Владельцы мираторг

По объемам производства мясной продукции и полуфабрикатов агропромышленный холдинг «Мираторг» обходит конкурентов в 1,5-2 раза. Сейчас эта одна из крупнейших частных компаний в России обеспечивает миллионы граждан свежим мясом и активно работает над увеличением объема экспорта за рубеж.

Краткая информация:

  • Название компании: Мираторг.
  • Правовая форма деятельности: холдинг.
  • Вид деятельности: сельское хозяйство, производство продуктов питания.
  • Выручка за 2016 год: 108 млрд руб.
  • Бенефициар: Александр Линник, Виктор Линник.
  • Численность персонала: более 26 тыс. чел.
  • Сайт компании: www.miratorg.ru

Холдинг «Мираторг» – признанный лидер России в области производства и дистрибьюции мяса, занимает первое место по объемам изготовления говядины и свинины. Достигать высоких производственных показателей помогают высокие технологии, применяемые в производстве продукции, и оптимально выстроенная система бизнес-процессов. За 20 лет истории развития компания успешно преодолела несколько мировых экономических кризисов и стала одним из системообразующих предприятий России.

История возникновения компании «Мираторг»

Агропромышленный холдинг (АПХ) основан в 1995 г. российскими предпринимателями – Александром и Виктором Линниками (штаб-квартира расположена в Москве). Они увидели большой потенциал российского рынка продовольствия в кризисные для России 90-е годы. Бизнесмены сначала занялись импортом продовольствия из европейских стран (в частности, из Голландии), накопив первоначальный капитал, построили свинокомплексы в Белгородской области в количестве 12 штук.

Дело начало активно развиваться, несмотря на общую депрессию в экономике. В то время, когда множество участников рынка занимались импортом и продажей дешевой курятины из США, Линники делали акцент на производстве и реализации других видов мяса.

В то время «Мираторг» также активно занимался импортом мяса из-за рубежа, только акцент делал на свинине и говядине. В 1997 году был открыт филиал компании в Калининграде: активно использовался местный рыбный порт, через который ввозилось зарубежное мясо.

Грамотное управление позволило «Мираторгу» успешно пережить экономической кризис 1998 года – братья Линники показали себя надежными партнерами. В скором времени компания занялась импортом свинины и говядины из стран Латинской Америки:

  • в 1999 году началось эксклюзивное сотрудничество с бразильской компанией «Sadia»;
  • в 2000 году заключен договор с ведущим южноамериканским производителем говядины Minerva Foods.

Интересный факт! Сотрудничество с партнерами из Южной Америки позволило «Мираторгу» существенно улучшить свои основные показатели – братья Линники одними из первых стали завозить качественное и недорогое мясо из этого региона.

Дальнейшие события показали правильность выбранного курса построения бизнеса: в 2003 году в России введена система квотирования на импорт мясной продукции. Квоты высчитывались по каждой стране отдельно, превышение квот по ввозу курятины было запрещено, по другим видам мяса допускалось, но по высоким таможенным ставкам.

Бразилия занимала небольшую долю в структуре российского импорта, это позволило «Мираторгу» с успехом продолжить работу. В то же время руководство компании понимало, что следовало налаживать собственное производство. В связи с этим Линники инвестировали большие средства в развитие собственных свиноферм.

Была разработана, принята к реализации масштабная стратегия развития, предполагающая:

  • создание вертикально интегрированного холдинга в сфере АПК;
  • организацию полноценного производства свинины, также комбикормов;
  • создание соответствующей транспортно-логистической инфраструктуры, включая низкотемпературные склады хранения и перевозки, специализированную транспортную компанию;
  • увеличение сети дистрибьюции продукции.

В 2004 году был открыт филиал «Мираторга» в Санкт-Петербурге, который обеспечивал своей продукцией многочисленные предприятия общественного питания, сетевые магазины, мясоперерабатывающие компании.

Производитель сотрудничал со множеством компаний, в том числе занимался поставкой мяса в рестораны быстрого питания «McDonalds».

Развитие деятельности и производственной базы

Активно инвестировались деньги в сельское хозяйство, началось строительство комбикормового завода.

В 2005 году холдинг выкупил 40% акций двух свинокомплексов компании BelgoFrance в Белгородской области. В 2007 году «Мираторг» завладел ими полностью в результате заключенной сделки.

Рисунок 1. Рабочий процесс на СК «Короча».

В 2006 году возникла «Короча» – объект по убою и первичной переработке мяса, расположенный также в Белгородской области. Предприятие было создано в партнерстве с компанией «Агро-Белогорье», а к 2008 году «Мираторг» выкупил у нее 49% акций СП.

В 2007 году в Калининграде АПХ вместе с компанией Sadia открыл СП по изготовлению мясных полуфабрикатов, спустя два года полностью выкупив его за $ 77 млн.

Интересный факт! Благодаря усилиям холдинга в регионе возник самый масштабный в России животноводческий кластер. В 2009 г. здесь прошло выездное совещание Правительства РФ с участием премьер-министра Владимира Путина и вице-премьера Виктора Зубкова. По его результатам «Мираторгу» был выделен кредит Внешэкономбанком.

Кредит, полученный в 2009 году, потребовался «Мираторгу» для дальнейшего развития отрасли, повышения конкурентоспособности своей продукции и преодоления последствий экономического кризиса 2008 г.

Внимание и поддержка со стороны государства объяснялись курсом на повышение своей экономической устойчивости и самодостаточности. В этом смысле агрохолдинг вошел в перечень системообразующих предприятий России.

Подробнее узнать о крупнейших агропромышленных холдингах в РФ можно узнать в статье: «7 самых крупных агрохолдингов России».

В скором времени «Мираторг» занял лидирующие позиции в своей отрасли на российском рынке. Это объясняется несколькими факторами, в том числе и снижением импорта, ростом производства и отладкой работы всех звеньев производственно-сбытовой цепочки. С 2006 по 2013 гг. АПХ увеличил свою рыночную долю до 13,7% с 3,2%.

Ежегодно на значительные величины увеличивается уровень производства и продаж. Например, в 2012 году произведено 280 тыс. тонн свинины, на 50% больше, по сравнению с предыдущим годом.

Продукция «Мираторга» пользуется популярностью у покупателей по причине высокого качества и стабильного ценового предложения – производитель оптимизировал себестоимость, реализовал схему полного цикла производства, за счет чего продает мясо по оптимальной стоимости.

Интересный факт! Также холдинг создал собственную розничную сеть – в разных городах России в 2017 году работало более 50 магазинов «Мираторг».

Одно из последних нововведений – разведение бычков популярной абердин-ангусской породы крупного рогатого скота (КРС). Для обеспечения активного прироста поголовья специалисты АПХ пригласили для работы американских ковбоев, знающих толк в работе с этими животными. Мраморная говядина пользуется большой популярностью, и «Мираторг» достиг существенных успехов: обладает самым большим в мире поголовьем этой породы в размере 450 тыс. бычков.

Холдинг продолжает динамично развиваться. Так, в 2017 году объявлено о намерении инвестировать 70 млрд руб. в развитие свиноводческого кластера Курского региона.

Конкурентные преимущества АПХ

Сейчас «Мираторг» ежегодно производит более 400 тыс. т свинины и 40 тыс. т говядины, что делает компанию лидером на российском рынке: по итогам 2016 г. занимаемая доля составила 11,5%.

Рисунок 2. Продукция «Мираторг» на прилавке магазина.

Работать с такой производительностью и успехом позволяют несколько факторов:

  • полный цикл производства. Всю работу, от заготовки кормов до розничной продажи, АПХ выполняет самостоятельно. Это позволяет вести контроль качества на всех уровнях;
  • применение современных технологий. Высокая автоматизация производства, от создания наилучшего микроклимата в помещениях с животными, своевременной автоматизированной подачи корма до использования роботов при переработке и упаковке, дает гарантию высокого качества продукции;
  • работа квалифицированного персонала. Компания принимает на работу прошедших специализированное обучение и подготовку сотрудников. Ведется совместная работа с 30 ВУЗами технической и сельскохозяйственной направленности;
  • доступные цены. Полный цикл производства обеспечивает оптимальную себестоимость мяса без дополнительной наценки. Потребителям предлагается широкий ассортимент мясной продукции по доступным ценам;
  • четкое соответствие экологическим нормам. «Мираторг» уделяет самое серьезное внимание соблюдению российских и общемировых требований к экологичности, натуральности продукта. При производстве не применяются антибиотики, гормоны роста или ГМО.

Направления деятельности холдинга

Стратегия полного цикла производства «от поля до прилавка» побуждает холдинг активно работать на нескольких направлениях.

  1. Растениеводство.

    Компания сама занимается выращиванием основных культур, необходимых для дальнейшего использования. В настоящее время валовый сбор бобовых и зерновых культур превышает 1 млн т. Основные поля расположены в районах Черноземья.

    Интересный факт! «Мираторг» занимается покупкой земли для сельскохозяйственного производства от собственников и активно инвестирует в развитие аграрного сектора экономики. Суммарный объем вложений достигает 165 млрд руб.

  2. Производство кормов.

    В составе АПХ работает собственное производство комбикормов (рассыпные и гранулированные корма). Основные предприятия расположены в Белгородской и Брянской областях, они обладают международными стандартами ISO, выпускают энергонасыщенные корма высокого качества.

  3. Производство говядины.

    Выпускать продукцию высокого качества позволяет технологичность всего процесса производства: условия на фермах способствуют уходу за животными, поддержанию их здоровья. Завод по убою и первичной переработке мяса является самым технически оснащенным и эффективным в России.

  4. Производство свинины.

    Автоматизированные свинокомплексы имеют огромную племенную базу свиноматок, оснащены репродукторами, площадками откорма и доращивания. Производственный процесс организован с учетом самых последних научных достижений.

  5. Производство курятины.

    Компания производит 75 тыс. т мяса цыплят-бройлеров, куриных полуфабрикатов, первая партия поступила в продажу в 2014 году. Условия на птицефермах гарантируют наилучшие условия для выращивания здорового поголовья птиц.

    Материал в тему: 7 крупнейших птицефабрик России по итогам 2016 года.

  6. Производство полуфабрикатов, готовых блюд.

    В производство высокотехнологичного завода в Калининградской области инвестировано более 5 млрд рублей, сейчас на нем изготавливается более 200 видов различной продукции. Применяются самые высокие стандарты качества европейского уровня.

  7. Производство замороженных овощей и ягод.

    Высокотехнологичное производство «Vитамин» производит более 200 наименований овощей и ягод. Надежное оборудование по «шоковой заморозке» позволяет сохранить в продуктах большое количество витаминов и микроэлементов.

  8. Мясопереработка.

    Оснащенные по последнему слову техники заводы по убою и первичной переработке говядины, свинины, курятины перерабатывают до 300 тыс. т мяса в год (запланировано увеличение до 400 тыс. т), и, возможно, войти в 7 самых крупных мясокомбинатов России. Объекты отличаются высоким уровнем автоматизации производства, контролем качества и соблюдением всех санитарно-ветеринарных норм.

  9. Логистика и дистрибьюция.

    Холдинг обслуживает собственная логистическая компания с общим грузооборотом более 3 млн т. Парк транспорта, специализированного для перевозки мясной продукции, превышает 1000 ед.

  10. Розничная торговля.

    Собственная торговая сеть создана в 2010 году. В магазинах, расположенных в 7 регионах России, продается более 300 наименований фирменной продукции, своя выпечка и другие товары.

Активы и показатели выручки

«Мираторг» реализовал поставленную цель по создания агропромышленного предприятия полного цикла «от поля до прилавка».

Таблица 1. Структура и количество активов холдинга «Мираторг».
Источник: Википедия

Наименование актива

Количество объектов

Зерновые компании

2 (площадью более 400 тыс. га)

Комбикормовые заводы

4 (порядка 1,5 млн т в год)

Птицеводческие площадки, птицефермы

Свинокомплексы

Фермы КРС

Низкотемпературные автоматизированные склады

А также:

  • элеваторы;
  • предприятия по убою и первичной переработке птицы, КРС, свинины мощностью от 100 до 300 тыс. т продукции в год;
  • производство мясных полуфабрикатов мощностью 60 тыс. т в год;
  • логистическая компания;
  • дистрибьюторская компания (более 40 тыс. торговых точек) и розничные магазины (более 50 шт.).

Рисунок 3. Ферма КРС «Мираторг».

Интересный факт! С 2017 году запущена собственная сеть бургерных «Бургер&Фрайс» по продаже мясных бургеров, стейков и другой пищи.

Владельцы холдинга «Мираторг» – братья Линники. Виктор Линник занимает должность Президента компании, Александр Линник – Председателя совета директоров.

АПХ входит в рейтинг 200 самых крупных частных компаний России, по версии журнала Forbes.

Таблица 2. Размер выручки компании «Мираторг» в 2012-2016 гг.
Источник: журнал Forbes

Год

Размер выручки

Позиция в рейтинге

108 млрд руб.

70 место

96,3 млрд руб.

68 место

74 млрд руб.

81 место

53,7 млрд руб.

99 место

48,1 млрд руб.

105 место

Диаграмма 1. Динамика изменения выручки компании «Мираторг» в 2012-2016 гг.

В настоящее время специалисты холдинга ведут переговоры о начале поставок мяса в Китай, что позволит увеличить объемы экспорта в разы. С дальнейшим развитием деятельности «Мираторг» может выбиться в мировые лидеры в своей сфере деятельности.

Видео. Интервью Виктора Линника телеканалу Россия 24:

31 марта 2017 года
«Мираторг» сегодня является одним из крупных агроинвесторов в России. Начав бизнес с импорта бразильского мяса в РФ, компания сейчас имеет фермы, перерабатывающие мощности, заводы по производству кормов в Брянской, Орловской, Тульской, Смоленской, Белгородской, Курской, Калужской и Калининградской областях. Владельцами холдинга являются братья Александр и Виктор Линники.
В интервью ТАСС президент компании Виктор Линник рассказал о том, когда отечественные производители накормят россиян говядиной и свининой, выгоден ли «Мираторгу» для выхода на новые рынки скандал с бразильским мясом, почему, по его мнению, ВТО является вредной для России организацией и не правы те, кто обвиняет его компанию в большой господдержке, как живут американские ковбои в России и как выращивают «счастливых» коров, а также почему владельцы агрокомпаний должны в поля ездить, а не контролировать бизнес из штаб-квартиры.
В Бразилии, которая является крупнейшим в мире экспортером мяса, недавно разразился скандал вокруг продажи некачественной продукции. Некоторые страны объявили об отказе от импорта товаров, ставших предметом расследования. Вы начинали свой бизнес с сотрудничества с данной страной, продолжается ли оно сейчас и как следите за качеством ввозимой продукции?
Мы продолжаем работать с бразильскими партнерами. С точки зрения профессионала, там, в принципе, ничего страшного не произошло.
Во-первых, в Бразилии тысячи заводов, которые занимаются производством мясной продукции. Есть подозрения, что в 20 из них нечистые на руку ветеринары фальсифицировали документы. В любой стране при желании можно найти что-то подобное, но важен размер, масштаб таких нарушений. Здесь раздули из мухи слона, и эта громкая история, на мой взгляд, больше следствие мировой конкуренции по мясу, чем реальных проблем.
Мы работаем с бразильскими поставщиками почти два десятка лет, и я могу точно сказать, что проблемы с качеством продукции у них нет. Это действительно лидеры глобальной индустрии: в той же компании BRF более 100 тыс. человек работает, а компания JBS — крупнейший производитель говядины не только в Бразилии, но и в мире.
Мы лично знаем и владельцев, и топ-менеджеров этих компаний, и других крупных производителей. Они, кстати, нам завидуют, потому что в России действительно есть политическая стабильность и предсказуемость в отличие от Бразилии, где постоянно случаются какие-то скандалы, а инвестор-производитель просто не знает, что произойдет завтра.
На сегодняшний день вполне достаточно тех ограничительных и контрольных мер, которые принимает Россельхознадзор (РСХН), чтобы не допустить на российский рынок некачественную мясную продукцию из-за рубежа?
Да, достаточно. В России Россельхознадзор ведет жесткую политику относительно требований к качеству продукции; это, кстати, касается не только Бразилии, но и в принципе всего импорта. И вы можете видеть: периодически регулятор проводит аттестацию и переаттестацию, по итогам которой запрещает тем или иным предприятиям поставки в нашу страну, потому что у нас жесткие требования к безопасности мяса.
Кроме того, мы сами постоянно проводим мониторинг безопасности мяса, импортируемого в Россию и, конечно, наш контроль учитывает не только ветеринарные сертификаты, которые выписывают бразильцы. Мы постоянно отбираем пробы и проверяем на безопасность мясо. И надо сказать, что бразильцы за последние 10–15 лет значительно прибавили в соблюдении правил производства и безопасности продукции благодаря усилиям РСХН.
Следствием скандала в Бразилии стало резкое снижение объема продаж бразильской продукции на мировом рынке. Вам данная ситуация на руку, чтобы активней продвигать российскую продукцию?
Во-первых, на бразильское мясо мало кто ввел реальные ограничения. Те страны, которые стремятся ограничить его доступ на свой рынок, возможно, этой ситуацией и воспользуются, но к качеству мяса это отношения не имеет.
Для нас, российских компаний, экспорт сейчас стратегически важен. Россия с населением 140 млн человек — сравнительно небольшой рынок, если смотреть в глобальной перспективе. И здесь конкуренция с бразильскими производителями не самая большая проблема для нас.
Основной вопрос — как будет развиваться отечественное сельское хозяйство, если спрос будет ограничен только емкостью внутреннего рынка. Например, конкуренция производителей мяса птицы уже достигла такого уровня, что последние три года цены на продукцию не растут, несмотря на инфляцию, девальвацию рубля и другие факторы.
Стратегически именно экспорт является стимулом для инвестиций в развитие производства сельхозпродукции в нашей стране. И здесь большие проблемы создают технические барьеры, с которыми мы сталкиваемся при входе на новые рынки. Важнейший момент — мы должны каждый раз, когда пытаемся выйти в другие страны, доказать, что наша продукция безопасна.
Это касается и Китая?
Да, многих стран, в том числе Китая. Мы, производители и государство, должны доказать, что наша продукция безопасна: для этого представители иностранных государств проводят инспекции наших предприятий — у нас уже были десятки инспекций: и японцы, и сингапурцы, и китайцы…
Только когда технические вопросы сняты, начинаются переговоры о доступе на рынок. Наша страна, к сожалению, когда вступала в ВТО, вползла туда на коленях, соглашаясь почти на все условия. Мы говорили, что ни один экспортный рынок для нас после вступления в эту организацию не откроется.
Вы и раньше резко высказывались о ВТО, насколько я понимаю, ваше мнение не изменилось …
ВТО — я говорил и повторю — это вредная для нас организация, потому что фиксирует Россию в виде сырьевого придатка. Кстати, у российских сырьевиков и без ВТО никогда не было проблем с поставками нефти и газа, например. Сырье туда выезжает свободно, и понятно почему: если переработка там, значит, основные компетенции — там, налоги — там, рабочие места — там, обучение людей — все там.
Есть статистика от австралийцев по мясному скотоводству: один килограмм говядины — это семь рабочих мест в смежных отраслях: машиностроение, генетика, производство минеральных удобрений и т.д. Сельское хозяйство — реально огромный пласт экономики, который тащит другие сектора, дает синергетический эффект.
Мы, российский рынок сельского хозяйства, в прошлые годы реально сдали, и сейчас на глобальном рынке нас особо никто не ждет. Посмотрите, даже после того как ввели контрсанкции, импорт в Россию никуда не делся. Объем квот огромный, и та же Бразилия как ввозила, так и ввозит мясо, забрав долю рынка у американцев и европейцев.
Но когда мы хотим поставить в Бразилию российскую продукцию, они присылают огромный опросник. Хорошо, мы его заполнили и ждем уже шесть месяцев, чтобы России разрешили поставки всего с нескольких предприятий. Мы просим бразильцев об аттестации, а они просто выкручивают нам руки.
Цена вопроса для нашей страны огромная. Если такие рынки, как Китай, Япония будут открыты для экспорта говядины, свинины, птицы, то только «Мираторг» через два-три года достигнет экспорта до $0,5 млрд. Это зарплата, технологии, развитие производства здесь, в нашей стране, и не только в сельском хозяйстве, но и в смежных отраслях.
У вас есть планы экспорта в Китай, который сам является крупнейшим экспортером мяса. Как намерены завоевывать рынок — предлагаете более выгодную цену из-за удачного соотношения курса рубля и юаня или за счет вкусовых предпочтений китайцев — они едят субпродукты, которые в России не так охотно покупают?
Во-первых, мы конкурентны по цене, во-вторых, у нас продукция реально экологически чистая и безопасная — китайцы, поверьте, это ценят и готовы платить.
Как только будет решен вопрос о поставках в КНР на уровне переговоров руководителей двух стран, то мы Китай сразу откроем как рынок. В любом случае, есть понимание, что развитие внутреннего производства сельхозпродукции будет продолжаться, и мы обречены на поставки китайцам рано или поздно. Кстати, они это тоже прекрасно понимают — у Китая нет возможности накормить себя уже сейчас, и с каждым годом эта ситуация будет ухудшаться.
Важен не только Китай, но и другие рынки Азии. Мы уже получили аттестацию на поставки в Японию термически обработанного мяса, полуфабрикатов с нашего завода в Калининграде во многом благодаря поддержке государства — переговорам Владимира Владимировича Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Уже несколько крупных японских компаний прорабатывают возможности поставок нашей продукции. Я думаю, что через два-четыре месяца мы их начнем.
Мы реально меняем ситуацию на территориях, где работаем, и многие люди благодарны за это
Постепенно число экспортных рынков увеличивается: из Калининграда мы уже начали поставки в Марокко, из Брянска — в ОАЭ, Катар, Бахрейн, Гонконг.
Принципиально важным для нас является вопрос стоимости рубля, он должен быть максимально дешевым — это фундаментальная основа для развития собственного производства, привлечения российских и иностранных инвестиций, защита от импорта…
У нас нет другого пути для ускорения развития экономики.
Посмотрим на факты: с начала прошлого года стоимость рубля выросла на 20–25% — это значит, что российские сельхозтоваропроизводители стали менее конкурентны на эту сумму. И в то же самое время мы (производители) бьемся за доли процента в снижении себестоимости.
Государство может реально помочь сельскому хозяйству, если национальная валюта будет дешевой, но стабильной. И это возможно, ведь получалось же у Центробанка держать рубль стабильно крепким на одном уровне почти десять лет, несмотря на двузначную инфляцию.
Еще один важнейший вопрос — стоимость кредитных ресурсов. Мне, как и всем, кто занимается реальным производством, непонятно, почему учетная ставка ЦБ равна 9,75% при целях по инфляции 4–5% в этом году? Учетную ставку надо снижать — сейчас она работает только на благо банков. Которые, кстати, снимают сливки с государственной поддержки аграрному сектору. В бюджете Минсельхоза 50% заложено на субсидирование процентных ставок по инвестиционным и «коротким» кредитам. Мы этих денег просто не видим: из-за высокой ставки кредитования они «проезжают» от государства сразу в банки. Снижение учетной ставки сразу освободит существенную часть этих ресурсов, которые можно будет использовать более эффективно.
Какова доля экспорта в обороте компании сейчас?
Оборот у компании в 2016 году более $2 млрд, экспорт — $50 млн. В этом году планируем увеличить поставки на экспорт до $100 млн.
Раз мы заговорили об экспорте и о том, что при этом полностью не решен вопрос о продовольственной безопасности России. Птица, свинина, говядина — мы уже можем говорить, что рынок заполнен и мы накормили Россию?
В государственной доктрине сказано, что нам необходимо снизить уровень импорта минимум до 15%, чтобы обеспечить продовольственную безопасность России.
Если посмотреть на рынок свинины, то при потреблении около 4 млн тонн в год в страну ввозят 250–300 тыс. тонн импорта. С одной стороны, это говорит о реальных успехах государственной политики по импортозамещению, но с другой — это по-прежнему огромные объемы с учетом потенциала нашей страны.
Кстати, у «Мираторга» в прошлом году доля импорта в обороте снизилась до исторического минимума 17%, хотя общий объем продаж вырос на 17% — до 683 тыс. тонн. Причина простая — увеличение собственного производства.
Можно критиковать и не критиковать власть, но десять лет назад Владимир Владимирович (Путин. — Прим. ТАСС) нам четко обозначил приоритет развития и поддержки собственных сельхозтоваропроизводителей. Результат — сейчас у нас есть своя птица, через несколько лет по свинине будет полное импортозамещение, по говядине — лет через пять-восемь, наверное.
Вы начали работать в бизнесе в 1990-е годы, когда все легко зарабатывали деньги. Начинали с торговли — фактически поставок продукции в Россию. Как вы после пришли к мысли, что нужно заниматься не только импортом мяса, но и производством его в России, насколько это было легко, какие были сложности?
Мы начали заниматься импортом в середине 1990-х, когда рынок был пустой, все было разрозненно. Например, самая крупная компания тогда была «Союзконтракт», которая специализировалась только на импорте куриных окорочков. Бизнес был простой — привез, продал.
Уже в 1998 году «Мираторг» стал компанией номер три среди импортеров в России — ввозили свинину, говядину, немного окорочков. Торговля — один из самых сложных бизнесов, и мы получили очень неплохой опыт.
В итоге для нас стало очевидно, что хотя мы и вкладываем в торговый бизнес много сил и средств, но строим колосс на глиняных ногах. Торговля импортом в чистом виде — это всегда огромные риски, которые плохо контролируются. Ты работаешь с кредитным плечом, а ветеринары могут закрыть тебя в любой момент. Плюс в экономических отношениях стран всегда присутствует политика. И сложно строить компанию, вся деятельность которой зависит от того, будет ли зафиксировано в одной из стран определенное заболевание животных или нет. Это несерьезно.
У нас четкое понимание — мы должны быть номером один в своей отрасли для того, чтобы у «Мираторга» было будущее
Конечно, мы ездили по всему миру, смотрели на производства наших поставщиков, как они развиваются, как работают. И понимали, что в России есть огромный потенциал для развития. Мы, кстати, одни из первых привезли в Россию иностранных инвесторов для вложения в реальный сектор, в производство. Начали бизнес с бразильцами в Калининграде, но в итоге выкупили их долю — поверьте, они очень хорошо на этой инвестиции заработали.
Четкий сигнал от государства идти в отечественное производство мяса мы получили в 2004 году, когда были введены квоты на импорт сельхозпродукции. Тогда мы купили первый актив — свиноводческую ферму в Белгородской области. Все остальные активы мы построили с нуля, реализовали идею вертикальной интеграции — свиноводство, птицеводство, потом крупный рогатый скот (КРС). И сейчас в «Мираторге» работает 27 тыс. человек.
Посмотрите, меньше чем за десять лет в России мы создали современное, высокотехнологичное производство. И недавно китайский производитель свинины номер один приезжал на наши предприятия, мясоперерабатывающие заводы и четко сказал, что у нас лучшее убойное предприятие, которое он видел в мире.
Вы не отказались от идеи «счастливых» коров, которых нельзя пугать?
Вы правы — это называется бесстрессовое содержание животных. Коровы и бычки буквально живут в условиях дикой природы. Мы не строим коровников, животные круглый год на улице.
Кроме того, у нас строжайше запрещено, под угрозой немедленного увольнения, не только бить животных, но и просто кричать на них. Коровы умные, они и так все понимают. Это самое интеллигентное животное. Посмотрите, как они заботятся о своих телятах, как ухаживают за ними, даже детские сады организовывают! Сейчас пойдут отелы, приезжайте, сами увидите (смеется). Надо ехать туда, на фермы: поля, многолетние травы, коровы, телята, которые рождаются в дикой природе без родовспоможения.
Вы несколько лет назад приглашали на работу ковбоев — людей, которые умеют работать с мясными породами КРС. Они остались еще у вас?
Нам пришлось это сделать просто в силу того, что в нашей стране экспертизы по работе с КРС мясных пород просто не было. В СССР было принято решение, что от коровы нужно получать прежде всего молоко, а потом уже мясо. В итоге ни того ни другого не получили. Мы объехали полмира и выбрали модель развития мясного скотоводства — круглогодичное содержание на открытых пастбищах, американскую модель. Пришлось привезти и специалистов, которые знают, как надо работать с мясным КРС во всех тонкостях. Директор по производству у нас тоже иностранец, профессор, у которого в Штатах осталось собственное ранчо.
Вместе с маточным поголовьем абердин-ангусов мы привезли в Россию 10–12 ковбоев. Они, кстати, приехали к нам с семьями. Это ковбои в четвертом поколении — они знают о животных буквально все и передают эти знания нашим российским сотрудникам. Живут они на фермах в Брянской области в лучших условиях, чем жили в США.
Там у него был картонный домик, который дунет ветер и развалится, а тут нормальный дом и зарплата в два раза больше, чем в Штатах. По мере передачи знаний и обучения наших сотрудников необходимость в иностранных специалистах снижается. Сейчас их осталось буквально несколько человек, которые работают больше как консультанты. А вот наших российских ковбоев уже больше 1000.
Вы их называете ковбоями?
Нет, мы называем их операторами.
Вы считаете, что на сегодняшний день есть все предпосылки, чтобы деньги зарабатывать в сельском хозяйстве?
Да, у нас деньги зарабатываются не в Москве, а в регионах. Поэтому надо ездить, смотреть и самим быть погруженными, а сидя в Москве ничего не сделаешь, будет банкротство.
Мы каждую неделю летаем в Белгород и Брянск, раз в месяц — в Калининград. У нас только под пастбищами 500 тыс. гектаров. Мы вначале пришли в Брянск, потом запустили межрегиональный проект мясного скотоводства, в который вошли соседние регионы: Смоленская, Калужская, Тульская, Орловская области. В этом году посевная площадь в этих новых регионах увеличилась в три раза: чистим поля от леса, кустарника, сеем и зерновые культуры, и многолетние травы.
Иногда нас обвиняют, что мы в регионах давим личные подсобные хозяйства, мелких фермеров. На самом деле конкуренции у нас с ними нет, потому что мы с мясным скотоводством заходим туда, где вообще нет никакого сельхозпроизводства.
Муниципалитеты в восторге — во-первых, местный бюджет получает доход. Например, в Стригинском сельском поселении Смоленской области мы выиграли торги на землю: в ходе торгов цена выросла в четыре раза по сравнению с начальной — до более чем 17 млн рублей. Для сравнения: годовой бюджет этого поселения составляет 2,5 млн рублей.
Мы создаем рабочие места с белой зарплатой, которая существенно выше средней в сельском хозяйстве региона: для людей это важно, потому что стабильная высокая зарплата дает уверенность в завтрашнем дне. Мы реально меняем ситуацию на территориях, где работаем, и многие люди благодарны за это.
Что необходимо, на ваш взгляд, для реализации крупных проектов в АПК и каких мер поддержки отрасли сейчас не хватает?
Условия, которые необходимы для реализации крупных проектов в агропроме, не изменились за последние пять-семь лет. Я неоднократно их озвучивал и готов повторить.
Первое — создание единой ветеринарной службы, второе — это защита от небезопасного импорта, третье — развитие экспорта. Почему мы так активно развиваемся, вкладываем в экспорт? Потому что потенциал у нашей страны с точки зрения земельных ресурсов, воды, климата — огромный и уникальный. Такие объемы земли с климатическими условиями для сельского хозяйства сейчас мы не найдем ни в одной стране мира. У России есть уникальная возможность выстроить вертикальную интеграцию, что мы успешно делаем.
Мы заинтересованы в развитии стратегии поддержки отечественного сельского хозяйства, и как бизнес, как эксперты выходим на профильные министерства и ведомства с предложениями о повышении эффективности действующих и запуске новых мер поддержки.
Вот один из примеров. У нас в стране можно было получить господдержку, взять кредит, вырыть яму и просто исчезнуть с деньгами.
А в Европе надо сначала построить предприятие, ввести его в эксплуатацию и только после этого инвестор может получить компенсацию в виде поддержки от государства — 20–30% от капитальных затрат. Это правильный механизм, который позволяет существенно снизить риски для государства и повысить эффективность проектов.
Мы выступили с предложением о внедрении такого механизма в России, добивались такой формы поддержки два-три года, и в итоге он заработал.
По такой схеме «Мираторг» запускает производство «розовой телятины» в Курской области. Вначале мы построили фермы по выращиванию и откорму молодняка КРС молочных пород и только потом, после их введения в эксплуатацию, получим компенсацию части капзатрат от государства.
Молочных телят мы покупаем у местных фермеров, которые в итоге также выигрывают от господдержки нашего проекта, поскольку цены на молодняк сразу выросли.
Каковы ваши планы по инвестированию?
С 2004–2005 годов компания инвестировала около 200 млрд рублей в реальную экономику, в вертикально интегрированное производство. Это и крупнейший комплекс по переработке свинины в Белгородской области, и две ультрасовременные бойни по птице и крупному рогатому скоту в Брянске.
У нас есть проект по удвоению свиноводства стоимостью 160 млрд рублей, который позволит увеличить производство более чем в два раза — до 750 тыс. тонн в год. Уже сформировали земельные массивы, площадка под бойню уже подобрана рядом с Курском. Строить начнем этим летом.
Сейчас одна из главных задач для нас, основное направление инвестиций — это строительство новых ферм КРС в рамках межрегионального проекта. У нас уже сейчас маточное стадо абердин-ангусов составляет 160 тыс. голов. Мы перестали ввозить быков из-за границы, у нас в этом году будет 160 тыс. отелов — рекорд за всю историю страны. Собственное поголовье — база для расширения производства мяса. Поэтому наша цель — через три года увеличить поголовье абердин-ангусов до 1 млн. Мы в этом году забьем около 160 тыс. голов КРС, а через два-три года стоит задача довести показатели до 500 тыс. — вывести предприятие по убою и переработке на максимальную мощность.
Важно понимать, что стратегически правильно постоянно повышать глубину переработки, увеличивая ассортимент продукции с высокой добавленной стоимостью. Это позволяет снизить себестоимость основного продукта — мяса. Ровно в этой логике мы планируем запустить производство кормов для кошек и собак.
Кроме того, важно работать и над повышением эффективности по всей вертикально интегрированной цепочке. Поэтому мы рассматриваем проект производства премиксов (кормовых смесей), чтобы не закупать их с рынка, а потреблять свои.
Другой пример: у нас 500 тыс. гектаров пастбищ и каждый год мы ввозим семена многолетних трав из Голландии и Дании. В России своих семян, к сожалению, пока нет, как вы понимаете, в свое время все развалилось. И сейчас в Смоленской области мы запускаем производство своих семян. И государство нас поддерживает, потому что это уже не проект одного «Мираторга», но создание инфраструктуры для целой подотрасли мясного скотоводства.
Вы будете развивать проект по выделке шкур?
Сейчас мы производим мокросоленые шкуры, которые экспортируем, например, в Италию или продаем в России в зависимости от конъюнктуры рынка. Фактически это сырье низкой степени переработки.
Этим летом начнем строить предприятие по выделке шкур с инвестициями 2,5 млрд рублей. В итоге будем получать высококачественные обработанные шкуры, краст. Это очень востребованный на мировом рынке продукт: в том же Китае огромный спрос, поскольку шкура абердин-ангуса толстая, а стандартизированное производство гарантирует и стандартный размер, что принципиально важно для массового производства. Также мы провели переговоры и с российскими потребителями, в том числе автопроизводителями — они готовы сотрудничать с нами, им локализация очень интересна.
Важно, что производство будет экологически чистым: мы инвестируем свыше 500 млн рублей в высокотехнологичные очистные сооружения, чтобы влияние на окружающую среду было минимальным.
Одним из основных регионов, где вы работаете, является Брянская область, где сейчас власти отстаивают идею рекультивации и введения в оборот чернобыльских земель. Вы поддерживаете эту идею?
Да, идею поддерживаем. Все фермы «Мираторга» в Брянской области находятся только на землях, где разрешена сельхоздеятельность, что официально подтверждается заключениями ФГБУ «Брянскагрохимрадиология». У компании нет ферм в Новозыбковском, Гордеевском, Злынковском, Красногорском районах, которые 30 лет назад наиболее пострадали от аварии на Чернобыльской АЭС.
Расширение проекта за пределы Брянской области в соседние регионы связано как раз с тем, что свободных и пригодных для сельского хозяйства земель в регионе практически не осталось. В бывшие радиационные районы мы не планируем заходить ни в каком виде, предоставим эту возможность другим инвесторам.
В то же время то, что делает брянская администрация для решения проблемы, — рекультивация зараженных территорий — в долгосрочной перспективе идея правильная и важная, но требует серьезных инвестиций и времени.
свое время Лукашенко (президент Республики Беларусь. — Прим. ТАСС) пошел по такому пути, и сейчас, по официальной белорусской статистике, у него ни одного гектара радиационной земли нет и земля используется эффективно.
Вас многие обвиняют в том, что «Мираторг» год за годом получает практически все средства, которые есть в брянском бюджете на поддержку животноводства…
Вопрос действительно периодически возникает, а началось все как раз с Брянской области. «Мираторг» начал масштабные инвестиции в этом регионе, стал с нуля строить вертикально интегрированное производство, распахивать заброшенные земли, строить фермы КРС. Разумеется, мы получали господдержку в рамках действующих механизмов, а объем средств для местных фермеров уменьшился. Но когда ситуацию с недовольными «фермерами» копнули поглубже, то оказалось, что главный организатор кампании против нас (инициатор фермерского протеста. — Прим. ТАСС) просто привык сидеть на господдержке без всякого контроля. Он людям даже нормальные условия труда обеспечить не может: у него доярка по 5 тыс. рублей в месяц получала, работая с красными от холода руками зимой.
Раньше местные «фермеры» субсидии на строительство коттеджей и поездки за границу тратили. Мы пришли и сказали: «Ребята, а давайте посмотрим, какой у вас результат, что вы в предыдущие пять лет делали?» И похвастаться они смогли только своими коттеджами.
У нас позиция открытая: инвестируйте столько, работайте столько, сколько мы, и будете получать такую же поддержку. Значительные суммы может получать каждый фермер — вопрос в масштабах бизнеса.
Но покажите компанию хотя бы в два раза меньше по оборотам, где владельцы сами занимаются бизнесом? В большинстве случаев владельцы агрокомпаний контролируют бизнес из штаб-квартиры, но в поля не ездят. А мы в полях, мы на фермах, у нас отличная команда и хорошая кредитная история.
Нас поддерживают как любого другого сельхозтоваропроизводителя, но нас и проверяют, поверьте, очень тщательно — вдоль и поперек. Мы показываем эффективность использования каждого рубля, поэтому нам доверяют.
Компания по сей день зарегистрирована в офшорах…
Это связано только с вопросами владения. Мы все налоги платим в России и не используем наш кипрский офшор для минимизации налогообложения.
Мы достаточно открыты, все наши кредиторы имеют четкую информацию о структуре владения компанией: владельцами холдинга являемся я и брат. Сейчас мы делаем некие шаги, просто еще рано говорить об этом, для того, чтобы быть ближе к России в этой части.
Как у вас складываются отношения с главами регионов, где вы работаете, в том числе и с новыми? Например, в том же Калининграде, где у вас есть крупное производство, недавно поменялся руководитель — вы взаимодействуете с ним?
Да, в обычном рабочем режиме. Антон Андреевич Алиханов (врио главы Калининградской области. — Прим. ТАСС) — молодой, энергичный, мы уже общались, дискутировали. Он современных взглядов, энергичный, так что дай бог ему удачи. Мы, кстати, собираемся инвестировать в регион еще порядка 6 млрд рублей в ближайшие два года, прежде всего в новые фермы.
Год назад было принято решение по распределению субсидий сельхозтоваропроизводителям с федерального уровня на местный. Это означает, что большинство инвесторов будет в тяжелейшей ситуации, потому что в каждом регионе, допустим, мне как инвестору придется договариваться отдельно с каждым губернатором.
Это непросто, потребуется больше времени, сил и усложнит ситуацию. Например, у нашего проекта по мясному КРС срок окупаемости больше 12 лет, а с губернаторами сложно заключать долгосрочные соглашения, максимум на год.
Ровно поэтому мы в свои бюджеты в графу «субсидирование от регионов» сейчас ставим «ноль», потому что ты не знаешь, сколько получишь из местных бюджетов в качестве поддержки. Вот в том же Белгороде одним из плюсов является то, что там четко можно с губернатором договориться и быть спокойным за выполнение условий для инвестора. В других регионах сложнее. Ты вначале договариваешься, тебе говорят «да», но потом ты остаешься один на один со своими проблемами.
Создавая компанию такого уровня, вы хотите стать номером один в своем деле в мире?
Сложно сказать… Но люди уже учатся у нас. Я говорил, что китайцы приезжали посмотреть наши бойни, побывали в «Мираторге» французы, американцы, англичане, бразильцы…
Современное производство мяса в мире — это новые технологии, миллиарды инвестиций, десятки тысяч сотрудников, десятки лет опыта и последовательной работы, конкуренция на мировом рынке мяса, развитие экспорта, совместная работа с государством…
У нас четкое понимание — мы должны быть номером один в своей отрасли для того, чтобы у «Мираторга» было будущее. И это наша ответственность перед сотрудниками нашей компании и партнерами. Достижение этой цели реально — в мире есть компании нашего профиля, которые имеют оборот в десятки миллиардов долларов, там высокие технологии, и мы уже сейчас начинаем конкурировать с ними.
ТАСС/www.tass.ru

…Семейный подряд или коррупция на уровне правительства?
Еще один любопытный факт: девичья фамилия жены вчерашнего президента РФ Дмитрия Медведева – Линник.
Существует версия, что формальные владельцы «Мираторга» Виктор и Александр Линники приходятся двоюродными братьями Светлане Медведевой. «Мираторг» — медведевский проект?
Однако Виктор Линник версию родства со Светланой Медведевой отвергает: «Могу вас заверить: это просто совпадение. Мы не родственники», — вполне ожидаемо говорит он. И разве может что-то другое сказать?
Документальных подтверждений этой информации нет, но такая версия может все объяснить и выглядит более реальной, чем все сказки «крупнейшего инвестора в АПК России»….
…Неудобные вопросы: что скрывает «Мираторг»?
В официальную историю успеха сложно поверить на фоне нескольких любопытных фактов. АПХ «Мираторг» — непубличная структура, учрежденная в России, судя по выпискам из ЕГРЮЛ, несколькими оффшорными фирмами с Кипра.
Фактические бенефициары «Мираторга» — владельцы кипрских фирм-учредителей, неизвестны.
Доводы представителей «Мираторга» о том, что учредители на Кипре – это попытка обезопасить компанию от угроз внутри России, рассчитаны на дураков. Что угрожает такому красивому, «белому и пушистому» бизнесу, который, к тому же, лоббируется Медведевым и Путиным?
К слову, инвестиции в Россию идут с Кипра как из рога изобилия и составляют, по официальной информации, 41% от общего числа иностранных инвестиций. Россия – единственная страна, согласившаяся оказать финансовую помощь Кипру, испытывающему трудности из-за мирового финансового кризиса. В декабре прошлого года Россия выделила Кипру 2,5 млрд евро.
Почему? Да потому, что там, в частности, кроме «Мираторга» зарегистрированы «дочки» ВТБ (Russian Commercial Bank), Промсвязьбанка, Альфа-банка, представительства «Ренессанс Капитала», «Тройки Диалог», «Открытия». Большая часть российских активов «Евраза» принадлежит кипрской Mastercroft. «Роснефть» владеет 51-процентной долей в Shell Caspian Ventures Ltd. Среди активов ЛУКОЙЛа — LukOil Cyprus Ltd, K&S Baltic Offshore (Cyprus) Ltd, LukOil Overseas Cyprus Ltd и Bitech Cyprus Ltd. Кипрская дочерняя компания «Норильского никеля» — Norilsk Nickel Cyprus Ltd. И это – только вершина айсберга. Если Кипр пойдет на дно, это будет стоит кое-кому очень дорого.
———————————————————————-
…Неудобные вопросы: что скрывает «Мираторг»?
В официальную историю успеха сложно поверить на фоне нескольких любопытных фактов. АПХ «Мираторг» — непубличная структура, учрежденная в России, судя по выпискам из ЕГРЮЛ, несколькими оффшорными фирмами с Кипра.
Фактические бенефициары «Мираторга» — владельцы кипрских фирм-учредителей, неизвестны.
Доводы представителей «Мираторга» о том, что учредители на Кипре – это попытка обезопасить компанию от угроз внутри России, рассчитаны на дураков. Что угрожает такому красивому, «белому и пушистому» бизнесу, который, к тому же, лоббируется Медведевым и Путиным?
К слову, инвестиции в Россию идут с Кипра как из рога изобилия и составляют, по официальной информации, 41% от общего числа иностранных инвестиций. Россия – единственная страна, согласившаяся оказать финансовую помощь Кипру, испытывающему трудности из-за мирового финансового кризиса. В декабре прошлого года Россия выделила Кипру 2,5 млрд евро.
Почему? Да потому, что там, в частности, кроме «Мираторга» зарегистрированы «дочки» ВТБ (Russian Commercial Bank), Промсвязьбанка, Альфа-банка, представительства «Ренессанс Капитала», «Тройки Диалог», «Открытия». Большая часть российских активов «Евраза» принадлежит кипрской Mastercroft. «Роснефть» владеет 51-процентной долей в Shell Caspian Ventures Ltd. Среди активов ЛУКОЙЛа — LukOil Cyprus Ltd, K&S Baltic Offshore (Cyprus) Ltd, LukOil Overseas Cyprus Ltd и Bitech Cyprus Ltd. Кипрская дочерняя компания «Норильского никеля» — Norilsk Nickel Cyprus Ltd. И это – только вершина айсберга. Если Кипр пойдет на дно, это будет стоит кое-кому очень дорого.
Компании приходят на Кипр с вполне понятными целями. Бизнес в оффшорах – это способ минимизировать налогообложение и скрыть структуру собственности. Кроме того, это — возможность для компаний выгодно играть с трансфертными ценами и кредитами. Ну и, конечно, выйти из-под юрисдикции судебной системы РФ – одной из самых коррумпированных и управляемых в мире.
Считается так же, что на Кипре сосредоточено огромное количество коррупционных, украденных в России денег. Грязных денег, которые возвращаются в Россию под видом инвестиций и таким образом отмываются.
….
——————————————————————-
…Преднамеренно-головокружительный взлет
«Мираторг» — один из крупнейших в России производителей и дистрибьюторов мяса, мясных полуфабрикатов. Холдинг занимает 60-е место в рейтинге 200 крупнейших непубличных компаний России по версии журнала Forbes.
Владельцами «Мираторга» в России числятся братья Виктор и Александр Линники. История взлета «их» бизнеса похожа на сказку.
Во время дефицита 1993–1994 годов Линники занялись дистрибуцией продуктов питания. Сначала они поставляли сухое молоко, ввозя его из Голландии. Потом занялись импортом мяса. Возили свинину, птицу и говядину из Европы. Через какое-то время «Мираторг» создал собственное производство и построил в Белгородской области 12 свинокомплексов.
После успеха со свиньями «Мираторг» легко и непринужденно взял многомиллиардные кредиты в полугосударственных банках – Внешэкономбанке и ВТБ. Как мы писали выше, по словам губернатора Николая Денина, выдачу этих кредитов на сказочных для заемщика условиях санкционировал лично Владимир Путин будучи премьер-министром.
«Мираторг» в долгах, как в шелках. Объем инвестиций только на «говяжий» проект в Брянской области составляет 24 миллиарда рублей. Основная часть этих денег – кредиты.
Виктор Линник, отвечая на вопросы журналистов относительно причин такой явной поддержки со стороны правительства, сетует на эффективность и важность его компании, которую «там» видят и осознают… …
….Лобби на уровне правительства
Высокий чин из правительства не впервые исполняет танец с бубном вокруг интересов «Мираторга».
Напомним, месяцем ранее, 18 апреля, в Брянск наведывался первый заместитель Председателя Правительства РФ Виктор Зубков, который провел совещание «О развитии мясного животноводства в Российской Федерации». Он так же провел отдельную встречу с президентом агрохолдинга «Мираторг» Виктором Линником и губернатором Николаем Дениным, на которой обсуждалось инженерно-техническое обеспечение проекта «Мираторга» и, внимание, «вопросы взаимодействия между региональными органами власти и агрохолдингом».
Что уж говорить, когда глядя на это «взаимодействие» администрации Денина с «Мираторгом» невольно приходит на ум пословица: «заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт».
Так губернатор Денин в стремлении угодить «Мираторгу» своим распоряжением лишил 40 фермерских хозяйств Брянской области государственной помощи, которая им была обещана администрацией и оформлена документально. Фермеры, набравшие кредитов в ожидании государственных субсидий, по простому говоря были «кинуты» и оказались на грани выживания.
Все деньги – 625 миллионов рублей – выделенные по программе «Развития мясного скотоводства Брянской области» достались дочке «Мираторга» — «Брянской мясной компании», которая, судя по выпискам из ЕГРЮЛ, на 99% принадлежит Кипрской оффшорной фирме «МАХОЕ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД» (МАНОЕ INVЕSТМЕNТS LIМIТЕD). Об этом газета БРЯНСК.RU писала в материале «Администрация Брянской области вывела в оффшор 625 миллионов».
О поддержке «Мираторга» на уровне первых лиц государства неуклюже проговорился сам Николай Денин на встрече с тогда еще премьер-министром Путиным 24 декабря 2010 года:
«Сейчас реализуется благодаря Вашей поддержке самый крупный в России проект по мясному скотоводству. Уже получили – решение Вами было принято – 260 млн, первый транш Внешэкономбанка», — отчитался Денин.
Подобное внимание со стороны «тендема» не снилось даже госкомпаниям, не говорят уже о частном, пусть даже крупном, бизнесе. Пытливому уму не дает покоя разумный вопрос: Откуда такая любовь? ..https://briansk.ru/economy/delo-miratorga-dmitrij-medvedev-kontroliruet-lichno.2012523.276308.html.
ЗОЛОТАЯ ТЁЛКА.
..http://www.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=20732
правительство Калининградской области свою помощь олигархам не афиширует. Название «Мираторг” не значится ни в одном документе. Но если присмотреться внимательней, то тайное становится явным.
Вот только два постановления — №794 от 19 октября 2011 года и №914 от 5 декабря 2011 года, подписанные губернатором Цукановым.
В первом речь идёт о целевой программе «Развитие производства мясных полуфабрикатов в Калининградской области”. После пространной преамбулы на тему «как хорошо и полезно есть вкусные продукты”, следуют сухие цифры. И вот какое совпадение: все заложенные в программу деньги (540 миллионов рублей) планируется потратить на помощь в строительстве мясоперерабатывающего цеха, по всем параметрам абсолютно совпадающего с тем, который в настоящее время возводит «Мираторг”. Исходя из того, что никаких аналогичных строек в Калининградской области больше не ведётся, выводы сделать не составляет труда.
В другом постановлении (№914) региональное правительство озаботилось развитием мясного скотоводства в Калининградской области. Согласно этому документу, из областного бюджета в 2012 году будет выделено 205 миллионов рублей на закупку мясного скота в количестве 12.000 голов. И тут нас поражает ещё одно совпадение: именно столько австралийских бурёнок намерены завезти в наш эксклав бизнесмены «Мираторга”…Классный парень из Гусева
Николай Цуканов
Но и на этом совпадения не заканчиваются. Владельцы «Мираторга” Александр и Виктор Линники имеют непростую фамилию. Жена президента РФ Светлана Медведева в девичестве тоже была Линник. Её муж, Дмитрий Медведев, назначая нового губернатора Калининградской области, из многих предложенных кандидатур сделал свой выбор на классном парне из Гусева. Разумеется, Николай Цуканов не может игнорировать интересы братьев Линник.
Так что подарки правительства Калининградской области «Мираторгу” вполне объяснимы. Хотя «Конкордия” и без того уже получила существенные преференции. Поскольку компания зарегистрирована в качестве резидента ОЭЗ «Янтарь”, она пользуется всеми соответствующими льготами по налогам. К тому же в нашей области уже есть завод «Продукты питания комбинат”, чья мощность в три раза превышает аналогичный показатель «Конкордии”. При этом «Продукты питания” загружены менее, чем наполовину. Да и рабочих рук там катастрофически не хватает. На что рассчитывают братья Линник? Неужели только на свою волшебную фамилию?
Впрочем, за семейный бизнес Линников можно быть спокойным. Чего не скажешь о тысячах мелких сельхозпроизводителей Калининградской области, которым достаются крошки с барского стола, и о простых жителях, на чьи деньги (налоги) будет развиваться «Мираторг”.
А. Захаров
Мясо а-ля Линник
24 декабря 2010 года премьер-министр Путин встретился с губернатором Брянской области Дениным. На сайте премьер-министра опубликован странный материал с подзаголовком «Стенограмма начала встречи”. Кому интересно, может прочесть здесь:

Светлана Медведева
Почитал я «стенограмму начала встречи” и понял (даже не имея под рукой «стенограммы окончания встречи”), что… этот человек (губернатор Денин) убеждён, что он держит Бога за бороду.
Судите сами. Проект «Мираторг”… компания братьев Линник. Считается, что это «медведевский” проект. На самом деле, полувялый трейдер «Мираторг” вдруг накачивается сумасшедшими миллиардами. Судя по отчётности, миллиарды эти берутся в долг в «Сбербанке”:

На конец сентября 2009 года общий долг «Мираторга” составил 21,5 млрд. рублей, а его отношение к EBITDA равнялось 4 (для производственных компаний с долгосрочной инвестпрограммой нормальное соотношение 2-2,5).
С учётом того, что в 2010 году «Мираторг” назанимал ещё кучу денег на новые проекты, не думаю, что отношение долг к EBITDA этой компании улучшилось.
Почему же банки кредитуют эту компанию? По всем капиталистическим параметрам делать это рискованно. Особенно, учитывая тот факт, что сегодня «Мираторг” занимает гигантские деньги — 17 миллиардов рублей на непростой проект, предусматривающий реализацию товарного производства говядины на территории, которая, в общем-то, никогда на этом производстве не специализировалась, в Брянской области. При этом производство говядины — это бизнес вдолгую. Три-четыре года — ожидание первой отдачи. Так что же это за волшебники — «Мираторг” — привлекающие фантастические деньги под рискованные проекты?
В 2008 году компания вошла в «список Путина” — список 295 системообразующих компаний. Вошедшие в этот список компании имеют право на государственную поддержку. В том же году «Мираторг” заключил договор с администрацией Брянской области о долгосрочной аренде 35 тысяч гектаров земли. Тогда же продолжилось накачивание «Мираторга” кредитными деньгами. В 2010 году к «Сбербанку” подключился «Внешэкономбанк”, причём, как указывает губернатор Денин, подключился по личному распоряжению премьера Путина.
Прокручивая ситуацию с разных сторон, никаких внятных, капиталистических причин той сказки, что происходит с «Мираторгом”, я не нашёл. Наскрёб только одно некапиталистическое соображение. Фамилия владельцев — братья Линник. Девичья фамилия супруги президента Медведева — тоже Линник. И за всем этим присматривает Путин. Да, с такими партнёрами бояться ли Денину наших протестов?
А пока «Мираторг” осваивает огромные деньги — около миллиарда долларов, выданных государством в кредит этой компании — можно и помяукать уже не в первый раз (http://all-decoded.livejournal.com/103575.html) о «новой исторической общности”…
Dec. 27th, 2010 at 11:45 PM

Например, поведало миру секрет Полишинеля, что через офшоры могут выводиться деньги. Очередной раунд противостояния бизнеса и независимых журналистов состоялся в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

У «Мираторга» к Президенту претензий нет. Под «дробилку» братьев Линников попадают неугодные СМИ, журналисты и некоторые парламентские партии.

Где проходит грань между порочащими сведениями и неугодной «Мираторгу» информацией, разбирался корреспондент The Moscow Post.

Реклама на веке Как разместить

Судебные баталии продолжаются не первый месяц. К изданию братья Линники выдвинули целый список требований. А именно: удаление неугодных статей, опровержение, и, конечно же, деньги — по 500 тысяч на каждого брата за моральный вред.

В частности, не по вкусу бизнесменам пришлась статья «С мира по торгу…», в которой повествовалось о том, что на месте, где произошла Курская битва, может появиться свинокомплекс «Мираторга». Однако факта строительства в компании отрицать не стали — прицепились братья Линники к куда менее очевидным фактам, опубликованным в статье. Да так прицепились, что решили призвать на помощь армию юристов и лингвистов.

3 июня в Петербурге состоялось очередное заседание Арбитражного суда, на котором выяснялось, а нужны ли последние вообще.

Адвокат АПХ «Мираторг» Михаил Емельянов заявил о том, что холдинг ходатайствует о назначении судебной лингвистической экспертизы. Слушающая дело судья Полина Рагузина пыталась понять, насколько это целесообразно, когда предметом спора является, по сути, пара-тройка цитат.

Как заявила сторона The Moscow Post, наверняка суд может оценить их без назначения экспертизы, поскольку в данном случае требуется лишь владение русским языком. Но защитники братьев Линник были непреклонны. Мол, порочащие сведения могут излагаться не напрямую, а иносказательно, в виде намеков.

Возможность поупражняться в разборе экивоков судья Полина Рагузина предоставила адвокату «Мираторга».

В пример судья привела оспариваемую цитату из статьи: «Это не свидетельствует о том, что деньги из компании могут выводиться?». И спросила, как бы, по мнению истцов, это изречение трактовалось с точки зрения лингвистики.

Но Емельяновым этот вопрос был проигнорирован. По всей видимости, юристы компании в курсе, что тут к эксперту-лингвисту не ходи, и так понятно: вопросительное предложение утверждением не является, а значит и истерика по поводу опороченной репутации надумана…

Адвокат поспешил привести другой пример. Больше всего представителей «Мираторга» взволновал «офшорный вопрос».

К Путину претензий нет

АПХ «Мираторг» полностью управляется кипрскими компаниями, о чем говорится в оспариваемой статье The Moscow Post. В ней автор задается вопросом: почему, несмотря на требования Президента РФ Владимира Путина о деофшоризации, бенефициары компании прячутся на Кипре?

Возмутила представителей «Мираторга» дальнейшая авторская ремарка: «Офшоры позволяют не только скрывать своих партнеров, но и выводить деньги из России». Казалось бы, кто в этом вообще сомневался? Но «Мираторг» счел фразу порочащей. С какой стати?

«В данном случае речь идет в принципе об офшорах как экономическом инструменте, который позволяет скрывать конечных бенефициаров, выводить деньги, делать перечисления из российских структур в зарубежные, — говорит адвокат The Moscow Post Александр Чангли. — Однако «Мираторг» пытается представить данную фразу как порочащую. Видимо, действительно есть, что скрывать. Сложно здесь догадываться о причинах столь болезненного проявления заботы о репутации офшоров…».

Забавно, что представитель «Мираторга» сам в суде указал на заявление главы государства о негативном характере офшоров. И из этого сделал вывод, что и журналисты The Moscow Post негативно окрашивают деятельность компании, управляемой из Кипра!

На вопрос юриста Чангли, не собираются ли истцы призвать Президента в ответчики, те сообщили, что к Владимиру Владимировичу у них претензий нет. Это, безусловно, радует…

Не по вкусу «Мираторгу» пришлись высказывания, где говорилось о том, что свой бизнес структуры ведут на деньги из государственных банков.

Выдержка из обоснований истцов

Возьмем один пример: «Госбанк находится в доле с частной структурой, которая ведет бизнес фактически за государственные средства налогоплательщиков. А потом им же продает продукцию». Где здесь вранье или попытки опорочить честь? Нет ни слова о том, что брать государственные кредиты на ведение хозяйственной деятельности является противозаконным или неэтичным.

То есть в основном все вопросы братьев Линников касаются не фактуры, а способа подачи информации. По сути, истцы пытаются доказать, что автор опорочил честь лишь тем, что позволил себе вольность в виде сарказма. Такая она — свобода слова по-мироторговски?

Как говорит Чангли, с точки зрения здравого смысла ходатайство истцов о назначении лингвистической экспертизы весьма неоднозначно. С другой стороны, существует судебная практика, при которой даже в столь очевидных случаях назначается экспертиза.

Все это — споры лишь вокруг одной статьи The Moscow Post. Сейчас помимо этого в суде рассматривается еще два дела в отношении других публикаций, где журналистам так же приходится отражать «нападки» бизнесменов.

Торг без мира

Под прессинг «Мираторга» попали не только журналисты The Moscow Post. Тему строительства свинокомплекса рядом с захоронениями также поднимала КПРФ в своем сюжете на телеканале «Красная линия». По мнению коммунистов, объект возводится слишком близко к Тепловским высотам — участку Курской дуги, где в 1943 году шли ожесточенные бои. Помимо претензий, связанных с мемориалом, создатели ролика утверждают, что компания строит комплекс незаконно.

Теперь свою позицию коммунисты будут отстаивать в суде. Буквально на этой неделе стало известно, что «Мираторг» подал иск и потребовал удалить ролик, якобы из-за того, что информация не соответствует действительности. Об этом писал «Коммерсант».

Досталось от «Мираторга» и коллегам из Readovka.ru за статью, где рассказывалось о возможном банкротстве компаний холдинга.

Как писали авторы Readovka.ru, при подготовке материала они обратили внимание на данные одного судебного дела, где в отзыве на иск Управления Россельхознадзора по Рязанской и Тамбовской областям, дочка «Мираторга» говорит о том, что не может оплатить штраф и упоминает статью 50 Федерального закона о несостоятельности (подготовка дела о банкротстве к судебному разбирательству).

В своем обращении все тот же юрист Михаил Емельяненко не предоставил редакции ни конкретных фраз или цитат, вызывающих сомнения у представителей «Мираторга», ни доказательств обратного. Журналисты же лишь высказали позицию, за что, видимо, тоже теперь будут таскаться по судам.

«Полляма на базу», или юристы тоже хотят кушать

Кажется, в «Мираторге» просто не терпят критики. Поэтому им повсюду и мерещатся недоброжелатели?

По словам редактора The Moscow Post, Алексея Козлова «еще до суда некие люди, которые, как они утверждали, якобы представляют Линников, требовали от издания либо деньги, либо назвать заказчика материалов. Затем за решение «проблем» они просили полмиллиона. Мол, адвокаты «Мираторга» тоже хотят кушать. И все в том же духе.

«Никакого заказчика или заказчиков нет. Журналисты The Moscow Post готовили свои журналистские расследования по тем сигналам, которые приходят в редакцию. А приходит таких сигналов немало», — говорит Козлов.

Под сомнение истинные мотивы исков «Мираторга» ставит и адвокат Александр Чангли.

«Для нас очевидно, что никаких порочащих сведений в отношении «Мираторга» наши издания никогда не ставили и речь идет только о том, что в своих статьях журналисты затрагивают те темы, которые волнуют народ: и строительство свинарников рядом с местами воинских захоронений и другие темы, которые должны обсуждаться в обществе, и без открытого освещения которых не может быть построения нормального государства», — заявил юрист корреспонденту The Moscow Post.

Слушания будут продолжены. Надо полагать давление на СМИ со стороны «Мираторга» и братьев Линник тоже.

Многим известно, что Агропромышленный холдинг «Мираторг», это системообразующая российская агропромышленная компания, один из крупнейших производителей мяса в России, а вот кто ее настоящий владелец, пользу или вред она приносит нашей стране не афишируется. То, что компания основана в 1995 году братьями-близнецами Виктором и Александром Линниками, не свидетельствует о том, что им она и принадлежит. Если бы это было так, то какой от этого интерес у бывшего главы правительства Д.Медведева. (В одной из своих более ранних публикаций я писал, что Д.Медведев, лично прилетал в один из поселков Брянской области для разбирательства по поводу сгоревшего курятника, сведения об этом достоверны, так как я проживаю в данном регионе). Ведь председатель Правительства руководит кабинетом министров, а не Министерством сельского хозяйства.

Собирая компромат на компанию «Мираторг» и его основателей, эксперты выявили интересную особенность. Жена Дмитрия Анатольевича Медведева в девичестве была Линник, но генеральный директор холдинга это родство отрицает и считает это лишь совпадением.

3 мая 2019 года пресс служба Правительства РФ выступила с официальным опровержением родственных связей между братьями Линник и Светланой Медведевой.

Так ли это?

Читайте также-«Мираторг», семейный подряд или коррупция на уровне правительства:

«Это геноцид российского народа!». Что скрывается под красивой упаковкой «Мираторга»:

admin