Восстановление срока ГПК

231 военная прокуратура гарнизона разъясняет:

Частью 1 ст. 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) предусмотрено, что лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Положения ст. 112 ГПК РФ направлены на расширение гарантий судебной защиты прав и законных интересов участников гражданского судопроизводства, предоставляют им возможность восстановления пропущенного процессуального срока. Вопрос о его восстановлении лицам, участвующим в деле, решается судом в каждом конкретном случае на основе исследования фактических обстоятельств дела в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения. Дополнительной гарантией реализации данного права служит возможность подачи частной жалобы на определение суда об отказе в восстановлении такого срока.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъяснено, что заявление о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы рассматривается судом первой инстанции по правилам ст. 112 ГПК РФ в судебном заседании с извещением участвующих в деле лиц, неявка которых не является препятствием к разрешению поставленного перед судом вопроса. Суд первой инстанции восстанавливает срок на подачу апелляционной жалобы, если признает причины его пропуска уважительными (п. 8).

Для лиц, участвующих в деле, к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, могут быть отнесены:

обстоятельства, связанные с личностью лица, подающего апелляционную жалобу (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.);

получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированной апелляционной жалобы;

неразъяснение судом первой инстанции в нарушение требований ст. 193 и ч. 5 ст. 198 ГПК РФ порядка и срока обжалования решения суда;

несоблюдение судом установленного ст. 199 ГПК РФ срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного ст. 214 ГПК РФ срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированной апелляционной жалобы в установленный для этого срок.

При решении вопроса о восстановлении срока апелляционного обжалования лицам, не привлеченным к участию в деле, о правах и обязанностях которых судом принято решение, учитывается своевременность обращения таких лиц с заявлением (ходатайством) о восстановлении указанного срока, которая определяется исходя из сроков, установленных ст. 321, 332 ГПК РФ и исчисляемых с момента, когда они узнали или должны были узнать о нарушении их прав и (или) возложении на них обязанностей обжалуемым судебным постановлением.

Пропуск прокурором срока принесения апелляционного представления не лишает лицо, в интересах которого прокурор обращался с заявлением в суд первой инстанции, права самостоятельно обратиться с заявлением (ходатайством) о восстановлении срока подачи апелляционной жалобы.

В качестве уважительных причин пропуска юридическим лицом срока апелляционного обжалования не могут рассматриваться такие обстоятельства, как нахождение представителя организации в командировке или отпуске, смена руководителя организации либо его нахождение в командировке или отпуске, отсутствие в штате организации юриста и т.п.

Разъяснения подготовил помощник военного прокурора гарнизона – Кузнецова С.В.

231 военная прокуратура гарнизона, 123007, г. Москва, Хорошевское шоссе 38Д, 8-495-693-5898.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Вавилычевой Т.Ю., Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 3 сентября 2018 г. дело по заявлению Тарасовой Светланы Александровны о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу кассационной жалобы на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г. по делу по иску Тарасовой Светланы Александровны к жилищно-строительному кооперативу «Волга-17» о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании пособия по беременности и родам, единовременного пособия при рождении ребёнка и ежемесячного пособия по уходу за ребёнком, компенсации морального вреда и судебных расходов

по кассационной жалобе Тарасовой Светланы Александровны на определение Советского районного суда г. Казани от 27 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 сентября 2017 г., которыми в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., выслушав объяснения Тарасовой С.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., полагавшего кассационную жалобу обоснованной, обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене с рассмотрением вопроса по существу и восстановлением Тарасовой С.А. срока на подачу кассационной жалобы в суд кассационной инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Тарасова Светлана Александровна 15 апреля 2016 г. через представителя Хайруллина А.Ф. обратилась в суд с иском к жилищно-строительному кооперативу «Волга-17» (далее — ЖСК «Волга-17») о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании пособия по беременности и родам, единовременного пособия при рождении ребёнка и ежемесячного пособия по уходу за ребёнком, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Решением Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г., в удовлетворении исковых требований Тарасовой С.А. отказано.

13 июня 2017 г. Тарасова С.А. обратилась в президиум Верховного Суда Республики Татарстан с кассационной жалобой на указанные выше судебные постановления.

Определением судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 23 июня 2017 г. кассационная жалоба Тарасовой С.А. возвращена без рассмотрения по существу, как не отвечающая требованиям, предусмотренным пунктами 5 и 7 части 1 и частью 5 статьи 378 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, так как в кассационной жалобе неправильно указана дата обжалуемого судебного постановления, а приложенная к кассационной жалобе копия апелляционного определения не была оформлена надлежащим образом, поскольку содержала сделанные карандашом пометки, подчёркивания и неоговорённые судом исправления.

10 июля 2017 г. Тарасова С.А. обратилась Советский районный суд г. Казани с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г., указывая на то, что данный срок пропущен ею по уважительным причинам.

В обоснование заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы Тарасова С.А. ссылалась на то, что первоначально поданная ею с соблюдением установленного законом срока (13 июня 2017 г.) кассационная жалоба в президиум Верховного Суда Республики Татарстан определением судьи этого суда от 23 июня 2017 г. была возвращена ей без рассмотрения по существу, это определение Тарасовой С.А. было получено в почтовом отделении только 7 июля 2017 г., то есть уже после истечения шестимесячного срока кассационного обжалования (15 июня 2017 г.). Тарасова С.А., полагая, что названные обстоятельства свидетельствуют об уважительности причин пропуска срока на кассационное обжалование решения Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г., просила суд восстановить пропущенный процессуальный срок.

Определением Советского районного суда г. Казани от 27 июля 2017 г. Тарасовой С.А. отказано в восстановлении пропущенного срока на подачу кассационной жалобы на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 сентября 2017 г. указанное определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации кассационной жалобе Тарасовой С.А. ставится вопрос об отмене, как незаконных, определения Советского районного суда г. Казани от 27 июля 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 сентября 2017 г. об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы в суд кассационной инстанции и о восстановлении пропущенного процессуального срока.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Тарасовой С.А. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 24 мая 2018 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 30 июля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился представитель ЖСК «Волга-17», о причинах неявки сведения не представил. От представителя третьего лица государственного учреждения — регионального управления Фонда социального страхования Российский Федерации по доверенности Потаповой О.А. поступило письменное заявление о рассмотрении кассационной жалобы в её отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений об отказе Тарасовой С.А. в восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела такого характера существенные нарушения норм процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что решением Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. Тарасовой С.А. отказано в удовлетворении исковых требований к ЖСК «Волга-17» о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании пособия по беременности и родам, единовременного пособия при рождении ребёнка и ежемесячного пособия по уходу за ребёнком, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

13 июня 2017 г. Тарасовой С.А. в президиум Верховного Суда Республики Татарстан была подана кассационная жалоба на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 23 июня 2017 г. кассационная жалоба была возвращена заявителю без рассмотрения по существу. Основанием для возврата жалобы явилось невыполнение заявителем требований пунктов 5 и 7 части 1 и части 5 статьи 378 ГПК РФ: жалоба не содержала надлежащего указания на обжалуемое судебное постановление и просьбу об отмене судебного постановления с правильной датой, принятого по гражданскому делу по иску Тарасовой С.А.; приложенная к кассационной жалобе копия апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г. не была оформлена надлежащим образом, так как содержала пометки, подчёркивания и неоговорённые судом исправления.

28 июня 2017 г. копия данного определения была направлена по адресу, указанному в кассационной жалобе, и получена Тарасовой С.А. 7 июля 2017 г.

Полагая, что срок на подачу кассационной жалобы пропущен ею по уважительным причинам, Тарасова С.А. 10 июля 2017 г. обратилась в Советский районный суд г. Казани с заявлением о восстановлении пропущенного срока на подачу кассационной жалобы на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г.

Определением Советского районного суда г. Казани от 27 июля 2017 г. Тарасовой С.А. отказано в удовлетворении заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы.

Отказывая в удовлетворении заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г., суд первой инстанции пришёл к выводу об отсутствии уважительных причин пропуска данного срока. При этом суд первой инстанции исходил из того, что Тарасова С.А. при проявлении должной заботливости и осмотрительности, действуя разумно и в своём интересе, имела как право, так и возможность подать кассационную жалобу на вынесенные по её гражданскому делу судебные постановления в разумные сроки после вступления решения суда в законную силу и начала исчисления шестимесячного срока на кассационное обжалование. Суд указал, что нахождение Тарасовой С.А. в отпуске по уходу за ребёнком не может быть расценено в качестве исключительного обстоятельства, препятствовавшего ей в подаче кассационной жалобы в более ранние сроки.

Суд первой инстанции также сослался на то, что, обращаясь с кассационной жалобой за два календарных дня до истечения срока на кассационное обжалование принятых по делу судебных актов, с учётом наличия в ГПК РФ положений о возможности возвращения кассационной жалобы заявителю без рассмотрения по существу в случае несоответствия её требованиям статьи 378 ГПК РФ в течение десяти дней со дня поступления такой жалобы в суд кассационной инстанции (статья 379.1 ГПК РФ) Тарасова С.А. несла риск последствий возвращения жалобы без рассмотрения по существу в виде пропуска срока на кассационное обжалование, который могла предвидеть при разумной осмотрительности и заботливости. Кроме того, суд принял во внимание, что Тарасовой С. А. была оказана квалифицированная юридическая помощь при составлении и подаче кассационной жалобы.

Ввиду изложенного суд первой инстанции сделал вывод о том, что у Тарасовой С.А. отсутствовали обстоятельства, объективно препятствующие ей подать кассационную жалобу в президиум Верховного Суда Республики Татарстан в более ранние сроки, а нахождение заявителя в отпуске по уходу за ребёнком к таковым обстоятельствам не может быть отнесено.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев частную жалобу Тарасовой С.А. на определение суда первой инстанции об отказе в восстановлении процессуального срока подачи кассационной жалобы, согласился с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявления Тарасовой С.А. о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу кассационной жалобы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит указанные выводы судов первой и апелляционной инстанций ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм процессуального права.

Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Право на судебную защиту подразумевает создание условий для эффективного и справедливого разбирательства дела, реализуемых в процессуальных формах, регламентированных федеральным законом, а также возможность пересмотреть ошибочный судебный акт в целях восстановления в правах посредством правосудия.

Так, вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в порядке, установленном главой 41 ГПК РФ, в суд кассационной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями (часть 1 статьи 376 ГПК РФ).

Частью 2 статьи 376 ГПК РФ установлено, что судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу при условии, что лицами, указанными в части 1 данной статьи, были исчерпаны иные установленные данным кодексом способы обжалования судебного постановления до дня вступления его в законную силу.

Гарантией для лиц, не имеющих возможности реализовать своё право на совершение процессуальных действий в установленный срок по уважительным причинам, является институт восстановления процессуальных сроков.

В соответствии с частью 1 статьи 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Частью 4 статьи 112 ГПК РФ в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ, действовавшей на момент обращения Тарасовой С.А. с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы и рассмотрения его судом первой инстанции, было предусмотрено, что заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного частью 2 статьи 376, частью 2 статьи 391.2 и частью 2 статьи 391.11 ГПК РФ, подаётся в суд, рассмотревший дело по первой инстанции. Указанный срок может быть восстановлен только в исключительных случаях, когда суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжёлая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что исходя из положений части 4 статьи 112 ГПК РФ пропущенный процессуальный срок, установленный частью 2 статьи 376 ГПК РФ, может быть восстановлен по заявлению как физического, так и юридического лица и только в исключительных случаях, когда суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной жалобы в установленный срок. В отношении физических лиц, участвующих в деле, к таким обстоятельствам, в частности, могут относиться тяжёлая болезнь, беспомощное состояние, иные относящиеся к личности заявителя обстоятельства, а также другие независящие от лица обстоятельства, в силу которых оно было лишено возможности своевременно обратиться с кассационной жалобой в суд. При этом следует иметь в виду, что заявление о восстановлении срока может быть удовлетворено, если обстоятельства, объективно исключающие возможность подачи кассационных жалобы, представления, имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу (часть 4 статьи 112 ГПК РФ) (абзацы третий, четвёртый и седьмой пункта 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 29).

Из приведённых норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что в случае пропуска срока подачи кассационной жалобы он может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин, перечень которых содержится в части 4 статьи 112 ГПК РФ и не является исчерпывающим. Уважительными причинами могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п., но и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок. При этом суд также должен учитывать и необходимость для лица, получившего судебный акт, разумного срока для ознакомления с ним и для подготовки документа. Вопрос о возможности восстановления пропущенного процессуального срока решается судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных сторонами доказательств по правилам, определённым статьями 67, 71 ГПК РФ.

Однако при разрешении заявления представителя Тарасовой С.А. о восстановлении пропущенного процессуального срока на обжалование судебных постановлений в кассационном порядке приведённые нормы процессуального права и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению судами первой и апелляционной инстанций не были учтены, а вывод судебных инстанций об отсутствии оснований для восстановления этого срока противоречит установленным при разрешении заявления обстоятельствам.

Как видно из материалов дела, 13 июня 2017 г., то есть в пределах предусмотренного частью 2 статьи 376 ГПК РФ шестимесячного срока подачи кассационной жалобы, Тарасовой С.А. в президиум Верховного Суда Республики Татарстан была направлена кассационная жалоба на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 23 июня 2017 г. указанная кассационная жалоба была возвращена заявителю без рассмотрения по существу в связи с несоблюдением требований пунктов 5 и 7 части 1 и части 5 статьи 378 ГПК РФ (указание в просительной части кассационной жалобы неправильной даты вынесения обжалуемого решения суда первой инстанции, наличие карандашных отметок на копии обжалуемого апелляционного определения). В данном определении было разъяснено, что после устранения препятствий, послуживших основаниями для возвращения без рассмотрения по существу жалобы, заявитель вправе вновь обратиться в Верховный Суд Республики Татарстан с кассационной жалобой с учётом срока, установленного частью 2 статьи 376 ГПК РФ.

Тарасовой С.А. копия определения судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 23 июня 2017 г. была получена 7 июля 2017 г. на почте.

Таким образом, на момент вынесения судьёй Верховного Суда Республики Татарстан определения от 23 июня 2017 г. и получения 7 июля 2017 г. Тарасовой С.А. копии этого определения предусмотренный законом шестимесячный срок подачи кассационной жалобы истёк, что исключало для Тарасовой С.А. возможность совершения дальнейших процессуальных действий, направленных на исправление указанных в определении судьи недостатков, и повторного обращения в суд кассационной инстанции с кассационной жалобой на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г., то есть препятствовало реализации права на судебную защиту в суде кассационной инстанции.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в определениях по жалобам граждан на нарушение права на судебную защиту нормами, регулирующими порядок обращения в суд с исковыми заявлениями и жалобами, устанавливаемые законодателем требования — при обеспечении каждому возможности обратиться в суд — обязательны для граждан.

Это относится и к нормам, регламентирующим порядок обращения в суд кассационной инстанции, в том числе устанавливающим правило, согласно которому поданные лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями, кассационные жалоба, представление изучаются и рассматриваются судьями, указанными в статье 380.1 ГПК РФ, при условии соблюдения требований, предусмотренных статьями 376-378 данного кодекса.

Возвращение кассационной жалобы притом, что в законе установлен исчерпывающий перечень оснований для такого процессуального действия, не препятствует заинтересованным лицам, принимая на себя последствия совершения или несовершения ими процессуальных прав и обязанностей, своевременно воспользоваться правом на обжалование вступившего в законную силу судебного постановления путём повторной подачи жалобы после устранения недостатков и не лишает заинтересованное лицо права на рассмотрение его жалобы в суде кассационной инстанции по существу (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 2018 г. N 731-О).

Ввиду того, что первоначально кассационная жалоба Тарасовой С.А. в президиум Верховного Суда Республики Татарстан была подана в предусмотренный частью 2 статьи 376 ГПК РФ шестимесячный срок со дня вступления в силу решения суда первой инстанции (13 июня 2017 г.), на момент окончания этого срока (15 июня 2017 г.) кассационная жалоба Тарасовой С.А. с приложенными к ней документами находилась в Верховном Суде Республике Татарстан, возвращение данной кассационной жалобы имело место по истечении названного процессуального срока (копия определения судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 23 июня 2017 г. получена Тарасовой С.А. на почте 7 июля 2017 г.), Тарасова С.А. по обстоятельствам, не зависящим от неё, была лишена возможности исправить указанные в определении судьи недостатки и повторно обратиться в суд кассационной инстанции с кассационной жалобой до истечения срока на кассационное обжалование принятых по делу судебных постановлений.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о наличии у Тарасовой С.А. уважительных причин пропуска установленного частью 2 статьи 376 ГПК РФ срока для повторного обращения в президиум Верховного Суда Республики Татарстан после исправления недостатков кассационной жалобы.

Ссылка суда первой инстанции на то, что, обращаясь с кассационной жалобой за два календарных дня до истечения срока на кассационное обжалование принятых по делу судебных актов, Тарасова С.А. несла риск последствий возвращения жалобы без рассмотрения по существу в виде пропуска срока на кассационное обжалование, который могла предвидеть при разумной осмотрительности и заботливости, противоречит нормам, регламентирующим порядок обращения в суд кассационной инстанции, так как исходя из содержания части 2 статьи 376 ГПК РФ судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в любое время в течение установленных данной нормой шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу. Срок на подачу кассационной жалобы не считается пропущенным, если жалоба, документы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырёх часов последнего дня срока (часть 3 статьи 108 ГПК РФ).

Нельзя признать правильным и указание суда первой инстанции в обоснование вывода об отсутствии уважительных причин пропуска срока, установленного частью 2 статьи 376 ГПК РФ, на то, что Тарасова С.А. при проявлении должной заботливости и осмотрительности, действуя разумно и в своём интересе, имела как право, так и возможность подать кассационную жалобу на вынесенные по её гражданскому делу судебные постановления в разумные сроки после вступления решения суда в законную силу и начала исчисления шестимесячного срока на кассационное обжалование.

Согласно части 1 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (части 3 и 4 статьи 67 ГПК РФ).

Между тем судом первой инстанции оставлено без внимания, что к заявлению о восстановлении пропущенного процессуального срока Тарасовой С.А. приложена копия удостоверения многодетной семьи от 15 января 2016 г. N 1222, согласно которому у неё имеется трое детей в возрасте до 18 лет, в том числе дочь Элина, … года рождения (т. 1, л.д. 212). В судебном заседании 27 июля 2017 г. представитель Тарасовой С.А. по доверенности Шмелева Т.А. на вопрос председательствующего о причинах, препятствовавших обращению Тарасовой С.А. в суд кассационной инстанции с жалобой в более ранние сроки, пояснила, что Тарасова С.А. ранее не имела возможности собрать все необходимые документы для подачи кассационной жалобы и обратиться за юридической помощью, так как её супруг в этот период отсутствовал дома в связи работой вахтовым методом, а она сама находится в отпуске по уходу за малолетним ребёнком, которого не с кем оставить (протокол судебного заседания от 27 июля 2017 г., т. 1, л.д. 260).

В нарушение положений статьи 67 ГПК РФ суд первой инстанции при рассмотрении заявления о восстановлении процессуального срока подачи кассационной жалобы не дал надлежащей оценки всем указанным доводам заявителя и её представителя, а также совокупности представленных ими доказательств в подтверждение наличия причин, объективно препятствующих подаче Тарасовой С.А. кассационной жалобы с соблюдением установленного частью 2 статьи 376 ГПК РФ срока. Не были устранены эти нарушения и судом апелляционной инстанции при рассмотрении частной жалобы Тарасовой С.А. на определение Советского районного суда г. Казани от 27 июля 2017 г.

В связи с приведённым выше определение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции, которыми отказано Тарасовой С.А. в восстановлении процессуального срока подачи кассационной жалобы, нельзя признать законными. Они приняты с существенным нарушением норм процессуального права, повлиявшим на исход дела, без его устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав Тарасовой С.А., что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что отказом в восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы нарушены права Тарасовой С.А. на судебную защиту, и признаёт уважительными причины пропуска ею срока подачи кассационной жалобы в суд кассационной инстанции на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным, отменяя судебные постановления об отказе в удовлетворении заявления Тарасовой С.А. о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы, принять по делу новое судебное постановление об удовлетворении заявления о восстановлении данного срока.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

определение Советского районного суда г. Казани от 27 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 сентября 2017 г. отменить.

Восстановить Тарасовой Светлане Александровне пропущенный процессуальный срок на подачу кассационной жалобы в суд кассационной инстанции на решение Советского районного суда г. Казани от 2 сентября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2016 г.

Председательствующий Фролкина С.В.
Судьи Вавилычева Т.Ю.
Кириллов В.С.

В ходе защиты в судебном порядке прав и охраняемых законом интересов очень важным является соблюдение процессуальных сроков, поскольку лица, участвующие в деле, утрачивают возможность совершения процессуальных действий с истечением соответствующих процессуальных сроков, установленных федеральным законом либо судом, а заявления, жалобы и другие поданные по истечении процессуальных сроков документы, если отсутствует ходатайство о восстановлении или продлении пропущенных сроков, судом возвращаются без рассмотрения.

Правила, по которым определяется окончание сроков, установлены в ст. 108 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГПК РФ), согласно которой срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока.

Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. Если, например, окончание срока приходится на 31 число, а в соответствующем месяце только 30 дней, срок истекает в последний день этого месяца.

Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день.

При этом действие должно быть совершено до 24:00 последнего дня срока. То есть, если жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи в 23:59 последнего дня срока, то срок не может считаться пропущенным.

В случае же, если срок для совершения процессуального действия пропущен, – гражданским процессуальным законодательством установлен порядок его восстановления.

Следует отметить, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации предусмотрено несколько разновидностей сроков, при этом не все из них могут быть восстановлены.

Так, частью 1 статьи 112 ГПК РФ установлена возможность восстановления пропущенного срока лицом, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок, при условии признания судом причин пропуска срока уважительными.

То есть сроки, о восстановлении которых возможно заявлять, должны быть предусмотрены и установлены непосредственно федеральными законами (в рассматриваемом случае – ГПК РФ).

В качестве примеров сроков, которые могут быть восстановлены, можно назвать срок на подачу возражений на судебный приказ (ст. 128 ГПК РФ), апелляционной жалобы (ч. 2 ст. 321 ГПК РФ), на подачу частной жалобы на определение суда первой инстанции (ст. 332 ГПК РФ).

В случае же, если срок не установлен процессуальным законодательством, но назначен самим судом (к примеру, срок, на который заявление или жалоба оставляются судом без движения путем вынесения определения) – он не может быть восстановлен: такие процессуальные сроки могут быть продлены судом на основании ст.111 ГПК РФ.

Порядок и условия восстановления пропущенного процессуального срока установлены статей 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

По смыслу ч.1 ст. 112 ГПК РФ, основным условием возможности восстановления пропущенного процессуального срока, всегда является наличие уважительных причин, по которым указанный срок был пропущен.

В законодательстве четко не прописано, какие именно причины подлежат признанию уважительными, а какие – нет, между тем в результате многолетней судебной практики выработался подход к решению данного вопроса.

Так уважительными могут быть признаны следующие причины пропуска процессуального срока:

— Отсутствие надлежащего извещения о судебном разбирательстве, когда по обстоятельствам, от него не зависящим, заявитель не располагал сведениями о принятом судом акте, которым затрагиваются его права и законные интересы.

При этом следует учитывать, что извещение считается надлежащим, если у суда имеется подтверждение направления корреспонденции по надлежащему адресу регистрации; для юридических лиц надлежащим считается извещение, направленное по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, даже если извещение получено не было.

— Позднее изготовление или получение судебной копии обжалуемого акта в случае наличия подтверждения даты его отправки судом и получения заявителем.

Так согласно разъяснений в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», уважительным обстоятельством является получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, на котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированной апелляционной жалобы.

Следует отметить, что для того, чтобы указанная причина пропуска срока могла быть признана уважительной, заявителю следует сохранить конверт, в котором он получил обжалуемый акт и который содержит соответствующие отметки отделения почтовой связи, и предоставить его копию суду. При этом пропущенный срок может быть восстановлен по причине уважительности причин его пропуска только в том случае, если заявитель подаст ходатайство о восстановлении пропущенного срока как можно быстрее (в разумный срок) после получения соответствующего письма из суда или копии обжалуемого акта непосредственно в суде.

— Подтвержденные тяжелая болезнь или беспомощное состояние заявителя (психическая или эмоциональная нестабильность, вызванная тяжелым стрессом, нахождением под гипнозом, употреблением наркотических медицинских препаратов по назначению лечащего врача), серьезные семейные обстоятельства заявителя (болезнь или смерть близких людей, смена места жительства в связи с учебой, болезнью, необходимостью ухода за тяжелобольным), неграмотность, под которой понимается полное отсутствие умения читать и писать, а также стихийные бедствия (наводнения, пожары, землетрясения и т.п.), препятствующие совершению заявителем требуемых действий на протяжении действия всего срока, установленного для этого законом. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 40 Постановления Пленума ВС РФ № 9 от 29.05.2012 г. «О судебной практике по делам о наследовании» – не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм.

При этом необходимо отметить, что пропущенные процессуальные сроки подачи кассационных или надзорных жалоб, представлений могут быть восстановлены только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины их пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжелая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

Данное правило предусмотрено абз. 2 ч.6 ст. 112 ГПК РФ (в редакции, действующей с 01.10.2019 г.)

Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие.

Из указанной нормы следует, что заявления о восстановление сроков для подачи любых заявлений и жалоб, за исключением кассационных или надзорных жалоб, представлений, подаются в суд, рассмотревший дело по первой инстанции; заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационных или надзорных жалобы, представления рассматривается судьей соответствующего суда кассационной либо надзорной инстанции.

Одновременно с подачей ходатайства о восстановлении срока должны быть совершены сами процессуальные действия (подается заявление, жалоба, представляются документы и т.п.), в отношении которых пропущен срок.

В случае если заявитель не совершил необходимые процессуальные действия, в отношении которых пропущен процессуальный срок, то пропущенный срок восстановлению не подлежит, даже если причины его пропуска могли быть признаны уважительными.

Совершение процессуальных действий, в отношении которых пропущен срок, и одновременное заявление ходатайства о восстановлении пропущенного срока могут быть оформлены в виде отдельных документов и прилагаться один к другому в виде приложения, или же ходатайство о восстановлении срока может включаться в текст документа, которым совершается само процессуальное действие.

Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока рассматривается в судебном заседании, при этом лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к разрешению поставленного перед судом вопроса.

Из данного правила установлено исключение, закреплённое ч.6 ст. 112 ГПК РФ, согласно которой заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока для подачи кассационных или надзорных жалобы, представления рассматривается в порядке, предусмотренном частями второй и третьей статьи 376.1, частями второй и третьей статьи 390.3, частью второй статьи 391.2 и частью второй статьи 391.11 настоящего Кодекса.

Согласно перечисленных норм, заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационных или надзорных жалобы рассматривается судьей соответствующего суда кассационной или надзорной инстанции, без извещения лиц, участвующих в деле.

Таким образом, не всякий срок может быть восстановлен, и в случае необходимости выполнить действие, срок для совершения которого пропущен, – следует проверить, является ли срок восстанавливаемым или продляемым, а также правильно определить суд, в который следует направить соответствующее заявление.

При этом, заявляя о восстановлении срока, надлежит предоставить суду доказательства уважительности причин его пропуска, а также совершить само действие, в отношении которого пропущен срок (подать заявление, жалобу и т.п.).

Помощник председателя суда Р.М. Борш

В связи с большим объемом рассматриваемых арбитражных дел, а также с общей объективной загрузкой судебной системы зачастую процессуальные сроки, установленные для судов, ими нарушаются. При этом последствием такого нарушения становится невольное нарушение процессуальных сроков сторонами дела.

Положения Обзора призваны разрешить вопрос о процессуальной ответственности сторон за пропуск процессуальных сроков не по своей вине.

В соответствии с ч. 2 ст. 117 АПК РФ арбитражный суд восстанавливает пропущенный процессуальный срок, если признает причины пропуска уважительными и если не истекли предусмотренные АПК РФ предельные допустимые сроки для восстановления пропущенного срока. При этом АПК РФ не устанавливает критерии «уважительности» причин пропуска сроков, и суды определяют их самостоятельно с учетом обстоятельств дела. Уважительными причинами пропуска срока для обжалования обычно признаются такие причины, которые объективно препятствовали участнику процесса своевременно подать соответствующую жалобу.

Рассматриваемый пункт 38 Обзора устанавливает безусловное основание для удовлетворения ходатайства о восстановлении процессуальных сроков, в случае если они были нарушены судом. На сегодняшний день в судебной практике сформировано несколько устойчивых критериев уважительности причины пропуска процессуальных сроков по причине различных действий суда. Ниже указаны наиболее распространенные из них.

1. Несвоевременная публикация судебных актов в картотеке арбитражных дел. Как и в комментируемом Обзоре, отдельное место в общем объеме судебных актов по данной теме занимает пропуск процессуальных сроков судом. Поскольку электронный документооборот все чаще используется в судебной работе, нарушение сроков на публикацию судебных актов в картотеке арбитражных дел является распространенным основанием для восстановления процессуальных сроков.

Верховным Судом уже сформирована позиция о том, что просрочка публикации судебных актов в автоматизированной информационной системе «Картотека арбитражных дел» в полном объеме является уважительной причиной для восстановления процессуальных сроков.

Постановлением Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 100 утверждена Инструкция по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций). Согласно п. 9.5 ч. 9 Инструкции тексты всех судебных актов (за исключением текстов судебных актов, которые содержат сведения, составляющие государственную и иную охраняемую законом тайну) размещаются в информационном ресурсе «Картотека арбитражных дел», автоматизированной системе «Банк решений арбитражных судов» в сети Интернет в полном объеме через 24 часа с момента их подписания в системе автоматизации судопроизводства.

Нарушение этого срока судом считается уважительной причиной при удовлетворении ходатайств о восстановлении процессуального срока (1.

Распространенной является ситуация, когда задержка публикации составляет несколько десятков дней, но при этом не выходит за пределы самого срока обжалования. Многие суды, отказывая в таком случае в удовлетворении ходатайства о восстановлении процессуального срока, указывают, что, несмотря на просрочку в опубликовании актов, сторона имела реальную возможность ознакомиться с опубликованным актом и подготовить жалобу в срок. Верховный Суд в Определении от 24.06.2015 по делу № А40-161288/2013 признал такой подход несправедливым, указав, что эта мотивировка устанавливает для стороны спора неоправданную обязанность по ежедневному отслеживанию в сети Интернет информации в течение длительного периода времени за пределами разумного срока ожидания.

Однако необходимо иметь в виду, что наличие просрочки в опубликовании судебного акта не является безусловным основанием для восстановления процессуального срока. Суды обращают внимание на соотношение длительности нарушения процессуального срока судом и длительности просрочки подачи соответствующей жалобы. Судебная практика указывает, что, в случае если заявителем допущена просрочка большей продолжительности по сравнению с просрочкой суда, суду необходимо установить, имел ли заявитель достаточный промежуток времени для подготовки и подачи апелляционной (кассационной) жалобы в предусмотренный процессуальным законодательством срок (2. Соответственно, если суд установил, что заявителем допущена просрочка большей продолжительности по сравнению с просрочкой суда, высока вероятность того, что суд не признает такую причину для восстановления срока на обжалование уважительной.

Подобный подход представляется обоснованным с учетом корреспондирующей обязанности каждого из участников процесса добросовестно пользоваться своими правами и исполнять свои обязанности. Даже позднее опубликование обжалуемого судебного акта не может являться достаточным основанием для снятия с подателя жалобы обязанности по соблюдению пусть и увеличенных, но разумных сроков обжалования.

2. Ошибочное определение срока на обжалование судом. При подготовке судебного акта в полном объеме суд указывает на срок и порядок его обжалования и может допустить ошибку в этой части. Суды отмечают, что, несмотря на то что неверное указание судом первой инстанции порядка и (или) срока на обжалование судебного акта не изменяет установленную процессуальным законодательством процедуру пересмотра судебных актов, такая ошибка может стать уважительной причиной для восстановления срока на обжалование (3.

В случае если заявитель жалобы добросовестно полагает, что срок на обжалование судебного акта не был нарушен, суд оставляет жалобу без движения с указанием на судебную ошибку, предоставляя заявителю право в определенный срок подать ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока (4.

И снова в указанном случае правоприменитель в качестве основного критерия устанавливает добросовестность поведения стороны в процессе. С одной стороны, стороне надлежит ориентироваться исключительно на положения АПК РФ. С другой стороны, действуя добросовестно, сторона не может игнорировать текст принятого судебного акта.

3. Нарушение порядка извещения о времени и месте судебного разбирательства. По общему правилу для лиц, извещенных надлежащим образом о судебном разбирательстве, уважительными могут быть признаны причины, связанные с отсутствием у них по обстоятельствам, не зависящим от этих лиц, сведений об обжалуемом судебном акте. Если лицо не извещено о судебном разбирательстве надлежащим образом, суд рассматривает вопрос о наличии оснований для восстановления срока на подачу апелляционной жалобы с учетом того, что данный срок исчисляется с даты, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав или законных интересов обжалуемым судебным актом.

Например, если суд известил лицо о судебном разбирательстве, но с нарушением установленных сроков, суды признают, что в таких обстоятельствах отсутствуют основания считать лицо надлежащим образом извещенным о месте и времени судебного разбирательства (5.

Если суд извещал сторону о судебном разбирательстве в надлежащие сроки, но по ошибочному адресу или же с ошибочным указанием наименования стороны, такая сторона не считается надлежаще извещенной. Процессуальный срок в таком случае подлежит восстановлению (6.

4. Условия уважительности причин пропуска срока. На основании приведенных примеров можно сделать вывод о том, что суды, рассматривая ходатайства сторон о восстановлении пропущенных процессуальных сроков, применяют определенные общие стандарты уважительности причин пропуска срока и добросовестности поведения стороны в случае такого пропуска.

Как представляется, можно выделить следующие основные индикаторы добросовестности поведения участника дела:

– даже с учетом пропуска процессуального срока сторона в разумные сроки подала процессуальный документ с ходатайством о восстановлении срока;

– пропуск срока был обусловлен действиями не самого лица, пропустившего процессуальный срок, а действиями третьих лиц;

– своими активными процессуальными действиями в ходе процесса лицо показывало свою заинтересованность в его исходе и добросовестно пользовалось правами и обязанностями, предусмотренными АПК РФ.

Проблеме исчисления и восстановления процессуальных сроков посвящено Постановление Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 99 «О процессуальных сроках». В частности, п. 32 данного Постановления закрепляет следующее правило для судов: при решении вопроса о восстановлении процессуального срока судам следует соблюдать баланс между принципом правовой определенности и правом на справедливое судебное разбирательство, предполагающим вынесение законного и обоснованного судебного решения, с тем чтобы восстановление пропущенного срока могло иметь место лишь в течение ограниченного разумными пределами периода и при наличии существенных объективных обстоятельств, не позволивших заинтересованному лицу, добивающемуся его восстановления, защитить свои права.

Еще одним актом судебной практики, который рассматривает примеры уважительности причин пропуска процессуального срока, является Постановление Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36 «О применении АПК РФ при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции». Пункт 14 указанного Постановления прямо предусматривает исключения из обоснованных причин для восстановления пропущенного процессуального срока. Не могут, по мнению правоприменителя, рассматриваться в качестве уважительных причин необходимость согласования с вышестоящим органом (иным лицом) вопроса о подаче апелляционной жалобы, нахождение представителя заявителя в командировке (отпуске), кадровые перестановки, отсутствие в штате организации юриста, смена руководителя (его нахождение в длительной командировке, отпуске), а также иные внутренние организационные проблемы юридического лица, обратившегося с апелляционной жалобой.

Указанные причины относятся к хозяйственной жизни юридического лица и не могут оказывать влияние на осуществление своих прав и обязанностей.

Таким образом, Обзор подтвердил общую направленность правоприменительной практики в вопросе восстановления пропущенных процессуальных сроков на установление причин обоснованности такого пропуска и добросовестности поведения лица, допустившего пропуск срока. Лицо, которое действовало добросовестно, разумно и активно, с высокой долей вероятности вправе рассчитывать на восстановление процессуального срока и защиту своих прав.

1. Определения ВС РФ от 24.06.2015 по делу № А40-161288/2013, ВС РФ от 27.07.2015 по делу № А27-14549/2013.

3. Определения ВС РФ от 25.09.2015 по делу № А03-5785/2013, ВС РФ от 07.10.2016 по делу № А64-2315/2014.

4. Постановление Арбитражного суда ЦО от 10.11.2016 по делу № А68-5832/2015.

5. Постановление Арбитражного суда МО от 25.01.2017 по делу № А40-73536/16.

6. Постановление Арбитражного суда ПО от 28.10.2015 по делу № А65-12061/2015.

admin