УДО в колонии поселении

Порядок условно-досрочного освобождения от отбывания назначенного по приговору суда наказания в виде лишения свободы регламентируется в первую очередь положениями ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Конкретизировать и ответить на вопросы, возникающие у судов при применении законодательства об УДО призвано Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 21.04.2009 года «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» и относительно недавно подготовленный Обзор судебной практики условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.2014 года.

Неотъемлемыми условиями для подачи осужденным ходатайства об УДО являются:

  • признание судом, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением;
  • отбытие установленного частью 3 ст. 79 УК РФ срока наказания — в зависимости от тяжести совершенного преступления;
  • при этом фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев

Для осужденных на пожизненное лишение свободы возможность подачи ходатайства об УДО возникает по отбытии не менее 25 лет и лишь при условии, что в течение последних трех из них лицо не допускало злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания.

При рассмотрении ходатайства осужденного об УДО суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

Как разъяснил Пленум ВС РФ № 8, вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденных, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, с учетом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом наличие или отсутствие у осужденного взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В соответствии с частью 3 статьи 396 УПК РФ вопросы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания разрешаются районным (городским) судом по месту отбывания наказания осужденным, а также гарнизонным военным судом независимо от подсудности уголовного дела.

При этом под местом отбывания наказания следует понимать место расположения указанного в статье 16 УИК РФ исправительного учреждения, в котором фактически отбывает наказание осужденный, в том числе переведенный из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы в следственный изолятор на основании статьи 77.1 УИК РФ.

С повторным ходатайством об УДО осужденный имеет право обратиться не ранее, чем через полгода со дня последнего отказа (ч. 10 ст. 175 Уголовно-исполнительного кодекса РФ).

Частью 2 статьи 81 Уголовного кодекса РФ предусмотрена возможность освобождения от отбывания наказания тех осужденных, которые в период нахождения в местах лишения свободы заболели тяжелой болезнью, входящей в Перечень, утвержденный Постановлением Правительства РФ № 54 от 06.02.2004 года «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью».

Для того, чтобы инициировать процедуру, именуемую в быту — «актирование», осужденный должен подать в районный суд по месту отбывания наказания соответствующее ходатайство. В этом случае администрация исправительного учреждения обязана созвать специальную медицинскую комиссию, состоящую из не менее 3-х врачей, для освидетельствования осужденного и подготовки по его результатам заключения о наличии или отсутствия у него заболевания, входящего в Перечень.

Если заболевание установлено, то ходатайство вместе с заключением и характеристикой на осужденного направляются суд, который впоследующем выносит свое постановление, руководствуясь при этом разъяснениями, содержащимися все с том же Постановлении Пленума ВС РФ № 8 (об УДО), где в пункте 21 сказано: «При рассмотрении вопроса об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью суду следует, в частности, учитывать поведение осужденного в период отбывания наказания, его отношение к проводимому лечению, соблюдение им медицинских рекомендаций, режимных требований учреждения, исполняющего наказание, по состоянию здоровья, а также данные о личности осужденного, наличие у него постоянного места жительства, родственников или близких ему лиц, которые могут и согласны осуществлять уход за ним. Постановление суда должно быть мотивированным и содержать конкретные основания принятого решения.

Если болезнь осужденного наступила в результате его умышленных действий (например, членовредительства) с целью последующего освобождения, он не подлежит освобождению от отбывания наказания по основаниям, предусмотренным статьей 81 УК РФ».

В случае отказа в освобождении осужденный, не дожидаясь истечения 6 месяцев, может снова обратиться с аналогичным ходатайством в суд, если предлагаемое ему в условиях исправительного учреждения лечение не приносит положительного эффекта, и у него наблюдается отрицательная динамика развития заболевания.

Поделиться в социальных сетях:

Опубликовано13 марта 2019 в 19:51

В соответствии с п. 4.1 ст. 79 Уголовного кодекса РФ при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения. В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд также учитывает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.

Как следует из указанной нормы закона, судом при рассмотрении при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, в том числе, будет учитываться возмещение ущерба потерпевшему (частично или полностью возмещен ущерб).

Редкий арестант не мечтает выйти на свободу раньше срока. Однако в последнее время судебная статистика разбивала у многих надежды. Суды весьма неохотно отмеривали досрочную свободу.

Как рассказал вчера журналистам после заседания пленума заместитель председателя Верховного суда России — председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов, по статистике, в прошлом году судами было рассмотрено 132 358 ходатайств об условно-досрочном освобождении, а удовлетворено из них 54 504 (41 процент). При этом с каждым годом сокращается и число обращений, и процент положительных решений. В 2010 году из 100 ходатайств было удовлетворено 57, в 2011-м — 56, в 2012-м — 51, в 2013-м — 46, в прошлом и того меньше.

При этом Верховный суд России старается изменить практику. Недавно «РГ» уже писала о кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России, в котором содержались важные пояснения. Их суть сводилась к тому, что для условно-досрочного освобождения заключенного не требуется от него каких-то особых, исключительных заслуг. Поэтому нельзя в свободе отказывать по надуманным причинам.

До Верховного суда дошло дело конкретного человека, который еще в 2009 году был осужден на семь лет. В начале этого года он подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. Однако нижестоящие суды ему отказали. Свою строгую позицию они пояснили так: человек наказан за особо тяжкое преступление, поэтому выпускать рано, мол, мало времени провел в тюрьме. Дисциплинированность осужденного в колонии тоже в зачет ему не пошла: суды заявили, что соблюдение режима — это обязанность заключенного. К тому же судьи вспомнили старый выговор: еще в 2009 году заключенному сделали устное замечание за курение в неположенном месте. Этот факт тюремной биографии, зафиксированный в деле, перевесил все положительные характеристики. Так что человека оставили на зоне.

По сути, главный аргумент суда базировался не на нормах закона, а на моральных рассуждениях о социальной справедливости. Преступление страшное, срок маленький, зачем же выпускать человека раньше? Однако Верховный суд России с такой позицией не согласился, отменил предыдущие решения и выпустил человека условно-досрочно.

Конечно, решение было вынесено по конкретному делу, но оно должно было стать ориентиром для нижестоящих судей. Ведь судить иначе — это идти наперекор правовым позициям Верховного суда, а значит, вряд ли решение устоит в высоких инстанциях. Поэтому слова, прозвучавшие в том определении, дорогого стоят. «По смыслу закона суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как тяжесть содеянного, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.», — говорит Верховный суд.

Однако после этого решения в «РГ» позвонили из аппарата Уполномоченного по правам человека и рассказали об аналогичном деле в Рязанской области. По обстоятельствам все очень похоже, один в один, неплохая характеристика, какое-то старое взыскание и «нет» от суда. Причем не помогли даже ссылки на решение Верховного суда, о котором рассказала газета. Похоже, судьи просто не поверили.

Поэтому кроме решений по конкретным делам, конечно, необходимы и общие разъяснения. Поправки в постановление пленума помогут судам лучше ориентироваться и, как надеются специалисты, изменят статистику: немотивированных отказов в ходатайствах об УДО и об освобождении от наказания в связи с болезнью должно стать меньше.

Например, как говорится теперь в постановлении, наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания. Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания. А полное возмещение вреда, вопреки складывающейся практике, не следует считать непременным условием УДО. Суды должны проверять, пытался ли осужденный возместить ущерб. Если да, но по каким-то причинам не получилось, то его можно отпустить. Но при этом судья вправе обязать осужденного компенсировать ущерб: то есть вопрос расплаты будет под контролем. Ведь досрочно освобожденный человек не свободен полностью, за нарушение режима поведения на воле он еще может вернуться за решетку.

Также Верховный суд решил пересмотреть свой подход к УДО в случае тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания. Теперь наличие болезни должно иметь «определяющее значение» для вывода суда. Иные обстоятельства могут учитываться дополнительно. Например, как уточнил Владимир Давыдов, это могут быть регулярные нарушения режима, когда «из изолятора не вылезает, хотя и больной». Прежде «иные обстоятельства» имели больший вес.

Еще один момент: в новой редакции постановления сказано, что тяжесть и общественная опасность самого преступления не должны быть основанием для отказа в освобождении. Они, как пояснил Верховный суд, уже учтены при определении минимального срока отбытия наказания, необходимого для условно-досрочного освобождения, и назначении наказания осужденному. Поэтому сейчас надо смотреть не на статью, по которой осудили человека, а на самого человека.

Юрий Александров

Условно-досрочное освобождение (УДО) является наиболее значимым поощрением, которое может быть применено к осужденным.

Во времена коммунистического режима институт условно-досрочного освобождения также существовал, но использовался очень избирательно, и освободиться условно-досрочно было достаточно сложно. Так, в 1990 г. только немногим менее 13 000 граждан были освобождены из мест лишения свободы до окончания назначенного судом срока отбывания наказания при общей численности тюремного населения почти в 2 млн человек. В 1999 г. досрочно освободились более 93 000 граждан (общая численность заключенных — 1,04 млн человек). А уже в 2003 г. условно-досрочно было освобождено 139 031 человек, что составило 55,1% от общего числа освобожденных (при общей численности заключенных 847 тыс. человек). Получается, что условно-досрочно было освобождено 16,5% от общего числа заключенных, включая подследственных. Много это или мало?

Для сравнения возьмем пенитенциарную систему Франции, страны с очень высоким уровнем демократии и очень высокой степенью защиты прав и свобод граждан, включая заключенных. Так, в 2003 г. из тюрем Франции условно было освобождено 5509 человек при общей численности заключенных в 59 тыс. человек. Иначе говоря, условно был освобожден примерно каждый десятый французский заключенный. Другое дело, что во Франции, кроме условного освобождения, существуют и другие возможности для заключенных жить вне тюремных стен, в том числе и, например, система электронного контроля при помощи специальных браслетов. Тем не менее возможности освободиться условно-досрочно у российских заключенных вполне сопоставимы с возможностями заключенных в демократически развитых странах. А уж что касается несовершеннолетних, то они в России практически все, за очень небольшим исключением, освобождаются именно условно-досрочно.

Таким образом, можно, конечно, говорить о том, что в уголовно-исполнительной системе имеется масса недостатков, что права и свободы заключенных не всегда соблюдаются, что питание явно невысокого качества и т.д., но упрекать Минюст в препятствовании заключенным освободиться условно-досрочно и в «зажимании» этого вида поощрения не приходится.

Здесь, однако, как мне кажется, кроется некая опасность. Низведение такого мощного стимулирующего поощрения как условно-досрочное освобождение до уровня простой формальности (а общеизвестен тот факт, что суды практически в 100% соглашаются с мнением администрации при представлении кого-либо на УДО) подрывает сам этот институт. Известно, что уровень рецидивной преступности в России достаточно высок (по разным оценкам он достигает 40%). Поэтому необходимо, как мне кажется, более жестко подходить к критериям, предъявляемым к условно-досрочно освобождаемым лицам.

Гораздо правильнее, на мой взгляд, был бы вариант поэтапного освобождения заключенных из-под надзора. Что имеется в виду? В Уголовно-исполнительном кодексе РФ имеется такой вид поощрения для осужденных, как колония-поселение. Это полусвободный режим. Туда и надо направлять тех, за кого администрация не может поручиться стопроцентно, но которые своим поведением подают надежду на то, что они все-таки больше не нарушат закон. Но ведь сроки предоставления в колонию-поселение и на условно-досрочное освобождение совершенно одинаковые! Естественно, все осужденные предпочитают УДО, а не колонию-поселение. И понять осужденных можно. Ведь УДО, в отличие от полусвободного поселения, — это полная свобода. Было бы правильнее, если бы сроки представления для перевода на поселение были чуть поменьше, а на условно-досрочное освобождение — чуть побольше. Логично было бы, чтобы осужденный из-под жесткого надзора перешел на полусвободный режим, а уж потом на свободный. Реинтеграция в общество должна быть постепенной. Предположим, кто-то отсидел десять лет, и его сразу же окунают во все мыслимые и немыслимые проблемы на свободе. А их, этих проблем, хватает. В первую очередь это, конечно, работа. Не секрет, что ранее судимым не очень охотно предоставляют рабочие места. Да и все остальное. За десять лет ведь общество меняется неузнаваемо. А находясь в колонии-поселении, человек в течение года-двух привык бы к жизни на свободе, подыскал бы себе работу, жилье, если нужно, да мало ли что еще. В общем, это, конечно, проблема серьезная, нуждающаяся в тщательной проработке.

Ну а как же все-таки происходит условно-досрочное освобождение, кто может, а кто нет быть освобожденным, каков порядок подачи заявления, какие действия должен предпринять осужденный и администрация?

Условно-досрочное освобождение может быть применено ко всем категориям осужденных, в том числе и к отбывающим пожизненное лишение свободы.

Осужденный, к которому может быть применено УДО, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об УДО. В ходатайстве должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что осужденный не нуждается в полном отбывании наказания, так как, отбывая срок, он полностью или частично возместил причиненный ущерб или иным образом загладил причиненный им вред и раскаялся в содеянном. В ходатайстве могут содержаться и иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного. Осужденный свое ходатайство в суд подает через администрацию исправительного учреждения (ИУ).

Администрация ИУ не позднее, чем через 10 дней обязана направить ходатайство об УДО в суд. К ходатайству администрация прилагает характеристику на осужденного. В характеристике должны содержаться следующие сведения об осужденном:

— о его поведении;

— о его отношении к учебе и труду;

— об отношении к совершенному преступлению.

Что такое примерное поведение? Очевидно, можно говорить о том, что если осужденный не допускает нарушений режима содержания и, соответственно, не имеет взысканий, его поведение можно назвать примерным. Безусловно, наличие поощрений свидетельствует о том, что осужденный, стремясь освободиться как можно быстрее, старается приблизить этот момент доступными ему способами (например, активным участием в общественной жизни). Вместе с тем неучастие осужденного в какой-либо секции (самодеятельной организации — совет коллектива отряда, совет коллектива колонии, секция профилактики правонарушений, культурно-массовая секция и др.), в художественной самодеятельности и т.д. не является показателем того, что поведение осужденного не является примерным. Не все люди одинаковы: одним доставляет удовольствие быть на виду, вести суперактивный образ жизни, другим это — в тягость. Поэтому повальное (насильственное) вовлечение осужденных (особенно практикуемое в воспитательно-трудовых колониях) в актив следует расценивать как нарушение их прав. Кстати, в законе (УК) и не говорится о том, что осужденный должен или обязан принимать участие в общественной жизни.

Довольно сложно в настоящий момент обстоят дела с трудоустройством. Как известно, безработица по самым разным причинам затронула ИУ в гораздо большей степени, чем население страны в целом. Поэтому зачастую осужденному довольно сложно реализовать имеющуюся у него возможность освободиться условно-досрочно, так как работа (причем добросовестная) является обязательным условием, которое не всегда можно выполнить просто из-за отсутствия этой самой работы в колонии.

Понятие «отношение к учебе» вовсе не означает, что в школе (ПТУ) необходимо получать исключительно хорошие и отличные оценки. Способности у всех людей разные, поэтому одни учатся лучше, другие — хуже. Основное же в «отношении к учебе» — добросовестность.

Характеристика заканчивается заключением администрации ИУ о целесообразности (или нецелесообразности) применения УДО.

Законом не предусмотрены никакие ограничения в условно-досрочном освобождении для лиц, имеющих иски и алименты. Поэтому отказ в условно-досрочном освобождении по причине того, что осужденный имеет иск, или алименты, или задолженность по их выплате, является неправомерным.

Наличие семьи (родственников), жилья, возможности трудоустройства на конкретном предприятии (в учреждении или организации) являются положительными факторами, но отсутствие таких данных (например, справки о том, что осужденный будет обеспечен жильем или работой или тем и другим ) не является основанием для отказа в условно-досрочном освобождении. Поэтому действия администрации ИУ, затягивающей представление дела в суд по причине отсутствия подобных сведений, неправомерны и нарушают права осужденных.

Кроме того, неправомерными являются и отказы администрации представить дело в суд по мотивам, не указанным в законе — мягкость назначенного наказания или кратковременность пребывания осужденного в данном ИУ. Характеристика на осужденного пишется за весь период отбывания им наказания, а не только за тот период, который он отбывает в данном конкретном ИУ. Если для определения возможности условно-досрочного освобождения осужденного недостаточно данных личного дела, то просто необходимо затребовать характеристику в учреждении, из которого осужденный прибыл (в том числе и из следственного изолятора, так как бывает, что осужденные в ожидании суда или вступления приговора в законную силу могут находиться в следственном изоляторе не один месяц).

Применение УДО к лицам, совершившим преступления по достижении 18 лет

Часть срока, которую необходимо отбыть
1/3 1/2 2/3
При осуждении за преступления небольшой или средней тяжести ст.79 ч.3 п.»а» УК РФ При осуждении за тяжкие преступления ст.79 ч.3 п.»б» УК РФ Применяется к лицам:
1. При осужденнии за особо тяжкие преступления ст.79 ч.3 п.»в»;
2. Ранее освободившимися условно-досрочно, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью 7 статьи 79 УК РФ

Применение УДО к лицам, совершившим преступления до достижения 18 лет (или в возрасте от 14 до 18 лет) ст.ст.87 и 93 УК РФ

Часть срока, которую необходимо отбыть
не менее 1/3 не менее 2/3
За преступления:
небольшой тяжести;
средней тяжести;
тяжкие преступления
За особо тяжкие преступления

Для возможности применения УДО фактически отбытый срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.

Осужденные, отбывающие пожизненное лишение свободы, могут быть освобождены условно-досрочно при наличии двух условий:

— если судом будет признано, что они не нуждаются в дальнейшем отбывании наказания ;

— отбыли не менее 25 лет лишения свободы .

Для применения УДО необходимо выполнение двух условий: отбытие осужденным определенной части срока наказания и исправление осужденного, которое на практике означает, что осужденный во время отбывания наказания:

— примерно вел себя;

— занимался общественно полезной деятельностью;

— не допускал нарушений закона;

— не нуждается в дальнейшем отбывания наказания.

Применяя УДО, суд вправе освободить осужденного не только от основного, но и от дополнительного наказания (полностью или частично).

При решении вопроса о доказанности исправления осужденного суд учитывает:

— характер совершенного им преступления;

— причины и мотивы этого преступления;

— роль осужденного в совершении преступления;

— состояние здоровья;

— личность осужденного.

Фактически отбытая осужденным часть срока наказания исчисляется из всего срока наказания. При снижении наказания актом амнистии или помилования либо определением суда (в случае изменения приговора) суд исчисляет фактическую часть срока отбытого наказания, исходя из срока, установленного актом амнистии, помилования или судебного постановления.

При применении УДО суд вправе возложить на осужденного определенные обязанности:

— не менять постоянного места жительства, работы и учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного (органы милиции);

— не посещать определенные места;

— пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания;

— осуществлять материальную поддержку семьи.

Суд вправе возложить на осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих, по мнению суда, его исправлению. Возложенные судом обязанности исполняются осужденным в течение всей неотбытой части наказания.

Основанием для представления об отмене УДО является не только совершение нового преступления, но и антиобщественное поведение. Если осужденный нарушил общественный порядок, за что на него было наложено административное взыскание, если злостно уклонился от выполнения возложенных на него обязанностей либо совершил неумышленное преступление, суд может постановить об отмене УДО и исполнении оставшейся неотбытой части наказания. Суд каждый раз решает этот вопрос строго индивидуально, с учетом всех имеющихся данных и личности самого осужденного, и вправе не отменять УДО.

Если лицо находилось под стражей, затем мера пресечения ему была изменена, а затем он был осужден и вновь взят под стражу, то срок содержания под стражей до изменения меры пресечения входит в срок, который осужденному необходимо отбыть для возможности быть представленным к УДО.

Порядок оформления УДО регламентируется УИК РФ.

Написав ходатайство в суд, осужденный сдает его (а также другие имеющиеся у него документы — различные справки, ходатайства и прочее) начальнику отряда, приложив, если у него имеются, копии приговора и судебных постановлений.

Администрация ИУ все остальные документы оформляет самостоятельно.

Окончательное решение о возможности применения или отказа в применении УДО к каждому конкретному осужденному принимается начальником ИУ на основании характеристики и других документов. В ИУ приказом начальника могут создаваться комиссии, которые подробно анализируют поведение осужденных и представляют начальнику свои рекомендации. Но создание таких комиссий обязательным не является.

При положительном решении в суд направляется личное дело осужденного со всеми материалами. В случае отказа в представлении к УДО осужденному указываются его мотивы, но ходатайство об УДО со всеми материалами все равно направляется в суд.

В случае, если судом отказано в условно-досрочном освобождении (только судом, не начальником ИУ!), повторное рассмотрение этого вопроса может иметь место не ранее чем через шесть месяцев со дня отказа .

Участие осужденного в суде по рассмотрению вопроса об его условно-досрочном освобождении не является обязательным. Решение об этом принимает суд. В то же время, если осужденный участвует в судебном заседании, он вправе:

— знакомиться с представленными администрацией ИУ в суд материалами;

— участвовать в рассмотрении представленных администрацией ИУ материалов;

— заявлять ходатайства и отводы;

— давать объяснения;

— представлять документы, с которыми, по мнению осужденного, должен ознакомиться суд.

Адвокат тоже имеет право участвовать в суде и представлять интересы осужденного. Что касается иных лиц, то здесь сложнее. По закону иметь представителя в уголовном процессе (а это именно уголовный процесс) могут несовершеннолетние, слепые, глухие и т.д. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Участие прокурора в суде, рассматривающем дело об условно-досрочном освобождении, обязательным не является.

Ограничений в действующем законодательстве по применению УДО к осужденным, больным туберкулезом и проходящим лечение в больнице, не имеется.

Классификация преступлений по степени тяжести

Литература:

УИК РФ — ст.ст. 175, 176.

УПК РФ — ст.ст. 396, 397, 399.

УК РФ — ст. ст. 15, 79, 93.

Постановления Пленума Верховного Суда СССР N 6 — 1976 г., N 9 — 1971 г., N 12 — 1977 г., N 7 — 1984 г., N 11 — 1985 г.

admin