Восстановление сроков апелляционного обжалования

Статьей 320 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) предусмотрено право обжалования решений суда сторонами и лицами, участвующими в деле.

Апелляционная жалоба может быть подана в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом (статья 321 ГПК РФ).

Срок на подачу апелляционных жалобы не считается пропущенным, если они были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока. В этом случае дата подачи жалобы определяется по штемпелю на конверте, квитанции о приеме заказной корреспонденции либо иному документу, подтверждающему прием корреспонденции (справка почтового отделения, копия реестра на отправку почтовой корреспонденции).

В случае пропуска указанного срока на обжалование решения суда, он может быть восстановлен судом по ходатайству обратившейся стороны.

На основании статьи 112 ГПК РФ суд первой инстанции восстанавливает срок на подачу апелляционной жалобы, в случае если признает причины его пропуска уважительными.

Для лиц, участвующих в деле, к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, могут быть отнесены: обстоятельства, связанные с личностью лица, подающего апелляционную жалобу (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.); получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированных апелляционных жалобы, представления; неразъяснение судом первой инстанции порядка и срока обжалования решения суда; несоблюдение судом установленного пятидневного срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного статьей 214 ГПК РФ срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированных апелляционной жалобы в установленный для этого срок.

При решении вопроса о восстановлении срока апелляционного обжалования лицам, не привлеченным к участию в деле, о правах и обязанностях которых судом принято решение, суды первой инстанции учитывают своевременность обращения таких лиц с заявлением (ходатайством) о восстановлении указанного срока, которая определяется исходя из сроков, исчисляемых с момента когда они узнали или должны были узнать о нарушении их прав и (или) возложении на них обязанностей обжалуемым судебным постановлением.

Вместе с тем не могут рассматриваться в качестве уважительных причин пропуска юридическим лицом срока апелляционного обжалования такие обстоятельства, как нахождение представителя организации в командировке или отпуске, смена руководителя организации либо его нахождение в командировке или отпуске, отсутствие в штате организации юриста и т.п.

В соответствии с ч.3 ст.112 ГПК РФ, апелляционная жалоба направляется одновременно с подачей заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока.

Апелляционная жалоба адресуется в вышестоящий суд, но направляется в суд, вынесший решение.

Ответчик указал, что пропустил срок апелляционного обжалования, так как узнал о судебном решении только на стадии исполнительного производства. Кассация установила: хотя ответчику направлялись почтовые извещения, он не приходил за судебной корреспонденцией.

Суд не восстановил срок подачи апелляционной жалобы, так как он был пропущен без уважительных причин. В целом, решая вопрос о восстановлении такого срока, нужно оценивать, обоснованы ли доводы заявителя. Должен соблюдаться баланс между принципом правовой определенности и правом на справедливое судебное разбирательство. Ранее на это указывали высшие суды.

Документ: Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 03.03.2016 по делу N А10-367/2015

Открытое акционерное общество «Российский сельскохозяйственный банк», (далее — АО «Россельхозбанк», истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском о взыскании солидарно с индивидуального предпринимателя М. (далее — предприниматель М., ответчик), индивидуального предпринимателя Б. (далее — предприниматель Б.) задолженности по кредитным договорам , об обращении взыскания на заложенное имущество с установлением начальной продажной цены.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 28 апреля 2015 года иск удовлетворен.

Не согласившись с принятым по делу решением, предприниматель М. обратилась с апелляционной жалобой в Четвертый арбитражный апелляционный суд.

Определением от 19 октября 2015 года суд апелляционной инстанции прекратил производство по апелляционной жалобе применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отказом ответчику в восстановлении срока апелляционного обжалования решения суда первой инстанции.

В кассационной жалобе предприниматель М. просит определение от 19 октября 2015 года отменить, поскольку вывод суда о пропуске срока подачи апелляционной жалобы и об отсутствии оснований для восстановления срока не соответствует установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Так, заявитель кассационной жалобы указывает, что она подала апелляционную жалобу 25.08.2015 сразу после того, как 21.08.2015 узнала от службы судебных приставов о наличии судебного решения. До этого она не была извещена надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела в суде первой инстанции, поскольку сотрудниками отделения почтовой связи ей не вручались ни первичные, ни вторичные извещения о наличии судебной корреспонденции. Таким образом, она не знала о предъявлении к ней иска и, соответственно, не могла ознакомиться с материалами, в том числе опубликованными на официальном сайте арбитражных судов Российской Федерации.

Проверив правильность применения судом апелляционной инстанции норм процессуального права, соответствие выводов суда о применении норм права установленным им по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Согласно части 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дата изготовления решения в полном объеме считается датой принятия решения.

Решение арбитражного суда первой инстанции, за исключением решений, указанных в частях 2 и 3 настоящей статьи, вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба (часть 1 статьи 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение по делу N А10-367/2015 принято 28 апреля 2015 года.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 12 Постановления Пленума от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» разъяснил, что согласно части 2 статьи 176, части 1 статьи 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срок на подачу апелляционной жалобы исчисляется не с даты направления копии изготовленного судебного акта лицам, участвующим в деле, а с даты изготовления судом первой инстанции судебного акта в полном объеме.

Согласно части 3 статьи 113 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации процессуальные сроки исчисляются годами, месяцами и днями. В сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни.

В силу части 1 статьи 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба может быть подана в течение месяца после принятия арбитражным судом первой инстанции обжалуемого решения, если иной срок не установлен настоящим Кодексом.

Таким образом, срок апелляционного обжалования решения суда первой инстанции истек 28.05.2015. Апелляционная жалоба подана ответчиком нарочно 25.08.2015 (л.д. 67 т. 3).

Отказывая в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока апелляционного обжалования решения суда и прекращая в этой связи производство по апелляционной жалобе, суд апелляционной инстанции исходил из отсутствия уважительных причин пропуска срока апелляционного обжалования, поскольку ответчица была надлежащим образом извещена о рассмотрении дела, а неполучение решения суда не является такой причиной.

Согласно разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в пунктах 32, 34 Постановления Пленума от 25.12.2013 N 99 «О процессуальных сроках», при решении вопроса о восстановлении пропущенного срока подачи жалобы арбитражному суду следует оценивать обоснованность доводов лица, настаивающего на таком восстановлении, в целях предотвращения злоупотреблений при обжаловании судебных актов и учитывать, что необоснованное восстановление пропущенного процессуального срока может привести к нарушению принципа правовой определенности и соответствующих процессуальных гарантий.

При решении вопроса о восстановлении процессуального срока судам следует соблюдать баланс между принципом правовой определенности и правом на справедливое судебное разбирательство, предполагающим вынесение законного и обоснованного судебного решения, с тем, чтобы восстановление пропущенного срока могло иметь место лишь в течение ограниченного разумными пределами периода и при наличии существенных объективных обстоятельств, не позволивших заинтересованному лицу, добивающемуся его восстановления, защитить свои права.

Для лиц, извещенных надлежащим образом о судебном разбирательстве, уважительными могут быть признаны, в частности, причины, связанные с отсутствием у них по обстоятельствам, не зависящим от этих лиц, сведений об обжалуемом судебном акте.

В силу принципа состязательности арбитражного процесса лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 20.15 Порядка приема и вручения внутренних регистрируемых почтовых отправлений (далее — Порядок), утвержденного приказом федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» от 17.05.2012 N 114-п, почтовые отправления разряда «Судебное» хранятся в отделении почтовой связи 7 календарных дней со дня поступления.

Согласно пункту 20.17 Порядка при неявке адресатов за почтовым отправлением разряда «Судебное» в течение 3-х рабочих дней после доставки первичных извещений им доставляются и вручаются под расписку вторичные извещения. На оборотной стороне почтового отправления или сопроводительного адреса к посылке делается отметка о дате и времени выписки вторичного извещения, которая подписывается почтовым работником.

Как верно установлено судом апелляционной инстанции и следует из материалов дела, ответчик М. была надлежащим образом извещена о рассмотрении дела N А10-367/2015.

Так, копия определения суда о принятии искового заявления к производству, подготовке дела к судебному разбирательству и назначении дела к судебному разбирательству от 04 февраля 2015 года направлена ей по адресу, указанному в выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей. Корреспонденция возвращена органом почтовой связи в арбитражный суд с отметкой об истечении срока хранения (л.д. 52 т. 2). При этом указанный конверт содержит сведения о первичной (06.02.2015) и вторичной (09.06.2015) доставках извещений о наличии отправления на имя ответчика, о дате возврата конверта в суд (14.02.2015), что соответствует требованиям пунктов 20.15, 20.17 Порядка приема и вручения внутренних регистрируемых почтовых отправлений.

Копия определения о завершении предварительного судебного заседания и отложении судебного разбирательства от 02 марта 2015 года вручена предпринимателю 17.03.2015 (сведения с официального сайта ФГУП «Почта России» на л.д. 73-74 т. 2). Однако в материалах дела отсутствует почтовое уведомление, подтверждающее вручение 17.03.2015 М. копии этого определения.

Для устранения сомнений в достоверности названных сведений с сайта суд кассационной инстанции запросил у отделения почтовой связи информацию о движении письма с номером штрихового почтового идентификатора 67000884854114. Ответ Улан-Удэнского почтамта от 19.02.2016 подтвердил отсутствие нарушений отделением почтовой связи Порядка вручения внутренних регистрируемых почтовых отправлений.

Копия решения суда возвращена органом почтовой связи по причине истечения срока хранения. На конверте (л.д. 127 т. 2) имеются отметки о первичном (08.05.2015) и вторичном (11.05.2015) извещении адресата. 20.05.2015 отправление возвращено в суд.

В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если, несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд.

Тексты определений суда от 04 февраля 2015 года, 02 марта 2015 года опубликованы в общедоступной картотеке судебных актов в сети Интернет. Решение суда опубликовано в общедоступной картотеке судебных актов в сети Интернет 29.04.2015.

Таким образом, поскольку корреспонденция вручалась почтовым отделением связи адресату М. без нарушения установленного порядка, то апелляционный суд на основании пункта 2 части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пришел к обоснованному выводу о надлежащем извещении ответчика о рассмотрении дела в суде первой инстанции.

В этой связи ссылка предпринимателя М. на необоснованность отказа в восстановлении срока и, как следствие, необоснованность прекращения производства по апелляционной жалобе, подлежат отклонению.

Также подлежит отклонению довод о том, что ответчик узнала о наличии судебного решения только в ходе исполнительного производства (21.08.2015), поскольку риск наступления последствий необеспечения получения корреспонденции по адресу осуществления предпринимательской деятельности, указанному в официальном источнике, лежит на М. в силу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, даже при наличии факта непроживания ее по этому адресу.

Москва. 7 мая. INTERFAX.RU — Российские особенности мер борьбы против распространения нового коронавируса сыграли злую шутку с участниками судебных споров. Термин «нерабочие дни» вроде бы позволял им рассчитывать на приостановление процессуальных сроков, но спустя три недели оказалось, что это не так. Теперь сторонам разбирательств придется документировать затруднения, с которыми они столкнулись, или уповать на человечность судей.

Она, эта человечность, присутствует — наряду с формальным подходом, свидетельствуют судебные документы, изученные «Интерфаксом».

Знаки равенства и неравенства

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) 11 марта объявила, что распространение коронавирусной инфекции COVID-19 в мире приобрело характер пандемии. Спустя две недели президент РФ Владимир Путин подписал указ о том, что с 30 марта по 5 апреля в России объявляются нерабочие дня с сохранением заработной платы. Затем еще дважды они продлевались: сначала до конца апреля, после — до 11 мая.

Появление «карантинного» режима нерабочих дней поставило вопрос, как он влияет на сроки подачи документов в суды, по истечении которых право на судебную защиту утрачивается. Для подачи апелляционной жалобы, к примеру, у сторон есть один месяц с момента изготовления решения суда.

Вопрос соблюдения этого срока был принципиальным для тех, у кого он истекал в период с 30 марта до середины апреля. Например, если решение первой инстанции было изготовлено 16 марта, то по общему правилу, жалобу на него надо было отправить до 16 апреля. Но если конец срока для обжалования выпадает на нерабочий день (именно так — ИФ), то его окончанием считается следующий рабочий день — это установлено процессуальными кодексами.

Многие юристы сочли, что между «обычным» нерабочим днем и «карантинным» стоит знак равенства. «Нам известны примеры, когда, по всей видимости, участники процесса понадеялись, что дни, объявленные президентом РФ в качестве нерабочих, не будут засчитываться в течение процессуального срока», — констатирует адвокат, партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Олег Москвитин.

Свидетельства тому можно найти и с помощью аналитической системы «СКАН-Интерфакс». В частности, 16 апреля ООО «Эксперт» направило в Арбитражный суд Орловской области возражения на вынесенный 20 марта в пользу ООО «Кредитал+» судебный приказ о взыскании долга в 58 тыс. рублей за услуги по сопровождению системы «КонсультантПлюс». «Докарантинный» срок на обжалование истек уже как полмесяца, но компания указывала, что нерабочие дни в его расчет включать нельзя.

Более того, так считали и некоторые судьи, в том числе высокопоставленные. Например, 11 апреля в ходе Петербургского международного юридического форума, который проходил онлайн, председатель Совета судей РФ, секретарь пленума Верховного суда (ВС) РФ Виктор Момотов сказал, что если последний день процессуального срока приходится на период с 30 марта по 30 апреля, днем окончания срока считается следующий за этим периодом первый рабочий день. «Указанный порядок исчисления процессуальных сроков распространяется, в частности, на сроки вступления в силу судебных постановлений, сроки подачи частных, апелляционных, кассационных и надзорных жалоб, сроки подачи возражений относительно исполнения судебного приказа, заявления об отмене заочного решения, о пересмотре судебных постановлений по новым и вновь открывшими обстоятельствам, сроки предъявления исполнительных документов», — говорил он.

Так думать можно было на протяжении первых трех карантинных недель. Лишь в опубликованном 21 апреля разъяснении ВС РФ был сформулирован противоположный подход: нерабочие дни в марте-мае 2020 года включаются в процессуальные сроки.

Жесткий подход

В результате многие участники процесса нежданно-негаданно столкнулись с тем, что процессуальные сроки у них оказались пропущенными. Рецепт, как выйти из этого положения, в разъяснениях ВС РФ тоже был: если так случилось, то надо попросить суд восстановить срок — по уважительной причине, конечно.

Однако сами по себе веденные ограничения для части судов не стали такой уважительной причиной. Они объясняют это возможностью подачи документов через интернет, в частности с помощью системы «Мой арбитр». Так, например, поступил Арбитражный суд Республики Карелия в деле по иску ООО «Энергокомфорт. Единая карельская сбытовая компания» из-за долга ООО «Онегостройсервис» в размере 1267 рублей.

Из-за такого ничтожного требования решение принималось в упрощенном режиме, а у «Онегостройсервиса» было пять дней, чтобы попросить текст с мотивировкой. Решение суда было опубликовано 27 марта, спустя два дня начался «нерабочий» период, а заявление об изготовлении мотивированного решения ответчик подал 8 апреля через «Мой арбитр».

Это и стало причиной для отказа изготовить полный текст — суд счел, что через интернет подать ходатайство можно было и в течение отведенных пяти дней. «Информационная система «Мой арбитр» не прекращала свою работу, в связи с чем технические препятствия для своевременной подачи ходатайства отсутствовали», — говорится в решении суда.

Аналогичный аргумент использовал Четвертый арбитражный апелляционный суд в споре иркутской школы №6 с ООО «Проектно-строительная компания «Подрядчик», от которого образовательное учреждение требовало устранить недоделки на футбольном поле. Суд вернул поданную с через «Мой арбитр» жалобу «Подрядчику», указав, что она отправлена в период, объявленный нерабочими днями. Это, по мнению суда, «может свидетельствовать о возможности для заявителя в реализации процессуального права для своевременного обращения с апелляционной жалобой в суд».

Впрочем, далеко не весь документооборот переместился в интернет. Однако поблажек в подтверждении оплаты госпошлины, например, или направления документов оппонентам, суды не всегда готовы давать. С этим столкнулось, в частности ООО «Ремстройсервис».

23 апреля эта компания повторно просила Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд дать время для предоставления соответствующих документов, но получило отказ. Это решение суд объяснил тем, что компания имела возможность получить нужные бумаги в банке и на почте, которые работали. «Установление режима нерабочих дней с 4 по 30 апреля включительно не распространяется на организации, предоставляющие финансовые услуги в части неотложных функций, в первую очередь услуги по расчетам и платежам», — указал суд.

Человечный подход

Для восстановления пропущенного срока требуется соответствующее ходатайство, но иногда суды входят в положение участников процесса. Например, Арбитражный суд Орловской области 23 апреля, то есть уже после выпущенного разъяснения ВС РФ, отменил судебный приказ в отношении уже упоминавшегося «Эксперта». Довод компании, что в десятидневный срок на оспаривание не включаются «карантинные» нерабочие дни, суд расценил как ходатайство о восстановлении пропущенного срока и счел причину пропуска уважительной.

Не все суды отказывают в принятии «запоздавших» документов. К примеру, 23 апреля Арбитражный суд Москвы самостоятельно продлил с 13 апреля до 12 июня срок, отведенный арбитражному управляющему для устранения недостатков его заявления о взыскании вознаграждения в рамках дела о банкротстве ООО «Сафит». Обосновывая это решение, суд лаконично сослался на угрозу распространения COVID-19.

Неопределенность и рекомендации экспертов

«Сложилась неоднозначная правоприменительная практика в части восстановления процессуальных сроков и оценки уважительности причин их пропуска», — считает Москвитин из «Муранов, Черняков и партнеры».

Законодательство не устанавливает весь перечень уважительных причин пропуска процессуальных сроков, в связи чем судам необходимо оценивать представленные заявителем причины самостоятельно, напоминает он. «Сложившаяся на данный момент ситуация, вызванная новой коронавирусной инфекцией, несомненно, усложняет данную задачу, а также вносит некую неопределенность для лиц, участвующих в деле, поскольку характер объявленных нерабочих дней в части уважительности причин пропуска процессуальных сроков не конкретизировался ВС РФ», — говорит Москвитин.

«Теперь вопрос о сроках увязывается не с пандемией, а с наличием препятствий для подачи документов», — отмечает партнер юркомпании «Пепеляев Групп» Юрий Воробьев. «Конечно, если причины пропуска нельзя считать уважительными, суды соответствующее ходатайство не удовлетворят. Не являются автоматически такой причиной объявленные «нерабочие дни» или наличие пандемии», — говорит Москвитин. Потребуется убедить суд в объективной невозможности исполнения требований процессуального законодательства.

Пытаться восстановить пропущенные сроки стоит. Партнер практики по разрешению споров юркомпании Bryan Cave Leighton Paisner Иван Веселов обращает внимание, что участникам судебных споров по возможности следует документировать все препятствия к своевременному осуществлению процессуальных действий, чтобы можно было в дальнейшем рассчитывать на восстановление пропущенного срока.

В ходатайстве о восстановлении срока, по его словам, можно ссылаться на необходимость соблюдения режима самоизоляции или нахождение на карантине. «Для совершения многих процессуальных действий необходим сбор доказательств и доступ к документам. В то же время деятельность многих компаний была приостановлена, а лица находились на самоизоляции или карантине. Кроме того, в ряде регионов было затруднено свободное перемещение лиц ввиду ограничительных мер», — говорит Веселов.

Глава 48. Апелляционное обжалование, пересмотр по ходатайству прокурора судебных решений, не вступивших в законную силу

1. В случае пропуска срока на подачу апелляционной (частной) жалобы, принесение ходатайства прокурора лица, имеющие право подать жалобу, ходатайство прокурора, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор, постановление, о восстановлении пропущенного срока. Ходатайство о восстановлении срока на подачу апелляционных (частной) жалобы, ходатайства прокурора может быть подано в письменной форме либо в форме электронного документа. Ходатайство о восстановлении срока рассматривается в судебном заседании судьей, председательствовавшим при главном судебном разбирательстве дела, а при его длительном (не менее пяти суток) отсутствии — другим судьей этого же суда, который вправе вызвать лицо, возбудившее ходатайство, для дачи объяснений.

2. Постановление судьи об отказе в восстановлении пропущенного срока может быть обжаловано, пересмотрено по ходатайству прокурора в соответствующий областной или приравненный к нему суд, который вправе восстановить пропущенный срок и рассмотреть дело по жалобе, ходатайству прокурора с соблюдением требований, изложенных в статье 420 и части второй статьи 421 настоящего Кодекса. Участники процесса, не согласные с постановлением суда о восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы, принесения ходатайства прокурора, до начала или в заседании апелляционной инстанции вправе подать свои доводы и ходатайствовать об отмене этого постановления. В случае удовлетворения такого ходатайства апелляционная инстанция своим постановлением апелляционные жалобу, ходатайство прокурора оставляет без рассмотрения.

3. Суд, указанный в части первой настоящей статьи, обязан восстановить пропущенный срок на подачу апелляционной (частной) жалобы, принесение апелляционного ходатайства прокурора при нарушении закона, ограничивающем возможность участника процесса защищать свои права и законные интересы (несвоевременные изготовление протокола судебного заседания, вручение копии судебного акта участвующему в деле лицу, не владеющему языком судопроизводства, без перевода, неточности указания на срок обжалования в резолютивной части судебного акта), а также наличии иных обстоятельств, которые объективно воспрепятствовали ему своевременно подать жалобу или принести ходатайство прокурора.

4. Постановление судьи апелляционной инстанции о восстановлении пропущенного срока вместе с жалобой, ходатайством прокурора и другими материалами незамедлительно направляется в суд, постановивший приговор, постановление, для выполнения действий, предусмотренных статьями 420 и 421 настоящего Кодекса.

Примечание

Основные источники публикуемых текстов нормативных правовых актов: газета «Казахстанская правда», база данных справочно-правовой системы Adviser, Интернет-ресурсы online.zakon.kz, adilet.zan.kz, другие средства массовой информации в Сети. Хотя информация получена из источников, которые мы считаем надежными и наши специалисты применили максимум сил для выверки правильности полученных версий текстов приведенных нормативных актов, мы не можем дать каких-либо подтверждений или гарантий (как явных, так и неявных) относительно их точности. Компания «КАМАЛ-Консалтинг» не несет ответственности за любые последствия какого-либо применения формулировок и положений, содержащихся в данных версиях текстов нормативных правовых актов, за использование данных версий текстов нормативных правовых актов в качестве основы или за какие-либо упущения в текстах публикуемых здесь нормативных правовых актов.

admin