Убытки в банкротстве

ВЗЫСКАНИЕ УБЫТКОВ С ОРГАНОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

ПРИ БАНКРОТСТВЕ Смирнова А.И.

Смирнова Алена Игоревна — магистрант, кафедра гражданского права и процесса и международного частного права, Российский университет дружбы народов, г. Москва

Аннотация: в статье рассматриваются особенности ответственности органов юридического лица за причинение убытков хозяйственному обществу при банкротстве. Отмечается, что институт возмещения убытков является универсальной мерой имущественной ответственности членов органов управления юридического лица и позволяет восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Сами аспекты добросовестности и разумности являются основополагающими при рассмотрении судами данных дел.

Ключевые слова: банкротство, юридическое лицо, взыскание убытков, законодательные новеллы.

В 2017 году произошли обширные изменения ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», большая часть из которых относится к правилам привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. С одной стороны, это привело к существенному повышению гарантий для кредиторов, что является крайне актуальным с учетом низкой (не более 5%) степенью удовлетворения требований необеспеченных кредиторов. С другой стороны, значительно возросли риски ответственности контролирующих лиц.

Наиболее важные изменения связаны с введением Законом от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ новой главы, регулирующей вопросы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности. Закон № 266-ФЗ вступил в силу 30.07.2017, и его нормы подлежат применению к заявлениям о привлечении к субсидиарной ответственности, поданным с 01.07.2017.

Учитывая высокую значимость, придаваемую ФНС России использованию механизма субсидиарной ответственности для эффективного пополнению бюджета за счет личного имущества бенефициаров и руководителей налогоплательщиков-банкротов, уже 16.08.2017 налоговой службой было опубликовано письмо № СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы Ш.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ» (далее — «Письмо»). В данном Письме были разъяснены и даже развиты новые нормы о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, вступившие в силу 01.07.2017, а также даны рекомендации относительно порядка их применения территориальными инспекциями.

Ст. 61.20 «Взыскание убытков при банкротстве» теперь предусматривает возможность взыскания убытков с контролирующих должника лиц в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве (наблюдении, реструктуризации, конкурсном управлении). Данное требование возмещении должнику убытков может быть предъявлено как руководителем (учредителем, участником, директором) должника, так и по решению собрания кредиторов, комитета кредиторов, конкурсным кредитором, арбитражным управляющим, представителем работников должника или уполномоченными органами.

Существенным отличием данной нормы от иных способов привлечения к субсидиарной ответственности является возможность взыскания убытков с контролирующих должника лиц, не дожидаясь завершения процедуры банкротства, а также при отсутствии финансирования процедуры банкротства.

Механизм банкротства в этой ситуации — действенное средство решения финансовых проблем, которое контролируется арбитражным судом. Банкротство выгодно и кредитору, и должнику: первый имеет возможность вернуть свои деньги быстро и законно, второй — не менее законно решить проблему долговых обязательств и даже сократить их.

В этом случае, суд принимает решение о банкротстве компании, назначает для нее комплекс процедур финансового оздоровления (до года), конкурсного управления с продажей имущества должника, рассмотрением и погашением финансовых требований кредиторов. Процесс взыскания долгов тщательно контролируется государственными службами.

Момент возбуждения дела о банкротстве является дата вынесения судом определения о начале процедуры и начале процедуры наблюдения. Все задолженности, которые возникают после даты возбуждения дела, являются текущей задолженностью и погашаются в первую очередь.

Суд должен вынести определение по заявлению о банкротстве в течение 5 рабочих дней после принятия данного заявления. При наличии обстоятельств, суд может: принять заявление и возбудить дело; может оставить заявление без движения; отказать заявителю в принятии заявления. Главная особенность особенности возбуждения и рассмотрения дел о банкротстве- это публичность. Установление факта несостоятельности влечёт за собой последствия для нескольких лиц; защита прав самого должника или кредиторов. Концовкой дела о банкротстве является не установление юридического факта, а урегулирование обособленного спора между сторонами, который возник вследствие того, что должник не погашает свою задолженность перед другими лицами.

При подаче заявления о банкротстве, заявитель должен оплатить государственную пошлину. Квитанцию об оплате нужно приложить к самому заявлению. Согласно пп. 5 п. 1 ст. 333. 21 НК РФ, размер государственной пошлины для рассмотрения дела о банкротстве равен 6 тысяч рублей .

Как только будет принято решение о признании должника финансового несостоятельным, он больше не может осуществлять свою предпринимательскую деятельность. Все его лицензии и специальные разрешения, которые ему были необходимы, становятся недействительными. Если банкротом оказался ИП, то он в течение последующего года больше не сможет открыть ИП. Кроме этого, он может потерять часть своего имущества, как гражданина, если ему не хватит имущества ИП для погашения долгов. Кроме того, ИП лишается своего предприятия. После вынесения судом решения, оформляется исполнительный лист, на основании которого и открывается исполнительное производство. Это касается и юридических лиц, и физических лиц, и ИП. Стороны могут на любой стадии заключить мировое соглашение.

Если до того момента как суд вынесет определение о признании должника банкротом, должник полностью рассчитается со всеми своими кредиторами, то дело о

его несостоятельности будет закрыто. То есть, он не будет объявлен банкротом, и к нему не будут применяться правовые последствия этого шага.

При разбирательстве дела о банкротстве арбитражным судом вводится процедур наблюдения в отношении предприятия-должника .

Смысл установления данной процедуры состоит в том, что на момент принятия арбитражным судом к производству заявления о банкротстве должника еще не ясно, является ли он фактически несостоятельным (то есть в состоянии ли он удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в полном объеме). Поэтому введение наблюдения и ограничение полномочий его руководителя позволят определить состояние платежеспособности должника, сохранить его имущество и кроме этого является разумным компромиссом между соблюдением интересов предприятия-должника и кредиторов.

Одним из наиболее проблемных вопросов в институте ответственности участников процедур банкротства в целом и в институте субсидиарной ответственности в частности является определение даты возникновения у должника-банкрота признаков банкротства и признаков неплатежеспособности. Точное определение этой даты играет исключительно важную роль. В частности, дата возникновения признаков неплатежеспособности должника влияет на следующие аспекты института субсидиарной ответственности:

Определение конкретного списка контролирующих лиц должника (далее — КДЛ).

Определение даты для самостоятельной подачи должником заявления о своем банкротстве.

Доказывание причинения КДЛ вреда имущественным правам кредиторов.

Осведомленность кредитора о самой ранней дате возникновения признаков неплатежеспособности должника несет в себе следующие преимущества :

1) Возможность расширить список КДЛ — за счет удлинения в прошлое «периода подконтрольности» в список КДЛ могут попасть новые лица.

2) Возможность оспорить больше сделок должника. Возможность оспаривания сделок должника непосредственно привязана к наличию у него признаков неплатежеспособности на момент ее совершения. Чем дальше в прошлое отодвинута дата возникновения признаков неплатежеспособности, тем больше сделок должника попадают в горизонты оспоримости.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3) Возможность вменить директору больший размер убытков за неподачу (несвоевременную подачу) заявления о банкротстве должника, т.к. в данном случае директор несет субсидиарную ответственность только за те убытки, которые возникли после истечения срока для подачи такого заявления.

Таким образом, выявление и доказывание самой ранней даты возникновения признаков неплатежеспособности также играет существенную роль в эффективном привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности.

21 декабря 2017 года пленум Верховного суда принял постановление об ответственности контролирующих должника лиц: бенефициаров, руководство и контрагентов — за доведение компании до банкротства. По сравнению с проектом итоговое постановление стало жестче. Из него следует, что риски платить за банкротство компании есть у любых ее контрагентов, а не только у тех, кто накануне банкротства заключал с ней крупные сделки, тем самым способствуя выводу активов. В окончательной редакции постановления пленум Верховный Суд исключил «существенность» полученной выгоды как фактор вино вности/не виновности покупателя.

Фактически Верховный суд предлагает судам самостоятельно решать вопрос о привлечении контрагентов компаний-банкротов к субсидиарной ответственности исходя из условий сделки в каждом конкретном случае.

Список литературы

Можно сказать, что взыскание убытков с арбитражного управляющего это сложившаяся судебная практика. За неправомерные действия или бездействия, допущенные конкурсным управляющим в процедуре банкротства юридического лица или финансовым управляющим в процедуре реализации имущества физического лица, которые при этом повлекли убытки для конкурсного кредитора, может последовать ответственность арбитражного управляющего.

Рассмотрим вопрос взыскания убытков на примере последнего Определения Верховного Суда РФ по делу №308-ЭС19-18779(1,2) от 29.01.2020 по иску Попова В. А. к арбитражному управляющему Епишевой Н. Н.

Фабула дела

Истец просил суд взыскать убытки с финансового управляющего Епишевой Н. Н., которые возникли у него как конкурсного кредитора в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя Крымова А. И. По мнению Попова В. А. арбитражный управляющий Епишева Н. Н. не оспорила сделки должника (Крымова), которыми он продал четырнадцать объектов недвижимости по более чем в четыре раза заниженной цене в предверии собственного банкротства.

Очевидно, что в случае подобного бездействия финансового управляющего конкурсная масса недополучила объекты недвижимости, которые можно было бы реализовать в процедуре банкротства и распределить вырученные денежные средства среди кредиторов.

Почему же Верховный Суд отказал во взыскании убытков с финансового управляющего. Дьявол как известно кроется в деталях. В данном случае ключевым вопросом для привлечения к ответственности финансового управляющего стал срок исковой давности по сделкам должника. Кроме того, в данном судебном акте хорошо отражены правовые основания для взыскания убытков с арбитражного управляющего.

Правовое обоснование

Стандарт добросовестности и разумности арбитражного управляющего установлен пунктом 4 статьи 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 No127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

В процедуре реализации имущества гражданина как и в конкурсном производстве деятельность арбитражного управляющего должна быть подчинена цели этой процедуры — соразмерному удовлетворению требований кредиторов с максимальным экономическим эффектом, достигаемым обеспечением баланса между затратами на проведение процедуры реализации имущества и ожидаемыми последствиями в виде размера удовлетворенных требований.

С одной стороны арбитражный управляющий должен предпринять меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника, в том числе на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, посредством обращения в арбитражный суд с заявлениями о признании недействительными сделок. С другой стороны деятельность арбитражного управляющего по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер, не допускающий бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, повлекшее причинение убытков должнику, кредиторам и иным лицам, является основанием для привлечения его к ответственности в виде возмещения убытков (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве, пункт 48 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 15.12.2004 №29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) арбитражного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков (пункт 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих, информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации No 150 от 22.05.2012).

Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако, не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. Верховный суд в данном деле указал на то, что предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по основаниям Закона о банкротстве, составляет три года, исчисляемых с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве). В рассматриваемом судом деле все сделки Крымова были совершены в более ранний срок, следовательно их можно было оспаривать только по общегражданским основаниям (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса РФ).

Однако, для успешного оспаривания и квалификации сделки как ничтожной по статьям 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (правовая позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2017 No 305-ЭС17-4886(1)).

По мнению истца, отчуждение Крымовым А.И. своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам являлось достаточным основанием для оспаривания сделок по общим нормам о недействительности сделок, совершенных со злоупотреблением правом. Однако, арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что названные истцом обстоятельства не выходят за рамки диспозиции статьи 61.2 Закона о банкротстве, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив для оспаривания сделок Крымова А.И. в деле о его банкротстве по статьям 10 и 168 ГК РФ так же не было.

Таким образом, делает вывод Верховный суд, действия финансового управляющего Епишевой Н.Н., воздержавшейся от бесперспективного оспаривания сделок, разумны, рациональны, направлены на реализацию целей конкурсного производства, а значит правомерны.

Верховный суд также отметил, что Попов В.А. имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок. Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику.

Выводы

  1. Кредиторам не следует затягивать с инициированием банкротства должника. Очевидно, что если служба судебных приставов не смогла взыскать долг на протяжении более чем 6 месяцев, то следующий логичный шаг — обратиться с заявлением о банкротстве.
  2. Взыскание убытков с арбитражного управляющего по основанию неоспаривания им в процедуре банкротства предшествующих сделок должника по выводу активов возможно только в том случае, если не истек срок исковой давности. В деле о банкротстве такой срок именуется периодом подозрительности и составляет три года, предшествующих дате принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве).

Полный текст Определения ВС РФ

Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале»Банкротный волк» — подписывайтесь!

Когда суды удовлетворяют требования о взыскании убытков с директора? Приведем примеры из арбитражной практики.

Можно ли взыскать убытки лично с директора компании, если его недобросовестные и неразумные действия повлекли за собой негативные последствия?

Прежде всего, для возмещения убытков с директора истец должен доказать целую совокупность обстоятельств: факт и размер убытков, вину ответчика в их возникновении, а также наличие прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между убытками и противоправным поведением ответчика (ст.15 ГК РФ).

То есть взыскание с бывшего директора таких сумм в качестве убытков возможно при наличии его вины.

Директор заключил убыточные сделки

В п.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г. №62 указано, что недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам компании, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях.

Как определить: выгодна или невыгодна заключенная сделка?

Суды трактуют невыгодную сделку, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для компании сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Например, если предоставление, полученное по сделке компанией, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного компанией в пользу контрагента.

Проиллюстрируем подход судей на конкретной ситуации.

Компания заключила ряд договоров участия в долевом строительстве. Участник №1 потребовал, чтобы ее директор (участник №2) возместил компании убытки, понесенные им в связи с тем, что рыночная цена одного квадратного метра помещений значительно превышает его цену, установленную в договорах.

То есть директором заключались сделки по ценам, значительно ниже рыночных цен.

Требование удовлетворено, поскольку факт совершения директором недобросовестных действий, повлекших неблагоприятные для компании последствия, доказан, поскольку факт явного занижения стоимости помещений по сравнению с их рыночной стоимостью подтвержден отчетами об оценке.

По расчету участника №1 общий размер убытков, причиненных директором компании, составил аж 119 млн рублей.

Важно!

Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды компанией. Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам компании (Постановление АС Волго-Вятского округа от 04.10.2018 г. №А82-6761/2016).

В том случае, если документально доказан факт несения компанией убытков вследствие недобросовестного поведения ее руководителя, например, имевшего возможность приобрести продукцию по более низкой цене, тогда разницу между фактической ценой сделки и рыночной ценой можно взыскать как убытки (Постановление АС Московского округа от 14.11.2018 г. №А40-255435/2017).

Еще один пример — директор компании заключил договор на поставку подшипников, перечислил контрагенту плату по договору, но впоследствии отказался от него. Другой участник компании доказал, что денежные средства были перечислены контрагенту безосновательно, а отказ от договора лишил компанию прибыли (Постановление АС Волго-Вятского округа от 13.08.2018 г. №А82-15673/2016).

Директор заключил фиктивные договоры

Директор обязан возместить компании убытки, возникшие в результате заключения сделки с заинтересованностью.

Например, бывший директор купил у компании погрузчик по бросовой цене и впоследствии предоставил погрузчик компании в аренду по рыночной стоимости, в результате чего компании понесла убытки.

Поскольку договор купли-продажи был признан судом сделкой с заинтересованностью, а действия бывшего директора были признаны недобросовестными и суд его обязал возместить убытки компании (Постановление АС Волго-Вятского округа от 17.07.2018 г. №А43-14037/2017).

Нередко директора обвиняют в том, что своими недобросовестными действиями он причиняет компании убытки. Например, заключил договоры с контрагентом и перечислил ему денежные средства на расчетный счет без проведения минимальных проверочных мероприятий в отношении контрагента: проверка деловой репутации, способность реально оказать услуги, а также наличие опыта и персонала (Постановление АС Московского округа от 28.09.2018 г. №А41-6930/18).

По вине директора доначислены налоги, штрафы и пени

В последнее время все чаще взыскиваются с руководителей компании убытки в виде доначисленных сумм налога и налоговых санкций.

Как доказывается вина директора?

Например, в период исполнения обязанностей директора компанией ненадлежащим образом исполнялись обязанности по предоставлению налоговой отчетности и уплате НДФЛ.

Компания не предоставляла налоговикам сведения о доходах физических лиц.

Несмотря на то, что компания располагала средствами для уплаты НДФЛ, данные средства направлялись на хозяйственную деятельность компании, а не гасились долги по налогам.

Директор пытался оправдаться тем, что в решении налоговиков нет конкретных указаний на виновность действий директора в неполном и несвоевременном представлении сведений о доходах физических лиц. В качестве довода в свою защиту директор также оперировал понятиями «обычаев делового оборота» и «в пределах рисков предпринимательской деятельности».

Однако суд не принял такие оправдания, поскольку именно директор, исполняющий функции единоличного исполнительного органа должника был обязан надлежащим образом исполнять публично-правовые обязанности компании – уплачивать налоги (п.4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г. №62).

А неблагоприятные последствия для компании в виде наложения налоговых санкций в рассматриваемом случае не связаны с обстоятельствами, не зависящими от бывшего руководителя компании (неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность работника или представителя, неправомерные действия третьих лиц, обстоятельства непреодолимой силы).

Важно!

Таким образом, именно недобросовестные и неразумные действия директора повлекли за собой негативные последствия в виде доначислений и применения налоговых санкций к компании – должнику (Постановления АС Дальневосточного округа от 14.11.2017 г. №А73-4571/2015 и от 14.09.2017 г. №А24-5586/2014).

В другом деле убытки компании в виде пени и штрафа, начисленных в ходе налоговой проверки, были напрямую связаны с тем, что ее директором был создан фиктивный документооборот для получения необоснованной налоговой выгоды.

В период исполнения обязанностей директора компания как налоговый агент в нарушение ст.226 НК РФ не перечисляла НДФЛ в бюджет.

Требование о взыскании «налоговых» убытков с директора было также удовлетворено, поскольку вина компании в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц, действия (бездействие) которых обусловили совершение нарушения (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 07.11.2018 г. №А27-22715/2015).

С директора не снимается ответственность за то, что не было возможности погасить долги компании перед бюджетом, несмотря на принудительные меры взыскания. В этом случае директор должен был обратиться в суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) компании (Постановление АС Московского округа от 08.10.2018 г. №А41-102264/17).

Директор выводил денежные активы

Зачастую убытки компании возникают по причине многочисленных нарушений правил ведения бухгалтерского учета и необоснованного списания денежных средств из кассы компании.

И если доказана причинно-следственная связь между действиями (бездействием) директора и возникновением у компании убытков, то с директора взыскиваются эти убытки:

  • причиненные уменьшением размера имущества (денежных средств) компании (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 01.11.2018 г. №А45-27751/2015);

  • возникшие в связи с перечислением третьим лицам денежных средств в отсутствие к тому законных оснований (Постановление АС Дальневосточного округа от 15.10.2018 г. №А73-550/2016);

  • связанными с безвозмездным отчуждением имущества компании и невозможностью погашения требований кредиторов (Постановление АС Уральского округа от 23.10.2018 г. №А60-63534/2015).

В последнем деле, неправомерные действия директора привели к неблагоприятным финансовым последствиям для компании — необоснованному уменьшению конкурсной массы на 948 млн рублей, которое впоследствии явилось одним из оснований для признания компании банкротом.

С учетом данного обстоятельства и доказанности факта причинения убытков суд счел возможным взыскать с директора сумму в размере 948 млн рублей.

Директор выплатил себе повышенную премию

В одном из споров, директор назначил и выплатил себе премию по итогам работы за 9 месяцев 2017 года в размере 600 000 руб. При этом директор, устанавливая себе премию, не согласовал такое решение с единственным участником компании.

Выплаченная премия повлекла за собой убытки компании, которые и были взысканы с директора в судебном порядке.

Важно!

Суды пришли к выводу, что, заключая дополнительное соглашение к трудовому договору, по условиям которого директором получена премия в 600 тыс. рублей, он действовал недобросовестно и неразумно. На основании этого, суд признал сумму полученной премии без одобрения единственного участника компании убытками в виде реального ущерба (Постановление АС Поволжского округа от 24.10.2018 г. №А12-4349/2018).

Действия директора повлекли административные штрафы

Действия (бездействия) директоров в определенных ситуациях могут вызывать наложение административных штрафов.

Например, нарушение должником требований антимонопольного законодательства повлекло наложение на него административного штрафа в период, когда бывший руководитель должника являлся единоличным исполнительным органом компании. При этом результатом непринятия мер по оспариванию или снижению размера наложенного штрафа либо по его уплате в установленные законом сроки явилось наложение на должника штрафов в двойном размере от неуплаченной суммы

(Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 01.10.2018 г. №А10-3242/2015).

Сами по себе административные штрафы могут составлять существенную величину.

Так, директор не обеспечил надлежащее исполнение компанией требований корпоративного законодательства, что повлекло наложение штрафных санкций в размере 1 млн рублей, которые являются убытками для компании (Постановление АС Московского округа от 13.11.2018 г. №А40-65199/18).

Резюме

Возникает вопрос: а не лучше ли директору молчать и отказаться от дачи показаний в подобных ситуациях? Отметим, что это далеко не лучший сценарий развития событий. Ведь в случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным, бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах компании добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора (ст.1 ГК РФ).

admin