Вернулся с армии

С завода, но из дома. Почему мы говорим с завода, с вокзала, но из дома, из клуба; с Кавказа, с Украины, но из Крыма, из Сибири; из армии, но с флота? Есть ли какие-нибудь правила употребления предлогов из и с в общем значении «откуда-нибудь»?

Употребление предлогов из и с определяется обычно их значением. В значении отправления, удаления откуда-нибудь применяются оба этих предлога, однако один из них, а именно из, оказывается более узким, конкретным по значению, а предлог с — более общим. Сравните, например: из дома, из избы, из школы, но -с севера, с юга, с прогулки и т. п. В таких случаях, как с Кавказа, с Памира, с Алтая, предлог с обозначает еще и движение сверху вниз, т. е. как бы спуск с гор, а не простое возвращение откуда-нибудь.

Эти смысловые различия, имеющие исторические объяснения, в настоящее время в значительной мере потеряны. Они уступили место отношениям чисто грамматическим, формальным. Нет однозначного ответа на вопрос, почему в одних случаях мы говорим и пишем из (из Прибалтики, из командировки, из армии), а в других случаях с (с Камчатки, с совещания, с флота).

Зато мы всегда можем установить, как в сомнительных случаях следует употреблять эти предлоги. Для этого есть одно простое правило. В современном русском литературном языке предлоги из и с имеют антонимы, т. е. противоположные по значению предлоги. Для из — это предлог в, а для с — предлог на. По этим парам легко установить правильное употребление предлогов или проверить себя в затруднительных случаях.

Например: раз мы говорим в Прибалтику — то следует говорить из Прибалтики, в армию — из армии, в магазин, в школу, в Москву — из магазина, из школы, из Москвы. Другая пара предлогов на и с: на Украину, на Камчатку, на совещание — с Украины, с Камчатки, с совещания.

Однако в средствах массовой информации нередко можно услышать: в Украине — из Украины. Очевидно, что перед нами диалектный вариант словоупотребления, получивший широкое распространение в связи с выходом страны на международную арену.

В просторечии предлоги из и с нередко смешиваются, употребляются неправильно. Нельзя говорить, например: вернулся со школы, с магазина, с армии (вместо из школы, из магазина, из армии). Это противоречит литературной норме.

Армия за плечами — и, казалось бы, наконец можно выдохнуть. Но, как выясняется, гражданская жизнь после службы — это только начало, причем не всегда безоблачное и беспечное. Как не оказаться после демобилизации в настроении «цвета синего»? Какие приемы помогут справляться с неожиданными трудностями? Как правильно строить планы и добиваться своих целей? На эти и другие вопросы «Армейскому стандарту» ответила клинический психолог, психоаналитик Марина Монченко.

Скорый поезд к дому мчится…

— Марина Валентиновна, с какими проблемами может столкнуться молодой человек после возвращения из армии?

— Одна из проблем, с которыми достаточно часто сталкиваются молодые люди, связана с тем, что во время службы, переживая ее тяготы, они нередко обращаются к воспоминаниям о прежней гражданской жизни, ее легкости и беззаботности. В воспоминаниях и фантазиях она представляется легкой, веселой, интересной. При этом прошлая жизнь зачастую идеализируется. Солдат живет в ожидании возвращения в этот рай, но, вернувшись, видит несовпадение этого идеала и реальности. И тогда он может столкнуться с разочарованием, отчаянием, потерей смысла существования, что может стать причиной апатии, депрессии.

Ситуация может осложняться в тех случаях, когда, вернувшись из армии, молодой человек узнает о том, что девушка не дождалась его, или когда в семье господствуют конфликтные отношения.

Тревоги и опасения могут возникать у молодого человека в связи с необходимостью принимать решение о своем будущем, решать вопросы трудоустройства или поступления в учебное заведение. Отсутствие специальности может значительно осложнить поиск работы, а отказы в приеме будут усиливать растерянность, тревогу, чувство собственной неполноценности, безнадежности. Решение о поступлении в учебное заведение тоже нередко сопровождается тревогой, ведь за год школьные знания могли немного стереться в памяти, а результаты ЕГЭ, действующие только два года, висят дамокловым мечом, и если не поступить снова, то этот процесс в дальнейшем еще более осложнится.

— Как все это может отражаться на поведении молодого человека?

— Например, встречаясь со своими сверстниками, после школы поступившими в вузы, нашедшими себе хорошо оплачиваемую, перспективную работу, эти ребята испытывают чувство неполноценности, ущербности. Непереносимость этих чувств нередко приводит к защитным реакциям: «А мне это и не нужно, вы все хлюпики, а я настоящий мужчина». Порой такой молодой человек, борясь со своими тяжелыми переживаниями, становится агрессивным, склонным к отстаиванию своей точки зрения кулаками, замкнутым, необщительным.

— Могут ли психологические проблемы стать основой для серьезных расстройств?

— Конечно, если описанные трудности не разрешаются, если потенциал молодого человека слишком низок для преодоления жизненных сложностей и выхода из кризиса, исключить развитие более серьезных расстройств нельзя. Наиболее частыми являются депрессии, тревожные расстройства, аутоагрессивные и аутодеструктивные проявления вплоть до суицидальных тенденций.

— Существуют ли первые «тревожные звоночки», на которые стоит обратить внимание?

— Первыми признаками неблагополучия могут быть нарушения сна и аппетита, раздражительность, утомляемость, скука, пассивность, потеря интереса к тому, что раньше было интересно, замкнутость, раздражительность, повышенная агрессивность, протестное поведение, высказывание пессимистических взглядов, употребление алкоголя, наркотиков. Вообще, любое изменение обычного поведения и стиля общения может быть свидетельством развития эмоциональных нарушений и требует пристального внимания.

— К тому же не у всех служба в армии проходит гладко. Некоторые возвращаются с травмами…

— Да, особенно тяжелые переживания могут испытывать молодые люди, получившие в ходе армейской службы психическую травму. Но нужно помнить, что не сами события являются травмирующими. Они становятся травмой, если психика человека не может справиться с их переработкой, то есть станет ли событие травматическим — зависит от индивидуальных особенностей человека. То, что является травмой для одного, для другого может оказаться просто напряженной ситуацией. Травматическими могут быть события, связанные с угрозой для жизни самого человека или его товарищей, участие в боевых действиях с оружием в руках, участие в ликвидации последствий стихийных бедствий, катастроф, физическое и психологическое насилие. Если после травмы молодому человеку не была оказана должная помощь, то весьма вероятно развитие посттравматического стрессового расстройства.

— В чем оно проявляется?

— Проявляться оно может так называемыми флешбэками — повторным переживанием травматических событий в сновидениях, мыслях, воспоминаниях, а также избеганием ситуаций, напоминающих о травматических событиях. Кроме того, возникают подавленность, безразличие или раздражительность, потеря интереса к происходящему вокруг, снижение активности, внимания, памяти, нарушение сна и аппетита. В этом случае молодому человеку необходима психологическая и медицинская помощь.

Психологическая аптечка

— Марина Валентиновна, сравнение себя с более успешными сверстниками может подстегнуть к более решительному, скажем, поиску работы или поступлению в вуз?

— Сравнивать себя с другими — дело бесполезное в любой ситуации, даже во вполне благополучной, а уж в кризисной — тем более.

— Стоит ли отказываться от глобального планирования будущего, когда реальность крайне зыбка?

— А вот в том, что касается планирования будущего, на мой взгляд, отказаться от построения жизненных планов было бы большой ошибкой. Именно цели делают нашу жизнь осмысленной, создают мотивацию к деятельности, позволяют двигаться вперед. Поэтому планирование — это как раз способ возвращения к прежней жизни, но в новом качестве — в качестве автора своей жизни. Но тут важно правильно определить цели — для того, чтобы они стали той путеводной звездой, к которой будет стремиться молодой человек.

— Как научиться правильно планировать?

— Цель должна быть реалистичной, конкретной, достижимой и, главное, желанной. Она должна быть целью самого человека. Не родителей, не друзей или кого-то еще, а его, личная.

Определив для себя цель, очень полезно разбить путь к ней на этапы, то есть сформировать план, промежуточные цели. Их достижение будет уже не столь сложным и не столь отдаленным по времени. И это очень важно. Достигнув промежуточной цели, человек обычно чувствует прилив сил, повышение самооценки, уверенность в своих силах: вот я сделал это — значит, сделаю и все остальное.

Это придает дополнительный импульс, усиливающий мотивацию, дающий силы для дальнейших действий.

— Что еще может помочь снизить психологическую нагрузку?

— Для преодоления приступов эмоционального дискомфорта полезно владеть навыками релаксации или медитации. И еще одно средство, необходимое каждому, это так называемая психологическая аптечка — набор того, что приносит удовольствие, доставляет радость. Причем важно, чтобы это удовольствие исходило от разных каналов восприятия — звуковых, зрительных, обонятельных, осязательных, вкусовых, от движений и т.д. К сожалению, не всегда люди осознают это, и в сложной ситуации, когда кажется, что все идет не так, что все безнадежно, не всегда оказывается легко вспомнить то, что радует. Поэтому очень полезно каждому иметь для себя такую «аптечку», составленную в пору пребывания в состоянии равновесия.

— Расскажите подробнее, что может входить в эту «психологическую аптечку»?

— Кому-то доставят удовольствие занятия в бассейне или в спортзале, кому-то нравится слушать пение птиц, шум воды, треск костра или любимую музыку, кто-то любит уединение, а для кого-то спасительным будет разговор по душам или «ни о чем», кто-то предпочтет общество друзей, кто-то почувствует облегчение от разговора с незнакомым человеком… В общем, продолжать можно бесконечно, ибо то, что приносит радость, для каждого индивидуально.

Мама мия!

— Как родители должны себя вести, чтобы не навредить своему ребенку?

— Начну с того, что уже в самом вопросе содержится ошибка, способная нанести вред до армии, во время службы в армии и после возвращения из нее. Я имею в виду отношение к молодому человеку как к ребенку. Он и в армию-то уходил далеко не ребенком, а уж тем более не ребенком вернулся домой. Это сын, но не ребенок; это юноша, молодой мужчина, возмужавший, повзрослевший. Поэтому родителям необходимо изменить отношение к своему сыну. Родитель должен быть скорее заинтересованным, но не вторгающимся.

— Чем может обернуться вторжение родителей в личное пространство?

— Вмешательство в дела взрослого сына, требования, навязывание родителями своих решений зачастую становятся причиной агрессивного поведения, эмоциональной дистанцированности, протестного поведения. При этом нередко у молодого человека возникает ощущение, что никто его не понимает, что ему не на кого рассчитывать, и это способствует развитию депрессивных и тревожных проявлений.

Аналогичная реакция может развиваться в тех случаях, когда молодой человек, не вполне адаптировавшийся к службе в армии, переживший травматичные события, страдающий от депрессии, апатии или тревоги, слышит от родителей упреки в том, что он «раскис», «с жиру бесится», «притворяется» и т.д. В этих случаях состояние не улучшается — напротив, к нему добавляются отчаяние, одиночество, безнадежность, ведь даже близкие люди не способны понять его. А еще появляются злость и — порой — ненависть к окружающим и к самому себе.

Нередко из самых добрых побуждений родители совершают серьезную ошибку и бросаются самостоятельно решать проблемы сына: «тебе нужно поступить туда-то, устроиться туда-то, я позвоню, я договорюсь» и т.д.

— Но у родителей действительно больше возможностей и шире взгляды на жизнь…

— Помощь — штука весьма коварная. Она хороша, когда о ней просят, — это во-первых. Во-вторых, когда вы можете ее оказать без особого труда и с желанием, и, в-третьих, когда человек сам не может этого сделать. В противном случае благие намерения оборачиваются злом. Это то, что развивает у человека выученную беспомощность: «я ничего не могу сделать сам, я совершенно никчемный, другие (мама, отец) делают это с легкостью». Одним словом, снижаются самооценка, уверенность в себе.

— Можете дать советы родителям, чтобы избежать грубых ошибок в поведении со своим ребенком, который только что вернулся из армии?

— Хочется порекомендовать родителям быть внимательными к эмоциональному состоянию сына. Для того чтобы вас слушали и слышали, используйте универсальное средство «я-сообщения». Начинайте фразы не с «ты», а с «я» и «мне». Говорите о своем отношении, о своих переживаниях, о своих желаниях, не обвиняя и не нападая.

Почувствуйте разницу между следующими фразами: «Сколько ты уже будешь бездельничать?! Другие на работу устроились, а ты на моей шее сидишь! И все время недоволен! С жиру бесишься!» Что бы вы ответили на это обращение? Наверное, разозлились бы, сказали что-то грубое, но вряд ли поспешили бы исправлять положение. А если это сказать примерно так: «Меня беспокоит неопределенность дальнейших планов. Я переживаю, что не решился вопрос с трудоустройством (с учебой). Нам бы стало значительно легче, если бы появился еще один источник доходов. Меня волнует то, что ты часто бываешь расстроенным. Я могу тебе помочь?..» В этих словах больше понимания и сочувствия, они вряд ли вызовут бурный протест. Весьма вероятно, что в ответ сын расскажет о своих планах или о своих затруднениях.

Важно признавать новый, взрослый статус сына, привлекать его к обсуждению насущных проблем семьи, прислушиваться к его мнению, уважать его точку зрения.

— Через какое время происходит «перестройка» на новый лад? Есть определенные сроки или у каждого человека этот период индивидуален?

— Наверное, не совсем корректно было бы говорить о перестройке на новый лад. Как я уже говорила, это не новые условия — это возвращение к прежней жизни, но уже в новом качестве: молодого мужчины, принимающего самостоятельные решения и несущего за них ответственность.

Для молодых людей, чье решение служить в армии было осознанным и служба проходила в благоприятных условиях, этот период может быть совсем коротким. Для юношей инфантильных, незрелых, воспринимавших службу в армии как бессмысленную трату времени, наказание, невезение, и период возвращения к гражданской жизни тоже может затягиваться. Это может усугубляться и тем, что описанные выше личностные особенности этой категории молодых людей связаны со стилем семейного воспитания, с существующими в семье ценностями. Возвращаясь из армии, юноша снова попадает в те же условия, которые не способствуют переходу к взрослой, самостоятельной жизни, а напротив, поддерживают его инфантильность и зависимость. В этих случаях процесс адаптации может значительно удлиняться, растягиваться на годы.

В общем, если процесс затягивается более чем на полгода, если при этом присутствуют признаки эмоциональных, поведенческих нарушений, соматические недуги, то имеет смысл подумать об обращении за психологической и медицинской помощью.

Я говорил о своих переживаниях не только девушке. Когда я рассказал, как я себя чувствую, папе, он ответил: «Ну, пошёл в армию, значит, терпи». Ещё я звонил тёте и дяде, но никто всерьёз меня не воспринимал.

И всё, наступает моя последняя ночь в госпитале, на следующий день меня забирают. Я в отчаянии. Меня не комиссовали, ногу я не сломал, во второй раз в госпиталь не пустят.

Смысл в том, что в последний вечер я встречаю чувака, который уже два месяца отслужил в моей части. В госпиталь он попал из-за простатита. Я рассказал ему, что хочу закосить. И он мне говорит:
— Если ты хочешь закосить, делай это через дурку.
— Что за пиздец?! Ты с ума сошёл? Я и так в армию попал, а ты хочешь меня ещё и в дурку отправить.
— Это стопудовый вариант. Чуваки из моей роты закосили через дурку, и все комиссовались рано или поздно.
— А что там в дурке?
— Я не знаю. Никто не знает, что в дурке.

Он рассказал мне, как это сделать — как попасть в психушку. Нужно было подойти к начальнику медицинской службы в части, обратиться к нему и сказать: «Я хочу пройти психоневрологическое обследование». И объяснить, по какой причине. Начальник медицинской службы обязан отреагировать на такую просьбу, и по направлению психолога солдат посылают в больницу имени Алексеева — бывшую Кащенко.

Почему я так хотел свалить из армии? Как проходит день в роте: ты встал, и тебя сразу повели бегать и прыгать. После этого ты убрался, послушал задания на сегодня. Потом тебя ведут на завтрак, и когда ты возвращаешься, начинаются занятия. Занятия идут от шести до восьми часов в день. Есть практические занятия, но до них я не дошёл. Единственное моё практическое занятие — это когда один сержант заметил, что я плохо марширую, и начал собственноручно водить меня по плацу маршировать. До меня это всё равно тогда не дошло.

А остальные занятия — это учить устав. Устав армии России — это самый дебильный бред, который вообще может существовать. Это как взять словарь и выписывать оттуда случайные слова. И ты должен знать устав наизусть, хотя эти знания в принципе не имеют ни практического, ни теоретического применения. Единственное практическое применение этого знания заключается в том, чтобы рассказать какому-нибудь офицеру, что должен знать солдат, когда захочешь уйти в увольнение. Он тебя выслушает и скажет: «Ну всё, иди домой на один день».

Накануне Дня защитника Отечества «Кур’ер» поговорил с девушками из Слуцка, которые ждали солдат из армии. Кому-то из них удалось дождаться, а кому-то — нет. Они рассказали свои истории и чем обернулись для них 1,5 года службы возлюбленных.

«В армии женился на девушке, с которой мне изменил»

Кристина: «Мне было 18 лет, кажется, что это было так давно. Тогда казалось, что первая любовь самая искренняя и мы вместе на всю жизнь, а армия — просто маленькое испытание. Мы были слишком молодые, чтобы реально смотреть на жизнь, а я вообще витала в розовых мечтах. До того, как он ушёл служить в армию, мы встречались около полугода. Всё свободное время проводили вместе, было легко и интересно, понимали друг друга с полуслова. Когда узнали, что его забирают, то это было трагедией, и не было времени переварить эту информацию или больше побыть вместе. Мы устроили с друзьями проводы, и через пару дней я проводила его до военкомата. Ещё в течение дня надеялась, что вдруг приедет обратно, всякое бывает. Ожидания не оправдались, вечером он позвонил, сказал, что телефоны забирают и когда позвонит — не знает. Первые месяцы я находилась в депресняке, ела, спала, ходила на учёбу, иногда встречалась с его друзьями и ждала звонка и встречи. Как настоящая «ждушка» заводила календари ожидания до «дембеля». Зависала во «ВКонтакте», в группах «Ждушечки Беларусь», где общались девушки, чьи парни служили в армии. На тот момент я была настолько погружена в него, что не могла ни на чём сосредоточиться. Представляла наши встречи, общее будущее, как он вернётся, а я буду встречать его. Через пару месяцев парень стал звонить чаще, говорил, что любит и скучает и мы скоро будем вместе. Но я не думала, что настолько скоро… Он вдруг начал говорить, что в армии делать нечего и у него план. Я не понимала, что он имеет в виду. О плане я узнала позже, он сам всё решил и моего мнения не спросил, а просто поставили перед фактом, ссылаясь на то, что так будет лучше и мне, ведь мы снова будем вместе. А план он придумал следующий: женился на девушке, с которой изменил мне перед армией. Она забеременела, собрала документы, и его отпустили «помогать жене и ребёнку», с которыми он не прожил ни дня. Я не знаю, почему он пошёл на такое: возникли у него трудности в армии или он морально был не готов к службе. Он мне ничего не объяснил и этой темы не хотел касаться. Когда он вернулся, я, как мне казалось, была рада, что он снова рядом, но не смогла простить предательство. Мне было больно и стыдно, ведь я даже не могла никому признаться, из-за чего он вернулся. Мы пытались некоторое время продолжать отношения, но ни к чему это не привело. Я поняла, что не хочу быть рядом с таким человеком. Вот так раскрывает людей армия, не всегда в лучшую сторону».

«Каждая встреча — особенная»

Ольга Дубовик. Фото предоставлено героиней материалаОльга Дубовик: «Моего парня Артура забрали в армию в ноябре 2017 года. До того как он получил повестку, мы встречались почти год. Учебка была в Печах, после его распределили в воинскую часть в Заслоново.

Я знала, что Артур прямо-таки рвался в армию, но тот момент, когда стало известно, что его забирают служить, стал для меня шоком. В голове не укладывалось, как это — прожить полтора года вдали от человека, с которым проводила всё время. Я никогда не сталкивалась с ожиданием.

Мне казалось, что время будет тянуться вечно. Многие вещи стали вызывать грусть и тоску. Тяжело было гулять по местам, в которых были вместе, бесили парочки на улице, стала ненавидеть фильмы про любовь. Тяжело было привыкнуть к звонкам и встречам по расписанию.

Реклама

Со временем я адаптировалась к новым условиям своей жизни. Даже нашла положительные моменты и начала извлекать из них пользу: погрузилась в работу, гуляла с друзьями, по вечерам бегала, играла в волейбол. Ездить на свидания получалось примерно раз в месяц — расстояние-то немаленькое. На дорогу в одну сторону уходило 2,5 часа до Печей и около 4 часов до Заслоново.

Но каждая наша встреча — особенная. Всё запоминалось до мелочей. Не могли наглядеться, наобниматься. Мечтали, чтобы время замерло, хотелось побыть хоть немного только вдвоем. Но даже эти встречи на КПП, где куча посторонних людей, наполняли нас обоих нежностью. А после недолгой встречи наступала глубокая грусть, которая длилась несколько дней.

Когда в голове прокручивала те минутки, то это грело мою душу. Каждый день я ждала звонка от своего солдата. Все 547 дней он мне звонил, хотя телефоны были запрещены. Неважно, был он в части или на полигоне — всегда находил выход, как поговорить со мной хоть минуту. Бывало, и «прилетало» ему за это прилично.

Сам Артур считал, что дождаться парня из армии — это своего рода подвиг. Некоторых бросали уже через месяц службы, кого-то — через полгода. Артур, видя такое дело, тоже очень переживал, ревновал меня жутко. Тем более что сослуживцы нагнетали: «Да все бабы одинаковые! Раз не берёт трубку, значит, гуляет с кем-то!». Мне кажется, в такой обстановке морально очень сложно. Но я решила для себя, что этот парень — тот, кого я люблю и с кем хочу создать семью. Поэтому дождаться его из армии было для меня естественным решением, даже вопроса такого не стояло.

Как-то летом Артур приехал в увольнение и вечером предложил съездить на озеро — наше любимое место, где были там много раз. На улице было прохладно, хоть и лето. Я оделась потеплее, шарф замотала — вид у меня был совсем не романтичный. И вот мы приехали. Гуляем, рассматриваем дома вдоль берега, спорим, кому какой дом больше нравится. Замёрзли, пошли к машине отогреться. И тут Артур просит меня закрыть глаза. Если честно, я сразу же догадалась, что меня ждёт. Хотя глаза всё-таки закрыла. А Артур надел мне кольцо на палец и сделал предложение. Я, конечно же, ответила: «Да!»

В ночь перед «дембелем» я почти не спала, не находила себе места, голова была забита мыслями. Наступило утро. Я сходила на работу, провела все свои уроки в школе. А он как ни позвонит, так всё едет и едет… Но это время наступило. Я взяла своих подруг с собой, чтобы одна фотографировала, а вторая снимала видео. Подъезжаем к военкомату, выходим из машины. И тут — он идет… Мой родной, милый мужчина. Я подумала: «Боже, какой он красивый в форме». Подружка что-то говорит, а я стою, как в тумане, как будто не со мной всё происходит. Тут он подходит всё ближе и ближе, сердце готово выпрыгнуть наружу. Он подошёл, обнял меня и поцеловал, подарил огромный букет роз. Потом мы поехали к нему домой, там его уже ждали все родственники и большой праздничный стол.

Весь оставшийся вечер я сидела с ним рядышком в обнимку и слушала рассказы про армию. Это было такое счастье! Армия нас многому научила: быть сильными и ценить всё то, что происходит вокруг нас. Любовь и отношения друг к другу с каждым днём стали сильнее. Мы расставили все точки, сумели справиться со многими делами в одиночку и понять, что такое любовь на расстоянии. Артур очень сильно поменялся после армии. Будто другой человек пришёл ко мне. Внешне похорошел, поправился, подкачался. Ну и вообще — стал мужественнее, сильнее. Сам говорит, что стал ценить домашний уют, родных и время. Я немного боялась, что вдруг не сможем быть вместе. Ведь я привыкла быть одна, делать всё одна, а тут пришёл он, и уже всё по-другому. Но я переживала зря. Не прошло и месяца, как мы начали жить вместе, а через полгода расписались».

«Постоянно подозревал, что у меня кто-то есть»

Анна: «Не очень люблю касаться темы, как я ждала парня из армии, рассказываю об этом очень редко. С тех пор прошло восемь лет. До армии мы встречались почти два года, отношения у нас были хорошие: мы не ссорились, не ругались, я часто гостила у него дома. Его родители считали меня частью семьи. Когда я проводила его в армию, нам было по 19 лет. Конечно, думала, что дождусь. Мне пришлось уехать в другой город работать, поэтому проведывать его получалось редко. Приехала только на присягу, и ещё раз через два месяца. Через полгода он охладел ко мне, реже звонил, а когда и звонил, то говорил мало, ничего не рассказывал, постоянно подозревал, что у меня кто-то есть и я с кем-то общаюсь. Эти повторяющиеся разговоры начали напрягать, я ведь на самом деле ни с кем не встречалась. Из-за этих упрёков я разозлилась и начала общаться с его другом. Мы созванивались, гуляли вместе, а через месяц друг сказал ему, что хотел бы завести со мной отношения, раз у нас не складываются. Мой парень, наверное, не ожидал такого поворота, сказал, что знал, что я его не дождусь, наговорил гадостей и мне, и своему другу. Больше мы не общались. Мне кажется, что на него подействовали разговоры в армии: там они друг другу промывают мозги, внушают, что всё девушки плохие и гуляют на гражданке без них. С его другом у нас ничего не сложилось, потому что я общалась с ним, чтобы только своего парня разозлить, а получилось вот так. После расставания я долго не могла построить ни с кем долгих отношений, внутри грызло чувство вины. А он спустя пару лет после армии женился, думаю, что у него всё хорошо. Я полгода назад тоже вышла замуж. Сейчас, конечно, понимаю, что в чём-то я была не права. Нужно было сначала поговорить и разобраться во всём с ним, а не кидаться из крайности в крайность. Но, видимо, не судьба, раз у нас ничего не получилось».

«Парень мне доверял»

Анастасия Адерихо. Фото предоставлено героиней материалаАнастасия Адерихо: «Я ждала парня из армии в 2014 году, он служил в Уручье. К этому времени у нас были довольно крепкие чувства. Мы встречались уже около четырёх лет. Мы были честны в отношениях, не обманывали и не передавали друг друга. Сомнений в том, что армия что-то изменит, не было.

На проводах в армию сказала ему и всем присутствующим, что обязательно дождусь, и каждый месяц старалась приезжать к нему. Привозила еду, сладости, и мы проводили время вместе.

Были времена, когда мы не виделись, потому что я училась заочно в институте. Сессии были по 5−6 недель, а ещё работа. Свободного время не было совсем.

Когда не виделись долго, было тоскливо. Но парень мне доверял и знал, что если не смогла приехать, то действительно не было возможности. В такие моменты спасали звонки. Первый месяц с телефонами было очень сложно, а после присяги стало полегче.

В то время, когда он был в армии, я жила обычной жизнью, понимала, настраивала себя так, что это время нужно просто переждать, всё скоро закончится. Хотя, конечно, хотелось, чтобы он поскорее вернулся, потому что я очень скучала.

Время, которое я была с ним, когда приезжала на свидания, пролетало как 10 минут, хотя проводила там весь день, но его всегда было мало.

В день «дембеля» я была на работе. Он пришёл ко мне с букетом моих любимых красных роз. Это было неожиданно и приятно. Вскоре, 14 февраля 2016 года, он мне сделал предложение, и этим же летом мы поженились.Фото предоставлено героиней материалаПосле армии мой парень не изменился, а наоборот, стал ещё лучше. Ничуть не жалею об этом этапе в нашей жизни».

admin