Услуги представителя

Владимирский областной суд опубликовал обзор практики, в котором разъяснил спорные вопросы, относительно компенсации сторонам судебных расходов. Преимущественно апелляция рассказывает о применении на практике постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» от 21 января 2016 года.

Редакция приносит извинения читателям, которые могли быть введены в заблуждение публикацией материала об обзоре практики Владимирского областного суда, составленного летом 2016 года, в рубрике «Темы дня», где традиционно появляется более свежая и актуальная информация.

Расходы на оплату услуг представителя присуждаются стороне, выигравшей дело, «в разумных пределах». Какие же пределы следует считать разумными?

Коллегия по гражданским делам делает отсылку к п. 13 постановления Пленума ВС о судрасходах, где сказано, что разумными можно назвать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При этом суд должен учитывать в совокупности ряд обстоятельств: объем заявленных требований, цену иска, сложность дела и его продолжительность, время, затраченное представителем на подготовку процессуальных документов и общий объем оказанных им услуг и т. д. Суд советует также ориентироваться на акты АП Владимирской области, устанавливающие расценки на оказание юридических услуг адвокатами, но напоминает, что, в зависимости от обстоятельств, расценки можно корректировать как в большую, так и в меньшую сторону.

Так, например, Вязниковский городской суд взыскал с проигравшей стороны 160 000 руб. на оплату услуг представителя. Апелляция же посчитала, что компенсация явно завышена и снизила ее размер до 50 000 руб. В определении суд указал, что представитель выполнял письменные работы и участвовал в семи заседаниях, одно из которых проходило в рамках подготовки дела к судебному разбирательству, а два – без рассмотрения его по существу. «Стоимость услуг представителя по данному делу значительно превышала оплату услуг представителя за аналогичные услуги на территории Владимирской области», а значит, была неразумной, отметила апелляция.

Киржачский районный суд решил, что за участие в трех заседаниях и подготовку документов представителю нужно заплатить 150 000 руб. Апелляционная инстанция с этим не согласилась и уменьшила размер выплаты в пять раз, поскольку при расчете надо было пользоваться «местными» расценками, а не учитывать стоимость услуг в Московском регионе, как это сделал суд первой инстанции.

Можно ли признать судебными издержками расходы на оформление доверенности представителя?

Да, если она выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу (абз. 3 п. 2 постановления Пленума ВС о судрасходах). Если же доверенность выдана с возможностью представления участника процесса по иным вопросам в судах и других органах, расходы на ее оформление по смыслу ст. 94 ГПК нельзя признать необходимыми и привязанными к рассмотрению дела, в рамках которого затребована компенсация.

Все тот же Вязниковский горсуд решил компенсировать 2500 руб. судрасходов на оформление доверенности, но не учел, что она «является общей и предоставляет полномочия на участие в любых судах». Ознакомившись с оригиналом документа, облсуд взыскание отменил.

Возможно ли компенсировать судрасходы лицу, которое подало апелляционную жалобу, оставленную без удовлетворения?

Нет, даже если в его пользу принят судебный акт первой инстанции. Вместе с этим с «жалобщика» могут быть взысканы издержки других участников процесса, связанные с рассмотрением жалобы (п. 30 постановления Пленума ВС о судрасходах, ч. 1 ст. 98 ГПК).

Так, например, апелляция изменила определение Ковровского городского суда, который отказал обеим сторонам в компенсации судебных расходов, поскольку ни первоначальный, ни встречный иски не были удовлетворены. При рассмотрении апелляционных жалоб истца и ответчика в облсуде, встречный иск был удовлетворен, соответственно, изменился и расклад с компенсациями. Стороне, жалобу которой отклонили, не только не компенсировали судрасходы, но и взыскали с нее издержки, понесенные процессуальным оппонентом.

Подлежат ли распределению между лицами, участвующими в деле, издержки, понесенные в связи с рассмотрением требований, удовлетворение которых не обусловлено установлением фактов нарушения или оспаривания прав истца ответчиком?

Нет, считает облсуд, ссылаясь на п. 19 постановления Пленума ВС о судрасходах. Так, Муромский городской суд отказал истцу в удовлетворении требований к городской администрации о признании за ним права собственности на 1/3 доли в праве на жилой дом. Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск. После этого мужчина взыскал с муниципалитета более 55 000 руб. компенсации судебных издержек (за подготовку документов, консультации, выдачу справок, оформление доверенностей и пр.). Апелляция же с этим не согласилась, поскольку судрасходы должны быть связаны с состязательностью процесса, вынужденным обращением истца в суд в связи с совершением ответчиком каких-либо действий (бездействия), нарушающих его права. В этом же деле обращение в суд было связано не с противоправным поведением ответчика, а с тем, что мать истца не оформила должным образом документы на недвижимость. Поэтому требовать возмещения судрасходов тот права не имел, указал облсуд.

Должны ли государственные или муниципальные органы, выступающие истцами или ответчиками, платить госпошлину по делам, рассматриваемым ВС, СОЮ и мировыми судьями?

Нет, они освобождены от такой обязанности, согласно положениям подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК. Муромский горсуд в деле, о котором говорилось выше, этого не учел и взыскал с администрации города более 4000 руб. госпошлины, но апелляция исправила и эту ошибку.

Имеют ли право на возмещение судебных издержек третьи лица, участвующие в деле?

Да, подтверждает Владимирский областной суд, но лишь в случае, если они «сражались» в суде на стороне, в пользу которой был принят итоговый судебный акт (п. 6 постановления Пленума ВС о судрасходах).

В качестве примера апелляция приводит дело, в котором жительница города Мурома Л. участвовала в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Городской суд полностью удовлетворил требования ее соседки к коммунальной компании, которая управляет домом. В том числе ограничил использование лифта в ночное время. Л. подала апелляционную жалобу на эту часть решения, а когда ее удовлетворили, потребовала компенсацию в 10 000 руб. за составление документа и участие адвоката в заседании. Горсуд заявление отклонил, указав, что «взыскание судебных расходов в пользу третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, процессуальным законодательством не предусмотрено». Апелляция с этим не согласилась. В ч. 1 ст. 43 ГПК сказано, что третьи лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением ряда прав, среди которых право требовать компенсации судрасходов не значится. А значит, Л. могла требовать возмещения издержек на адвоката.

Какой размер компенсации за услуги представителя надо взыскивать, если между ним и доверителем не был заключен договор с указанием стоимости услуг?

Его работа должна быть оплачена по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги, считают в облсуде.

В качестве примера приводится дело, в котором юрист, не имеющий статуса адвоката, представлял интересы доверителя по поданному им гражданскому иску. Дело тот выиграл, но представителю не заплатил, что и заставило его обратиться в суд, требуя возместить 29 000 руб., из них 21 000 руб. за участие в трех заседаниях, остальные – за подготовку документов и оплату пошлины. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, а апелляция посчитала, что представитель прав, поскольку «сложившиеся между сторонами по делу фактические отношения соответствуют конструкции договора возмездного оказания услуг», но уменьшила затребованную сумму. Так как юрист не является адвокатом, он не может рассчитывать на «адвокатский» гонорар для физлиц, предусмотренный АП Владимирской области (не менее 1000 руб. за консультацию, не менее 3000 руб. за один день письменных работ, не менее 7000 руб. за один судодень в арбитраже). Поэтому плата за участие в заседаниях была снижена до 12 000 руб., а за подготовку документов – до 2000 руб.

Отсутствие статуса адвоката у представителя стороны, выигравшей спор в суде, является одним из самых любимых доводов юристов в попытке минимизировать сумму судебных расходов, подлежащих возмещению с проигравшей стороны. Так ли обоснован и эффективен этот аргумент?

Действительно, согласно ст. 1 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность представляет собой квалифицированную юридическую помощь. При этом законодатель усиливает эту дефиницию, дополняя, что оказывается эта помощь на профессиональной основе. Получение статуса адвоката возможно только при наличии определенных условий и после успешной сдачи экзамена. Однако даже сами юристы, получившие статус адвоката, понимают и открыто говорят о том, что при наличии на экзамене большого количества вопросов требования к глубине и качеству ответов на них весьма условны. Безусловно, наличие статуса адвоката связывает последнего требованиями Кодекса профессиональной этики адвоката. Но насколько часто об этих правилах помнят сами адвокаты? Порой непосредственно в судебных заседаниях они демонстрируют обратное. Тем не менее, аргумент об отсутствии статуса адвоката у юриста, успешно отстоявшего интересы своего доверителя в суде, раз за разом озвучивается оппонентами и очень благосклонно принимается судами.

В то время как, если прибегнуть к буквальному толкованию норм права (так любимому в российской правовой действительности), станет очевидным, что в основу разрешения данного вопроса положен принцип разумности. И этот принцип никоим образом не апеллирует к статусу представителя. Статус адвоката на сегодняшний день не является обязательным для участия в арбитражном споре в качестве представителя. Кроме того, ни в одном нормативно-правовом акте нет указания на то, что размер возмещаемых судебных расходов зависит от факта наличия или отсутствия данного статуса.

Согласно ч.2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разъяснил, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

То есть основным критерием определения, разумна ли та сумма судебных расходов, которая предъявляется к возмещению, является содержание и качество самой юридической услуги. Технически для оценки разумности необходимо определиться с тем, что из себя представляла услуга. Здесь большое значение имеют навыки представителя, помимо всего прочего, предоставить суду анализ оказания юридической услуги как бизнес-процесса. То есть способность юриста чётко определить и показать, из каких конкретно стадий состояло оказание услуг и какие действия каждая из них включала. В качестве иллюстрации и доказательства разумности, я считаю, наиболее целесообразным использовать отчёт об оказанных услугах. Как правило, самым удобным вариантом является сводный отчёт по итогам завершения судебного процесса со ссылками на реквизиты подготовленных документов, даты совершения тех или иных действий.

Такой отчёт позволяет наглядно продемонстрировать суду объём оказанных представителем услуг.

В качестве критериев разумности судебных расходов Верховный Суд РФ называет объем заявленных требований, цену иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. То есть этот перечень является открытым.

Цена иска. Аргумент о высокой цене иска самый распространённый и казалось бы самый понятный. Хотя оценочный характер здесь так же не исключён. Та сумма, которую один судья сочтёт значительной, другому — может показаться заурядной. Самым простым способом аргументировать значимость величины исковых требований можно считать градацию, предложенную самим законодателем в ст. 333.21 НК РФ для определения размера государственной пошлины, подлежащей уплате. То есть иски с ценой более 2 млн. рублей можно отнести к крупным.

Сложнее выглядит ситуация, когда требование носит неимущественный характер. Тут необходимо обосновывать значимость защищаемых интересов для той или иной компании. Насколько нарушение прав могло повлиять на судьбу хозяйствующего субъекта и его функционирование. Самый эффективный вариант — представить это в цифрах.

Продолжительность рассмотрения дела. Безусловно, когда речь идет о комплексном судебном представительстве, большое значение для оценки разумности судебных расходов имеет длительность процесса (количество лет), количество пройденных судебных инстанций, факт возврата дела на новое рассмотрение.

В моей практике есть корпоративный спор, который рассматривался более 2 лет, решение по делу дважды рассматривалось в апелляционной и кассационной инстанциях. Дело было возвращено на новое рассмотрение с целым рядом замечаний суда кассационной инстанции. После завершения рассмотрения дела в пользу моего доверителя при взыскании судебных расходов оппоненты заявили, что дело было простое.

Конечно, этот довод опровергался самими материалами дела. Длительность разрешения спора, отмена при первом рассмотрении дела судебных актов первой и апелляционной инстанции, направление дела на новое рассмотрение, привлечение при повторном рассмотрении дела 9 свидетелей и проведение 5 дополнительных судебных заседаний, большая часть которых длилась по несколько часов, — сами по себе свидетельствуют о том, что спор можно однозначно отнести к числу особо сложных.

Указанные выше доводы оппонентов о простоте спора, безусловно, раздражают, но иногда играют на руку. Поскольку если оппонент считает дело простым, но продолжал в своё время оспаривать решение суда в вышестоящих инстанциях, то он подтверждает тем самым своё недобросовестное процессуальное поведение, стремление затягивать процесс и намеренное создание условий для увеличения судебных расходов, как на стороне своего доверителя, так и на стороне выигравшей спор стороны.

Время, необходимое на подготовку процессуальных документов. В данном случае этот критерий, я считаю, необходимо рассматривать с двух сторон: 1.) Насколько срочно представителю пришлось готовить те или иные процессуальные документы. Когда процессуальный противник предоставляет все свои документы в последний момент, это увеличивает нагрузку на другого представителя. Такое процессуальное поведение оппонента(ов) требует оперативной реакции, и такие услуги не могут стоить дёшево. 2.) Каков в целом объём и содержание процессуальных документов, и какое минимальное время необходимо для качественной подготовки этих процессуальных документов. Данный критерий тесно связан с тематикой спора. При наличии в деле большого объема бухгалтерской документации, её анализ может занимать от нескольких дней до нескольких недель. Что не может не увеличивать стоимость оказываемых юридических услуг.

Сложность дела. Более оценочного критерия в этом списке нет. По сути он предполагает синтез всех остальных критериев. Однако опираться в этом вопросе на что-то систематизированное и признанное судейским сообществом всё же необходимо. Так, например, существует Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 №167 «Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах Российской Федерации». В данном документе обозначены категории дел от менее сложных дел до дел особо сложных (исходя из правовой природы экономического спора). Сложно отрицать, что корпоративный спор или спор, связанный с защитой права собственности, относится к категории дел особой сложности, учитывая, что именно таковым он признаётся при оценке работы самих судей.

В качестве аргумента в пользу сложности дела также целесообразно указать большой объём применяемых к спорным правоотношениям правовых норм, а также их отношение к различным отраслям права. То есть когда отстаивание интересов доверителя в судебном процессе требует от представителя глубоких знаний в разных отраслях права.

При определении разумности могут учитываться и другие обстоятельства. К ним я отнесла бы:

  1. наличие большого количества свидетелей в арбитражном процессе, продолжительность их допроса и развернутость списка вопросов, подготовленных представителем выигравшей спор стороны.
  2. количество участвующих в деле лиц, а также степень их участия (заявлялись ими самостоятельные требования или нет, активно участвовали в процессе или нет). Значение имеет также, кто именно был привлечён в процесс (были ли это коммерческие организации, органы государственной или муниципальной власти, правоохранительные органы).
  3. проведение в рамках судебного разбирательства экспертиз, их содержание и сложность (комплексность). Объем и содержание подготовленных для экспертов представителем вопросов, их качество. Степень вовлечения юриста в проведение экспертизы (выезды на место, участие в осмотре и т.д.).
  4. наличие у юриста дополнительных навыков, которые потребовались для полноценного представления интересов доверителя в данном споре, объем их применения.
  5. сложность и время, необходимое для поиска и предоставления суду доказательств. Такие ситуации возникают, когда ряд обстоятельств дела могут быть подтверждены материалами иных судебных дел, материалами проверок, проведённых правоохранительными органами, когда требуется сбор доказательств в виде официальных справок и ответов от третьих лиц, сбор большого объема сведений из общедоступных источников, их анализ, структурирование и т.п.
  6. соотношение количества представителей на одной и на другой стороне спора.

В моей практике были случаи, когда оппонент нанимал сразу нескольких юристов (адвокатов) для представления своих интересов. Это, безусловно, право оппонента так усиливать свою позицию, но в таком случае доводы об отсутствии у единственного представителя выигравшей стороны статуса адвоката будут выглядеть совсем несуразно. Как впрочем и доводы о простоте судебного дела.

  1. наличие в деле нескольких однородных требований или многоэпизодность дела.
  2. отсутствие сложившейся правоприменительной арбитражной практики по вопросу, рассматриваемому в рамках дела.

В пункте 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 №82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» указано, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

Это любопытно, поскольку возникает вопрос: применимы ли рекомендации о порядке определения размера вознаграждения адвокатов соответствующего региона в качестве доказательства (или некоего ориентира), когда речь идёт о юристе, не обладающем статусом адвоката? Я знаю один такой пример, но это скорее исключение из правил. В той ситуации, помимо всего прочего, в материалах дела было письмо официального органа о том, что стоимость услуг адвокатов и юристов, не обладающих соответствующим статусом, отличаются несущественно.

Поэтому, я считаю, что при обосновании разумности предъявляемых к возмещению судебных расходов лицам, не являющимся адвокатами, лучше прибегать к иным доказательствам.

Органы статистики, к сожалению, не обладают достаточным объемом данных для того, чтобы предоставить их в качестве справки в судебные органы. При сложившихся обстоятельствах в качестве доказательства разумности взыскиваемых судебных расходов можно использовать заключения экспертов (самый достоверный, доказательственно сильный, но дорогостоящий вариант), можно запросить официальные справки у коллег (с указанием всех параметров дела и периода рассмотрения спора), а также воспользоваться сведениями из общедоступных источников (сайты юридических компаний, если на них размещаются прайс-листы). Последний вариант наименее достоверный и подходит для случаев, когда дело не носило экстраординарный характер. В то время как предоставление справок или официальных ответов юристов-коллег о стоимости аналогичных услуг является оптимальным способом решения этого вопроса.

Как видно из анализа основных критериев разумности судебных расходов, ни один из них напрямую не имеет отношения к наличию или отсутствию статуса адвоката. Более того, Верховный Суд РФ разъяснил, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле. Я считаю, что эту рекомендацию можно толковать расширительно и рассматривать её в целом, как указание на то, что основополагающим критерием оценки должно быть только качество оказываемой услуги/услуг, а не статус представителя.

Таким образом, если убедительно и детально аргументировать разумность судебных расходов, довод об отсутствии у представителя стороны, выигравшей спор в суде, статуса адвоката не будет иметь доказательственной силы.

Нельзя не отметить, что одной из проблем развития практики по вопросам возмещения судебных расходов, на мой взгляд, является то, что суды при вынесении определений о взыскании судебных расходов, даже если учитывают все доводы представителя, полноценный анализ им в судебном акте не дают или делают это очень скупо. Аналогичным образом выглядит ситуация с мотивами, по которым суд отвергает те или иные доводы сторон. Существуют редкие исключения из этого правила, благодаря которым в рассматриваемом вопросе всё же иногда случаются принципиальные сдвиги.

Обозначу сразу, что я за то, чтобы квалификация юристов была высокой и требовала получения время от времени определённого подтверждения. Этому вопросу я даже в своё время посвятила отдельную главу в своей дипломной работе «Правовые проблемы возмездного оказания юридических услуг», но я не согласна с тем, что наличие или отсутствие статуса адвоката в нашей сегодняшней правовой реальности может и имеет право предопределять разрешение вопроса о том, разумна заявленная к возмещению сумма судебных расходов или нет.

По правилам, установленным АПК РФ, с проигравшей судебный процесс стороны в пользу выигравшей стороны взыскиваются судебные расходы. В их состав по заявлению сторон могут включаться затраты на оплату услуг представителя (физического или юридического лица), который осуществлял ведение дела (либо оказывал отдельные услуги: подготовка искового заявление, участие в заседании, составление ходатайств и т.п.).

Особенности, на которые следует обратить внимание.
– Уменьшение судом суммы расходов на представителя, подлежащей взысканию.
– Как определяются конкретные суммы, используемые в качестве разумных пределов?
– Возмещение расходов при установлении размера оплаты услуг в зависимости от результата (гонорар успеха).
– Распределение расходов при частичном удовлетворении исковых требований.

В 2016 году Пленум Верховного суда РФ дал новые разъяснения относительно возмещения судебных издержек (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»), в которых были изложены некоторые новые тезисы в отношении, в том числе, и компенсации расходов на представителя.

В данной статье мы постараемся рассмотреть основные вопросы возмещения расходов стороны на оплату услуг представителя с учетом последних изменений законодательства и судебной практики.
Особенности, на которые следует обратить внимание.
1) Расходы на представителя взыскиваются только по заявлению стороны.
Если вопрос о распределении иных судебных издержек по правилам АПК РФ должен разрешаться судом самостоятельно (хотя на практике, как правило, судьи без соответствующего ходатайства не разрешают даже вопрос о распределении государственной пошлины), то компенсация услуг представителя происходит исключительно в заявительном порядке.
2) Возмещению подлежат только фактически понесенные и подтвержденные издержки.
Это означает, что если вы требуете компенсации оплаты юридических услуг, оплата должна быть фактически произведена на момент предъявления требования. В качестве доказательств понесенных расходов как правило представляются:
– Договор на оказание юридических услуг или иной документ, подтверждающий предмет оплаченных услуг.
– Платежное поручение (при безналичном расчете), кассовый чек, кассовый ордер, квитанция (при оплате наличными), акт приема-передачи денежных средств.
3) Расходы не всегда могут быть взысканы в полном объеме. Довольно часто судьи принимают решение о взыскании лишь части затраченных средств на представителя.

Уменьшение судом суммы расходов на представителя, подлежащей взысканию.
Сумма затрат на услуги представителя, равно как и других издержек на ведение дела, подлежащая взысканию с проигравшей стороны, может быть уменьшена судом.
В соответствии с АПК РФ возмещению подлежат расходы в разумных пределах. При этом согласно разъяснениям Верховного суда от 2016г. разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, объем материалов дела, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.
Как видно из позиции Верховного суда, при определении разумности размера расходов должны использоваться объективные критерии, определяющие объем и сложность оказываемых услуг, а субъективные особенности конкретного исполнителя, оказывающего услуги, при этом никаким образом не учитываются (о недопустимости обоснования размера вознаграждения известностью исполнителя напрямую указано в Верховным судом РФ).
Означает ли это, что при использовании исключительно критериев, указанных Верховным судом, в расчет не будет приниматься рейтинг, квалификация и репутация представителя (или юридической компании)?
Предположим, что ответ на этот вопрос положительный. То есть тот факт, что Вы обратились за юридической помощью к известному адвокату или в крупную международную организацию, имеющую хорошую репутацию на рынке, и заплатили сумму, превышающую среднерыночную стоимость подобных услуг, не должен повлиять на оценку разумности стоимости услуг представителя.
Подобный подход перечеркивает наметившуюся в последние годы тенденцию на взыскание довольно существенных сумм, уплаченных сторонами за ведение дела, по мотивам привлечения исполнителей, условно говоря, «повышенной ценовой категории».
Такая практика начала формироваться под влиянием Постановления Президиума ВАС РФ от 2012 года (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 марта 2012 года № 16067/11), в соответствии с которым наряду с другими критериями при оценке разумного предела стоимости услуг представителя следовало учитывать соразмерность стоимости таких же услуг, оказываемых другими юридическими фирмами того же рейтингового уровня по критериям известности, открытости, качества услуг. То есть оценка по среднерыночным показателям сменялась на выделение неких ценовых категорий на основании рейтингов. На данный момент немалое количество авторитетных юридических изданий составляют юридический рейтинг (РБК, Право.ру, Деловой петербург).
В своем Постановлении от 2014 года Президиум ВАС РФ пошел в этом вопросе еще дальше и указал на необходимость оценки не только объема, но и качества оказываемых услуг. Немало удивления вызвал способ оценки качества, поскольку ВАС РФ предписывал учитывать такие особенности исполнителя, как, например, «владение научными доктринами».
Одним из наиболее известных решений, в которых нашел отражение новый подход, было дело с участием компании «ИКЕА» (А41-16126/12), в котором арбитражный суд постановил компенсировать последней представительские расходы на сумму почти 14 миллионов рублей, обосновав разумность высокой цены человеко-часа, применяемой при расчете стоимости услуг, именно оценкой квалификации и рейтинга исполнителя.
Впоследствии апелляционная инстанция уменьшила сумму компенсации до 6 миллионов рублей, однако это было вызвано не переоценкой критериев разумности размера вознаграждения, а признанием ряда оказанных услуг не соответствующим содержанию судебных расходов, поскольку их оказание не являлось необходимым непосредственно для ведения дела.
Указанные решения были проверены судами последующих инстанций, в том числе Верховным судом, и примененный подход к оценке соразмерности вознаграждения объему и качеству услуг был признан правильным.
Вместе с тем, как уже было отмечено, новые разъяснения Верховного суда напрямую не предписывают судам учитывать рейтинг юридической компании, качество оказываемых услуг и другие особенности, характеризующие конкретного исполнителя. Напротив, сделана отдельная оговорка о невозможности обосновывать размер вознаграждения известностью исполнителя. Но на практике не лишним будет предоставить сведения из юридических обзоров или рейтингов о стоимости ведения схожих категорий дел, уровне представителей.
Анализ арбитражной практики позволяет сделать вывод, что суды все же иногда позволяют себе цитирование вышеуказанных постановлений Президиума ВАС РФ, однако оценку рейтинга конкретных исполнителей предпочитают не производить, а доводы сторон на эту тему игнорировать.
Сам Верховный суд в одном из определений (Определение Верховного Суда РФ от 9 февраля 2016 г. N 303-ЭС15-3372), вынесенных после издания вышеупомянутого Постановления Пленума, ссылался на возможность применения рейтингов, что может указывать на возможное одобрение подобного подхода, однако в большинстве случаев суды продолжают значительно снижать суммы компенсации, не взирая на доводы сторон.
Можно сделать вывод, что подобный подход вряд ли получит широкое распространение в ближайшее время, и суды будут продолжать оценивать разумность вознаграждения за ведение дела, не учитывая особенности конкретного исполнителя.
Согласно разъяснениям Верховного суда суд не вправе самостоятельно, без соответствующего заявления второй стороны, уменьшать размер судебных издержек, однако может сделать это в случае их явной чрезмерности.
Поскольку никаких четких способов определения подобной «чрезмерности» не установлено, на практике это означает, что судьи произвольно принимают решение об уменьшении размера компенсации, исходя из собственных оценочных критериев.
Отсутствие заявления второй стороны о чрезмерности расходов не производит впечатления на последующие инстанции при обжаловании подобных действий судьи, однако впоследствии арбитражный суд вплоть до кассационной инстанции может применить свои критерии оценки разумных пределов и произвольным образом изменить сумму компенсации (как в большую, так и в меньшую сторону).

Как определяются конкретные суммы, используемые в качестве разумных пределов?
Как уже было сказано, Верховный суд в своем постановлении определил критерии, которые необходимо учитывать, однако не указал, каким образом судьям надлежит рассчитывать конкретные суммы.
Вместе с тем, ВАС РФ еще в 2004 году (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 августа 2004 г. N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации») предписал использовать для расчета, в том числе следующие данные:
1) Нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами.
2) Стоимость экономных транспортных услуг.
3) Сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов.
4) Имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.
С командировочными и транспортными расходами все более-менее понятно, однако последние два пункта не разрешают вопрос, а скорее порождают новые.
В соответствии с разъяснениями того периода доказательства разумности расходов представляла сторона, требующая компенсации оплаты услуг представителя. В этой связи именно на нее ложилось бремя сбора соответствующих статистических данных.
Однако впоследствии ВАС РФ применил иной подход (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах») и указал, что сторона-заявитель доказывает только факт несения расходов, а сторона, заявляющая об их чрезмерности, должна обосновать размер расходов, которые по ее мнению были бы разумными и не чрезмерными.
Впоследствии сформировалась тенденция на произвольное применение критериев чрезмерности судьями по собственной инициативе, что по логике вещей относило именно к компетенции судьи сбор необходимых данных, обосновывающих разумность расходов.
Однако на практике судьи совсем не горели желанием заниматься подобными вещами и, как правило, ограничивались формальным указанием на некие «средние, действующие в регионе, расценки». Следует также отметить, что в действительности каких-либо определенных централизованных источников подобной информации не существует, и каким образом, по мнению ВАС РФ, такие данные должны быть получены, до сих пор остается загадкой.
На сегодняшний же день можно констатировать факт, что на практике используются абсолютно произвольные цифры, которые судья в каждом конкретном деле определяет на основании личных оценочных критериев. Иногда, правда, судами принимаются во внимание рекомендации по оплате труда адвокатов, утвержденные региональными адвокатскими палатами, однако они используются в основном не для расчета размера присуждаемой компенсации, а для подтверждения обоснованности заявленной одной из сторон суммы.
Мы встречали случаи, когда Арбитражный суд СПб и ЛО оценивал стоимость участия представителя в одном заседании арбитражного суда в 1000 рублей, и в то же время случаи, когда за сопровождение простейшего дела о взыскании документально подтвержденной задолженности, разрешенного за два заседания, со стороны взыскивалось более 100000 рублей.
При этом на практике попытки обосновать разумный размер расходов предоставлением информации (например, прайсов, коммерческих предложений юридических компаний) о стоимости подобных расходов в среднем по региону крайне неэффективны и едва ли стоят затрачиваемого на сбор такой информации времени. Более того, судом может быть не принят во внимание даже отчет об оценке рыночной стоимости услуг, сделанный в полном соответствии с ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (см., например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 6 июня 2016 г. N Ф09-8833/15 по делу N А60-51690/2014).
К сожалению, на сегодняшний день отсутствуют эффективные способы борьбы с несправедливым и несоразмерным завышением либо занижением компенсации расходов на оплату услуг представителя, кроме как предоставление в суд грамотных мотивированных заявлений о взыскании судебных расходов. При обращении за оказанием юридических услуг по представительству интересов в арбитражном суде следует учитывать эти риски наравне с другими.

Возмещение расходов при установлении размера оплаты услуг в зависимости от результата (гонорар успеха).
На рынке юридических услуг распространена практика определения размера оплаты услуг представителя в зависимости от принятого решения либо размера фактически взысканных денежных средств.
Чаще всего встречается условие об определении гонорара представителя в процентах (например, 20%) от суммы взыскания, указанной в судебном решении. Особенностью такого подхода является тот факт, что окончательный размер расходов определяется уже после вынесения решения.
Правовая оценка подобного способа определения стоимости услуг (как правило, называемого «гонорар успеха») является очень давним предметом множества споров и разногласий. Если Вы хотите подробнее изучить этот вопрос, рекомендуем ознакомиться с нашей статьей на тему гонорара успеха.
Однако вопрос о возмещении расходов на представителя при подобном способе оплаты услуг заслуживает более подробного освещения.
В 2007 году ВАС РФ дал уже упоминавшиеся разъяснения (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах»), в том числе о взыскании расходов на представителя, выплаченных в форме гонорара успеха.
Не смотря на то, что само по себе условие о выплате вознаграждения в зависимости от исхода дела на тот момент не признавалось законным в судебной практике, выплата подобного гонорара не влекла за собой невозможность взыскать понесенные расходы со второй стороны в порядке, предусмотренном АПК РФ.
Поскольку возмещению подлежат только фактически понесенные расходы (то есть услуги, уже оплаченные стороной на момент предъявления требования о возмещении), заявить требование о компенсации подобных издержек в ходе судебного разбирательства нельзя – суд откажет в удовлетворении заявления, поскольку будут отсутствовать доказательства факта несения расходов. Наличие обязательства о выплате в будущем дополнительного вознаграждения не будет принято судом во внимание.
Вместе с тем АПК РФ позволяет заявить требование о возмещении расходов на представителя и после вынесения судом решения по существу. Для этого в течение 3 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта по делу должно быть подано соответствующее ходатайство.
Это означает, что если Вы заключили договор на оказание услуг представительства в суде с оплатой в размере процентов от взысканной суммы, Вы сможете возместить такие расходы с проигравшей стороны после фактической оплаты услуг представителя, если оплата будет произведена, а заявление подано в течение 3 месяцев с момента вступления в законную силу последнего судеьного акта по делу (таковым могут быть решения, определения, постановления судов первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанции).
Поскольку при применении «гонорара успеха» представитель берет на себя риски возможного проигрыша дела, стоимость услуг при таких условиях значительно превышает стоимость услуг при заключении стандартного договора с фиксированной суммой. В случае выигрыша дела и выплаты Вами такого увеличенного вознаграждения в судебном заседании встанет вопрос о соразмерности стоимости оказанных услуг их объему.
Как уже было сказано, возмещению подлежат расходы в разумных пределах, которые определяются на основании соответствующих критериев.
Поскольку среди этих критериев отсутствуют риски, которые берет на себя представитель и которые обуславливают высокую стоимость услуг, размер компенсации в большинстве случаев будет уменьшен судом до суммы, которая в понимании судьи будет соответствовать «разумным пределам». То есть Вы сможете взыскать с проигравшей стороны лишь небольшую часть выплаченного Вами вознаграждения.
Все вышесказанное справедливо, если оплата услуг представителя производилась полностью в форме гонорара успеха (без фиксированной суммы предоплаты). Если Вы воспользуетесь механизмом премирования (фиксированная цена и дополнительная премия, выплачиваемая в случае успеха), то взыскать с оппонента дополнительно выплаченную премию будет практически невозможно (см., например, Определение Верховного суда от 26.02.2015 по делу № А60-11353/2013, Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 мая 2015 г. N 302-КГ15-2312).

Распределение расходов при частичном удовлетворении исковых требований.
На практике нередко возникают ситуации, когда суд удовлетворяет только часть заявленных требований (например, взыскивает основной долг, но отказывает во взыскании неустойки или снижает ее).
АПК РФ указывает на необходимость пропорционального распределения судебных расходов, однако затраты на оплату услуг представителя по смыслу ст. 110 взыскиваются в пользу лица, выигравшего дело. То есть, если следовать буквальному толкованию указанной нормы, распределение расходов на оплату услуг представителей не производится, и при частичном удовлетворении исковых требований, они могут быть взысканы только с ответчика в пользу истца.
Подобный подход долгое время применялся на практике, однако вышеупомянутые разъяснения Верховного суда РФ от 2016г. распространили действие правила о пропорциональном распределении расходов, в том числе и на оплату услуг представителя.
В соответствии с новым подходом Верховного суда расходы на представителя надлежит взыскать с каждой из сторон в пользу другой стороны пропорционально размеру удовлетворенных требований. Например, если был заявлен иск о взыскании 100 000 рублей, а в итоге взыскано было 40 000, ответчик обязан компенсировать истцу 40% стоимости услуг представителя, а истец ответчику – 60%.
При этом суд либо по ходатайству одной из сторон, либо по собственной инициативе может провести зачет указанных требований и в судебном акте отразить окончательную разницу, которую надлежит взыскать с одной из сторон в пользу другой.
При применении новых разъяснений на практике возникает интересный вопрос: как поступать с тем фактом, что стороны в большинстве случаев несут затраты на сопровождение дела в разных размерах?
Установить обоснованность таких издержек, как оплата экспертизы, госпошлины, транспортных расходов и т.п., достаточно несложно. Другое дело, когда за юридическое сопровождение процесса стороны заплатили абсолютно разные суммы.
Допустим, при сравнительно одинаковом объеме и сложности работы (для представителя истца – написание искового заявления, для представителя ответчика – отзыва на иск, для обоих – участие в судебных заседаниях) истец заплатил 50000 рублей, а ответчик – 100000. Если требования истца удовлетворены наполовину, после проведения зачета получается, что истец будет должен компенсировать второй стороне 25000 рублей.
Нам представляется, что справедливым подходом было бы приведение стоимости сопровождения дела к некоему «общему знаменателю». Поскольку суд не вправе увеличивать сумму расходов, заявленную одной из сторон, в качестве разумных пределов следует использовать меньшую из заявленных сумм. То есть в нашем случае признать разумной стоимостью юридического сопровождения подобного дела сумму 50000 рублей.
Однако такой подход может противоречить некоторым критериям оценки разумности расходов, установленным ВАС РФ, в частности уже упоминавшимся особенностям конкретного исполнителя: рейтинг, квалификация, качество фактически оказанных услуг и т.д.
Применение подобных критериев при пропорциональном распределении расходов порождает весьма противоречивую ситуацию: фактически признается процессуальное неравноправие сторон, так как привлечение более дорогого исполнителя позволяет стороне извлечь реальную экономическую выгоду. На наш взгляд это является дополнительным аргументов в пользу порочности практики использования субъективных критериев при оценке разумности расходов.
Правила о пропорциональном распределении судебных расходов не применяются при рассмотрении:
1) Иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда, истребование документов).
Надо полагать, это обусловлено спецификой возникающих между сторонами правоотношений и особенностями оценки требований. Например, размер компенсации морального вреда определяется судом, а не истцом (за исключением случаев признания иска и заключения мирового соглашения), в связи с чем обоснованность заявленной истцом изначально суммы не может быть объективно установлена.
2) Иска имущественного характера, не подлежащего оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения).
В этом случае отсутствует возможность объективной оценки пропорции между удовлетворенными требованиями и требованиями, в удовлетворении которых отказано.
3) Требования о взыскании неустойки, которая уменьшается судом в связи с несоразмерностью последствиям нарушения обязательства, получением кредитором необоснованной выгоды (статья 333 ГК РФ).
Уменьшение судом неустойки не свидетельствует о несоблюдении истцом разумного подхода при предъявлении исковых требований, поскольку расчет может быть произведен на основании договора, заключенного сторонами. В этой связи частичный отказ в удовлетворении обоснованных требований истца не должен умалять право последнего на получение справедливой компенсации понесенных им расходов.

Договор на оказание юридических услуг

г. ______________ «__»___________________ 20__г.

______________________________________ , именуемый в дальнейшем «Исполнитель», в лице

________________________________________, действующей на основании , с одной стороны, и

___________________________, именуемый в дальнейшем «3аказчик», с другой стороны, заключили на­стоящий договор о нижеследующем:

1. Предмет договора

1.1. Исполнитель обязуется по поручению Заказчика оказать ему следующие юридические услуги:­

Дача консультаций по правовым вопросам в рамках вышеуказанного гражданского дела;

Представление интересов Заказчика во всех государственных органах, учреждениях и организациях в связи с вышеуказанными гражданскими делами;

Получение необходимых справок и иных документов от имени Заказчика, (далее — «юри­дические услуги»), а Заказчик обязуется принять юридические услуги и оплатить их.

2. Права и обязанности сторон

2.1. Исполнитель обязан:

2.1.1. добросовестно относится к оказанию юридических услуг Заказчику;

2.1.2. при оказании юридических услуг руководствоваться исключительно интересами Заказчика;

2.1.3. не разглашать полученную в ходе оказания юридических услуг информацию о Заказчике и его деятельности, о которой условлено, что она является конфиденциальной;

2.1.4. по завершении оказания всего комплекса юридических услуг по настоящему дого­вору, а также в случае окончания срока действия настоящего договора до завершения оказа­ния всего комплекса юридических услуг предоставить Заказчику письменный или устный Отчет о проделанной работе;

2.1.5. составить и подписать Акт сдачи-приемки юридических услуг.

2.2. Исполнитель вправе:

2.2.1. по согласованию с Заказчиком определять методы и способы оказания юридиче­ских услуг;

2.2.2. требовать от Заказчика предоставления исчерпывающей информации (в том числе оригиналов официальных документов), касающейся предмета настоящего договора;

2.2.3. приступить к оказанию юридических услуг по настоящему договору в первый рабо­чий день, следующий за днем поступления на расчетный счет или в кассу Исполнителя сум­мы, предусмотренной п. 3.1 настоящего Договора.

2.3. Заказчик обязан:

2.3.1. выдать Исполнителю определенное последним число доверенностей на имя сотруд­ников Исполнителя для представительства интересов Заказчика во всех государственных и иных, органах организациях и учреждениях с правом передоверия;

2.3.2. своевременно и в полном объеме оплачивать юридические услуги по настоящему договору;

2.3.3. по требованию Исполнителя предоставлять ему исчерпывающую информацию, касающуюся предмета настоящего договора, в том числе оригиналы официальных документов. В случае отказа Заказчика предоставить необходимую информацию либо сокрытия Заказчиком какой-либо информации, касающейся предмета настоящего договора, Исполнитель освобождается от ответственности за последствия недостатка соответствующей информации;

2.3.4. оплачивать расходы Исполнителя по выполнению обязанностей последнего по настоящему договору; ­

2.3.5. принять юридические услуги и подписать Акт сдачи-приемки юридических услуг.

3. Цена и порядок оплаты

3.1. Стоимость юридических услуг по настоящему договору составляет, _________(___________________ ) рублей.

3.2. Оплата юридических услуг по настоящему Договору производится Заказчиком путем внесения суммы, установленных п. 3.1 настоящего договора, на расчетный счет или в кассу Исполнителя в течение десяти банковских дней с момента подписания настоящего Договора.

4. Срок действия договора

4.1. Настоящий договор вступает в силу с момента подписания.

4.2. Настоящий договор действителен вплоть до исполнения Сторонами в полном объеме обязательств по настоящему договору.

5. Приемка юридических услуг

5.1. Сдача-приемка юридических услуг по настоящему договору осуществляется в течение трех календарных дней после представления Исполнителем Заказчику устного или письменного Отчета о проделанной работе. Отчет считается предоставленным, если Исполнитель направил его по почте заказным письмом в адрес, указанный Заказчиком в настоящем договоре в качестве почтового. Конкретная дата приемки юридических услуг согласуется Сторонами в устной форме.

5.2. Сдача-приемка юридических услуг оформляется Актом сдачи-приемки юридических услуг, который составляется Исполнителем и подписывается обеими Сторонами.

5.3. В случае отказа или уклонения одной из Сторон от подписания Акта сдачи-приемки юридических услуг указанный Акт подписывается другой Стороной с отметкой об отказе от подписания другой Стороной.

5.4. В случае наличия обоснованных претензий к качеству или своевременности оказанных Исполнителем юридических услуг Заказчик делает соответствующую отметку в Акте сдачи-приемки юридических услуг.

5.5. В случае отсутствия отметки о претензиях к качеству или своевременности оказанных юридических, услуг, а также в случае уклонения или отказа Заказчика от подписания Акта сдачи-приемки юридических услуг, юридические услуги считаются принятыми без претензий с момента подписания Акта сдачи-приемки юридических услуг Сторонами (одной из Сторон).

6. Ответственность

6.1. В случае просрочки внесения суммы общей стоимости юридических услуг, установленной п. 3.1 настоящего договора, Заказчик выплачивает Исполнителю неустойку в размере 0,1% от общей стоимости юридических услуг за каждый день просрочки.

6.2. Исполнитель не отвечает за отсутствие положительного либо отрицательный результат оказания юридических услуг.

6.3. Ни одна из Сторон не будет нести ответственность за полное или частичное неиспол­нение любой из обязанностей по настоящему Договору, если такое неисполнение будет являться следствием следующих обстоятельств: наводнение, пожар, землетрясение или другие стихийные явления, а так же война, военные действия, блокада, акты или действия государственных ор­ганов, другие обстоятельства, не зависящие от воли Сторон.

6.4. Обстоятельства, освобождающие Стороны от ответственности за полное или частич­ное неисполнение настоящего Договора, должны быть удостоверены компетентным органом.

6.5. Если обстоятельства, обуславливающие невозможность полного или частичного ис­полнения обязательств по настоящему Договору одной из Сторон, существуют свыше одного месяца, противоположная Сторона имеет право расторгнуть настоящий Договор. При этом Сторона, расторгнувшая настоящий Договор по указанным причинам, освобождается от обя­занности по возмещению убытков другой Стороне.

7. Прочие условия

7.1. Настоящий Договор составлен в двух экземплярах, подписанных обеими Сторонами и имеющих одинаковую юридическую силу, — по одному для каждой из Сторон.

7.2. Изменения и дополнения к настоящему договору оформляются дополнительным со­глашением Сторон.

7.3. Досрочное расторжение настоящего договора возможно только в случаях, прямо пре­дусмотренных законодательством и настоящим договором.

admin