Страховой случай ВТБ страхование

Бездействие страховой компании при наступлении страхового случая в связи со смертью застрахованного.

Здравствуйте.
Номера убытков – СД-12402, ЕД-9837
11.07. 2019 года мой отец взял кредит в банке ВТБ, кредитный договор №625/006-0845767, сумма кредита 350 000 руб. (без учета страховки). Также, он оплатил предлагаемый страховой пакет компании ВТБ-Страхование на общую сумму 85399 руб. «Лайф +», «Управляй здоровьем», и в том числе страховку на случай онкологического заболевания «Медконтроль». В ноябре у него случился инфаркт, затем в декабре пошёл как осложнение перикардит, в конце декабря стали подозревать онкологию. В январе подозрения подтвердились, рак определили как быстрорастущий, лечение назначать не стали, положили под паллиативные капельницы. Отец скончался 20 января 2020 года.
В течение недели моя мать заявила о наступлении страхового случая, ей был озвучен список документов, которые необходимо было привезти в любое отделение банка ВТБ для открытия страхового дела. Все документы были собраны очень оперативно и 05.02.2020 мы привезли документы в отделение банка по адресу: СПб, г. Колпино, ул. Труда, д. 7/5. Документы принимала сотрудник Вихорева Диана Юрьевна и нам было сказано следующее: документы мы передадим в страховую, она откроет страховое дело и начнёт производство, а Вы должны ждать перечисления средств страховой компанией, если будут требоваться дополнительные документы — страховая или банк с Вами свяжутся. Мы задали вопрос о сроках рассмотрения и получили следующий ответ: это не будет быстро – может занять как месяц, так и полгода. В течение следующих 6 месяцев с матерью не связывались ни сотрудники банка, ни сотрудники страховой компании.
06.08 после посещения отделения банка, мы позвонили в страховую компанию и задали вопросы — по какой причине выставлено требование о погашении кредита? Почему за это время нет решения страховой компании? Почему в течение 6 месяцев страховая и банк не ведут работу по страховому случаю? Прямой связи нет и сотрудник страховой смогла лишь составить обращение и в течение 10 дней необходимо ждать ответа. Спустя 3-4 дня с нами связались со страховой компании и сообщили, что для принятия решения в страховую были предоставлены не все документы и 16.02.2020 года они делали запрос в банк ВТБ для предоставление необходимых документов, но банк на запрос не отреагировал. Мы попросили уточнить – каких документов не хватает? Выяснив, что страховая требует пакет документов, который мы предоставляли в банк еще 05.02.2020, мы предложили самостоятельно привезти в страховую недостающие документы. На что получили ответ – что это невозможно и все документы направляются через отделение банка ВТБ. Вследствие долгого общения со страховой компанией мы смогли добиться, чтобы они направили повторный запрос в банк на недостающие документы. Сотрудник страховой сказала, чтобы мы позвонили через 2-3 дня к ним и уточнили, поступили ли документы из банка и если документов не будет, нам необходимо поехать в банк и разбираться с ними. В обозначенные сроки мы снова связались со страховой и выяснили неприятный факт: как оказалось нам никто не может ответить поступили документы из банка или нет. Для выяснение данной ситуации сотрудник может лишь составить обращение и мы снова должны ждать в течение 10 дней ответа. На наши требования соединить нас с тем, кто может дать ответ, чтобы не ждать 10 дней, мы получили ответ – что это невозможно, все обращения обрабатываются и ждите ответа. Так же через 3-4 дня (это уже 20.08) с нами связались из страховой компании и выяснилось, что повторного запроса в банк страховая не сделала, в связи с чем всё так же не хватает документов. Всю дальнейшую ругань со страховой по телефону описывать не буду, но результата она не дала. Пришли к тому, что они сделают запрос в банк и не раньше, чем 27.08 мы можем позвонить в страховую и снова через обращение выяснять о поступление документов.
21.08.2020 нам позвонила сотрудник ВТБ и сообщила, что страховая компания запросила дополнительные документы, а именно:
1. Выписку из онкологического диспансера с указанием даты первичной постановки на учёт по заболеванию.
2. Выписку из поликлиники по месту жительства по заболеванию.
Вот краткая выдержка из посмертного эпикриза: Первое поступление в связи с инфарктом (конец ноября), далее осложнение, 23.12.2019 обнаружено объемное образование, 28.12.2019 обнаружено поражение л/узлов и в это же день была выполнена биопсия для анализа. 09.01.2019 анализ подтвердил онкологию и 14.01.2019 отца перевели из кардиохирургического отделения на онкологическое. Он не выходил из больницы и встать на учёт в онкологическом диспансере не мог!!!
Далее – при попытке взять выписку из амбулаторной карты в Тосненской поликлинике нам сказали, что эта информация составляет врачебную тайну и может быть предоставлена только по официальному запросу от страховой. Позвонили в страховую, снова оставили обращение. 26.08 нам позвонили из страховой и выясняется следующее – просто сделать запрос в медучреждение страховая не может. Мы должны снова поехать в поликлинику, написать официальное заявление на предоставление выписки, подождать установленные сроки (до 30 дней) для получения официального отказа, привезти его в банк. Банк отправит его в страховую, страховая его рассмотрит, вышлет официальный запрос почтой России в медучреждение. Почему страховая компания, зная о порядке предоставления выписки из медучреждения, самостоятельно не делает официальные запросы в установленные сроки в медучреждения по месту регистрации застрахованного? А заставляет людей ездить в поликлинику, тратить время и деньги на неоднократные поездки, после чего ещё и по времени рассмотрения из-за организации обращений всё затягивается.
Банк 06.08 выставил требование досрочно погасить кредит до 07.09. Работы никакие по страховым делам в течение полугода не велись. Теперь выглядит всё так, как будто сроки продолжают специально затягиваться, вся фактическая работа началась только с 06.08.2020.
Прокомментируйте эту ситуацию, а также: почему со страховой нельзя связаться напрямую с куратором (например) или прикрепленным менеджером, а только через обращения со сроками рассмотрения, что снова наводит на мысли о затягивании сроков?
В связи со всем вышеизложенным и ввиду полного отсутствия работы страховой в течение полугода требуем ускорить работу по страховым делам и не затягивать и дальше сроки по своим обязательствам.
В случае игнорирования данного сообщения, непризнания своего полугодового полного бездействие и дальнейшего затягивания сроков будем вынуждены писать официальную жалобу в вышестоящие инстанции (ВСС, ЦБ РФ, Роспотребнадзор, суд).
Все записи телефонных разговоров с сотрудниками страховой компании у нас есть.

ВС РФ определил, какая из двух страховых компаний должна выплатить страховое возмещение в ситуации, когда страховой случай происходил по этапам: начался в период действия договора страхования с одной страховой компанией, а закончился — в период действия договора с другой.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 05.06.2019 № 305-ЭС19-3435 по делу № А40-82368/2018

Истец

ООО «Страховая Компания «Арсеналъ»»

Ответчик

ООО Страховая компания «ВТБ Страхование»

Суть дела

Между Министерством внутренних дел России и ООО Страховая компания «ВТБ Страхование» (далее — общество «ВТБ Страхование») заключен государственный контракт от 05.03.2013 (далее — контракт № 28) обязательного государственного страхования военнослужащих внутренних войск МВД России, граждан, призванных на военные сборы во внутренние войска МВД России, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ. Контракт заключен на период с 2013 по 2015 г. Впоследствии аналогичный контракт от 12.09.2016 (далее — контракт № 29) был заключен между МВД России и ООО «Страховая Компания «Арсеналъ»» (далее — общество «Арсеналъ»). Этот контракт распространял свое действие на 2016 г.

Гражданин К., старший сержант полиции (МУ МВД «Мытищинское»), относившийся к числу застрахованных лиц, 09.12.2015 был уволен со службы в связи с болезнью. Через некоторое время, 13.01.2016, гражданину К. была установлена инвалидность первой группы в связи с заболеванием, полученным в период военной службы. Тогда гражданин К. через МУ МВД «Мытищинское» обратился к обществу «ВТБ Страхование» с заявлением о выплате страховой суммы. Общество «ВТБ Страхование» ответило ему отказом со ссылкой на то, что на 2016 г. государственный контракт между обществом «ВТБ Страхование» и МВД России не заключался.

А еще через некоторое время, 04.04.2016, гражданин К. умер. МУ МВД России «Мытищинское», не оспорив отказ общества «ВТБ Страхование», направило документы на осуществление выплаты обществу «Арсеналъ», которое заплатило семье умершего 1,7 млн руб. в связи с установлением инвалидности и 2,3 млн руб. в связи со смертью. Ссылаясь на то, что обязательство по выплате страхового возмещения выгодоприобретателям (семье умершего) в действительности лежит на обществе «ВТБ Страхование», общество «Арсеналъ» обратилось с иском к обществу «ВТБ Страхование» о взыскании выплаченных им семье умершего 4 млн руб. неосновательного обогащения.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он исходил из того, что позиция общества «Арсеналъ» основана на отсутствии у него обязанности выплачивать страховое возмещение по спорному страховому случаю. Поэтому, коль скоро истец знал об отсутствии у него такой обязанности, он в силу п. 4 ст. 1109 ГК РФ не вправе требовать взыскания неосновательного обогащения.

Кроме того, суд указал, что, исходя из положений контракта № 29, на истце лежала обязанность выплачивать возмещение выгодоприобретателям по страховым случаям, произошедшим в 2016 г. Выплата страховых сумм наследникам гражданина К. произведена обществом «Арсеналъ» добровольно, из чего следует признание со стороны истца обоснованности и законности данных выплат.

Суд апелляционной инстанции отменил решение первой инстанции. Он указал, что в силу п. 2.2 и 3.1.4 заключенного с ответчиком контракта № 28 страховым случаем является установление застрахованному лицу инвалидности (или его смерть) до истечения одного года после увольнения со службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученного в период прохождения военной службы. При этом в контракте указано, что при наступлении страховых случаев лица считаются застрахованными в течение одного года после увольнения. Следовательно, поскольку гражданин К. был уволен со службы в 2015 г., то есть в период действия контракта с обществом «ВТБ Страхование», и страховые случаи наступили в течение года после увольнения, лицом, обязанным совершить выплату, является ответчик. Кроме того, апелляция признала ошибочной ссылку на положения п. 4 ст. 1109 ГК РФ, так как обязательство по выплате страхового возмещения выгодоприобретателям существовало, что исключает возможность применения названной нормы.

Суд округа поддержал выводы апелляции. В качестве дополнительного аргумента он сослался на обширную правоприменительную практику: Обзор практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы (утв. Президиумом ВС РФ 23.12.2015), постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.2013 № ВАС-16897/11, определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 06.10.2014 № 18-КГ14-120, от 05.09.2014 № 16-КГ14-18, от 01.12.2014 № 16-КГ14-29, от 26.01.2015 № 18-КГ14-181, от 30.05.2014 № 5-КГ14-38, от 08.08.2016 № 18-КГ16-55.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты апелляции и кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Поименованные в ст. 4 Федерального закона от 28.03.98 № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации» (далее — Закон № 52-ФЗ) страховые случаи, такие как смерть или установление инвалидности по причине полученных во время службы заболеваний и увечий, по своей природе формируются не одномоментно, а в течение определенного периода времени. Такие случаи состоят из нескольких элементов, то есть в их основе лежит сложный фактический состав (например, постоянное нахождение в условиях, способствующих развитию заболевания, непосредственно возникновение заболевания, присвоение инвалидности и т.д.).

В ситуации, когда часть элементов выпадала на период действия договора с одним страховщиком, а оставшаяся часть — с последующим, возникают споры о личности лица, на котором лежит обязанность выплатить страховое возмещение.

Предшествующая практика толкования положений Закона № 52-ФЗ исходила из того, что страховщиком, обязанным осуществить выплату в подобной ситуации, является тот, в период действия договора с которым застрахованное лицо (выгодоприобретатель) проходило службу в органах внутренних дел. Такое толкование было основано на том, что, несмотря на присвоение инвалидности (наступление смерти) в период действия контракта со следующим страховщиком, фактический состав страхового случая (в первую очередь причина заболевания) по большей части формируется во время службы.

Вместе с тем в 2013 г. Федеральным законом от 02.07.2013 № 165-ФЗ были внесены изменения в Закон № 52-ФЗ. По смыслу новой редакции п. 2 ст. 6 измененного Закона № 52-ФЗ обязанность по выплате страховых сумм несет тот страховщик, в период действия договора с которым было завершено формирование страхового случая (то есть присвоена инвалидность, наступила смерть). Разъяснения Президиума ВС РФ и практика высших судебных инстанций, на которые сослался суд округа, относятся к предшествующему регулированию, а потому не могут быть применены в рассматриваемом случае.

admin