Свекровь выгнала из дома

Вот такая история попалась мне в вк😧
Свекровь: «Родишь девчонку – выгоню из дома!»
Мы с Денисом были женаты уже три года и жили в квартире у его мамы. Моя, свекровь, Ирина Степановна, была замечательной женщиной. Она всегда с добром ко мне относилась, говорила, что счастлива за своего сына. А еще она мечтала о внуке:
— Танюша, котик мой, ну, когда же Вы, наконец, осчастливите меня и сделаете бабушкой! – чуть ли не с утра до вечера вещала нам Ирина Степановна.
И вот, наконец-то она дождалась этого дня! 2 красные полоски на тесте почти исполнили мечту свекрови. Узнав о моем положении, она расплакалась и начала меня крепко обнимать, а вечером устроила по этому поводу праздничный ужин, после которого все и изменилось.
— Танечка, тебе теперь нужно хорошо питаться! Я хочу, что б мой внук был абсолютно здоров, — крутилась возле меня мама мужа.
— Или внучка, — добавила я.
Но Ирина Степановна, казалось, меня не слышала и продолжала свою эмоциональную речь:
— Мне нравятся имена Дмитрий и Богдан! Но выбирать, конечно, только вам! Я в это вмешиваться не буду!
— А если девочка родится, то я хочу Маргаритой назвать. Красивое имя, правда? – спросила я.
В этот момент свекровь изменилась в лице, улыбка пропала, она кашлянула и, вдруг, быстро проговорила:
— Родишь девчонку – выгоню из дома.
Мои глаза наполнились слезами, я вышла из-за стола и побежала в нашу с Денисом комнату. Муж ринулся за мной.
Что она такое говорит? – плакала я, обнимая Дениса.
— Тань, ты понимаешь. У моей мамы есть небольшой заскок: она хочет только мальчика, то есть наследника, который продолжит нашу фамилию, у нас род старинный, дворянский — объяснял мне муж.
— А если девочка, то что тогда?
— Ох, мама будет очень недовольна. Проще будет оставить девочку в роддоме, чем приехать с ней домой. Вероятно, так и придется сделать, — проговорил Денис.
Я была ошарашена. Такое чувство было, как будто через все мое тело прошел ток. Я не понимала, почему судьба моего ребенка будет зависеть от его пола. Следующие мои действия были обдуманы и быстры.
Я собрала вещи, попрощалась с мужем и его мамой и уехала к своим родителям.
Следующие 8 месяцев я не общалась ни с Денисом, ни с его мамой. Беременность протекала с осложнениями, я 3 раза попадала на сохранение. Видимо, сказывалось мое состояние после пережитого. Справиться с эмоциями мне помогали мои родители. Муж ни разу не позвонил. Это было так странно. Ведь, раньше он был таким заботливым, всегда переживал за меня. Наверное, его мама как-то повлияла на него, и он так кардинально поменял ко мне свое отношение.
И вот, 6 июня ровно в 5 утра родился мой сынок. Абсолютно здоровый мальчишка с весом 3750. На выписке были только мои мама и папа.
Спустя 2 недели мне позвонила свекровь:
— Таня, здравствуй! Ты еще не родила? – спросила она.
— Родила.
— И кого же? – полюбопытствовала Ирина Степановна.
— Сына.
— Боже, Танюша! Какая ты молодец! А Денис-то как обрадуется! – сладким голосом заговорила мама моего мужа. Слушай, прости меня за все и возвращайся к нам! Жить будем как прежде, я тебе буду помогать, в этом даже не сомневайся!
— Я больше никогда к Вам не вернусь. Вы лживая и лицемерная. А сыну своему подыщите новую невесту. Надеюсь, она родит Вам ребенка нужного пола.
Я положила трубку и взяла на руки своего малыша: «Сыночек, все у нас с тобой будет хорошо».

Меня несколько лет назад выгнали из дома. Муж уехал в командировку, пришла его мать и выставила меня из квартиры своего сына на улицу с грудным ребёнком. Телефон мужа был недоступен — у него на работе проблемы со связью, очень трудно до него дозвониться.

Ушла я к маме своей, ведь не под дверями мужа в подъезде сидеть. Мама была не особо рада моему обществу — у неё живут сын с женой и любимыми внуками. Приняли меня в дом на условии — я должна всех обхаживать.

Пришлось согласиться, выбора то особого не было: декретные маленькие, не прожить на них, а наши с мужем деньги свекровь отняла, когда выгоняла.

Одна надежда была — на приезд мужа. Приедет мой любимый и во всём разберётся. Только вот он не звонил почему-то.

Я пахала, как проклятая. Вставала в 5 утра, чтобы приготовить завтрак. Потом отводила племянников в садик, с коляской в зубах. Возвращалась из садика — уже кормить всех пора, да на работу собирать.

Причём, плакать моему ребёнку было категорически запрещено. Вот только младенцу это не объяснишь. Как только раздавался плач, мама с женой брата сразу кривились:

— Пусть поплачет, детям это полезно. Что, дел других у тебя нет, кроме как ребёнка на руках таскать? Сейчас придумаем, чем тебя занять. Положи ты его, он у тебя и воет потому, что ты к нему бежишь сразу.

Я молча ревела, слыша как мой сыночек надрывается. У меня сердце кровью обливалось, но я знала, стоит мне пойти наперекор — нас и отсюда выставят.

Я знала, когда приедет муж. В тот день я, взяв сына, поехала на вокзал. Муж вышел из вагона, я со слезами счастья бросилась к нему на шею. он отцепил от себя мои руки, развернулся и ушёл, не сказав ни слова, и даже не глянув на ребёнка.

Я сидела на вокзале, обнимала сына и не знала, что делать дальше. Я не понимала, что случилось с мужем, почему он так с нами. Куда нам идти? К маме? Совсем туда ноги не идут. Мама всегда любила моего брата, а я так — досадная ошибка молодости. Я посадила сына в коляску, и мы пошли куда глаза глядят.

Через пару часов мне позвонила бабушка мужа:

— Приезжай, я всё знаю. Помогу, чем смогу.

Я летела к ней, как на крыльях. Свекровь моей свекрови поведала мне о причинах охлаждения её внука ко мне.

— Свекровь твоя, гадюка ещё та. Ты ещё не родила, она уже мужа твоего обрабатывала, что не его ребёнок родится. Только что от них, праздник она закатила в честь приезда сына. Там я и узнала о вертихвостке, что с любовником сбежала, пока муж в командировке. О тебе, между прочим, говорили. К внуку, в день отъезда, бабка из вашего подъезда подошла и по секрету рассказала, что мужик к тебе ходит. Так что, всё один к одному сошлось, поверил внук своей мамаше, когда она ему дозвонилась и обрадовала твоим побегом. Не удивлюсь, если соседку она и подослала. Выгнать младенца на улицу — даже от неё я такого не ожидала.

С бабой Маней мы нашли общий язык, сыночек очень её полюбил, ведь она была его единственной бабушкой. Свекровь и моя мать не горели желанием общаться с внуком, ну да и Бог с ними. Сын пошёл в садик, я вышла на работу. Тогда настала моя очередь помогать бабе Мане — её шёл уже восьмой десяток и возраст брал своё.

За полгода до своей кончины, баба Маня сходила к нотариусу.

— Ту уж прости, квартиру правнуку оставила. Я к тебе сильно привязалась, но так лучше будет. Где «похоронные» мои лежат, знаешь. Помни: никаких рюшей.

На похороны бабы Мани пришли и мой бывший муж со своей матерью. Бывшая свекровь была в своём репертуаре:

— Ну что, милочка, пожила на халяву у старухи, пора и честь знать. Собирайся, да отродье своё не забудь.

Я не стала её разочаровывать раньше времени. Я поймала на себе задумчивый взгляд бывшего мужа. Он, увидев что я на него смотрю, подошёл:

— Я видел фотографии ребёнка, он — копия я в детстве. Он мой?

— Он всегда был твоим, но сейчас это не важно.

— Я сделаю экспертизу. Если он мой, то мы съедемся. Я хочу, чтобы мой ребёнок рос в полной семье.

Напряжение последних лет, боль от потери бабы Мани, обида на бывшего мужа — всё это вылилось в истерику. Я расхохоталась ему в ответ. Где он раньше был, со своей «полной семьёй»?

ДНК-экспертиза подтвердила, что мой сын рождён от бывшего мужа, тот соизволил начать платить алименты. Его мать позвонила и милостиво сообщила:

— Что ж, вы можете сойтись. И квартира в семье останется — твой сын, когда станет постарше, просто перепишет её на моего сына. Счастья желать не буду. Пока.

Моя мама, узнав о том, что её внук — владелец недвижимости, сразу прискакала ко мне с нытьём — её сыночку надо расширяться. И что я, как опекун сына, могла бы как-нибудь обобрать собственного ребёнка в пользу любящего дядюшки. Маму я послала, громко и нецензурно.

Бывший муж не оставляет попыток снова затащить меня в ЗАГС: приглашает на свидания и посылает цветы. Но мне противно даже на него смотреть: ни в чём не разобрался и вычеркнул жену с ребёнком из жизни — не самый мужской поступок.

Знаете, мне повезло. У меня есть любимая и любящая семья. И эта семья — мой сын.

Я, опасаюсь за жизнь, здоровье и будущее существование своих детей и свою. Уже год как мы оказались заложниками тирании, диктата и психически неуравновешенной смене настроения матери моего мужа, отца моих детей. 23 года мы прожили с мужем в совместном браке. От брака есть дочь и мой старший сын, усыновленный мужем. Все эти годы бабушка (свекровь) не принимала участия в воспитании, помощи и не проявляла элементарного интереса к внукам . В свою очередь я пыталась несколько лет наладить с этим «тяжелым» человеком контакт, она сознательно в течении 10 лет называла меня именем прежней жены ее сына, ссылаясь на склероз. Я приглашала ее на все праздники, поездки, на море, рынки, кафе, дни рождения. В мой день рождение, однажды она приехала, и в дверях от лифта сунула мне в руки пакет, сказав – «празднуйте свой праздник», я убеждала ее, что это семейный праздник, что все на столе и завела ее в квартиру.
Дочке было около 6 лет, когда единожды мы оставили ее у бабушки, думали в Алуште отдохнем дней 10, позвонив 3 –й раз на 3-й день, ребенок уловил момент, пока бабушка отвлеклась с соседкой и полушепотом, плача проговорила – «мамочка, родненькая, забери меня от сюда». Вечером мы забрали дитя.
Как в любой семье, наш брак не отличался миролюбием. Мой муж вспыльчивый и раздражительный человек, всегда найдет виноватых, а в его адрес нельзя произнести и замечания. На протяжении совместной жизни я ходила с перебитой челюстью (о чем есть запись в амбулаторной книге), с синяками, кидался на меня с ножом (в тот момент у меня на руках был грудной ребенок), сын, ему было около 11 лет, плача, у отца забрал нож.
Перепадало и моей маме, однажды при очередных его «припадках» соседи вызвали ОМОН. Все эти сцены сопровождались нецензурной бранью, унижениями в мой адрес и битой посудой на полу, разлитый кофе на столе и капустой от борща на стенах. Зарплату его я никогда не видела, домой не приносил, мне не давал, не оставлял, держал на работе в сейфе или в своей барсетке. На продукты я всегда выклянчивала деньги, но в кастрюли нырял первый. Мог уехать к бывшей жене не предупредив и не объясняясь на сколько дней и зачем, или к старшему сыну от первого брака, не оставив при этом нынешней семье ни копейки на жизнь.
В тот период я продавала вещи, технику, мебель — детскую кроватку, компьютер и собирала бутылки в районе поздно вечером, а утром в магазине брала либо в долг, либо зачастую — два яйца, килограмм муки и литр молока, чтобы что-то настряпать и прокормить детей. Поняв и оценив его заботу я подала на алименты. Три — жены, трое детей, трижды выплачивал алименты.
Несколько лет периодически мы ездили к его матери в деревню, помочь картошку посадить, прополоть, вскопать, просто навестить, но приехав, я ощущала себя лишней, и с каждым разом все отчетливее. И все-таки я пыталась найти эту нить – я интересовалась ее здоровьем, когда у мужа, когда сама звонила на ее домашний телефон, рекомендовала какой сбор трав от давления, какие таблетки от изжоги, и как делать клизму от запоров. Напоминала своему мужу позвонить своей матери. Привозили ей подарки с Одессы, Турции. Ездить к ней я стала реже. В одну из таких поездок я случайно увидела, как мать мужа крадучись передает какой-то ему конверт, позже я спросила у мужа, что за письмо?, на что он ответил мне криком – «от Гельки письмо, понятно, заболел ребенок» — так зачем же письмо прятать? – спросила я. Когда надо твоей матери нам сказать об этом двоим. ( От 2-й жены дочь – Ангелина). Чаще стал ездить к своей матери муж один. На выходной съездит – со мной неделю не разговаривает, то смотрит косо, то присматривается оценивающе — как подала на стол, как проводила и как встретила. Такое «му-му» у него затягивалось на месяц. Я подходила всегда первой. В одну из таких молчанок я попала в аварию и 7 дней пролежала в комнате не поднимаясь с сотрясением головного мозга, мой муж уходил на работу я лежу, приходил – я лежу, пока дочь ему не сказала, что мама попала в аварию.
Год назад мы достроили дом (еще не зарегистрирован, ввиду переходного периода в Крыму) и переехали, где первой в доме нас встретила его мать. Отношения не сложились и по сей день, первые месяцы я старалась общаться с ней. При встрече я говорила ей — «доброе утро», она отвечала – «какое оно тут доброе», или игнорировала меня, или так посмотрит, что ощущаешь себя мошкой. Как-то я зашла к ней в комнату — попросила ее сделать тише телевизор в час ночи (у нас шумоизоляция плохая)- она швырнула пульт на пол, а потом бегом спустилась со 2-го этажа и накричала на своего сына по поводу шумоизоляции и обозвала нас всех. Постепенно свекровь отбивала желание разговаривать с ней, также отбила желание ходить к нашим детям их друзьям, поскольку те слышали замечания — «вы что сюда пожрать пришли?» ей отвечают — «нет, чай попить», а бабушка (свекровь) — «вот и идите от сюда», — это дочкины были друзья и подружки, к сыну приходил парень в гости, вместе выросли в другом районе, когда он вышел от нас, но вернулся, забыв паспорт у сына в комнате, наткнулся на бабушку – а та свое – «ходят тут всякие». Мне, свекровь, стуча пальцем по столу пригрозила – «твоя мать приедет, полторы недели здесь ей и пусть едет отсюда», естественно, как может отреагировать дочь, матери которой устанавливают лимит въезда? В тот момент я ей сказала, — что, «некоторым матерям надо бы поучиться любить и заботиться о детях и внуках, так как те заботятся потом о них в старости, отсюда и складываются отношения, уважение и любовь, а вы хотите на всех кидаться, разговаривать с сарказмом, укором и заставлять вас любить? Вы ищите отношения, а на поведение свое внимание не обращаете?, также не мешало бы за свои 75 лет жизни поучиться готовить, а не спрашивать – что такое манты, как они делаются и фаршированный перец». Однажды, я услышала, как она своему сыну задала вопрос – «ты один строил дом, а теперь все жить тут будут?», на что муж ей ответил – «мама, я же для семьи дом строил, тогда зачем бы я его и начинал закладывать». Это было ее начало плана вышвырнуть нас на улицу. Теперь она в открытую заявляет ему выгнать нас из дома, а это меня, дочь и сына. Дочку не раз доводила до слез и истерики, теперь ребенок, когда одна дома с бабушкой закрывает дверь изнутри своей комнаты. Мать мужа обзывает нас всячески нецензурной бранью, вламывается к дочке в туалет, ставит свои руки в боки и начинает «допрос», например, почему дочь бросила туалетную бумагу в унитаз, швыряет дочери полотенце в лицо, потому что она не правильно его повесила, замахивается всем, что есть в руках, а если окажется нож? Все это она старалась проделывать пока ее сына небыло дома. Однажды бабушка сделала себе на руках синяки и указала на ребенка, что это она, а перед приездом мужа домой, села в своей комнате и плачет, жалуясь на нас мужу. Неизвестно, что свекровь надумает в следующий раз, а на нас покажет. Мы стали не обращать на нее внимание, не отвечать на ее провокации, стараться пройти не замеченными и прятать свою обувь, чтобы она не видела, что мы дома. Злоба в этом человеке так и кипит, как то, я увидела, как с улицы зашла свекровь и пнула мои туфли, которые разлетелись по коридору, она меня в этот момент не видела.
Мужу свекровь стала жаловаться, что на нее никто не обращает внимание и она никому здесь не нужна, соответственно он натаскивает всю свою семью на любовь к своей матери, уважении, общении, тем самым психологически давит на всех, что создает в доме не спокойную обстановку, эмоциональные всплески со стороны мужа и разрушает психику детей и мою. Мне свекровь говорила — «смотри не отравись», когда я сполоснула кружку, чтобы налить себе воды. Позже стала в открытую говорить своему сыну высыпать мне на голову мусор. Мать мужа любит только себя и заботиться только о себе, замужем она никогда небыла, с семьей она никогда не жила. С утра она уже в бигудях, ухаживая за собой, но по телефону причитает сыну, то, что у нее очень высокое давление, то что она умирает и т.д .
Боюсь думать, о том, что она может подсыпать нам что-нибудь в кастрюли. У нас две собаки, которые часто стали страдать отравлением желудка, а за ворота их не выпускаем, мусорных баков нет, еду кладем им свежеприготовленную, пропали из дома два котенка. А животных свекровь не навидит и может пнуть, как обувь.
Дом строился 6 лет. Все пять с половиной лет я содержала семью, у меня было 5 салонов красоты, в том числе два на берегу. Сейчас остался один, тяжело разрываться. Я семь лет без отпуска, а выходные – когда заболею.
К примеру в 2012 году мой муж купил за год продукты дважды – это 25 июня, и 19 июля запомнила потому, что приехала моя мама 26 июня и 20 июля приехал мой родной брат в отпуск. Сколько бы здесь небыли мои родные месяц и более всегда продукты они покупали на свои деньги и ставили на общий стол.
Много лет совместной жизни мой муж с работы приходил с кроссвордом в руках или банкой кофе для себя. После я подала на алименты. С начала строительства дома я старалась все чеки, квитанции хранить, и до сих пор храню и собираю на работе, а стала собирать их после того, как в мой адрес была реплика, что будто бы я всех кормлю с сорказмом. Аптеки, рынки, больницы, анализы все оплачивала я. Давала мужу на стройматериалы, оплату мастерам, оплату за бензин, прохождение ТО автомашины и т.д. Муж заявлял, что он все деньги отдает, и будет откладывать только на стройку.
Мать его родила в 14 лет, никогда не была замужем и не жила в семье, она привыкла заботиться только о себе, при этом меня старается «уколоть» с сарказмом, с укором, ткнуть на все «носом», — она наляпает на плите – я не убрала, — «засранка», она пройдет по мокрому полу в холе в тапках с песком (у нас еще двор не закончен и от стройматериалов следы на кафеле остаются) -я «свинья» , мне нужно дежурить со шваброй или тряпкой в руках.
Ни раз показывала нам гримасы – высунутый язык, крутила дули, у виска. Все это в меньшей степени показывает на психически нездоровый облик человека – в меньшей степени, если не на шизофрению.
Мой муж очень боиться свою мать и слушается ее во всем. Ей нельзя сказать, что она забыла закрыть кран (2 дня вода лилась), потому, что у нее поднимется давление, ей нельзя сказать, что свет забывает часто выключать в подвале, хотя за мной бегут выключить телевизор, который оставила я на 10 минут, конечно, где-то понимаю его, чтобы не расстраивать, а если она забудет выключить газ?
Когда-то 22 года назад он мне рассказывал, что мать его диктатор, и он с детства, с 5-ти лет боялся ее прихода с работы, прячась под кровать, а в 17 лет убежал из дома вообще.
Все жалобы свекрови мужу на нас привели к тому, что он стал больше верить ей, а не нам троим: детям и мне, с которой он прожил 23 года.
Около месяца назад муж разговаривал со своей матерью на улице поздно вечером, а у меня в комнате всегда балкон открыт и я слышала как он ей обещал: – «продам дом, куплю им 3х комнатную и пусть «чешут», она в это время говорит: – «жалко дом»,-» ну а раз жалко», — говорит муж, тогда «под зад коленом».
А на следующий день свекровь опять нам с дочкой пригрозила, что расправиться с нами.
В данный момент у свекрови новый номер — старается закрыть калитку вечером пока нас нет дома. Забор высокий, а ключ у нее и мужа, чем демонстрирует нам — указывая за порог.
На участке выстроен отдельный капитальный дом для его матери, но там она только готовит, а живет на 2 этаже дома, в своей еще одной отдельной комнате с нами под одной крышей.
Дом строился на средства от кредита (взятого на мое имя) в банке, где была заложена наша 3-х комнатная квартира, затем, после погашения основной части долга, от продажи этой же квартиры, от помощи материальных средств родителей 10 000 тыс рублей, 2-х тысяч грн, и другие суммы, и приобретения продуктов питания моей мамой, которая жила с нами на протяжении большего срока от 3-х до 5-ти месяцев каждый год и помощи в уборке, приготовлении пищи, стирке и т.д , от салонного бизнеса, чем я занимаюсь с 2007 года. Два года назад мой муж выкрал у меня из сумки алиментную карточку, средства которой тоже пустил на строительство. Забрал у свекрови пенсионную карточку, а теперь утверждает, что дом построен на пенсию его матери. Месяца 2,5 назад мой муж и свекровь продали ее 1 к. квартиру в с. Каштанах и с этих 13 000$ он раздал долги, отремонтировал машину, купил свекрови кухонную мебель, диван, карнизы и достроил капитальное строение летней кухни для матери. Годом ранее в мае 2013 мне удалось при продаже нашей 3-х к квартиры выгодать на 11 000 $ больше, чем за что муж уже согласен был продать квартиру, но от этих денег я не увидела и 100 грн, когда в том году в июне срочно пришлось выехать к родным. Он все деньги спрятал.
28 июля 2014 года он очередной раз уехал в Ростов на операцию дочери от 2-го брака, оставив пустой холодильник и ни рубля. Я позвонила мужу с вопросом почему он опять так уехал, на что получила ни ответ, а вопрос –»у тебя совесть есть?». Если бы я не видела его список на день отъезда – пополнить матери счет, купить блеск для обуви, купить Геле телефон, докупить тротуарную плитку и т.д, но ни слова о продуктах для семьи. Днем этого же дня с доставкой привезли стройматериалы, а муж выгружал из своей машины (джип) тротуарную плитку. Он знает, что в конце каждого месяца я собираю деньги для оплаты по счетам аренды, коммунальных услуг как частный предприниматель и мне тяжело.
Вот какая жизнь настала, домой после работы идти не хочется, только дети ждут и приходиться.

admin