Вновь открывшимся обстоятельствам

Верховный суд РФ сегодня опубликовал на своем сайте постановление Пленума ВС о применении норм ГПК РФ при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений.

Эти разъяснения даны пленумом в связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм главы 42 Гражданского процессуального кодекса РФ о пересмотре дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, а также в целях обеспечения правильного применения законодательства и единства судебной практики.

Как отмечает ВС, перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, содержащийся в частях 3 и 4 статьи 392 ГПК РФ, является исчерпывающим.

Исходя из положений, закрепленных в части второй названной статьи, вновь открывшиеся и новые обстоятельства могут являться основанием для пересмотра судебного постановления, если они имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

Вновь открывшимися обстоятельствами, указанными в пункте 1 части 3 статьи 392 ГПК РФ, являются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления. При этом необходимо иметь в виду, что представленные заявителем новые доказательства по делу не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

Судам следует иметь в виду, что установленные вступившим в законную силу приговором заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, являются основанием для пересмотра судебного постановления, если они повлекли принятие незаконного или необоснованного судебного постановления (пункт 2 части 3 статьи 392 ГПК РФ).

Преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда (пункт 3 части 3 статьи 392 ГПК РФ), являются основанием для пересмотра судебного постановления независимо от того, повлияли ли эти обстоятельства на результат рассмотрения дела.

Основанием для пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам могут являться перечисленные в части 4 статьи 392 ГПК РФ обстоятельства, возникшие после принятия судебного постановления. При рассмотрении заявлений, представлений о пересмотре судебных постановлений по новым обстоятельствам, необходимо учитывать следующее:

а) в случае, когда поводом для обращения в суд явилась отмена постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления, о пересмотре которого поставлен вопрос (пункт 1 части 4 статьи 392 ГПК РФ), необходимо проверять, повлияла ли отмена постановлений указанных органов на результат рассмотрения дела;

б) если мотивом обращения в суд явилось признание вступившим в законную силу постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу, то это обстоятельство может служить основанием для пересмотра судебного постановления при наличии вывода о признании недействительной оспоримой или ничтожной сделки либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки в резолютивной и (или) мотивировочной части решения суда по другому делу;

в) постановление Конституционного суда РФ может являться новым обстоятельством и в случае, если оно содержит иное конституционно-правовое истолкование нормативных положений, примененных в конкретном деле, в связи с принятием судебного акта по которому заявитель обращался в Конституционный суд РФ и в силу этого влечет пересмотр судебного акта в отношении заявителя (пункт 3 части 4 статьи 392 ГПК РФ);

г) в соответствии с пунктом 4 части 4 статьи 392 ГПК РФ, с учетом Рекомендации Комитета министров Совета Европы № R (2000) 2 «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека», основанием для пересмотра судебного постановления является такое постановление Европейского Суда по правам человека, в котором установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, повлиявшее на правильность разрешения дела заявителя;

д) судебное постановление может быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным пунктом 5 части 4 статьи 392 ГПК РФ, если в постановлении Президиума или Пленума Верховного суда РФ, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении Президиума или Пленума Верховного суда РФ. При этом следует иметь в виду, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в указанном случае допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении…

С полным текстом постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 декабря 2012 года № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» можно ознакомиться .

Постановления Президиума Верховного Суда РФ о возобновлении производства по делу ввиду установления ЕСПЧ нарушения Конвенции при рассмотрении дела российским судом могут быть полезны не только для заявителей по этим делам. В таких Постановлениях Верховный Суд РФ, во-первых, кратко излагает содержание соответствующего Постановления ЕСПЧ. Поэтому Постановление Верховного Суда РФ может быть использовано при необходимости сослаться по другому делу на Постановление ЕСПЧ, которое, как известно, не имеет ни официальной русскоязычной версии, ни официального перевода на русский язык. Во-вторых, в таких Постановлениях Верховный Суд РФ прямо констатирует, что признанное Страсбургским Судом нарушение свидетельствует о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся решений российских судов. И это может быть использовано в подаваемых в российские суды документах, в частности, жалобах и ходатайствах, содержащих ссылку на соответствующее Постановление ЕСПЧ.

Приведенное ниже Постановление касается нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции: продления срока содержания заявителя под стражей фактически исключительно со ссылкой на тяжесть предъявленного ему обвинения.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 сентября 2014 г. N 110-П14

О ВОЗОБНОВЛЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
ВВИДУ НОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

(Извлечение)

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека установлены нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные при рассмотрении уголовного дела в отношении Щербакова в суде Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению.

Щербаков обратился с жалобой в Европейский Суд по правам человека, утверждая, что он содержался под стражей в ненадлежащих условиях в течение необоснованно длительного периода.

Европейский Суд по правам человека по результатам рассмотрения дела по жалобе Щербакова в своем Постановлении от 24 октября 2013 г. констатировал, что имело место нарушение статьи 3, пункта 3 статьи 5, пункта 4 статьи 5, статьи 13 Конвенции.
Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является в соответствии с пп. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ основанием для возобновления производства по этому делу ввиду новых обстоятельств.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм закона в их взаимосвязи Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

Европейский Суд по правам человека в Постановлении по делу «Щербаков против России» от 24 октября 2013 г. указал, в частности, что заявитель был задержан 16 ноября 2004 г. и осужден судом первой инстанции 28 февраля 2008 г., то есть продолжительность содержания его под стражей составила три года три с половиной месяца.

Продлевая срок предварительного заключения заявителя, национальные суды ссылались на тяжесть предъявленных ему обвинений. В этой связи они отметили, что он может скрыться, продолжить преступную деятельность или оказать давление на свидетелей.

Вместе с тем национальные суды не привели в своих решениях объяснения, почему они сочли, что риск того, что заявитель мог скрыться, является решающим. По мнению Европейского Суда, риск того, что заявитель мог скрыться, не был подтвержден.

Также не были в достаточной мере подтверждены выводы национальных судов о том, что заявитель оказывал бы давление на свидетелей или иным образом препятствовал бы отправлению правосудия.

Национальные суды не сослались на жалобы свидетелей относительно угроз со стороны заявителя. Как следует из решений, суд не сослался ни на одно свидетельство относительно его заключения о том, что заявитель, вероятно, мог оказать давление на свидетелей. В любом случае, у национальных судов было достаточно времени для получения свидетельских показаний способом, который исключил бы любые сомнения относительно их достоверности, и это исключило бы необходимость продлевать срок лишения заявителя свободы на этом основании.
Следовательно, национальные суды не имели права рассматривать обстоятельства дела в части риска оказания давления на свидетелей в качестве основания для содержания заявителя под стражей.

После того как в августе 2005 г. дело было направлено в суд для рассмотрения, суд повторил ту же стандартную формулировку для продления срока заключения, в том числе и заявителя.

Продлевая срок содержания обвиняемых под стражей путем вынесения постановлений о коллективном содержании под стражей, национальные суды не рассматривали обстоятельства каждого дела.

Национальные суды также не рассмотрели возможности обеспечения явки заявителя путем избрания более мягкой меры пресечения.

Таким образом, сославшись, в основном, на тяжесть предъявленных обвинений, не обосновав свои выводы и не рассмотрев возможность применения альтернативных мер пресечения, суды продлили срок содержания заявителя под стражей на основаниях, которые, хоть и являются «существенными», не могут считаться достаточными для того, чтобы оправдать содержание под стражей в течение трех лет и трех с половиной месяцев.

Соответственно, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.

Таким образом, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, судебные решения о продлении срока содержания Щербакова под стражей подлежат отмене.

admin