — Федерального закона от 07 августа 2001 г. №119-ФЗ «Об аудиторской деятельности», для медицинских услуг — Постановление Правительства РФ от 13 января 1996 г. №27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями», для образовательных услуг- Федеральный закон от 29 декабря 2012 N 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации», однако всё ещё остаются категории, по которым к сегодняшнему дню законодательной базы так и не сложилась. Таковыми являются и правовые услуги.

Правовое регулирование этой разновидности договора возмездного оказания услуг, почти полностью отсутствует. Оно состоит из главы 39 ГК РФ, которой и ограничивается. Для адвокатского сообщества сегодня также существует Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 N 63-Ф3, а также «Кодекс профессиональной этики адвоката» (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 в ред. 22.04.2015). Проблема заключается в том, что представительство в суде могут осуществлять субъекты, не обладающие адвокатским статусом, а значит на их деятельность упомянутые нормативно-правовые акты не распространяются. Права и обязанности законных представителей, правовым основанием для деятельности которых является сам закон (например, нормы Семейного кодекса РФ), достаточно четко регламентированы законодателем. Деятельность же представителей по договору, которыми может выступать любое «дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела, за исключением лиц», прямо указанных в законе. Следовательно, их деятельность не регулируется ничем кроме Гражданского кодекса РФ и условиями соглашения с доверителем.

С одной стороны, это достаточно разумное решение законодателя: оставить урегулирование условий такого договора, на усмотрение сторон, так как нормативно невозможно предусмотреть и четко и регламентировать тот перечень услуг, который может или должен будет оказывать поверенный. Обстоятельства каждого отдельного дела уникальны, а представитель встраивает линию поведения, исходя из интересов представляемого.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С другой стороны, законодатель прямо указал, что оплата оказанных услуг по такому договору, может быть взыскана в составе судебных расходов. Так как цена определяется свободно и не ограничивается законодательно, суд оценивает это условие, формально руководствуясь лишь критерием разумности. Ему надлежит определить те разумные пределы, в границах которых возможно взыскать сумму с проигравшей стороны.

Однозначных разъяснений о том, какими критериями руководствоваться при определении размера вознаграждения, полагающегося судебному представителю, чем определяется цена по такому договору невозможно обнаружить даже в судебной практике. Позиции высших судов сегодня противоречивы, и вопрос по-прежнему остается открытым.

В Гражданском кодексе Российской Федерации условию об оплате, положенной исполнителю по договору возмездного оказания услуг, посвящена отдельная статья (781 статья ГК РФ). Однако, в ней не дается конкретного определения плата, что она включает в себя, из чего должна складываться. Указанная статья регламентирует лишь некоторые правовые аспекты, связанные с этой обязанностью заказчика: сроки, в которые должна быть произведена оплата, а также то, как поступать в случаях невозможности исполнения договора, наступивших по вине услугополучателя или по независящим от сторон обстоятельствам.

По общем правилу, стороны сами указываю в соглашении между собой, от чего будет зависеть вознаграждение. Их воля ограничивается лишь запретительными нормами специального законодательства, действующего в той сфере отношений, в которой заключается договор. Например, согласно статье 11 ФЗ «Об охране здоровья граждан», за оказание медицинских услуг в экстренной ситуации, плата взиматься не может, услуги должны быть оказаны бесплатно. Следовательно, они не могут выступать предметом по договору возмездного оказания медицинских услуг.

В свете вышесказанного неудивительно, что условие о вознаграждении по договору возмездного оказания правовых услуг неоднократно становилось причиной судебного спора. В отсутствие специального законодательного регулирования вопрос о составе является наиболее актуальным.

Если обратиться к истории формирования различных систем оплаты деятельности адвокатов, Е.В. Васьковский выделял следующие виды таких конструкций:

1) безусловно воспрещен (абсолютная безвозмездность),

2) уплачиваем правительством в виде постоянного жалованья,

3) признан денежным эквивалентом, получаемым адвокатом от клиента за оказанную услугу (эквивалентная возмездность),

4) рассматриваем как добровольный дар, подносимый клиентом, сообразно со своими средствами (относительная безвозмездность).

Сегодня в Российской Федерации действуют две из перечисленных систем, а именно вторая и третья. Как прямо указано в статье 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», вознаграждение за оказываемую юридическую помощь, его порядок выплаты и размер компенсации расходов адвоката является существенным условием заключаемого соглашения. Однако, в том же самом законе в 26 статье можно увидеть и проявление эквивалентной безвозмездности, так как в случае оплаты труда адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи, и компенсация их расходов являются расходным обязательством субъекта Российской Федерации и, в соответствии также с ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», порядок исполнения этой обязанности определяется им.

Однако, законодатель по-прежнему оставляет открытым вопрос о том, в зависимости от чего определяется сторонами размер гонорара адвоката, когда заказчиком услуги выступает не субъект публичного права. Сегодня их можно найти лишь в Кодексе профессиональной этики адвоката. Согласно п.2 ст. 16 названного нормативно-правового акта,

гонорар определяется соглашением сторон и может учитывать объем и сложность работы, продолжительность времени, необходимого для ее выполнения, опыт и квалификацию адвоката, сроки, степень срочности выполнения работы и иные обстоятельства.

Нельзя не отметить, что перечень услуг, включаемых в оплаты, носит открытый характер. Ограничивать его было бы неразумно, так как каждое дело по-своему уникально и невозможно с полной уверенностью утверждать в какое количество заседаний возможно его разрешить или сколько процессуальных документов написать.

Однако, существует и другая точка зрения на то, какие критерии должны быть положены в основу определения размера гонорара. М. Ю. Барщевский предлагал в качестве факторов, определяющих размер гонорара, более широкий и подробный список критериев, чем сегодня указано в законодательстве, но и он не носил закрытого характера.

В практике современных юридических фирм и адвокатских образований распространены следующие системы оплаты: «разовая, в твердой денежной сумме, повременная, почасовая, повременная подневная, повременная поэтапная, оплата по конечному результату».

Из всех вышеперечисленных систем наибольшее число спорных вопросов о своей допустимости или этичности вызывает именно последняя — оплата по конкретному результату или «гонорар успеха». С одной стороны, такой способ расчёта выгоден для обеих сторон договора: исполнитель заинтересован в том, чтобы оказать услугу таким образом, который бы в наибольшей степени соответствовал интересам его клиента. Заказчика же мало интересуют методики и приемы, используемые услугодателем. Ему важен сам результат, достижение цели, ради которой заключался договор.

Однако, в литературе существуют как сторонники, так и противники существования таких соглашений. А. Н. Князев говорит о том, что, «становясь участником рискованной операции лишь частично зависящей от профессионализма адвоката, а в большей степени зависящей от иных обстоятельств, адвокат, по сути, вовлекается в предпринимательскую деятельность, не совместимую с его особым правозащитным статусом».

М. Ю. Барщевский, наоборот, утверждает, что «если иное не установлено действующим законодательством или корпоративными нормативными актами коллегии, адвокату не запрещается заключать с клиентом соглашение об оплате своих услуг в виде процентов от суммы иска или сделки».

Судебная практика поддерживает первую точку зрения. Президиум Высшего Арбитражного суда в информационном письме от 29 сентября 1999 г. указал, что «не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящем размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем».

Конституционный суд в постановлении от 23.01.2007 № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева», поддержал позицию ВАС РФ по указанному вопросу, указав, что «удовлетворение требований о компенсации судебных расходов, основанных на положениях договоров возмездного оказания правовых услуг о выплате вознаграждения исключительно в зависимости от факта принятия положительного для истца решения суда без совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности со стороны исполнителя».

Однако, стоит отметить, что законодательного запрет на заключение таких соглашений на сегодняшний день по-прежнему отсутствует, несмотря на приведенные разъяснения высших судебных инстанций. Более того, взыскание такого рода вознаграждений в рамках судебных расходов законодатель также напрямую не воспрещает. В п. 2 части 2 статьи 110 АПК РФ, части 1 статьи 100 ГПК РФ указывается лишь на «разумные пределы», в которых взыскиваются расходы на оплату услуг представителя. А «разумные пределы» — категория оценочная, которая определяется усмотрением конкретного судьи, рассматривающего дело.

Список используемой литературы:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ.

2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ.

3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ.

4. Гражданский кодекс РСФСР от 31 октября 1922 г.

5. Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г.

6. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

7. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности».

9. Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ «О почтовой связи».

10. Федеральный закон от 29 декабря 2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

11. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

12. Закон от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации».

13. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева».

14. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг».

15. Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003).

16. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. — М.: Профобразование, 2000. — С312.

17. Васьковский Е.В. Организация адвокатуры: в 2 т. Т.1. — С.-Петербург: типография П. П. Сойкина, 1893. — С.621.

19. Лебедев К. К. Правовое обслуживание бизнеса (корпоративный юрист): Учебно-практическое пособие — М: Юристъ, 2001. — С.473.

20. Новицкий И.Б. Римское право — М: Зерцало-М, 2002. — С.244.

Несмотря на то что такое понятие, как «гонорар успеха», активно используется в практике в договорных отношениях на протяжении ряда лет (введено в 1990-х г.), до сих пор продолжаются споры о законности таких выплат. К спорам правового характера (возможности взыскания «гонорара успеха» с проигравшей стороны) добавляются еще и налоговые споры, связанные с правом налогоплательщика учесть расходы на выплату «гонорара успеха».

По общим правилам, установленным п. 2 ст. 101 АПК РФ, расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Таким образом, в основу распределения судебных расходов между сторонами положен принцип возмещения их правой стороной за счет неправой.

Для защиты интересов в суде компания вправе привлечь сторонних адвокатов, несмотря на наличие в штате собственных юристов. Как правило, штатные юристы компании разрешают споры в трудовом, гражданском законодательстве. Но когда необходимо оспорить налоговые штрафы, возникает потребность в привлечении юриста, специализирующегося на налоговых спорах.

В подобных ситуациях компании заключают договор на оказание юридических услуг, в котором размер вознаграждения зависит от исхода судебной баталии.

Понятие «гонорара успеха»

Согласно сложившейся судебной практике под «гонораром успеха» понимается вознаграждение, которое выплачивается исполнителю не за выполненную им работу по договору об оказании правовых услуг, а ставится в зависимость от принятия судом конкретного судебного акта, желательного для заказчика.

Например, договор возмездного оказания услуг может содержать следующее условие: услуга будет оплачена в определенном размере, если заказчик будет освобожден от налоговых претензий в результате рассмотрения дела. В постановлении КС РФ от 23.01.2007 № 1-П «гонорар успеха» определяется как плата за конкретное решение суда безотносительно к тому объему работы, который должен выполнить исполнитель по договору.

Правомерность выплаты «гонорара успеха»

По общему правилу по договору возмездного оказания услуг (к которому относится договор на оказание юридических услуг) исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик — оплатить эти услуги (ст. 779 ГК РФ). При этом заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре (п. 1 ст. 781 ГК РФ).

На первый взгляд, нормы ГК РФ не запрещают сторонам сделки привязывать возникновение обязанности по выплате вознаграждения исполнителю к исходу судебного разбирательства. Однако правовая позиция высших судей исходит из недопустимости подобных условий.

Как уже было отмечено, выплата «гонорара успеха» зависит от исхода судебной баталии.

С одной стороны, данное условие договора является справедливым, поскольку стимулирует представителя компании на победу.

С другой стороны, по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей (то есть независимо от вынесенного судебного вердикта).

Анализируя положения п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ, КС РФ (постановление от 23.01.2007 № 1-П) пришел к выводу, что предметом договора возмездного оказания правовых услуг является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем. Достижение результата, ради которого заключается договор возмездного оказания услуг, не включено федеральным законодателем в понятие предмета этого договора.

Более того, в системе действующего правового регулирования судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора (ст. 432 ГК РФ), поэтому достижение положительного результата деятельности исполнителя выходит за предмет регулирования по договору оказания правовых услуг. Практически это означает, что включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от факта принятия положительного для ответчика решения суда означает введение иного, не предусмотренного законом предмета договора.

По мнению ВС РФ, «гонорар успеха» является вознаграждением, выплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги представительства в суде в том случае, если они привели к удовлетворению заявленных требований.

Данная выплата представляет собой дополнительное единовременное вознаграждение представителю — премию за успешный результат рассмотрения дела («гонорар успеха»), которая непосредственно не связана с оказанием правовых услуг и представительством в судах. Выплата указанной суммы привязана к исходу судебного разбирательства, а именно к удовлетворению требований заказчика по его заявлению. Размер данного вознаграждения зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг, а поэтому не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной этого соглашения не является.

Несмотря на выводы, изложенные высшими судьями, арбитражные суды по-разному трактуют легитимность подобных договоров и возможность в последующем взыскания с проигравшей стороны судебных расходов в виде «гонорара успеха».

Проанализируем сложившуюся арбитражную практику после принятия правовой позиции ВС РФ.

Выплата «гонорара успеха» вне закона

Отказывая в удовлетворении права победившей стороны на взыскание судебных расходов в части оплаты представителю «гонорара успеха», суды исходят из следующего:

1) включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для стороны по делу решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Таким образом, сумма, выплаченная заявителем в качестве премиального вознаграждения, не может быть признана судебными расходами ввиду отсутствия связи с конкретными действиями представителя (постановления АС Уральского округа от 12.02.2016 № А76-14717/2014, Северо-Западного округа от 21.01.2016 № А56-18333/2015, Определение АС Свердловской области от 08.10.2015 № А60-3421/2015);

2) предусмотренное соглашением условие, поставившее оплату оказанных услуг в зависимость от судебных актов, которыми будет снижена кредиторская задолженность должника, противоречит существу обязательств возмездного оказания услуг, а потому является ничтожным и в силу ст. 167 ГК РФ, не порождающим правовых последствий (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.02.2016 № А32-5921/2014);

3) суду не представлено доказательств того, что вознаграждение является возмещением расходов, понесенных исполнителем в связи с рассмотрением судебного спора (постановление АС Центрального округа от 29.05.2015 № ФA0-983/2015);

4) заявленная сумма не конкретизирована со стороны заявителя в разрезе конкретных юридических услуг, а ее выплата была произведена после вынесения постановления судом кассационной инстанции в пользу компании. Заявитель никаких расчетов, подтверждающих разумность и обоснованность указанной суммы, ее соразмерность сложившимся в регионе средним расценкам на юридические услуги не представил. Доводы адвоката, что его гонорар отличается от стоимости услуг юридических компаний в сторону увеличения по причине необходимости осуществлять отчисления на общие нужды Адвокатской палаты, отчислять средства на содержание соответствующей коллегии адвокатов, а также оплачивать обязательные страховые взносы и подоходный налог в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», суд не принял во внимание. Как подчеркнули судьи, специфика деятельности лица, оказывающего правовые услуги, не является критерием оценки разумности взыскания судебных расходов с проигравшего дело участника (Определение АС Новосибирской области от 04.03.2016 № А45-7879/2014);

5) в рассматриваемом случае стороны в договоре разделили сумму, выплачиваемую за фактические оказанные услуги, и сумму премирования, выплата которой поставлена в зависимость от положительного процессуального результата для истца, при этом сумма премирования не может быть признана судебными расходами (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2016 № А50-4545/2014);

6) из содержания договора следует, что цена договора составляет 10% от суммы, указанной в акте «О приемке выполненных работ», расчет производится по окончании судебного производства. Результат такого соглашения клиента и представителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является (определения АС Тамбовской области от 01.03.2016 № А64-1618/2015, Хабаровского края от 26.02.2016 № А73-9930/2014).

Законность выплаты «гонорара успеха»

Если выплата «гонорара успеха» является единственной суммой, суды в части разумности удовлетворяют ее.

Так, суд, проанализировав договор, согласно которому заказчик обязался выплатить исполнителю с момента вступления в законную силу решения вознаграждение за оказанные услуги в сумме 10% от суммы удовлетворенных судом исковых требований, пришли к выводу о том, что в данном случае вознаграждение исполнителя поставлено в зависимость от положительного результата рассмотрения дела и не обусловлено содержанием работ, а значит, является «гонораром успеха». Результат такого соглашения заказчика и исполнителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента заказчика, который не является стороной указанного соглашения.

Вместе с тем суд, принимая во внимание вышеуказанные положения и учитывая, что иных сумм, подлежащих оплате представителю за оказанные юридические услуги, договором не предусмотрено, справедливо указали на необходимость отнесения на ответчика части расходов по оплате услуг представителя в разумных пределах (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 09.02.2016 № А19-6769/2013).

Арбитражные суды Московских округов, удовлетворяя требования по взысканию выплаченного «гонорара успеха» с проигравшей стороны, исходили из следующего:

1) из буквального толкования п. 1 ст. 779, п. 1 ст. 781 ГК РФ вытекает не общий запрет условий об оплате услуг за выигрыш дела, а лишь ограничение возможностей по принудительному взысканию расходов на выплату таких вознаграждений с проигравшей стороны. В данном случае размер вознаграждения определен в твердой сумме и является не усмотрением заказчика, а его обязательством, которое предприятием исполнено добровольно и в полном объеме.

То обстоятельство, что предусмотренные договором услуги исполнителем оказаны в полном объеме, а предприятием понесены расходы на оплату услуг представителя в размере 4 млн руб., при рассмотрении дела нашло свое подтверждение. Условия договора сторонами фактически исполнены (постановление АС Московского округа от 29.07.2015 № Ф05-8658/2015);

2) принимая решение об удовлетворении исковых требований и взыскании с проигравшей стороны задолженности в размере 2 млн руб. («гонорар успеха»), арбитражные суды исходили из документального подтверждения истцом заявленных исковых требований (постановление АС Московского округа от 17.03.2016 № А40-74291/2015);

3) размер «процента успеха» исчислен из расчета суммы, оплаченной должником в рамках настоящего дела: 17 млн руб. × 5% = 883 000 руб.

Заявителем в подтверждение разумности размера уплаченного вознаграждения («гонорара успеха») представлены в качестве доказательства распечатки с сайта юридических компаний. Из представленного следует, что в городе Сургуте имеется практика выплаты дополнительного гонорара, выплачиваемого за успешное ведение арбитражного дела («гонорар успеха»).

Размер такого гонорара сильно различается и составляет от 5 до 15% от суммы иска.

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что ставка дополнительного гонорара соответствует сложившимся расценкам юридических услуг в городе Сургуте, размер гонора определен по минимальной вилке, что свидетельствует о разумном и обоснованном размере выплаченного заявителем «процента успеха» (Определение АС Ханты-Мансийского АО от 02.04.2015 № А75-3625/2014).

По той же причине суд не счел незаконным выплату «гонорара успеха» в размере 10% от реально взысканных сумм в случае положительного судебного разбирательства (Определение АС Ханты-Мансийского АО от 18.03.2016 № А75-9038/2010);

4) законодательством РФ установлен принцип свободы в заключении договоров, в том числе и на оказание юридических услуг. При этом гонорар представителя зависит от многих факторов, а сумма вознаграждения не может быть ограничена минимально установленными ставками на определенные виды услуг. Однако существуют средние тарифы на различного рода юридические услуги, которые и должны быть взяты за основу при анализе разумности размера расходов на оплату услуг представителя по конкретному делу. Вместе с тем если общая стоимость оказанных юридических услуг значительно превышает среднестатистическую, суд не может признать ее разумной и справедливой.

Таким образом, расходы на участие представителя в судебных заседаниях подлежат взысканию за каждый день судебного заседания (в том числе предварительного судебного заседания, судебного заседания, продолженного после перерыва) и не зависят от количества времени проведения заседания.

В данном деле условия выплаты вознаграждения юристу были поставлены в зависимость от исхода судебного решения (признания требования о наложении на министерство судебного штрафа за неисполнение судебного решения).

Судом принято решение о взыскании в полном объеме судебных расходов с ответчика (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 24.02.2016 № А69-2060/2014);

5) за оказание услуг заказчик (истец) выплачивает исполнителю денежные средства за фактически оказанные исполнителем услуги, но не менее 50% от суммы, подлежащей взысканию с ответчика по решению арбитражного суда.

Поскольку в своем праве на заключение договора на оказание юридических услуг лицо, участвующее в деле, не может быть ограничено, а определение цены договора является прерогативой сторон договора, единственное, что подлежит оценке в вопросах о распределении между сторонами судебных расходов, — это обстоятельства целесообразности, разумности, а также документы, подтверждающие фактическое оказание услуг по договору.

Данная формулировка условий оплаты свидетельствует о несогласованности сторонами условий о цене подлежащих оказанию услуг, что не исключает возможность определения их стоимости исходя из объема фактически оказанных услуг (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2016 № А50-7069/2015).

В другом деле (договор на оказание услуг предусматривал вознаграждение за работу исполнителя в размере 10% от взысканной в суде суммы) суд признал в условиях договора признаки «гонорара успеха».

Тем не менее суд оценил разумность судебных расходов, исходя из затраченного представителем времени, продолжительности рассмотрения, сложности дела, объема выполненных работ, а также проанализировал сложившуюся в регионе стоимость оплаты услуг по участию представителя в арбитражном суде трех инстанций. И исходя из принципов разумности и соразмерности, суд пришел к выводу о частичном удовлетворении заявления истца и о взыскании судебных расходов по оплате услуг представителя (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2016 № А57-11898/2013).

Признание «гонорара успеха» в налоговых расходах

Правовая природа договора на оказание юридических услуг с условием выплаты «гонорара успеха» приводит к возникновению налоговых споров в части признания выплаченных сумм в налоговом учете.

Исходя из правовой позиции высших судей (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», Определение ВС РФ от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167), вознаграждение, выплата которого обусловлена исключительно положительным для заказчика исходом судебного разбирательства (гонорар успеха), не включается в судебные расходы заказчика и не может быть отнесена на процессуального оппонента по правилам ст. 110 АПК РФ.

При этом подобные выплаты высшими судьями были расценены как премирование заказчика.

И в большинстве случаев при рассмотрении аналогичных споров судьи ссылаются на позицию высших судей в части того, что предусмотренное сторонами условие о выплате исполнителю вознаграждения поставлено в зависимость от принятого судом решения, а это выходит за рамки предмета регулирования по договору оказания правовых услуг. Оплата суммы поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела, не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые указаны в договоре. Указанная дополнительная сумма по существу является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если судебный акт был принят в пользу заявителя, то есть признается своего рода премированием представителя (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18.03.2016 № А33-18815/2015).

Такое премирование (например, если услуга будет оплачена в случае, когда «заказчик будет освобожден от налоговых претензий в результате рассмотрения дела») не может быть взыскано в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является (постановления АС Поволжского округа от 03.03.2016 № А65-20192/2014, Восточно-Сибирского округа от 09.02.2016 № А19-6769/2013, Уральского округа от 24.12.2015 № А50-9960/2012, Волго-Вятского округа от 08.12.2015 № А82-8749/2013).

В одном из арбитражных дел судьи признали договор, в котором оплата юридических услуг поставлена в зависимость от принятия арбитражными судами выигрышного для компании решения, недействительным. На основании недействительности договора налоговики отказали налогоплательщику в праве учитывать в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль расходы на выплату «гонорара успеха». При этом довод компании относительно уникальности дела по причине большого размера цены иска был отклонен судебными инстанциями, поскольку объем совершаемых действий не зависит от этого обстоятельства. Ни цена иска, ни квалификация исполнителя не могут оправдывать установление «гонорара успеха» (постановление АС Поволжского округа от 23.01.2015 № Ф06-19062/2013, Определением ВС РФ от 09.06.2015 № 306-КГ15-4120 оставлено в силе).

Необходимо отметить, что в налоговом законодательстве отсутствуют специальные положения о том, какие последствия влечет недействительная сделка, и признание гражданско-правовой сделки недействительной само по себе не может изменять налоговые правоотношения.

Как отмечает ряд судов, положения НК РФ не ставят действительность договора в качестве основания для корректировки налоговых обязательств по налогу на прибыль (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 25.02.2016 № А28-6295/2015, решение АС Красноярского края от 15.01.2016 № А33-412/2015). Поэтому перерасчет налоговых обязательств по расторгнутой сделке должен проводиться только после осуществления двухсторонней реституции, то есть возврата сторонами друг другу всего полученного по сделке (постановления АС Уральского округа от 21.10.2015 № А76-315/2015, Поволжского округа от 29.12.2014 № Ф06-18103/2013).

Исходя из сказанного, признавать подобные расходы в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль (даже при наличии надлежащим образом оформленных документов) рискованно.

Учет предъявленного НДС

В том случае если компания (или ИП), с которой у организации заключен договор на оказание юридических услуг, является плательщиком НДС, возможность принятия «входного» НДС к вычету может быть поставлена налоговыми органами под сомнение.

На практике налоговые органы нередко отказывают в праве налогоплательщика на вычет «входного» НДС по оказанным услугам, расходы на которые не признаются в налоговом учете.

Какие аргументы можно привести в защиту права налогоплательщика на вычет «входного» НДС в части оказанных юридических услуг, содержащих условие о выплате «гонорара успеха»?

По общим правилам, суммы «входного» НДС по приобретенным товарам (работам, услугам), имущественным правам принимаются к вычету, если одновременно выполняются следующие условия:

1) товары, работы, услуги, имущественные права приобретены для осуществления облагаемых НДС операций (п. 2 ст. 171 НК РФ);

2) товары, работы, услуги, имущественные права приняты на учет (п. 1 ст. 172);

3) наличие надлежащим образом оформленного счета-фактуры (п. 1 ст. 172, п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ).

Таким образом, в перечне обязательных условий для принятия НДС к вычету отсутствует требование учета расходов в целях исчисления налога на прибыль в соответствии с главой 25 НК РФ.

Тем не менее налоговые органы соотносят право на вычет НДС с учетом признания расходов в налоговом учете.

Какие аргументы приводят налогоплательщики в защиту своей позиции?

Критерии обоснованности расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, установленные ст. 252 НК РФ, не могут служить критериями обоснованности налоговых вычетов по НДС, так как последние установлены ст. 171—172 НК РФ и не регулируются правилами, относящимися к налогу на прибыль.

Налоговое законодательство не связывает принятие к вычету сумм НДС, уплаченных поставщикам товаров (работ, услуг), с отнесением стоимости приобретенных товаров (работ, услуг) в состав расходов, учитываемых при налогообложении прибыли. Экономическая обоснованность расходов на приобретение товаров (работ, услуг) правового значения при принятии НДС к вычету не имеет, поскольку право на налоговые вычеты не поставлено в зависимость от учета расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль (решения АС Республики Бурятия от 03.06.2015 № А10-6158/2014, Орловской области от 12.02.2015 № А48-4708/2014, постановление ФАС Поволжского округа от 23.01.2013 № А55-17744/2012).

Кроме того, в силу положений ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами, при этом ИФНС не вправе вмешиваться в нормальную хозяйственную деятельность налогоплательщиков, являющихся субъектами предпринимательской деятельности, в том числе и посредством оценки целесообразности использования тех или иных возможностей, а также не вправе давать оценку экономической целесообразности действий юридических лиц (решения АС Ивановской области от 09.12.2015 № А17-4461/2015, Самарской области от 25.11.2015 № А55-18739/2015, постановления ФАС Поволжского округа от 10.04.2014 № А12-13984/2013 и от 02.04.2014 № А57-9787/2013). То есть для получения права на вычеты по НДС необходимо соблюдение вышеприведенных условий. При этом документы в совокупности должны с достоверностью подтверждать реальность операций, с которыми НК РФ связывает право налогоплательщика на получение возмещения налога из бюджета (постановление АС Северо-Кавказского округа от 16.10.2015 № А15-4194/2014).

В то же время, следует учитывать, что акты по оказанным юридическим услугам должны содержать все обязательные реквизиты, предусмотренные Федеральным законом от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Как отметили высшие судьи, расходы, затраченные на оплату услуг представителей в судебном споре, должны быть подтверждены первичными учетными документами, позволяющими достоверно установить объем, стоимость и количество оказанных юридических консультационных услуг. В противном случае у налогового органа имеются правовые основания для доначисления организации НДС, учитывая заявительный характер налоговых вычетов по НДС (Определение ВС РФ от 29.10.2014 № 308-КГ14-2792).

Еще одним поводом для отказа в принятии «входного» НДС к вычету является признание договора на оказание юридических услуг недействительным. Но как и в случае в корректировкой налоговых обязательств по налогу на прибыль, о которой говорилось выше, нормы НК РФ не ставят действительность договора как одно из условий для получения вычетов по НДС (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 25.02.2016 № А28-6295/2015, решение АС Красноярского края от 15.01.2016 № А33-412/2015). Поэтому, как и в случае с корректировкой налоговых обязательств по налогу на прибыль, перерасчет налоговых обязательств по НДС по расторгнутой сделке должен проводиться только после осуществления двухсторонней реституции (постановления АС Уральского округа от 21.10.2015 № А76-315/2015, Поволжского округа от 29.12.2014 № Ф06-18103/2013).

Таким образом, у налогоплательщиков имеется хороший шанс отстоять право на принятие предъявленного НДС к вычету в части расходов на оплату услуг «гонорара успеха».

Бухгалтерский учет

Как уже было отмечено, к судебным издержкам относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (ст. 101 и 106 АПК РФ).

В бухгалтерском учете расходы на услуги адвокатов, сторонних юристов в связи с их участием в судебном процессе принимаются к учету в суммах, присужденных судом или признанных должником в том отчетном периоде, в котором судом вынесено решение об их взыскании или они признаны должником.

Согласно п. 12 ПБУ 10/99 «Расходы организации» (утв. приказом Минфина России от 06.05.99 № 33н) судебные расходы отражаются в бухгалтерском учете в составе внереализационных расходов. Для учета подобных расходов используется счет 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 91-2 «Прочие расходы» (Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утв. приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н, далее — Инструкция).

Дебет 91-2 «Прочие расходы» Кредит 76-5 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с юридической компанией»

— отражены судебные издержки;

Дебет 19-4 «НДС по приобретенным услугам» Кредит 76-5 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с юридической компанией»

— учтен «входной» НДС.

Судебные расходы, понесенные организацией и взысканные судом, признаются в составе прочих доходов в момент вступления в силу решения суда (п. 7 ПБУ 9/99 «Доходы организации», утв. приказом Минфина России от 06.05.99 № 32н, письмо Минфина России от 23.12.2004 № 03-03-01-04/1/189).

Напомним, что сторона, выигравшая суд, может взыскать с проигравшей стороны расходы на услуги адвоката (представителя).

Но, как свидетельствует практика арбитражных дел, взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны проблематично (п. 5 Обзора судебной практики ВС РФ от 26.06.2016 № 2).

Тем не менее если выплата «гонорара успеха» является единственной суммой по договору на оказание юридических услуг, суды в части разумного предела удовлетворяют ее (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 09.02.2016 № А19-6769/2013).

В этом случае для учета подобных доходов используется счет 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 91-1 «Прочие доходы» (Инструкция к счету 91).

В бухгалтерском учете присужденные суммы подлежат отражению следующими записями:

Дебет 76-2 «Расчеты по претензиям» Кредит 91-1 «Прочие доходы»

— учтены в составе прочего дохода присужденные судом суммы судебных расходов (услуги адвоката);

Дебет 51 Кредит 76-2 «Расчеты по претензиям»

— поступили на расчетный счет суммы судебных расходов, взысканные с проигравшей стороны.

admin