Упущенная выгода это неполученные доходы

Виды убытков и методы их доказывания

Убытки могут быть прямыми и косвенными, номинальными и реальными, материальными и моральными (моральный вред). Для привлечения лица к ответственности в виде возмещения убытков необходимо доказать:

  • наличие убытков и их размер;
  • противоправное поведение, повлекшее причинение вреда;
  • причинную связь между противоправностью поведения и наступившими убытками (№ А40-49046/11).

«Наличие того или иного элемента является оценочным понятием. Это остается основной проблемой. При рассмотрении вопроса о взыскании убытков суд может принимать во внимание степень предвидимости убытков для ответчика, разумность мер, предпринятых виновной стороной для предотвращения убытков, поведение самого истца, способствовавшего или не препятствовавшего причинению убытков, и тому подобные субъективные обстоятельства», – считает Ирина Зорина, старший юрист, руководитель отдела банкротств ЮФ «Консалт» Сорокины и Партнеры «Консалт» Сорокины и Партнеры Региональный рейтинг группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 11-13 место По количеству юристов 45 место По выручке × .

Прежде чем рассчитать размер убытков, необходимо позаботиться о наличии подтверждающей их доказательственной базы. «Надежным доказательством послужит первичная документация, обосновывающая исходные данные. К иной документации суды относятся настороженно, могут принять ее лишь в совокупности», – говорит юрист ЮФ Надмитов, Иванов и партнеры Надмитов, Иванов и партнеры Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Международные судебные разбирательства × Елена Дмитриева. Например, сам по себе акт сверки не доказывает осуществление хозяйственной операции, так как не является первичным учетным документом, однако может быть принят совместно с иной документацией, содержащей сведения о задолженности должника (№ Ф05-11573/2019).

Как неоднократно подчеркивал Верховный суд, можно использовать различные методы расчета ущерба: не только общий анализ представленных заявителем документов, но и экспертизу.

Андрей Мазуркевич, юрист Enforce Law Company Enforce Law Company Региональный рейтинг группа Банкротство группа Арбитражное судопроизводство группа Налоговое консультирование и споры 3 место По выручке 15 место По количеству юристов Профайл компании ×

Убытки также делятся на реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб – это расходы, которые лицо понесло или должно будет произвести для восстановления своих нарушенных прав, утрата или повреждение его имущества. Упущенная выгода – это неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (ст. 15 ГК).

Для доказывания реального ущерба достаточно документального подтверждения. Например, чек за ремонт. «Доказать размер упущенной выгоды сложнее, так как неполученные доходы носят гипотетический характер. При определении размера упущенной выгоды суды учитывают меры, предпринятые лицом для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления», – рассказала юрист петербургской корпоративной практики Пепеляев Групп Пепеляев Групп Региональный рейтинг группа Налоговое консультирование и споры группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × Елена Рыбальченко. Взыскатель упущенной выгоды должен доказать, что возможность получения им доходов действительно существовала, но только действия ответчика стали препятствием для этого (№ 305-ЭС16-18600, № А56-39362/2017, № А56-8167/2019). «Имеется практика установления размера упущенной выгоды с помощью назначения судебной экспертизы. Целесообразно использовать экспертизу не только для подтверждения суммы убытков, но и причинно-следственной связи между убытками и действиями ответчика», – говорит руководитель практики банкротства ООО Митра Митра Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Налоговое консультирование и споры группа Коммерческая недвижимость/Строительство 9 место По выручке 18-22 место По количеству юристов Профайл компании × Антон Томилин.

Судебная практика по взысканию убытков

«Заметна тенденция расширения ситуаций, в которых можно взыскать убытки», – считает Мазуркевич. Так, суд вправе переквалифицировать заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности на заявление о взыскании убытков (№ 305-ЭС18-15540). У лица, пострадавшего от двойной продажи, появилась возможность предъявить деликтный иск к самому первому продавцу, если пострадавший не получил возмещения от своего контрагента (№ 303-ЭС16-19319). Стало реальным подать заявление о возмещении внедоговорного вреда к лицу, действия (бездействие) которого с очевидностью способствовали нарушению абсолютного права покупателя и возникновению у него убытков (№ 306-ЭС17-18368). А решения участников об одобрении сделок теперь не снимают с директора ответственность за исполнение убыточных сделок (№ 305-ЭС19-8975).

Партнёр юрфирмы Инмар Инмар Региональный рейтинг группа Трудовое и миграционное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство 39 место По выручке Профайл компании × Ксения Рубец отметила расширение возможности доказывания причинно-следственной связи между действиями нарушителя и возникшими убытками. Теперь допустимыми доказательствами являются заверенные участвующими в деле лицами скриншоты с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения (п. 55 Постановления Пленума ВС от 23.04.2019 года № 10). Взаимодействие сторон в мессенджерах, даже если такой способ связи не закреплен в договоре, признается судом исполнением договора при условии подтверждения статуса лица, ведущего переписку (№ А51-9793/2019).

«Суды задают высокий стандарт доказывания размера убытков. Поэтому сохраняется расхождение между размером удовлетворённых исковых требований и изначально заявленных в иске», – считает юрист КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов × Ильнар Абдулов. «Тренд последнего времени – взыскание убытков, рассчитанных абстрактным методом. Он заключается в том, что убытки калькулируются исходя из рыночного показателя обычной затратности действий, направленных на восстановление имущественного положения лица. Пример – договор поставки, при нарушении которого размер убытков может определяться в виде разницы между ценой товаров по договору и их рыночной стоимостью», – говорит партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа ТМТ группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Природные ресурсы/Энергетика группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Финансовое/Банковское право группа Банкротство 3 место По выручке 3 место По количеству юристов 3 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × Иван Веселов.

Специфика взыскания убытков с органов юрлица

Взыскание убытков с органов юридического лица урегулировано Постановлением Пленума Высшего арбитражного суда от 30.07.2013 года № 62. «Главная задача – доказывание взаимосвязи между действиями (бездействием) органов управления и убытками, причинёнными юрлицу. Специфика таких дел заключается в том, что в задачу судов не входит оценка экономической целесообразности принимаемых органами управления юрлица решений. А зачастую без такой оценки крайне сложно получить законный и справедливый судебный акт», – считает Рыбальченко. «Необходимо найти баланс и не допустить ни фактической безнаказанности руководителя, ни огульного взыскания с него обычных предпринимательских убытков. Ведь возможные убытки составляют неотъемлемый предпринимательский риск», – говорит Мария Михеенкова, к. ю. н., советник Dentons Dentons Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Транспортное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Уголовное право 2 место По количеству юристов × . Верховный суд подчеркнул: потенциальная ответственность руководителя за убытки компании – это часть его должности; переложить ее на акционеров и участников общества не получится (№ 305-ЭС19-8975).

Главная проблема взыскания убытков с органов юрлица не в их доказывании в суде, а в последующем исполнении вынесенного решения. Поскольку органами юрлица в российских компаниях в основном являются физлица, их имущественное положение часто не позволяет выплатить присужденные суммы.

Антон Мальцев, партнер группы по разрешению споров Baker McKenzie

Имеется существенная специфика при взыскании убытков банкрота с контролирующих лиц. «Во-первых, если действия ответчика привели к банкротству, взыскивается сумма, недостающая для полного погашения требований кредиторов. Во-вторых, в таких процессах бремя опровергать основания иска часто возлагается на ответчика. И наконец, в некоторых случаях взыскателем становится не только общество, которому органы управления причинили ущерб, но и кредитор, не получивший из-за этого удовлетворения», – рассказал руководитель ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство 6 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 32-33 место По количеству юристов 33 место По выручке Профайл компании × Эдуард Олевинский.

Практические проблемы расчёта убытков

Партнер группы по разрешению споров Baker McKenzie Антон Мальцев считает проблемой отсутствие внятных критериев определения убытков, когда их размер не может быть установлен точно. «Закон указывает, что в этом случае, исходя из всех обстоятельств дела, принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, размер убытков должен быть определён с разумной степенью достоверности. Это приводит к ситуациям, когда суд взыскивает символическую сумму, а оспорить такое взыскание практически невозможно», – говорит Мальцев. Зорина тоже назвала среди проблем оценочность большинства доводов и изменение исходных данных для расчета убытков, в том числе в зависимости от конкретного срока, на который производится расчет.

Когда истец не может доказать точный размер убытков, суд должен определить его самостоятельно. При этом не совсем понятно, как именно суд будет производить оценку. Получается, истец гарантированно может рассчитывать лишь на возмещения в границах минимальной доказанной суммы.

Елена Дмитриева, юрист ЮФ Надмитов, Иванов и партнеры Надмитов, Иванов и партнеры Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Международные судебные разбирательства ×

По мнению партнера, руководителя практики по урегулированию споров с госорганами PwC Legal PwC Legal Федеральный рейтинг группа Комплаенс группа Налоговые споры группа Природные ресурсы/Энергетика группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Цифровая экономика группа Экологическое право группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) 5 место По выручке 7 место По количеству юристов 11 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) × Раисы Алексахиной, длительное время одной из самых больших проблем судебной практики по взысканию убытков был завышенный стандарт доказывания. «Суды зачастую отказывали во взыскании, казалось бы, очевидных убытков со ссылками на недоказанность размера и отсутствие причинно-следственной связи. С масштабными поправками в ст. 393 ГК, а также принятием Пленумов ВС от 23.06.2015 года № 25 и от 24.03.2016 года № 7 ситуация стала меняться к лучшему», – говорит Алексахина. Например, суды решили, что при угоне у судебного пристава арестованного автомобиля его владелец не может претендовать на возмещение убытков, так как не доказан их размер и причинно-следственная связь. ВС последовательно объяснил, почему казна России отвечает за недобросовестность пристава и в каком размере произошло уменьшение имущества истца (№ 16-КГ18-53).

Хотите ещё?

Приходите! У нас интересно, полезно и весело.

А вот какие еще мероприятия мы запланировали на февраль:

– 14 февраля: «Маркетинг юридической фирмы Х», офис юридической фирмы «Городисский и партнеры»;

– 19 февраля: «Налоговая практика и налоговые споры: 2019–2020», Ararat Park Hyatt.

Расписание всех запланированных конференций – по . Там же можно приобрести билеты и материалы с прошедших мероприятий.

Понятийный аппарат

Российское законодательство оперирует несколькими структурными понятиями, когда речь идет о возмещении нарушенных прав в физическом эквиваленте. В самом широком смысле используется понятие вреда, для договорных отношений — убытки, ущерб и упущенная выгода. Все они взаимосвязаны и регулируются несколькими нормами, представляя собой систему вероятных потерь.

Убытки — это оценка в денежном выражении имущественного вреда, который подлежит возмещению при наличии правовых оснований (ст. 1064 ГК РФ). В бизнес-среде возмещать убытки вместо физического восстановления поврежденных или так и не созданных материальных ценностей (неоказанных услуг) — распространенная практика и право по закону (ст. 1082 ГК РФ, п. 11 Постановления Пленума ВС РФ № 25 от 23.06.2015).

Согласно Гражданскому кодексу, убытки подразделяются на реальный ущерб и упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ).

  • Реальный ущерб — уже произведенные расходы и те, которые будут необходимы для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества (физический ущерб, его стоимость).
  • Упущенная выгода — неполученные доходы, которые были бы получены пострадавшим при обычных условиях гражданского оборота, и доходы, полученные нарушившим право.

Взыскать их можно лишь в случае, если понесенные убытки будут доказаны.

Нюансы доказывания

Процесс доказывания в суде порой осложняется различными факторами. Для взыскания убытков доказыванию подлежат в комплексе несколько элементов (см. таблицу).

Условия взыскания убытков
(элементы доказывания в судебном споре)

Ущерб

Упущенная выгода

Нормы

Противоправное поведение (неисполнение / ненадлежащее исполнение обязательств) ответчика, повлекшее убытки

Ст. 15 ГК РФ, ст. 1064 ГК РФ, п. 1 и 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, п. 11-12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25

Вина ответчика

Ст. 401 ГК РФ, ст. 1064 ГК РФ, п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25

Наличие убытков и их размер

Ст. 15 ГК РФ, п. 1-3 и 5 ст. 393 ГК РФ, п. 2 и 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, п. 13-14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25

Причинная связь между нарушением обязательств и возникшими убытками

П. 5 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25

Меры, предпринятые для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления

П. 4 ст. 393 ГК РФ, п 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25

Некоторые из них требуют особого внимания. Так, что касается вины, следует учитывать один важный нюанс. Нормы ГК РФ содержат презумпцию вины нарушителя обязательств, поэтому в суде пострадавшему доказывать ее, с одной стороны, нет необходимости. С другой стороны — они же содержат и право ответчика доказать отсутствие умысла и неосторожности в собственных действиях (причина в ком-то другом или в форс-мажорных обстоятельствах), чем многие пытаются воспользоваться. В итоге, если ответчик не оспаривает свою вину, то она подразумевается «по умолчанию», а если оспаривает, то истцу, возможно, придется доказывать обратное, иначе ему могут отказать в удовлетворении требований. Конечно, суд устанавливает, есть ли вина ответчика или нет, и порой он действительно может продемонстрировать факты в свою защиту. Но иногда таким образом пытаются уйти от ответственности, и тогда уже истцу необходимо доказывать несостоятельность аргументов ответчика.

Доказывание размера убытков также имеет особенности. Доказать размер убытков — это значит правильно их рассчитать, обосновать итоговую сумму. Реальный ущерб подтверждается уже произведенными расходами (документально), бухгалтерскими документами, сметой предполагаемых затрат для восстановления нарушенного права и/или утраченного или поврежденного имущества. Расчет упущенной выгоды — более сложная задача. Ее размер равен величине, на которую могло бы увеличиться, но не увеличилось (по понятным причинам) имущество потерпевшего. При этом объем неполученной прибыли определяется с учетом разумных затрат, сопутствующих ее получению. Их потерпевший должен был бы понести, если бы право не было нарушено, а обязательства соответственно были исполнены.

Законодательно не определена формула расчета упущенной выгоды, но заявлено, что если лицо получило доходы вследствие нарушения прав другого, то последний вправе требовать возмещения в размере, не меньшем, чем такие доходы (абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ). То есть некий первоначальный ориентир Кодексом установлен. В ранее действовавшем п. 11 Постановления Пленума ВС РФ № 6, Постановлении Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 (ред. от 24.03.2016) «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» отмечалось, что при определении размера упущенной выгоды необходимо учитывать разумные затраты, которые в целях получения выгоды потерпевшее лицо должно было понести, если бы его право не было нарушено. Ее предлагалось рассчитывать как разницу между ценой реализации готовой продукции (по цене в договорах на реализацию этой продукции) и затратами на ее производство. Таким образом, упущенная выгода включает в себя недополученные доходы с учетом вычета затрат, которые нужно сделать для получения этих доходов. Пункт 11 Постановления № 6 отменен Постановлением № 25, но новой методики в отменяющем акте не предложено. Следовательно, «по умолчанию» сохранился прежний подход к упущенной выгоде.

Отдельно оговаривается, что расчет упущенной выгоды может являться приблизительным, и в этом случае суд не вправе отказать в ее взыскании только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Похожий тезис содержит и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25, он закрепляет за истцом право представить расчет, который является приблизительным и носит вероятностный характер, «…и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске» (абз. 2 п. 14).

Кроме того, следует учесть еще два момента:

  • при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования или в день предъявления иска, если иное не предусмотрено законом или договором. Но суд может удовлетворить иск с учетом цен на день вынесения решения (п. 3 ст. 393 ГК РФ);
  • тот факт, что при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые стороной для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления, не означает, что только эти расходы должны входить в состав убытков (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25).

То есть истец может сам рассчитать упущенную выгоду и представить свои вычисления суду с копиями подтверждающих документов. Но такой способ предназначен только для действующих бизнесов, способных показать результат предыдущих периодов. Если же речь идет о перспективе, объем документов большой или есть не все документы — лучше обратиться к эксперту.

Профессиональный подход

Расчет суммы к взысканию, сделанный истцом самостоятельно, признается судом в двух случаях: когда с ним согласен ответчик или когда суд посчитает, что все достоверно посчитано. Это случается достаточно редко: и ответчики борются за уменьшение выплат, и судья, как правило, предпочитает профессиональное и независимое мнение по данному вопросу. В итоге назначается судебная экспертиза (а иногда, зная об этом, какая-либо из сторон приходит с досудебным заключением специалиста).

Эксперт делает более глубокий анализ и более техничный расчет, который также вероятным, но более обоснованным. Это означает, что результат, будучи приблизительным, должен быть правдоподобным (содержать доказательства того, что он приближен к реальности и мог бы реализоваться на практике, а данные для расчета верны с учетом всех возможных особенностей ситуации). Задача эксперта — не только правильно все посчитать, но и показать, на основании чего и каким образом он сделал свои выводы. Это может потребоваться при возникновении вопросов со стороны суда.

Профессиональный расчет также основан на том, что упущенная выгода (неполученные доходы) — это сумма потенциальных доходов за вычетом суммы потенциальных расходов.

Эксперты группы VETA используют два метода.

  • Ретроспективная оценка

Используются данные о деятельности за прошлые периоды. Этот метод проще, но его можно использовать только для существующего какое-то время бизнеса, так как есть данные о его прибыли, формировании доходов и расходов и т.д.

  • Экономическое моделирование

Если упущенную выгоду нужно определить для нового, только что созданного проекта или предприятия, то ретроспектива не поможет — не будет нужной информации. В этом случае применяется метод экономического моделирования. Составляемая модель индивидуальна и учитывает множество факторов, но есть общие принципы ее построения. Так, она должна быть законодательно разрешенной (не противоречить Закону), физически осуществимой и экономически достоверной (с корреляцией на сферу деятельности и принципы ведения бизнеса).

На практике зачастую обосновано применение обоих методов. Это означает, что при расчете упущенной выгоды нужно учитывать все возможные особенности ситуации, способные повлиять на потенциальные доходы и потенциальные расходы.

Нередко у эксперта (особенно если речь идет о досудебном заключении) есть только один комплект документов — или истца, или ответчика. Они тоже обращаются за предварительной оценкой грозящих им выплат, чтобы подготовиться к заседанию. Подходы к расчету со стороны каждого из них разные, поскольку в работе находятся неравнозначные данные. Если же у эксперта оба пакета документов и есть данные об обеих компаниях (чаще всего в судебной экспертизе), то, по сути, он делает те же два расчета для каждой стороны, а потом с помощью аналитических инструментов определяет наиболее достоверный.

В частности, «со стороны на истца» оцениваются неполученные доходы.

  • Ретроспективный анализ

Анализируются данные деятельности истца за предыдущие периоды и исходя из них делается вывод о том, какие доходы он мог бы получить. Основной принцип: если какие-либо денежные поступления в определенном объеме шли на регулярной основе, то велика вероятность того, что истец их так бы и продолжал получать. Пример. Если из-за пролива по вине коммунальных служб магазин не работал неделю, то упущенная выгода равна дневной выручке, умноженной на количество дней простоя.

  • Экономическое моделирование

Если нет данных о работе за предыдущий период, то делается расчет «с чистого листа». Строится экономическая модель, подразумевающая возможные варианты. Пример. бетонозавод решил расширить ассортимент продукции и выпускать в том числе и пеноблоки. По вине поставщика соответствующее оборудование пришло с опозданием, из-за чего производство было запущено на полгода позже, чем планировалось. Упущенная выгода — это прибыль, которую предприятие получило бы за данный срок, если бы новая линия заработала вовремя. Так как данных о доходах фабрики от реализации именно пеноблоков нет, эксперт выстраивал модель нового производства с учетом мощности линии, потенциального спроса на эту продукцию, наличествующих у предприятия контрагентов, которых могут заинтересовать поставки пеноблоков именно от этого завода, и т.д.

«Со стороны ответчика» оцениваются полученные доходы (нарушивший право получил доход, который истец может попросить взыскать).

  • Фактические доходы

Оцениваются не все доходы, а лишь полученные ответчиком именно в результате действий, вследствие которых истец недополучил доходы. Пример. Некое ООО сотрудничало с иностранной фирмой L, которая в рамках контракта обязалась представлять интересы ООО на тендерах в России. Однако, вместо того чтобы подать заявку в интересах партнера, L создало в России дочернюю фирму, почти одноименную ООО, которая и выиграла тендер. ООО решило, что на таких условиях тоже выиграло бы этот конкурс, и полученную дочерней фирмой прибыть от сделки подсчитала своей пущенной выгодой, с чем суд согласился.

  • Экономическое моделирование

По сути, это ответ на вопрос: сколько получил бы истец, если бы ответчик исполнял свои обязанности должным образом? Пример. Фабрика получила от компании J оборудование на восемь месяцев позже, чем это было предусмотрено договором. В связи с этим она подала иск о взыскании упущенной выгоды, мотивируя это тем, что если бы поставщик изначально не допустил двухнедельной задержки, то успел бы все сделать в срок, «проскочив» границы до введения санкций (а так пришлось искать обходные пути для ввоза оборудования, что и стало причиной почти трехквартального опоздания по срокам). Экономическое моделирование показало, что исполнить договор в срок компания J в любом случае не могла, потому что: а) задержка в две недели была по не зависящим от них причинам и б) «проскочить» до санкций они в любом случае не успели бы. То есть, вины поставщика нет.

Законодательно не определена формула расчета упущенной выгоды, но заявлено, что если лицо получило доходы вследствие нарушения прав другого, то последний вправе требовать возмещения в размере, не меньшем, чем такие доходы

Последний пример показывает, что с помощью экспертизы по определению суммы упущенной выгоды порой можно найти факты за или в опровержение элементов доказывания (см. таблицу). В процессе подготовки отчета выявляются (при наличии) доказательства или опровержения трех из них (вина ответчика, причинно-следственная связь, принятие мер к уменьшению убытка) или же совсем другая сумма взыскания (гораздо меньшая или большая).

Именно поэтому за экспертизой обращаются и ответчики, это дает шанс защититься от требований или снизить сумму упущенной выгоды. Так, если вернуться к последнему примеру, то, по версии истца, упущенная выгода и нарушение со стороны поставщика очевидны — изначальная задержка в две недели зафиксирована в документах. Но анализ данных ответчика показывает: его вины нет, он сделал все возможное, чтобы выполнить свои обязательства. То есть одно из обязательных условий для возмещения отсутствует.

Причем такое «встречное движение» имеет место и при определении размера убытков. В приведенном примере с ООО и компанией L последняя получила прибыль 200 млн рублей, и эта сумма при подаче иска была заявлена как размер упущенной выгоды. Однако дочерняя фирма иностранной компании может работать по другим схемам, иметь какие-то преференции в связи со своим положением и т.д. Экономическое моделирование показало, что ООО в случае выигранного тендера получило бы прибыль не 200 млн, а 150 млн рублей.

Можно оспорить даже ретроспективный анализ. Например, завод решил расширить производство пеноблоков, запустив вторую линию, равную первой по мощности. Она не была запущена в срок, в связи с чем возникли убытки в виде упущенной выгоды. Учитывая, что данные от деятельности по реализации пеноблоков есть, была рассчитана сумма к взысканию с учетом того, что вторая линия будет работать со стопроцентной загрузкой, как и первая. А экономическое моделирование показало: наступил кризис, спрос упал, так что реализовывать двойной объем продукции завод не смог бы, так что линия вряд ли работала бы с полной загрузкой. Исходя из этого сумма упущенной выгоды оказалась в два раза меньше.

Весы Фемиды

В последние пять лет года судебная практика полна примеров того, как бывшие партнеры взыскивают или пытаются взыскать друг с друга упущенную выгоду. Далеко не всегда при этом назначается экспертиза, да и вопрос о расчетах не всегда спорный — ответчики чаще оспаривают сам факт причинения убытка.

Иногда истцам так и не удается донести до суда свою позицию, и им оказывают из-за недоказанности наличия и размера упущенной выгоды. Но есть и другие примеры — когда это вопрос вынесен на рассмотрение судебного эксперта.

В некоторых делах определение взыскиваемой суммы — не просто предмет обсуждения и доказывания, а «камень преткновения». Как правило, эти споры начались до вступления в силу Постановления Пленума ВС РФ № 25, которым и были разрешены основные вопросы взыскания убытков. Но они наглядно показывают, где может быть ошибка в расчетах упущенной выгоды. Приведем примеры.

Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 20 октября 2015 года по делу № А45-10880/2015

ОАО «Новосибречпорт» предъявило иск ОО «Сибирская судоходная компания» с требованием возместить упущенную выгоду на сумму 38 772 968,56 рублей. В обоснование своей позиции истец указал, что из-за четырехмесячной задержки возврата имущества арендатором после одностороннего расторжения договора он упустил более выгодные предложения по аренде от других компаний. В качестве документальных доказательств арендодатель представил вновь заключенные (за один-два месяца до прекращения отношений с ответчиком) договора аренды с третьими лицами, по условиям которых ставка арендной платы существенно превышала обозначенную в расторгнутом договоре, распечатки скриншотов объявлений с предложением об аренде недвижимости с личного сайта, прайс-лист по аренде техники, расчет убытков, произведенный своими силами (без привлечения независимой экспертизы), запросы и оферты на заключение договора.

Суд отказал в удовлетворении требований ОАО «Новосибречпорт», признав доказательства истца недопустимыми: представленные договоры заключены в отношении торговых площадей с иными количественными характеристиками. Кроме того, в предложении истцу по заключению договора аренды от ООО «Связьконтактсервис» ставка арендной платы более чем 30-кратно превысила ставку по договору аренды с ответчиком, в оферте — более чем в 4 раза. Суд указал, что расчет упущенной выгоды произведен недостоверно, а со стороны истца имеет место злоупотребление правом, так как на неоднократные предложения суда представить доказательства соответствия ставок арендной платы, указанных в оферте и предложении от «Связьконтактсервис» рыночной цене, истец никак не отреагировал.

Решение Арбитражного суда Костромской области от 29 декабря 2014 года по делу № А31-8586/2014

Охранное предприятие ООО «ГОРИЗОНТ» обратилось в арбитражный суд с иском к Российской Федерации в лице МВД РФ, в котором просило взыскать с ответчика 60 000 рублей упущенной выгоды. В обоснование требований истец указал, что лишился лицензии по предписанию Центра лицензионно-разрешительной работы УМВД по Костромской области, которое впоследствии было признано недействительным (о чем имелось соответствующее решение суда). В результате незаконного действия ответчика истец вынужден был расторгнуть договор с ООО КБ «Аксонбанк» на охрану объекта, стоимость услуг по которому равна 60 000 рублей.

Суд отказал ООО «ГОРИЗОНТ» в удовлетворении требований о взыскании упущенной выгоды, мотивировав решение тем, что при расчете размера убытков истец указал сумму доходов без учета расходов, которые повлияли бы на размер вероятностной выгоды, в частности текущие издержки на содержание работников охраны, накладные расходы: содержание офисных помещений, оборудование, услуги связи и т.д. Расчет упущенной выгоды, произведенный истцом самостоятельно, без привлечения экспертной организации, признан недостоверным.


адвокат Барановский Андрей Федорович,
30 Января 2019 Телефон:80296530588

Упущенная выгода относится к убыткам и предполагает неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Несмотря на кажущуюся простоту в понимании, что является упущенной выгодой, на практике процесс доказывания наличия данного вида убытков вызывает большие трудности. В практике судебной деятельности процент удовлетворения данной категории исков очень невелик.

Это обусловлено несколькими обстоятельствами.Секрет сложности доказывания упущенной выгоды в первую очередь объясняется тем, что в сложившейся немногочисленной судебной практике, данная категория споров отдана на откуп принципу состязательности сторон и не подпадает под действующий практически во всех остальных категориях судебных споров принцип «объективной истины». Иными словами, суд не дорабатывает за сторону доказательную базу, даже в том случае, когда видит, что иск в какой-то части обоснован.Во вторую очередь, сложность сопряжена с тем, что для возмещения упущенной выгоды в предмет доказывания входят обстоятельства, доказывание которых связано с определенными трудностями, в отличие от требований о возмещения убытков в виде реального ущерба, где его наличие обусловлено фактически произошедшими событиями, а размер практически всегда реально установить пусть даже и при помощи экспертного заключения.

Что же необходимо сделать, чтобы выглядеть в суде убедительно и взыскать убытки в виде упущенной выгоды?Для начала, необходимо определить перечень правовых ситуаций, при которых не будет иметься оснований для предъявления требований связанных с упущенной выгоды.Имеет существенный момент в доказывании то обстоятельство, связывает ли кредитор возникшие убытки в виде упущенной выгоды с предполагаемыми доходами от сделки с самим должником, либо от сделки с иными контрагентами.Хотелось бы обратить внимание, что в силу п.1 ст.14 ГК Республики Беларусь правом требовать возмещения причиненных убытков наделяется лицо, чье право было нарушено, но только в том случае, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.При заявлении требований, о возмещении убытков в виде упущенной выгоды с предполагаемыми доходами от сделки с самим должником, кредитору необходимо иметь ввиду, что ряд правоотношений — продажа товара по образцам (п.3 ст.467 ГК), бытовой подряд (п.2 ст.684 ГК), возмездное оказание услуг (п.1 ст.736 ГК) и т.д. предусматривают возможность (если иное не установлено условиями самого договора) одностороннего отказа покупателя, заказчика и т.д. от исполнения договора без обязательств возмещения убытков. В таких случаях, в обязанности стороны, отказавшейся от исполнения договора, входит лишь возмещение контрагенту фактически понесенных ко дню отказа расходов, связанных с исполнением договора, а также стоимости уже выполненных работ (оказанных услуг). Таким образом, в перечисленных выше, а также в случаях со схожей правовой конструкцией, заявление требований к заказчику, покупателю и т.д. о возмещении в качестве убытков недополученной прибыли в пределах цены договора, обречено в суде на неудачу. Следует напомнить, что указанное выше правило работает только в случае, если иные правила не установлены договором между истцом и ответчиком.

В случае, когда законодательство или положения договора закрепляют право кредитора на взыскание убытков, необходимо знать, что для успешного завершения судебного спора по упущенной выгоде, истцу необходимо доказать:

  1. факт неисполнения/ ненадлежащего исполнения должником обязательств, ставших причиной возникновения убытков;
  2. наличие причинной связи между нарушением должником обязательства и возникшими убытками;
  3. реальную возможность получения определенного дохода в определенном размере при обычных условиях гражданского оборота
  4. факт того, что истцом были предпринятые конкретные меры для получения этой прибыли меры и выполнены с этой целью необходимые приготовления и лишь действия ответчика явились единственной причиной неполучения данной прибыли (п.4 ст.364 ГК Республики Беларусь);
  5. размер упущенной выгоды.

И, если доказывание наличия самого факта неисполнения/ ненадлежащего исполнения должником обязательств, ставших причиной возникновения убытков, не вызывает в большинстве случаев затруднений, то оставшиеся четыре пункта зачастую становятся непреодолимым рубежом на пути кредитора к защите своего нарушенного права.Заявляя требование о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, сторона истца в суде зачастую просто не знает, какими доказательствами может быть подтверждено наличие этой причинной связи, реальной возможности получения данного дохода, предприятия исчерпывающих мер для получения прибыли, а также размера упущенной выгоды.Считаю возможным привести пример из судебной практики экономического суда г.Минска «классического» случая недоказанности истцом причинной связи между нарушением должником обязательства и возникшими убытками, возможности получения дохода в определенном размере при обычных условиях гражданского оборота, а также размера неполученного дохода.

Пример из судебной практики

Позиция истца.В исковом заявлении истец ИЧУТП «С» указал, что 20.01.2013 года в результате ДТП, был поврежден принадлежащий им седельный тягач «SCANIA» и полуприцеп платформа. Транспортное происшествие произошло по вине водителя Б., управлявшего автомобилем, принадлежащим ответчику СП ООО «В». Ссылаясь на то обстоятельство, что в результате простоя поврежденного по вине ответчика имущества на протяжении 34 дней, истцом был недополучен доход, истец просил взыскать с СП ООО «В» упущенную выгоду в размере 56 427 586 белорусских рублей(неденоминированных).

Выводы суда.В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что действительно 20.01.2013 года в результате ДТП, был поврежден принадлежащий ИЧУТП «С» седельный тягач «SCANIA» и полуприцеп-платформа. Транспортное происшествие произошло по вине водителя Б., управлявшего автомобилем, принадлежащим СП ООО «В».Судом констатировано, что по общему правилу ст. 14 ГК Республики Беларусь возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности для применения которой лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать причинную связь между правонарушением и убытками (в данном случае связь между дорожно-транспортным происшествием, имевшим место по вине водителя ответчика и простоем автомобиля истца по причине ремонта транспортного средства), а также представить доказательства, подтверждающие размер убытков. При доказывании убытков в виде упущенной выгоды, истец должен обосновать избранную им методику расчёта убытков в виде упущенной выгоды и представить доказательства по приведённому обоснованию.Основанием для возмещения убытков в виде упущенной выгоды является доказанность стороной по делу всей совокупности перечисленных условий.В соответствии с п.4 ст. 364 Гражданского кодекса Республики Беларусь, при определении упущенной выгоды должны учитываться меры, которые предпринял кредитор для получения соответствующей выгоды, и сделанные с этой целью приготовления.Согласно приведенному истцом обоснованию, упущенная выгода рассчитывается им, как доход, полученный от работы аналогичного поврежденному имущества, в период нахождения в ремонте (34 дня)седельного тягача «SCANIA» и полуприцепа-платформы за минусом командировочных расходов, расходов по приобретению топлива, заработной платы, страховых взносов, на приобретение книжки МДП и стоимости предрейсовых медицинских осмотров.Вместе с тем, при такой методике расчёта, размер дохода в сумме 56 388 286 белорусских рублей (неденоминированных), по мнению суда, является неоправданно завышенным, направленным на повышение благополучия истца, поскольку при расчёте размера упущенной выгоды истец исходил из ничем не подтвержденного предположения, что в случае не причинения вреда имуществу ИЧУТП «С», седельный тягач «SCANIA полуприцеп-платформа осуществили бы перевозки грузов по маршрутам: Словакия –Германия; Германия – Беларусь; Россия – Беларусь; Польша – Беларусь с ежедневной занятостью.Также судом констатировано то обстоятельство, что стоимость провозной платы даже для идентичных по грузоподъемности и техническим характеристикам машин будет различна, поскольку стоимость каждой конкретной грузоперевозки зависит от перевозимого груза, протяженности и географии маршрута, условий перевозки и т.д. Истом также, по мнению суда, не было подтверждено никакими доказательствами позиция о том, что если бы седельный тягач «SCANIA» и полуприцеп-платформа не были повреждены, то они бы были обеспечены непрерывной работой в период вынужденного простоя.В силу ч.2 ст. 100 ХПК Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.Судом было предложено истцу предоставить доказательства наличия в промежуток времени с 20.01.2013 года по 22.02.2013 года заявок на осуществление перевозок, которыми располагал ИЧУТП «С» и по которым истец был вынужден отказаться от перевозки в связи с отсутствием свободных единиц техники.Вместе с тем, каких-либо доказательств этому истец не предоставил.Предъявленные суду договора транспортной экспедиции, расценены судом, как ненадлежащее доказательство упущенной выгоды истца поскольку, они имеют иную правовую природу, чем договора перевозки. Истцом также не было приведено суду никаких доказательств тому, что предоставленные договора транспортной экспедиции являются следствием отсутствия собственного транспорта ИЧУТП «С» и невозможности самостоятельно осуществить перевозку.Также судом установлено, что истцом необоснованно был завышен период простоя автомобиля (34 дня). Согласно заказ-наряда от 22.02.2013 года нормативное время ремонта поврежденного транспортного средства составляет 39,3 часа, что не превышает 5 рабочих дней. Доводы истца о простое транспортного средства более одного месяца ввиду отсутствия запасных частей к нему, является несостоятельной, поскольку СП ООО «В» не несет ответственности за наличие или отсутствие у ремонтной организации запасных деталей.Помимо этого, как следовало из заявки на ремонт от 22.02.2013 года, грузовой седельный тягач «SCANIA» получил лишь незначительные повреждения (разбито зеркало заднего вида), на устранение которых, согласно нормативу времени, потребовался 1 час. Следовательно, включение истцом в объем неполученных доходов, убытков связанных с неиспользованием седельного тягача на протяжении 34 дней судом признан необоснованным.Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что истцом не предоставлено ни достоверного обоснования размера неполученных доходов, ни доказательств возможности получения определенного им размера дохода при обычных условиях гражданского оборота.Поскольку размер суммы упущенной выгоды является недостоверным и документально не обоснованным, решением суда в удовлетворении исковых требований ИЧУТП «С» к СП ООО «В» о взыскании убытков в виде упущенной выгоды отказано.

Выводы.Анализируя рассмотренное дело, хотелось бы отметить, что истцу следовало перед заявлением требований оценить свои шансы с точки зрения наличия доказательств. По мнению автора, факт возможности получения дохода в определенном размере при обычных условиях гражданского оборота, принятия мер для получения этой прибыли и выполнения с этой целью необходимых приготовлений мог быть подтвержден истцом в обозначенном выше случае следующими доказательствами: подписанным и не исполненным в установленный срок или расторгнутым по причине невозможности исполнения из-за отсутствия транспорта договором перевозки с третьим лицом; надлежаще оформленными и не исполненными в установленный срок заявками третьих лиц на перевозку груза;перепиской между истцом и третьим лицом по вопросу согласования неосуществленной перевозки;надлежаще оформленные путевые и командировочные документы на водителя и поврежденный транспорт;перепиской по вопросу поиска/аренды полуприцепа для седельного тягача (для временной замены поврежденного).В данном случае, при предоставлении исходных документов, базой для расчета упущенной выгоды должна быть принята цена неисполненного в пользу третьего лица договора, а не заявленный истцом доход, полученный от работы аналогичного поврежденному имущества, в период нахождения в ремонте (34 дня) седельного тягача «SCANIA» и полуприцепа-платформы.

Конечно же, размер упущенной выгоды необходимо определять за вычетом расходов, которые кредитор должен был понести, если бы должник надлежаще исполнил обязательство. Таким образом, в приведенном выше примере из судебной практики, размер убытков в виде упущенной выгоды составлял бы разницу между ценой заключенного (согласованного), но не исполненного по причине отсутствия транспорта договора и расходов, включенных в себестоимость перевозки (командировочных расходов, расходов по приобретению топлива, заработной платы, страховых взносов, на приобретение книжки МДП, стоимости предрейсовых медицинских осмотров, платы за проезд по дорогам, амортизации транспортного средства и т.д.).

К слову об обосновании расчета упущенной выгоды В настоящее время не существует законодательно закрепленного единого подхода, либо утвержденного алгоритма расчета убытков в виде упущенной выгоды, как нет и единой судебной практики в том плане, какой расчет в конкретной ситуации причинения убытков будет являться достаточно обоснованным для суда.Анализ судебной практики говорит о том, что в большинстве случаев, когда суд признавал право на реализацию истца такого способа защиты своего нарушенного права, как взыскание упущенной выгоды, в удовлетворении исковых требований все равно отказывалось по причине необоснованности представленного расчета размера данного вида убытков и непредставлении истцом доказательств в части расчета суммы требований.Хотелось бы отметить положительный опыт в этой сфере Государственной комиссии Совета Министров СССР по экономической реформе, одобрившей 21.12.1990 года Временную методику определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров. К сожалению, данный опыт так и остался практически не реализованным национальным законодательствомКонечно же, данная Временная методика не охватывала всех возможных аспектов и вариантов, связанных с наступлением последствий в виде убытков, однако, она задавала конкретный алгоритм расчета убытков, в том числе и упущенной выгоды, а также задавала конкретное направление развития законодательной мысли.К сожалению, дальнейшего развития данная мысль не получила, а сделанные наработки в судебной практике не используются. Наличие методики оценки ущерба от пожаров на торфяниках, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь от 22.07.1996 г. N 166, содержащей формулу расчета упущенной выгоды, ввиду специфики и узкого диапазона ее применения, при освещении общей темы порядка взыскания упущенной выгоды, в счет мной не принимается. Видится, что выработка универсальной методики для определения способа расчета и размера упущенной выгоды не возможна, поскольку связанные с неполученным доходом убытки могут вытекать из великого многообразия существующих на данный момент правоотношений, для каждого из которых будет присуща характерная только данному правоотношению база для исчисления данного вида убытка, особенности ценового регулирования, затратная составляющая и т.д. Упомянутой мной выше Государственной комиссией Совета Министров СССР по экономической реформе предоставлено право Министерствам и ведомствам определять отраслевые особенности применения данной методики.Наиболее логичным было бы развитие этого правового института путем составления Министерствами Республики Беларусь по отраслевым составляющим соответствующих методик с последующим их закреплением в судебной практике.

Однако, пока этого не сделано, в целях упрощения возможного доказывания размера убытков, связанных с неисполнением / ненадлежащим исполнением договорных обязательств, наиболее разумным выходом представляется включение в положения договоров порядка (алгоритма) определения данного вида убытков, либо использование предоставленными законодательством иных возможных институтов, обеспечивающих исполнение обязательств. В частности, неустойкой.

В заключении хотелось бы обратить внимание читателей еще на несколько, на мой взгляд, существенных моментов.Заявляя требования о взыскании убытков, необходимо помнить положения ст.365 ГК Республики Беларусь, в которой по общему правилу установлено, что убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка), за исключением случаев, предусмотренных законодательством или договором.Не редко в судебной практике встречаются случаи, когда неустойка по договору имеет зачетный характер, однако требования заявляются истцом на полную сумму неустойки и полную сумму убытков. Как следствие, судом констатируется частичная необоснованность исковых требований.Еще одним существенным моментом является обстоятельство наличие вины самого кредитора в неисполнении (ненадлежащем исполнении) должником своих обязательств, что в силу положений ст.375 ГК Республики Беларусь является основанием для уменьшения размера ответственности должника.

Барановский А.Ф.

Блог Барановский Андрей Федорович

Возмещение убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательства, является одним из ключевых институтов гражданского права. В соответствии с частью 1 статьи 22 Гражданского кодекса Украины (ГК) лицо, которое понесло убытки в результате нарушения его гражданского права, имеет право на их возмещение. Возмещение убытков как мера ответственности наступает во всех случаях нарушения гражданских прав, за исключением отдельных, прямо предусмотренных законом или договором.

Понятие «убытки» включает в себя как реальные убытки, так и упущенную выгоду. К последней статья 22 ГК относит доходы, которые лицо могло реально получить при обычных обстоятельствах, если бы его право не было нарушено.

Статья 225 Хозяйственного ­кодекса Укра­ины (ХК) выделяет в составе убытков, подлежащих возмещению стороной, допустившей хозяйственное правонарушение, неполученную прибыль (утраченную выгоду), на которую сторона, понесшая убытки, имела право рассчитывать в случае надлежащего выполнения обязательства другой стороной. Но, несмотря на то что право пострадавшей стороны на возмещение упущенной выгоды прямо предусмотрено законом, это еще не является залогом отсутствия проблем при ее расчете и возмещении.

К сожалению, в официальных разъяснениях высших судебных инстанций, да, собственно, и в специальной юридической литературе, проблеме расчета и возмещения упущенной выгоды уделяется недостаточно внимания. Нельзя отрицать и того, что среди юристов-практиков существуют значительные разночтения в определении содержания понятия упущенной выгоды.

В настоящей статье рассмотрены некоторые актуальные вопросы, связанные с определением упущенной выгоды, ее расчетом и доказательной базой.

Упущенная выгода: содержание понятия

В ГК и ХК применительно к упущенной выгоде используются термины «неполученный доход» и «неполученная прибыль». Постараемся разобраться с их содержанием.

Понятия «доход», «валовой доход», «прибыль» раскрываются в Законе Укра­ины «О налогообложении прибыли предприятий». Однако этот Закон, будучи важной частью налогового законодательства, не содержит гражданско-правовых норм. В то же время упущенная выгода является гражданско-правовым понятием. На этом основании Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) в постановлении № 4/ 138 от 6 июня 2006 года сделал вывод, что определение прибыли на основании Закона Украины «О налогообложении прибыли предприятий» не может быть применено к гражданско-правовым отношениям.

Эта позиция, однако, противоречит изложенной ранее Высшим арбитражным судом Украины в разъяснении «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с возмещением убытков, причиненных невыполнением или ненадлежащим выполнением обязательств по договорам поставки» № 02-5/218 от 30 марта 1995 года. В разъяснении, в частности, отмечено, что основным обобщающим показателем финансовых результатов хозяйственной деятельности на всех предприятиях независимо от формы собственности является прибыль (доход). Определяя эти показатели, предприятия независимо от формы собственности должны руководствоваться Законом Украины «О налого­обложении прибыли предприятий», согласно которому прибыль определяется как скорректированный валовой доход соответствующего отчетного периода, уменьшенный на сумму валовых расходов и сумму амортизационных отчислений.

Ввиду различия предметов правового регулирования налогового и гражданского права можно согласиться с тем, что применение норм налогового законодательства для квалификации гражданско-правовых и хозяйственных отношений может привести к подмене понятий и, как следствие, принятию ошибочного решения.

Нельзя также забывать, что «доход» и «прибыль» — понятия изначально экономические. Как экономическая категория доход обозначает увеличение активов и уменьшение обязательств определенного лица, что приводит к увеличению собственного капитала. В валовой доход включают выручку, денежные поступления от продажи товаров и услуг, выполнения работ, продажи имущественных ценностей, проценты, получаемые за счет предоставления денег в кредит, другие денежные и материальные поступления.

Прибыль как финансовый результат деятельности предприятия характеризует ее эффективность и представляет собой так называемый чистый доход, то есть валовой доход за вычетом материальных затрат.

В соответствии со статьей 142 ХК прибыль (доход) субъекта хозяйствования является показателем финансовых результатов его хозяйственной деятельности, определяемым путем уменьшения суммы валового дохода субъекта хозяйствования за определенный период на сумму валовых расходов и сумму амортизационных отчислений. Как видно из приведенной нормы, понятия «прибыль» и «доход» представлены как равнозначные. В то же время понятия «доход» и «валовой доход» по смыслу нормы тождественными не являются. Отсюда следует, что под термином «доход» в данном случае подразумевается чистый, а не валовой доход.

Ряд авторов настаивают, что в понимании Закона упущенная выгода — это именно неполученный валовой доход. Однако с этим можно поспорить, ведь при таком подходе не учитывается ряд весьма существенных обстоятельств (о которых подробнее ниже), что впоследствии приводит не только к возмещению убытков, понесенных пострадавшей стороной, но и к дополнительному ее обогащению. Поэтому в контексте данной статьи под упущенной выгодой понимается именно неполученная прибыль (чистый доход).

Как доказать упущенную выгоду?

Основанием для гражданско-правовой ответственности является состав гражданского правонарушения, который образует совокупность определенных условий. По общему правилу такими условиями являются: а) противоправное поведение (действие или бездеятельность); б) наличие вреда; в) причинно-следственная связь между противоправным поведением и возникающим вредом; г) вина лица, причинившего вред.

Отсутствие хотя бы одного элемента из перечисленных не дает оснований для привлечения к ответственности за нанесенные убытки. Во время судебного разбирательства бремя доказывания каждого элемента гражданского правонарушения лежит на пострадавшей стороне (истце).

Пострадавшей стороной должны быть также предоставлены доказательства реальной, а не абстрактной возможности получения прибыли. ВХСУ неоднократно обра­щал внимание на это обстоятельство (постановления № 19/70 от 28 сентября 2005 года; № 68/8-06/16 от 3 апреля 2007 года; № 31/94-07-1490 от 23 октября 2007 года).

Приведенный выше тезис хочется проиллюстрировать любопытным примером из российских источников. В исковом заявлении о взыскании упущенной выгоды исковые требования были обоснованы показателями плановой прибыли, рассчитанными на основании данных бизнес-плана. Позиция суда была сформулирована следующим образом: «Из предоставленного истцом расчета упущенной выгоды следует, что им были использованы сведения бизнес-плана, которые носят хоть и экономически рассчитанный, но предположительный характер, то есть неизвестно, сколько бы предприятие заработало в планируемые сроки, сколько оно смогло бы произвести и реализовать продукции и получить планируемых средств».

Как правило, кредиторы (истцы) в качестве доказательств реальности неполученной прибыли предоставляют суду различные договоры с третьими лицами, гарантийные письма, протоколы о намерениях и т.п., которые являются подтверждением реальной возможности получения дохода.

В силу части 4 статьи 623 ГК, при предъявлении требования о возмещении упущенной выгоды учитываются меры, принятые кредитором по ее получению. Данная норма, по мнению ВХСУ, возлагает на кредитора обязанность доказать, что им приняты меры, направленные на избежание убытков (см. постановление ВХСУ № 1/41 от 24 января 2008 года).

Как рассчитать упущенную выгоду?

Судебная практика свидетельствует, что размер упущенной выгоды должен определяться с учетом времени, в течение которого продолжались противоправные действия ответчика, разумных расходов на получение доходов, которые кредитор понес бы, если бы не произошло нарушение права (постановление ВХСУ № 24/64 от 27 октября 2005 года). Кроме того, упущенная выгода рассчитывается с учетом расходов на заработную плату, на оплату налогов и обязательных платежей, прочих материальных и приравненных к ним затрат (постановление ВСХУ № 18/23 от 7 июня 2007 года).

Сходный подход к расчету упущенной выгоды в Российской Федерации (РФ). В постановлении Пленума Верховного Су­да РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части 1 Гражданского кодекса РФ» № 6/8 от 1 июля 1996 года подчеркивается, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частнос­ти, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться, исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Согласно части 6 статьи 225 ХК, Каби­нет Министров Украины имеет право утверждать методики определения размера возмещения убытков в сфере хозяйствования. Однако методики расчета упущенной выгоды, отвечающей реалиям сегодняшних экономических отношений, увы, нет. Поэтому в практической деятельности приходится использовать «реликтовую» Временную методику определения ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров, одоб­ренную Государственной комиссией Совета Министров СССР по экономической реформе 21 декабря 1990 года.

Методика эта, хотя изначально и ориентирована на хозяйственные отношения в условиях плановой экономики, все же приводит несколько заслуживающих внимания конкретных алгоритмов расчета упущенной выгоды. Так, неполученная прибыль в результате снижения по вине ответчика качества произведенной продукции (работ, услуг) Методикой определяется исходя из суммы снижения стоимости продукции в результате снижения цены, прекращения выплаты надбавки к цене или применения скидок за ненадлежащее качество продукции (снижение сортности, технико-экономического уровня и т. д.).

При изменении ассортимента изготовленной продукции (работ, услуг) неполученная прибыль определяется как разница между величиной предполагаемой прибыли от реализации запланированной, но не произведенной продукции (работ, услуг), и величиной прибыли, полученной от реализации продукции (работ, услуг), произведенной взамен запланированной.

При уменьшении объема производства или реализации продукции (работ, услуг) вследствие нарушения обязательства неполученная прибыль определяется как разница между ценой и полной плановой себестоимостью единицы продукции (работ, услуг), умноженная на количество непроизведенной или нереализованной по вине контрагента продукции (работ, услуг).

Количество непроизведенной по вине контрагента продукции (работ, услуг) рассчитывается в зависимости от конкретной ситуации, в частности, путем:

а) деления объема ­недопоставленной (ненадлежащего качества или некомплектной) продукции на норму ее расхода на одно изделие (работу, услугу), если имела мес­то недопоставка (поставка продукции ненадлежащего качества или некомплектной);

б) умножения часовой (дневной) производительности простоявшего цеха (участка, агрегата, станка) на длительность простоя в часах (днях), если имел место простой.

Приведенные алгоритмы имеют одну общую черту — они сохраняют экономическую суть прибыли. Упущенная выгода определяется либо как разница между плановой и фактически полученной прибылью, либо как разница между неполученными доходами и непонесенными расходами.

На практике упущенная выгода так рассчитывается далеко не всегда. Нередко приходится видеть судебные решения, в которых сумма упущенной выгоды отождествляется с суммой неполученной выручки от реализации, при этом совершенно игнорируются расходы, необходимые для получения этой выручки. Примером может служить недавнее решение Хозяйственного суда г. Киева № 38/41 от 9 декабря 2008 года, отмененное Киевским хозяйственным апелляционным судом, но «реанимированное» ВХСУ. Суть его сводится к следующему.

Подрядчик по договору строительного подряда обязался выполнить ремонтные работы в нежилом помещении. В силу различных обстоятельств ремонт был выполнен с нарушением сроков, в результате чего заказчик (истец) предъявил подрядчику (ответчику) требование возместить упущенную выгоду. Исковые требования мотивированы тем, что истцом был заключен договор аренды указанных помещений под размещение в них ресторана. В связи с тем что подрядчиком были несвоевременно завершены ремонтные работы, помещение было несвоевременно (с задержкой на 3 месяца) передано арендатору. В связи с этим истец просил взыскать с ответчика упущенную выгоду в размере арендной платы за 3 месяца.

В описанном случае обращает на себя внимание то, что по договору аренды арендная плата состоит из двух частей — фиксированной суммы и суммы компенсации арендодателю за содержание помещений (коммунальные услуги). Расходы же на содержание помещений взял на себя арендодатель, а арендатор обязался компенсировать ему эти затраты. Полученные арендодателем суммы компенсации увеличили бы его валовой доход. Но, с другой стороны, имели бы место соответствующие расходы по оплате коммунальных услуг и т.п. И эти расходы нельзя не принять во внимание, поскольку работающий ресторан потребляет коммунальные услуги, безусловно, в большем объеме, нежели пустующее помещение, в котором не завершены отделочные работы. А отсюда вывод: задержка передачи помещений арендатору повлекла не только уменьшения дохода, но и уменьшения расходов.

С момента передачи истцу выполненных работ он должен был начислять на них амортизацию, которая для предприятия является расходами. Как предусмотрено пунктом 23 Положения (стандарта) бухгалтерского учета 7 «Основные средства», утвержденного приказом Министерства финансов Украины от 27 апреля 2000 года, начисление амортизации осуществляется в течение срока полезного использования (эксплуатации) объекта, устанавливаемого предприятием при признании этого объекта активом (при зачислении на баланс), и приостанавливается на период его реконструкции, модернизации, достройки, дооборудования и консервации.

Таким образом, в случае своевременного выполнения подрядчиком своих обязанностей полученная арендная плата составила бы доход арендодателя, а затраты на содержание действующего ресторана (исходя из действующих тарифов на коммунальные услуги и объема потребленных услуг) и амортизация пополнили бы расходную часть.

Хозяйственным судом указанные расходы были проигнорированы, а упущенная выгода фактически приравнена к неполученной выручке. При таком подходе пострадавшей стороне «страдать» очень выгодно: полученная в итоге прибыль существенно превышает неполученную.

Суд не обратил внимания на еще одно немаловажное обстоятельство: истец является плательщиком НДС. А это означает, что в сумме арендной платы, определенной договором, должен учитываться НДС.

В соответствии с подпунктом 6.1 Поло­жения (стандарта) бухгалтерского учета 15 «Доход», утвержденного приказом Министерства финансов Украины № 290 от 29 ноября 1999 года, сумма НДС не признается доходом. К слову, аналогичное правило содержит и Закон Украины «О налогообложении прибыли предприятий». Согласно подпункту 4.2.1 статьи 4 этого Закона, не включаются в состав валового дохода суммы НДС, полученные (начисленные) плательщиком НДС, начисленного на стоимость продажи товаров (работ, услуг), за исключением случаев, когда предприятие-продавец не является плательщиком данного налога.

Таким образом, при надлежащем исполнении своих обязательств ответчиком валовой доход истца был бы увеличен на сумму арендной платы без НДС. Сумма же НДС увеличила бы налоговое обязательство истца.

Упущенная выгода, полученная по решению суда, объектом налогообложения НДС в контексте статьи 3 Закона Украины «О налоге на добавленную стоимость» не является. Поэтому вся сумма, полученная истцом по решению суда, включается в валовой доход истца. Путем несложных вычислений можно убедиться, что этот доход оказывается на 20 % больше запланированного.

Можно возразить, дескать, НДС — не гражданско-правовое понятие, поэтому при расчете упущенной выгоды учитываться не должен. Однако этот налог объективно существует и играет немаловажную роль при расчетах между субъектами хозяйствования. Поэтому игнорировать его при расчете неполученной прибыли будет неправильно.

Брагинский М.И. и Витрянский В.В. в первом томе своего фундаментального «Договорного права» (М., 2003. — С. 642, 644) отмечают: «При возмещении убытков кредитор не должен получить ничего лишнего, выходящего за пределы необходимого, что позволяет восстановить его нарушенное право… Кредитор, требующий от должника возмещения убытков, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства, в размере, далеко выходящем за пределы того, который необходим, чтобы поставить кредитора в положение, в котором он находился бы, будь обязательство исполнено должником надлежащим образом, может оказаться в положении приобретателя по обязательству вследствие неосновательного обогащения».

Такая позиция представляется очень уместной при определении размера упущенной выгоды, поскольку она в полной мере отвечает основным в гражданском праве принципам разумности и справедливости. Тем не менее она не всегда находит свое отражение в решениях судебных органов.

В соответствии с частью 3 статьи 22 ГК, если лицо, нарушившее право, получило в связи с этим доходы, размер упущенной выгоды, который должен возмещаться лицу, право которого нарушено, не может быть меньше доходов, полученных лицом, нарушившим право. В Гражданском кодексе РФ имеется аналогичная норма (пункт 2 статьи 15). Как отмечают российские юрис­ты, эта норма закрепляет «право заглядывать в карман к контрагенту».

В одном из комментариев к ГК Укра­ины сказано, что целью этого положения является недопущение получения нарушителем выгоды в результате действий, причиняющих убытки субъектам гражданских прав (Науково-практичний коментар до Цивільного законодавства України / Під редакцією Яреми А.Г. та ін. — Т. 1. — К., 2004). Однако есть опасение, что таким образом утрачивается правовосстановительный характер возмещения убытков, то есть направленный на восстановление имущественных прав пострадавшей стороны. Само же возмещение больше напоминает конфискацию. Пострадавшее лицо заинтересовано доказать не только и не столько факт и размер собственной упущенной выгоды, сколько факт получения лицом, нарушившим обязательство, дохода и размера этого дохода. Нарушается и другой приведенный выше принцип недопустимости необоснованного обогащения потерпевшей стороны в результате возмещения убытков.

Итак, подведем итоги. При заявлении требования о возмещении упущенной выгоды пострадавшая сторона (кредитор) должна доказать, что она могла и должна была получить прибыль, для чего ею были предприняты все необходимые меры, а прибыль не получена исключительно вследствие виновного нарушения обязательства другой стороной (должником).

При определении собственно размера упущенной выгоды должны учитываться только точные данные. Теоретические расчеты кредитора о возможных или предполагаемых доходах, не подкрепленные надлежащей доказательной базой, не должны приниматься во внимание, поскольку оценка возможностей и вероятностей к компетенции суда не относится.

Тщательным образом должна проверяться любая выгода, полученная пострадавшей стороной (кредитором) в результате нарушения ее прав (например, поставщик товара, пострадавший вследствие отказа покупателя принять и оплатить товар, мог реализовать товар другому покупателю, возможно, на более выгодных условиях).

Должны проверяться расходы, которые были бы понесены кредитором для получения прибыли, но с учетом нарушения обязательства другой стороной понесены не были (скажем, расходы по доставке товара и т.п.).

Заслуживают также внимания объективные обстоятельства, которые в каждом конкретном случае повлияли бы на размер прибыли. К таковым можно отнести, скажем, некие чрезвычайные обстоятельства, которые сделали бы невозможным или существенно повлияли бы на получение прибыли (к примеру, перевозчик не предоставил транспортное средство для доставки товара получателю, однако в результате стихийного бедствия, которое произошло впоследствии, товар так или иначе невозможно было бы доставить в указанное место).

И, пожалуй, главное. Надлежащая правовая оценка всего комплекса правоотношений, возникших между заинтересованными лицами в рамках предмета спора, позволит дать ответ на основной вопрос: имеет ли в принципе в данном случае пострадавшее лицо право на возмещение упущенной выгоды?

Вот пример из судебной практики. Генеральный подрядчик нарушил сроки сдачи в эксплуатацию объекта — торгового центра. В суде заказчик предъявил несколько десятков договоров аренды, на основании которых отстаивал свое право на возмещение упущенной выгоды в виде неполученной арендной платы. Однако в иске было отказано на том основании, что на момент заключения договоров у истца еще не возникло право собственности на площади торгового центра, а потому он не имел права ими распоряжаться.

Есть основания полагать, что вопросы расчета упущенной выгоды так или иначе будут затрагиваться в будущем в официальных разъяснениях высших судебных инстанций. Однако для выработки единого подхода к определению размера упущенной выгоды крайне желательным было бы принятие унифицированной методики, которая могла бы навести определенный порядок в этой сфере.

ЧАПЛЯН Сергей — старший юрист ЮФ «ИНТРА ЛЕКС», г. Киев

Незаконное расторжение договоров, срывы поставок или сроков выполнения работ, нарушение условий об эксклюзивности в дистрибьюторском договоре, нарушение прав на интеллектуальную собственность, несоблюдение гарантий и заверений – это лишь малый перечень обстоятельств, которые могут повлечь упущенную выгоду, говорит старший юрист «Мозго и партнеры» Елена Черкасова. А по словам управляющего партнера юрфирмы «Ветров и партнеры» Виталия Ветрова, упущенная выгода чаще всего может возникать в отношениях поставки, оказания услуг, подряда и аренды. В последнем случае иск может подать арендатор, если арендодатель не передал ему помещение или чинил препятствия, или арендодатель, если его контрагент вовремя не освободил объект, рассказывает Ветров.

Хотя случаев, когда возникает упущенная выгода, может быть много, исков подается гораздо меньше. Ведь такие дела всегда относились к одним из самых сложных, объясняет партнер «Интеллект-С» Анна Шумская. Да и суды относятся к ним настороженно. Они могут опасаться недобросовестности истца, который хочет «заработать» на ответчике, что и правда возможно, говорит руководитель проектов S&K Вертикаль Елена Батура. А если вышестоящая инстанция сочтет присужденную сумму чрезмерной, она отменит решение, продолжает юрист практики разрешения споров юрфирмы Eterna Law Дмитрий Глоов. К тому же дела о взыскании упущенной выгоды не типовые, и практики по ним не так много, добавляет Ветров.

О стандарте доказывания и переменчивой практике

Такие иски непросто обосновать. По мнению Батуры, основная сложность объясняется предположительным характером подобных убытков: это неполученный доход, который бы получило лицо, если бы нарушения не было. Здесь необходимо доказать противоправность поведения ответчика, факт и размер упущенной выгоды и причинно-следственную связь между ними. А судьям нужно вникнуть в суть и особенности экономической деятельности, чтобы оценить «реальность» потенциальной выгоды, говорит партнер «Пепеляев групп» Юрий Воробьев.

До недавних пор стандарт доказывания был очень жестким: например, не всегда можно было обосновать точный размер убытков или однозначно связать нарушения с последствиями. Упростить задачу взялся Пленум Верховного суда. В 2015 году он разрешил рассчитывать убытки приблизительно и вероятно (постановление № 25 от 23 июня 2015 года), в 2016-м установил презумпцию связи нарушения и убытков, если они обычно возникают в такой ситуации (постановление № 7 от 24 марта 2016 года). Такие указания облегчили задачу доказывания, говорят несколько экспертов.

Помимо противоправности, факта вреда и связи между ними, истец должен убедить, что сделал все, чтобы получить выгоду, но единственным, кто ему помешал, стал ответчик, говорит Шумская. По ее словам, суды достаточно часто отказывают истцу по причине недоказанности полного и безоговорочного приготовления к получению прибыли.

В деле А81-2380/2014 ИП Сергей Фролов не смог взыскать с администрации Пуровского района ЯНАО 5 млн руб. задатка, который он должен был отдать несостоявшемуся арендодателю. Бизнесмен хотел сдать ему в пользование технологическую площадку, но обнаружил, что администрация сдала ее как собственник другой компании, и на недвижимость был наложен арест. Предприниматель оспорил ведомственные акты как незаконные и решил взыскать потерянные деньги. Но три инстанции отказали ему в этом. Заключение предварительного договора аренды не означает, что Фролов сделал все необходимое для получения прибыли, решили суды. Да, он успешно обжаловал акты, но не доказал, что ему в реальности невозможно было пользоваться своим имуществом.

Впрочем, постановление Пленума от 24 марта 2016 года № 7 облегчило и задачу доказывания таких приготовлений: кроме них, можно предъявлять любые другие доказательства возможности извлечь выгоду. В п. 3 постановления приводится практический пример. Если из-за задержки ремонта магазина его владелец открыл торговлю позже, чем рассчитывал, и недосчитался прибыли, он может предъявить к подрядчику требования о возмещении необоснованной выгоды. При этом он вправе ссылаться на данные о прибыли за другие периоды до или после того, как подрядчик нарушил срок. Еще это может быть переписка с контрагентами, протоколы ведения переговоров, соглашение о намерениях и и другие документы, перечисляет Батура. Именно такими доказательствами обосновал свой иск к «Ашану» «Декорт» в недавнем громком деле.

В сентябре 2017 года 10-й Арбитражный апелляционный суд «засилил» решение АС Московской области о взыскании 15 млн руб. упущенной выгоды с «Ашана» в пользу «Декорта», который хотел, но так и не смог сдать тому склад в аренду. Ретейлер несколько месяцев вел переговоры о сдаче помещения в аренду, но затем внезапно замолчал. В ответ «Декорт» взыскал с него стоимость простоя складов. В суде он предъявил протоколы переговоров, длительную переписку с ответчиком и доказательства того, что работники «Ашана» приезжали осматривать склад. Подробнее о деле читайте в публикации «Астрент, эстоппель, заверения: 5 дел, где применили новые нормы ГК».

Истцу удалось доказать все, что необходимо: и противоправность действия истца, который недобросовестно вышел из переговоров, и размер упущенной выгоды, и связь между ними. Важно, что у судов не вызвал вопросов расчет размера убытков и период взыскания (со дня, когда прежние арендаторы освободили помещения до дня, когда пришли новые после отказа «Ашана» от переговоров), комментирует Черкасова.

В целом судебная практика по взысканию упущенной выгоды очень противоречива, делится директор «Центра правового обслуживания» Анна Коняева. Исход спора будет зависеть от качества и количества доказательств того, как суд их оценит и какой применит метод расчета упущенной выгоды, рассказывает юрист.

В качестве примера Коняева приводит два спора с разным итогом. В деле А40-117531/2016 истец получил с продавца 92 400 руб. упущенной выгоды за непереданный товар, который планировал перепродать. Свои намерения он подтвердил договором с третьим лицом. В деле А56-15542/2016 компании, наоборот, не удалось отсудить 9 млн руб. у учреждения, которое не выполнило своих обязательств по посадке картофеля: засеяло меньше, чем указано в договоре, не использовало удобрения, не собрало урожай и деньги потратило нецелевым образом. Истец предоставил расчет, в котором указал урожайность картофеля за 2015 год по данным Минсельхоза, предполагаемую урожайность по результатам полевых работ, среднюю цену картофеля на рынке и предполагаемую прибыль компании. Но судам этого оказалось недостаточно. «Компания не доказала, что при обычных условиях получила бы эту прибыль и что она принимала какие-либо меры для ее получения», – согласились три инстанции.

Эти примеры могут подтверждать еще и наблюдения Ветрова о том, что, чем ниже цена иска, тем выше шансы на удовлетворение требований.

Чтобы практика по взысканию упущенной выгоды развивалась дальше, нужно облегчить стандарт доказывания причинно-следственной связи убытков в целом, полагает Глоов. Это самое сложное в делах о взыскании упущенной выгоды, ведь суды могут лишь констатировать, что связь не доказана, рассказывает юрист, приводя в пример постановление АС СЗО по делу № А56-30625/2016. Кроме того, если суды удовлетворяют требования частично, они могут скудно мотивировать свои решения, жалуется Ветров: «Иногда непонятно, по каким причинам суд уменьшил сумму, что ему понравилось или, наоборот, не понравилось в расчете, доказательствах».

Сразу несколько экспертов поддержали идею ввести единую методику или методики расчета упущенной выгоды. Сейчас ее нет, что усложняет взыскания, говорит Воробьев.

Юристы дали советы тем, кому нужно взыскать упущенную выгоду.

  • Договориться о компенсации упущенной выгоды вне суда рекомендует Черкасова. По ее словам, это реально, если для нарушителя важна репутация и доверие других партнеров, которые узнают о недобросовестном поведении.
  • Не путать реальный ущерб с упущенной выгодой призывает Батура: «Истцы довольно часто заявляют ко взысканию упущенную выгоду, хотя им на самом деле причинен реальный ущерб».
  • При расчете размера упущенной выгоды Воробьев советует привлекать независимых третьих лиц: экспертов, оценщиков и т. д.

admin