Уступка права требования по алиментным обязательствам

Содержание

Уступка права требования (цессия)

Перемена кредитора возможна на одном из двух оснований:

на основании акта законодательства;

на основании договора уступки права требования (договора цессии).

Замена кредитора в обязательстве согласно акту законодательства возможна в следующих случаях:

— в случае универсального правопреемства в правах кредитора, когда все права и обязанности последнего переходят к другому лицу ( например, в порядке наследования или реорганизации юридического лица);

— в случае перевода прав кредитора на другое лицо согласно решению суда (например, в порядке ст.253ГК осуществляется перевод прав покупателя доли в общей собственности);

— в случае исполнения основного обязательства поручителем , к нему переходят все права кредитора по обязательству (ст.345ГК);

— в случае перехода к страховщику, выплатившему страховое возмещение, прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация) в порядке ст.855ГК.

Замена кредитора на основании договора называется уступкой права требования или цессией. Кредитор, передающий свое право требования (первоначальный кредитор), называется цедентом, а принимающий право требования (новый кредитор) — цессионарием. Например, торговая фирма имеет задолженность по кредиту перед банком, а иная коммерческая организация приобретает у банка задолженность торговой фирмы, т.е. принимает право требовать исполнения от торговой фирмы в свою пользу. В этом случае передача банком коммерческой организации права требовать исполнения будет цессией, банк — цедентом, а коммерческая организация — цессионарием.

По доминирующей в юридической науке точке зрения уступка требования не является самостоятельным договором. Одним из веских аргументов, подтверждающих данное мнение, является тот, что, если бы договор цессии являлся самостоятельным договором, отличным, например, от договора дарения, то это дало бы возможность обойти запрет безвозмездной передачи прав, в частности, между коммерческими организациями. Чаще всего цессия происходит на основании договора купли-продажи, т.к. в силу п.4 ст.424 ГК нормы Кодекса о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. Точно так же для цессии могут использоваться другие столь же традиционные гражданско-правовые договоры, опосредующие реализацию имущества, например, такие, как мена.

Следует особо выделить договоры, для которых переход прав составляет специальный предмет. Один из них — договор финансирования под уступку денежного требования, предметом которого являются права требования по различным договорам (купли-продажи, выполнения работ, оказания услуг и т.д.) и который регулируется правилами гл.43 ГК и специальным законодательством.

Для уяснения сущности цессии важное значение имеет определение ее соотношения с регрессом. П.1 ст.353 ГК содержит специальную оговорку о том, что нормы о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям. Принципиальное различие регресса и цессии состоит уже в самом значении их для соответствующего права: регресс порождает право, а при цессии передается возникшее право.

В соответствии со ст. 355 ГК требования, переданные другому лицу, переходят к новому кредитору в таком же объеме, в каком они принадлежали первоначальному кредитору. В частности, для нового кредитора сохраняют силу условия о залоге, поручительстве, процентах, иных способах обеспечения обязательств, а также другие связанные с требованиями права, если стороны не достигли по ним иного соглашения. Равным образом и должник имеет право предъявлять новому кредитору все те претензии, которые он имел к первоначальному кредитору на момент уведомления должника об уступке прав (ст.357 ГК).

На практике уступка права иногда производится только на взыскание причитающихся кредитору санкций за нарушение договора. Такие сделки неправомерны, т.к. обязанность по уплате санкций неразрывно связана с основным обязательством, сторонами которого неизменно остаются прежний кредитор и должник.

По общему правилу согласие должника на уступку права требования не требуется, поскольку личность кредитора обычно не оказывает какого-либо влияния на исполнение обязательства должником. Однако в тех случаях, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника (художник согласился нарисовать именно женский портрет, а не мужской), для уступки требования необходимо согласие должника (п.2. ст.353 ГК).

Несмотря на то, что согласие должника на уступку права требования не требуется, он должен быть письменно уведомлен о переходе прав кредитора к другому лицу, в противном случае исполнение, произведенное должником первоначальному кредитору, должно считаться надлежащим и освобождает должника от исполнения обязательства новому кредитору (п.3. ст.353 ГК).

Права, неразрывно связанные с личностью кредитора, не могут быть переданы третьим лицам. Особо закон упоминает такие права, как требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, которые в силу личного характера не могут быть переданы в порядке уступки требования (ст.354 ГК). Стороны также могут предусмотреть в договоре условие, по которому кредитор будет лишен возможности уступить права требования третьему лицу.

Статья 355 ГК позволяет сделать вывод о еще одном ограничении передаваемых прав: нельзя передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи. Из этого вытекает и то, что нельзя передать право, которое уже не принадлежит кредитору. Как правило, требование уступается первоначальным кредитором новому кредитору с целью погашения задолженности первоначального кредитора перед новым, возникшей из какого-либо договора между ними (в результате уступки требования производится зачет взаимных требований первоначального и нового кредиторов). Однако законодательством не запрещается уступка первоначальным кредитором требования лицу, с которым на момент передачи права требования его не связывают никакие обязательства.

Договор цессии: 25 вопросов от должника и кредиторов

При этом необходимо учитывать запрет, установленный законом в отношении договоров дарения между коммерческими организациями (ст.546 ГК). Поэтому первоначальный кредитор может уступить новому кредитору требование в счет выполнения последним какого-либо обязательства в будущем.

Уступка права требования должна быть совершена в определенной законом форме. Статья 360 ГК устанавливает, что уступка может быть совершена только в той форме, которая установлена для совершения сделки, права по которой уступаются. Так, если уступаются права по сделке, требующей простой письменной формы, уступка права должна быть также совершена в простой письменной форме; если законом установлено требование о государственной регистрации сделки, то уступка также требует государственной регистрации. Соблюдение формы уступки требования служит еще и доказательственной цели, поскольку должник не обязан исполнять обязательство любому лицу, объявившему себя новым кредитором. В соответствии со ст. 356 ГК должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу, а кредитор, в свою очередь, несет обязанность передать лицу, которому он уступил требование, документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

Кредитор, уступивший право требования, не может нести ответственность перед новым кредитором за неисполнение обязательства должником, ибо он передает то требование, которым обладает сам (исключение составляет случай, когда первоначальный кредитор поручился за должника). Однако цедент несет ответственность за действительность передаваемого требования (ст.361 ГК).

Дата добавления: 2014-12-08; просмотров: 589;

Проблема защиты интересов должника возникает не только в сделках с предполагаемым кредитором, но и с бесспорным цессионарием. В последнем случае встает вопрос о средствах защиты должника по иску кредитора. При решении этого вопроса следует исходить из общепризнанного принципа, согласно которому сам факт уступки не может быть основанием для ограничения круга его возражений цессионарию по сравнению с цедентом. Если должник по иску цедента может заявить в свою защиту, что требование не возникло или отпало впоследствии или признано погашенным, просрочено или оспорено, то с помощью этих же самых аргументов он может защищаться и от иска цессионария ( § 404 ГГУ, ст. 169 швейцарского Закона об обязательственном праве, § 1396 АГУ ).

Регулирование цессии в странах романской правовой семьи

Французский ГК регулирует проблему уступки требования в торговом праве в соответствии со взглядами правоведов XVIII века: цедент – всегда продавец, цессионарий – всегда покупатель ( ст.1689 ФГК ). Причина этого заключается в том, что во Франции уступка требования никогда не рассматривалась как «абстрактная» сделка. В итальянском же ГК 1942 г., наоборот, уступка помещена в разделе «Общие положения об обязательствах». В этом же разделе регулируются ответственность цедента, касающаяся подлинности его требования к должнику и платежеспособности последнего.

Правопорядки стран романской правовой семьи также исходят из того, что требование переходит к цессионарию на основании договора об уступке и без согласия должника ( ст.1260 ИГК ). Действие этого принципа во французском праве можно вывести из текста ст.1689 ФГК. Согласно этой статье, при цессии переход права требования от цедента к цессионарию осуществляется путем передачи документа, наличие этого требования засвидетельствовавшего. В отношении третьих лиц уступка требования приобретает силу с момента, когда должник получит извещение от цедента или цессионария о вручении ему судебным исполнителем уведомления об уступке, или с момента, когда должник подтвердил свое «признание» факта уступки требования цессионарию документом, заверенным судом или нотариусом. Отсюда следует, что договор цессии ведет лишь к относительной уступке требования, то есть ограниченной внутренними отношениями между цедентом и цессионарием. И эта точка зрения является господствующей во французской и итальянской доктрине.

Статья 1690 ФГК имеет ряд очень важных последствий: если должник не получит уведомление или не подтвердит официальным документом свое «признание» цессии, он может погасить требование цеденту, который остается его кредитором. Более того, он не только может, но и должен сделать это, ибо если нет ни «уведомления», ни «признания», то он не может защищаться от предъявленного ему цессионного иска об уступке требования цессионарию каким-либо иным образом.

Судебная практика так или иначе стремиться смягчить ригоризм этих принципов. Так, признается что врученное должнику письменное исковое заявление цессионария можно рассматривать в качестве «уведомления», если по своему содержанию оно не оставляет сомнения в приобретении цессионарием права на иск на основании уступки требования.

Уступка права требования по алиментным обязательствам возможна

Далее, суды отнюдь не всегда требуют, чтобы «признание» уступки требования подтверждалось официальными документами в соответствии со ст. 1690 ФГК.

Если цедент последовательно уступил требование двум или более цессионариям, то право требования приобретает не тот, кому оно было уступлено первым, а тот, кто первым уведомил об этом должника ( ст. 1265 ФГК ).

Само собой разумеется, что участники делового оборота более чем кто-либо заинтересованы осуществлять уступку требований без особых формальностей, причем таким образом, чтобы цессионарий мог выступать как обладатель права требования в отношении не только должника, но и цедента и его кредиторов, равно и реализовывать это свое право в случае банкротства. Если, например, предприниматель хочет обналичить задолжность ему его клиентов до наступления сроков платежа или использовать свои требования к ним как гарантию для получения кредита, он должен обладать возможностью уступить их с действием в отношении всех и каждого без официального согласия на то его должников. Нормы, регулирующие цессию в ФГК – особенно из-за ст.1690 – для подобного рода операций мало пригодны. На практике ищут и находят иные пути. Один из путей осуществления цессии в обход ст. 1690 заключается в том, что требования, подлежащие уступке, включаются в обращающиеся ценные бумаги, главным образом в векселя. И когда кредитор выписывает вексель должнику и посредством индоссамента переводит его на третье лицо, то упомянутые выше требования также переводятся на это лицо. Кроме того, в самом ФГК есть правовой институт «subrogationpersonnel» («замена одного лица другим в обязательственных отношениях»),с помощью которого удается обойти ст.1690 ФГК: если долг уплачивается не должником, а третьим лицом, то это третье лицо приобретает требования кредитора, при условии, что кредитор дает на то свое согласие.

Цессия в странах общего права

В английском праве идея об уступке права требования без соблюдения особых формальностей и соответственно осуществления его цессионарием в отношении должника также постепенно пробивала себе дорогу. Первыми признали этот принцип суды права справедливости. Они должны были действовать, как если бы уступленное право требования относилось к их компетенции. А так случалось только тогда, когда речь шла об имущественных требованиях, например, о праве требования владельца имущества на свою долю наследства по завещанию. Что же касается уплаты цены товара, зарплаты, аренды или возврата кредита, то речь шла о требовании по общему праву.

В отношении этих требований, то есть по общему праву, иск должен был предъявляться цедентом или от его имени, а не цессионарием. В случае же отказа цедента предъявить иск от его имени цессионарий мог заставить его это сделать посредством предварительного иска по праву справедливости. Закон о юрисдикции 1873 года эти две независимые юрисдикции соединил, равно как и нормы, разработанные ими, и существенным образом упростил право цессии: хотя цеденту было необходимо участвовать в иске к должнику по общему праву, цессионарий мог ввести его в основной иск, поскольку суд, который рассматривал данное дело, обязан был применять нормы не только общего права, относящиеся к иску против должника, но и принципы права справедливости, которые действовали в отношении иска к цеденту. До сих пор, однако, действует принцип, согласно которому иск цессионария к должнику по общему праву отклоняется, если к этому иску не присоединился цедент, или – при условии, что цедент к этому не готов, — не подается совместный иск цессионария и цедента с согласия последнего.

Закон о юрисдикции 1873 г. внес еще одно важное изменение в право цессии с целью избежать этих формальностей. Согласно этому Закону, обладатель «требования по общему праву» мог передать его цессионарию таким образом, чтобы тот мог самостоятельно, бес последующего участия цедента, взыскать с должника. Если уступка требования осуществляется в письменном виде и с подписью цедента, такая, основанная на законе, «уступка требования» действительна в отношении всех при условии, что должник получил письменное уведомление об этом. Если же не соблюдены условия «уступки требования по закону» из-за того, что уступка была осуществлена в устной форме, то такая уступка считается недействительной в качестве «уступки требования по закону». Однако, в этом случае необходимо проверить, не является ли она действительной по праву справедливости. Для этого достаточно, чтобы она соответствовала традиционным нормам права справедливости. И, в частности, такая уступка требования может быть осуществлена в устной форме и без уведомления должника.

Однако следует подчеркнуть, что и в наши дни при «уступке требования» необходимо выяснить, как и до 1873 г., относится ли требование к общему праву или к праву справедливости, так как еще и сейчас, в конце XX века, цессионарий по «праву справедливости, к которому перешло право требования по общему праву» проиграет свой иск должнику, если цедент не является стороной в процессе в качестве истца или ответчика.

В США рудиментарные нормы средневекового цессионного права принесены в жертву современному деловому обороту. Ныне американские суды исходят из того, что цессия, даже будучи совершенной в устной форме и без извещения должника, действительна и что цессионарий может предъявлять иск должнику от собственного имени и без участия цедента.

И в Англии, и в США основным принципом защиты прав должника является предоставление ему возможности использовать против цессионария те же защитные аргументы, которые он мог бы использовать против цедента в момент, когда бы узнал о цессии.

О том, что для действительности уступки требования не имеет значения, был ли должник о ней извещен, ясно свидетельствуют два типичных примера: во-первых, когда кредитор цедента стремиться заполучить уже уступленное требование путем судебного приказа о наложении на него ареста, и, во-вторых, когда цедент осуществляет последовательно многократную уступку одного итого же требования.

В первом случае, согласно общему праву, попытки кредитора наложить арест на уже уступленное требование окажутся бесполезными. И не имеет никакого значения, знал ли должник о цессии, равно как и то, выписан ли судом приказ об аресте требования цедента на основании добросовестного заблуждения в том, что он продолжает оставаться кредитором.

Договор цессии (уступки права права требования) c актом и письмом (уведомлением)

Похожие главы из других работ:

Гражданская дееспособность граждан

2. Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних

Такой дееспособностью наделены несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет и малолетние в возрасте от 6 до 14 лет. Неполная (частичная) дееспособность характеризуется тем…

Гражданско-правовое регулирование договора финансовой аренды (лизинга)

Уступка прав в рамках лизинговой сделки

Уступка прав лизингополучателем Прежде всего необходимо отметить, что лизингополучатель, не являясь собственником имущества, лишен права им распоряжаться, т. е. совершать сделки…

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних

ГЛАВА 1. ЧАСТИЧНАЯ ДЕЕСПОСОБНОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних

2. Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних

Такой дееспособностью наделены несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет и малолетние в возрасте от 6 до 14 лет. Неполная (частичная) дееспособность характеризуется тем…

Объекты интеллектуальных прав и их делимость

Словосочетание "уступка патента"

Обе спорящие стороны употребляют словосочетание "уступка патента". Это словосочетание не совсем точно. Ведь в соответствии со ст.1354 ГК РФ патент на изобретение представляет собой документ…

Особенности дееспособности несовершеннолетних

2.1 Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних

Справедливо отмечалось, что состояние ребенка как субъекта права обеспечивается специальным механизмом содействия в реализации и защите его прав. Этот механизм обеспечивается действиями родителей, усыновителей, опекунов и попечителей…

Перемена лиц в обязательстве

2.1. Уступка права требования по договору

Особый интерес представляют вопросы, касающиеся специальной правосубъектности кредиторов, а также связанные с заменой кредитора в обязательстве при сохранении содержания самого обязательства. По мнению некоторых практиков…

Правоотношения, правоспособность и дееспособность как важнейшие категории права

3.3 Частичная дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет

В литературе высказывалось мнение, что дети в возрасте до 14 лет полностью недееспособны. Такой вывод пытались обосновать тем…

Правоспособность и дееспособность граждан

7. Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних.

Прекращение обязательств

2.3 Уступка требования

В случае уступки требования (ст.412 ГК РФ) должник вправе зачесть против требования цессионария (финансового агента) свое встречное требование к цеденту (клиенту). Зачет производится, если требование возникло по основанию…

Прекращение обязательств

2.3 Уступка требования

В случае уступки требования (ст.412 ГК РФ ст.412 ГК РФ) должник вправе зачесть против требования цессионария (финансового агента) свое встречное требование к цеденту (клиенту). Зачет производится, если требование возникло по основанию…

Процессуальные права и обязанности сторон

1.2 Частичная гражданская процессуальная дееспособность

В согласовании с ст.46.п.2 ГПК РК полномочия, воли и оберегаемые законодательством круг интересов не достигших совершеннолетия в годе с 14-ти вплоть до 18-ти года, а кроме того людей, общепризнанных к здоровыми…

Сделки, направленные на изменение сторон в обязательствах

3. Уступка регрессных требований

Разные учёные неодинаково комментируют ч.

О договоре цессии. Переуступка долга.

2 п. 1 ст. 382 ГК РФ: "Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям". Так, Е.В. Кабатова поясняет: "При регрессных требованиях уступка требования не допускается…

Уступка права требования предоставления кредита

1. Уступка права требования предоставления кредита

В отношении уступки права требования предоставления кредита в правовой науке высказываются различные точки зрения — от полного запрета на подобную уступку до возможности уступки заемщиком принадлежащего ему права без каких-либо ограничений…

Уступка права требования предоставления кредита

2. Уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов

Исполнив обязательство по предоставлению кредита, банк рассчитывает на возврат переданной суммы денежных средств в некотором увеличенном размере с учетом процентов годовых, начисляемых в качестве платы за использование кредита…

Рассмотрев запрос, Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь сообщает, что осуществление консультаций по вопросам хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства не входит в компетенцию Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь.

Однако поскольку вопросы, поставленные в запросе, представляют интерес с правовой точки зрения, ответы наших специалистов на них можно будет прочесть в ближайшем выпуске журнала "Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь".

Вопросы коммунального унитарного предприятия "А":

1. Предприятие сталкивается с необходимостью истребовать просроченную дебиторскую задолженность, а также платить по собственным счетам. Одним из выходов из сложившейся ситуации является уступка требования на возмездной основе. Однако при рассмотрении хозяйственных споров, в основе которых используются договора уступки требования, возникает ряд вопросов, связанных разграничением возмездной уступки требования и договора факторинга.

Просим разъяснить, какие договора являются возмездной уступкой требования, не являются факторингом, следовательно, носят правомерный характер и не влекут за собой неблагоприятных последствий в виде признания сделки недействительной.

2. Можно ли передавать посредством договора уступки требования только права на пеню и проценты по статье 366 Гражданского кодекса Республики Беларусь?

Вопросы научно-производственного частного унитарного предприятия "Б":

1. Будет ли считаться факторингом уступка права требования, если новый кредитор возмещает первоначальному кредитору сумму, равную размеру уступаемого требования, однако при этом пользуется своим правом на взыскание пени и процентов за пользование чужими денежными средствами?

2. Может ли поставщик после погашения основного долга получателем заключить договор уступки права требования с третьим лицом (новым кредитором), передав ему право требования как имущественное право на взыскание с получателя суммы штрафных санкций — пени и процентов за пользование чужими денежными средствами?

3. Норма статьи 359 Гражданского кодекса Республики Беларусь, допуская в качестве общего правила уступку права требования, указывает наряду с общими случаями запрета перехода права кредитора случаи, при которых уступка требования не допускается. В этой связи, поскольку, по нашему мнению, сумма штрафных санкций не является платой за поставленную алкогольную продукцию, вправе ли поставщик уступить третьему лицу (новому кредитору) право требования с получателя — должника суммы штрафных санкций.

Ответ:

1. Правовому регулированию перемены лиц в обязательстве посвящена глава 24 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), само название которой указывает на то, что данные правоотношения вытекают из обязательства.

Вместе с тем при заключении договоров уступки требования юридические лица и индивидуальные предприниматели должны учитывать положения статьи 392 ГК, которые устанавливают, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством. Это означает, что поведение участников договорных отношений регулируется как самим договором в силу их права по своему усмотрению определять свои права и обязанности, так и нормами актов законодательства, распространяющих свое действие на договор исключительно в силу характера содержащихся в них предписаний.

ГК прямо не регламентировано, какие условия договоров уступки требования являются существенными для действительности этого типа договоров. В связи с этим исходя из действия общей нормы, закрепленной в части второй пункта 1 статьи 402 ГК, единственным существенным условием договоров, связанных с переменой лиц в обязательстве, следует признать условие о его предмете. Следовательно, если условие о предмете договора не определено текстом договора, то такой договор должен быть признан судом незаключенным со всеми вытекающими последствиями.

Следует также отметить, что положениями части первой статьи 401 ГК определено, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Если правила, содержащиеся в части первой статьи 401 ГК, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Согласно пункту 1 статьи 353 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства. Из смысла этой нормы Закона следует, что в договоре об уступке требования следует указывать, какое требование передается и на каком обязательстве оно основано.

Одной из наиболее распространенных ошибок, совершаемых при заключении договоров уступки требования, является отсутствие в договорах четкого указания на конкретное обязательство, из которого возникло требование. Контрагенты, согласовав в договоре сумму уступаемого денежного требования и указав договор, из которого это требование вытекает, считают, что предмет договора уступки требования определен ими надлежащим образом. Однако представляется, что это не так. Договор и обязательство — понятия не тождественные. Договор является основанием возникновения обязательства. Отсутствие в договоре уступки требования указания на обязательство, по которому требование уступается, влечет беспредметность договора, что в силу части первой ст. 402 ГК является основанием признания такого договора незаключенным.

Постановлением Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21 апреля 2001 г. N 7 "Об обзоре судебной практики рассмотрения споров, возникающих в связи с уступкой требования (цессией) и переводом долга" (далее — постановление Президиума) установлено, что при заключении договора перевода долга либо же уступки требования стороны должны соблюдать такое существенное условие, как указание обязательства, из которого вытекает обязанность по погашению образовавшейся задолженности или право требования. Помимо этого, необходимо также определять характер юридической связи между сторонами договора, то есть на каких условиях кредитор уступает право требования или же новый должник принимает долг.

В соответствии с требованиями статьи 355 ГК право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Таким образом, в случае перехода прав кредитора от одного лица к другому лицу само обязательство остается неизменным, изменяется лишь одна из сторон указанного обязательства, то есть вместо одного лица на стороне кредитора возникает другое лицо.

Таким образом, договор уступки требования не относится к формам прекращения обязательств (как денежных, так и неденежных), так как влечет замену лиц в обязательстве, но не прекращает обязательства. Учитывая это, невозможно определить форму прекращения переданных обязательств, рассматривая только один договор уступки требования. В связи с этим при определении формы прекращения обязательств по договорам уступки требования организациям следует руководствоваться первоначальным основным договором, при заключении которого возникли обязательства у сторон.

Кроме того, согласно пункту 2 статьи 353 ГК для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законодательством или договором.

Вместе с тем, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Нормами статьи 356 ГК установлено, что кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

Под документами, удостоверяющими право требования, понимаются, прежде всего, оригинал договора, являющегося основанием возникновения обязательства, требование по которому передается, а также подлинники любых иных документов, позволяющих определить обязательство, объем и сущность передаваемых требований: счета, платежные документы, накладные, акты сверки расчетов, акты приемки-сдачи работ и т.д. Для избежания судебных споров в договорах уступки требования представляется целесообразным указывать: перечень документов, которые должны быть переданы первоначальным кредитором новому, сроки передачи документов, дату вступления договора в силу.

Необходимо также обратить внимание на то обстоятельство, что в соответствии с пунктом 1 статьи 359 ГК уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит законодательству или договору.

Согласно статьям 360, 361 ГК уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Заключив договор уступки требования, первоначальный кредитор теряет все свои права и не может требовать от приобретателя никаких денежных сумм, полученных приобретателем от должника.

Порядок проведения факторинговых операций на территории Республики Беларусь регулируется ГК (глава 43, статья 772), Банковским кодексом Республики Беларусь от 25 октября 2000 г. (далее — БК), а также Правилами проведения банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями финансирования под уступку денежного требования (факторинга), утвержденными постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 30 августа 2001 г. N 229.

Понятие факторинга приведено в статье 155 БК, согласно которой по договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) одна сторона (фактор) обязуется другой стороне (кредитору) вступить в денежное обязательство между кредитором и должником на стороне кредитора путем выплаты кредитору суммы денежного обязательства должника с дисконтом. Под дисконтом понимается разница между суммой денежного обязательства должника и суммой, выплачиваемой фактором кредитору.

Переуступка права требования долга в различных ситуациях и особенности такого договора

При этом дисконт может исчисляться в виде процентов, начисленных на сумму денежного обязательства.

В соответствии с частью первой статьи 14 БК финансирование под уступку денежного требования (факторинг) является банковской операцией, которая в силу статьи 93 БК подлежит лицензированию.

В указанном постановлении Президиума отмечено, что договор факторинга представляет собой частный случай уступки требования, однако его особенностью является то, что в качестве фактора может выступать лишь специализированная организация (банк, кредитная организация), которая имеет соответствующее разрешение на осуществление таких действий.

Нормами части четвертой статьи 14 БК установлено, что такая операция, как приобретение права (требования) исполнения обязательств в денежной форме от третьих лиц, не относится к банковским операциям (т.е. операциям, которые могут совершать исключительно банки и небанковские кредитно-финансовые организации). Согласно постановлению Президиума, если по договору уступки требования новый кредитор обязуется не позднее установленного срока перечислить первоначальному кредитору сумму неисполненного должником обязательства за вычетом предусмотренного сторонами вознаграждения, то условие о выплате вознаграждения противоречит сущности договора уступки требования — по такому договору первоначальный кредитор не вправе требовать от нового кредитора денежных сумм.

В данном случае условия заключенного между сторонами договора соответствуют договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга), по которому фактор выплачивает кредитору часть суммы денежного обязательства должника с переходом прав кредитора фактору (статья 772 ГК).

Следует также отметить, что уступка требования в первую очередь направлена на смену лиц в обязательстве, на замену кредитора. Тогда как для факторинга смена лиц в обязательстве является второстепенной, а его главная цель — получение финансирования.

2. Положениями статьи 355 ГК установлено, что если иное не предусмотрено законодательством или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

В постановлении Президиума отмечено, что удовлетворение хозяйственным судом в полном объеме требования нового кредитора о взыскании с должника суммы долга и пени за просрочку исполнения обязательства является правильным исходя из того, что размер, срок и условия исполнения обязательства не изменяются при уступке требования.

Положения ГК об объеме уступаемых прав носят диспозитивный характер и допускают возможность соглашения сторон об ином, чем указано в статье 355 ГК, объеме прав, передаваемых новому кредитору.

Из анализа нормы статьи 355 ГК представляется, что уступка требования прав, обеспечивающих исполнение обязательства, в отрыве от основных обязательств недействительна.

Заместитель Председателя А.П.Егоров

Уступка права требования (цессия)

Перемена кредитора возможна на одном из двух оснований:

на основании акта законодательства;

на основании договора уступки права требования (договора цессии).

Замена кредитора в обязательстве согласно акту законодательства возможна в следующих случаях:

— в случае универсального правопреемства в правах кредитора, когда все права и обязанности последнего переходят к другому лицу ( например, в порядке наследования или реорганизации юридического лица);

— в случае перевода прав кредитора на другое лицо согласно решению суда (например, в порядке ст.253ГК осуществляется перевод прав покупателя доли в общей собственности);

— в случае исполнения основного обязательства поручителем , к нему переходят все права кредитора по обязательству (ст.345ГК);

— в случае перехода к страховщику, выплатившему страховое возмещение, прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация) в порядке ст.855ГК.

Замена кредитора на основании договора называется уступкой права требования или цессией. Кредитор, передающий свое право требования (первоначальный кредитор), называется цедентом, а принимающий право требования (новый кредитор) — цессионарием. Например, торговая фирма имеет задолженность по кредиту перед банком, а иная коммерческая организация приобретает у банка задолженность торговой фирмы, т.е. принимает право требовать исполнения от торговой фирмы в свою пользу. В этом случае передача банком коммерческой организации права требовать исполнения будет цессией, банк — цедентом, а коммерческая организация — цессионарием.

По доминирующей в юридической науке точке зрения уступка требования не является самостоятельным договором. Одним из веских аргументов, подтверждающих данное мнение, является тот, что, если бы договор цессии являлся самостоятельным договором, отличным, например, от договора дарения, то это дало бы возможность обойти запрет безвозмездной передачи прав, в частности, между коммерческими организациями. Чаще всего цессия происходит на основании договора купли-продажи, т.к. в силу п.4 ст.424 ГК нормы Кодекса о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. Точно так же для цессии могут использоваться другие столь же традиционные гражданско-правовые договоры, опосредующие реализацию имущества, например, такие, как мена.

Следует особо выделить договоры, для которых переход прав составляет специальный предмет. Один из них — договор финансирования под уступку денежного требования, предметом которого являются права требования по различным договорам (купли-продажи, выполнения работ, оказания услуг и т.д.) и который регулируется правилами гл.43 ГК и специальным законодательством.

Для уяснения сущности цессии важное значение имеет определение ее соотношения с регрессом. П.1 ст.353 ГК содержит специальную оговорку о том, что нормы о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям. Принципиальное различие регресса и цессии состоит уже в самом значении их для соответствующего права: регресс порождает право, а при цессии передается возникшее право.

В соответствии со ст.

Уступка права требования

355 ГК требования, переданные другому лицу, переходят к новому кредитору в таком же объеме, в каком они принадлежали первоначальному кредитору. В частности, для нового кредитора сохраняют силу условия о залоге, поручительстве, процентах, иных способах обеспечения обязательств, а также другие связанные с требованиями права, если стороны не достигли по ним иного соглашения. Равным образом и должник имеет право предъявлять новому кредитору все те претензии, которые он имел к первоначальному кредитору на момент уведомления должника об уступке прав (ст.357 ГК).

На практике уступка права иногда производится только на взыскание причитающихся кредитору санкций за нарушение договора. Такие сделки неправомерны, т.к. обязанность по уплате санкций неразрывно связана с основным обязательством, сторонами которого неизменно остаются прежний кредитор и должник.

По общему правилу согласие должника на уступку права требования не требуется, поскольку личность кредитора обычно не оказывает какого-либо влияния на исполнение обязательства должником. Однако в тех случаях, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника (художник согласился нарисовать именно женский портрет, а не мужской), для уступки требования необходимо согласие должника (п.2. ст.353 ГК).

Несмотря на то, что согласие должника на уступку права требования не требуется, он должен быть письменно уведомлен о переходе прав кредитора к другому лицу, в противном случае исполнение, произведенное должником первоначальному кредитору, должно считаться надлежащим и освобождает должника от исполнения обязательства новому кредитору (п.3. ст.353 ГК).

Права, неразрывно связанные с личностью кредитора, не могут быть переданы третьим лицам. Особо закон упоминает такие права, как требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, которые в силу личного характера не могут быть переданы в порядке уступки требования (ст.354 ГК). Стороны также могут предусмотреть в договоре условие, по которому кредитор будет лишен возможности уступить права требования третьему лицу.

Статья 355 ГК позволяет сделать вывод о еще одном ограничении передаваемых прав: нельзя передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи.

Из этого вытекает и то, что нельзя передать право, которое уже не принадлежит кредитору. Как правило, требование уступается первоначальным кредитором новому кредитору с целью погашения задолженности первоначального кредитора перед новым, возникшей из какого-либо договора между ними (в результате уступки требования производится зачет взаимных требований первоначального и нового кредиторов). Однако законодательством не запрещается уступка первоначальным кредитором требования лицу, с которым на момент передачи права требования его не связывают никакие обязательства. При этом необходимо учитывать запрет, установленный законом в отношении договоров дарения между коммерческими организациями (ст.546 ГК). Поэтому первоначальный кредитор может уступить новому кредитору требование в счет выполнения последним какого-либо обязательства в будущем.

Уступка права требования должна быть совершена в определенной законом форме. Статья 360 ГК устанавливает, что уступка может быть совершена только в той форме, которая установлена для совершения сделки, права по которой уступаются. Так, если уступаются права по сделке, требующей простой письменной формы, уступка права должна быть также совершена в простой письменной форме; если законом установлено требование о государственной регистрации сделки, то уступка также требует государственной регистрации. Соблюдение формы уступки требования служит еще и доказательственной цели, поскольку должник не обязан исполнять обязательство любому лицу, объявившему себя новым кредитором. В соответствии со ст. 356 ГК должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу, а кредитор, в свою очередь, несет обязанность передать лицу, которому он уступил требование, документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

Кредитор, уступивший право требования, не может нести ответственность перед новым кредитором за неисполнение обязательства должником, ибо он передает то требование, которым обладает сам (исключение составляет случай, когда первоначальный кредитор поручился за должника). Однако цедент несет ответственность за действительность передаваемого требования (ст.361 ГК).

Дата добавления: 2014-12-08; просмотров: 588;

admin