Столичный банк сбережений

1. С большой вероятностью, речь идет об именном сертификате банка, стилизованном под ценную бумагу образца 1882 г., на три привилегированные акции АКБ «Столичный банк сбережений для профсоюзов и трудящихся» третьего выпуска. Эти акции, распространяемые среди неограниченного круга лиц, помимо прочих льгот предоставляли их владельцам право на открытие депозита в данном кредитном учреждении под более высокий процент. Никаких дивидендов по ним банк никогда не выплачивал. В 1996 г. АКБ «Столичный банк сбережений для профсоюзов и трудящихся» был преобразован в ставший печально знаменитым АКБ «СБС-Агро».

В январе 2003 г. Банк России отозвал у этого банка лицензию на осуществление банковских операций. В процессе ликвидации банка акционерам никаких выплат не производилось. В январе 2004 г. ОАО «Объединенная регистрационная компания» — держатель реестра ценных бумаг АКБ «СБС-Агро» аннулировало акции на лицевых счетах их владельцев в связи с окончательной ликвидацией банка. Соответствующая запись о ликвидации внесена в реестр Банка России 11 июня 2004 г.

На основании Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» ликвидация акционерного общества влечет за собой его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Таким образом, при ликвидации акционерного общества перестают существовать и его ценные бумаги, а владельцы акций теряют средства, на которые они приобретались.

2. ОАО «Дока-Хлеб» окончательно прекратило всякую деятельность еще в августе 1996 г.

Решением Арбитражного суда Оренбургской области от 13.01.97 общество было признано банкротом, а 10.04.97 в отношении него было открыто конкурсное производство. Определением вышеназванного суда от 29.11.2000 конкурсное производство было завершено, и ОАО «Дока-Хлеб» было ликвидировано.

По данным «ЭЖ», акционеры, равно как и владельцы свидетельств депонирования ОАО «Дока-Хлеб» на предъявителя, не включались в реестр кредиторов должника в рамках конкурсного производства.

На сегодняшний день общество не включено в перечень компаний, по которым Федеральный общественно-государственный фонд по защите прав вкладчиков и акционеров производит компенсационные выплаты, так как в дея­тельности общества судебными органами не были установлены нарушения требований законодательства РФ.

3. ­АООТ ЧИФ «Крепость» с момента основания в апреле 1993 г. имело адрес: г. Ярославль, ул. Комсомольская, д. 8. Однако, по информации компетентных лиц, по нему общество никогда не располагалось. Более того, оно даже не было зарегистрировано должным образом и не имело специальной лицензии на осуществление деятельнос­ти в качестве чекового фонда. Неудивительно, что каких-либо, даже отрывочных, сведений о нем нет ни в одной из баз данных регули­рующих структур, включая ­ЕГРЮЛ.

После сбора ваучеров общество довольно оперативно исчезло из поля зрения своих акционеров, а также регулирующих и контролирующих структур. Во всяком случае, с нояб­ря 1993 г. всякие сведения о его деятельности отсутствуют.

Таким образом, стоимость всех вышеуказанных ценных бумаг на сегодня равна нулю. Однако ценность могут представлять сами бланки сертификатов на эти акции, как объекты для коллекционирования. Так, именной сертификат на десять обыкновенных акций ­АООТ ЧИФ «Крепость» — довольно редкий экспонат в коллекциях отечественных бонистов и скрипофилов. Дело в том, что значительная часть тиража сертификатов была уничтожена учредителями еще в октябре 1993 г., а оставшиеся экземпляры были размещены среди очень ограниченного круга лиц. Его цена может достигать 4500—6000 руб. при условии отличной сохранности. Перегибы и помятости могут уменьшить стоимость почти в два раза.

За сертификат акций АКБ «Столичный банк сбережений для проф­союзов и трудящихся», разумеется, в отличной сохранности, можно выручить от 200 до 350 руб. При этом предпочтение, как правило, отдается сертификатам первых выпусков.

А вот свидетельства депонирования на десять акций ­АООТ «Дока-Хлеб» с купонами на предъявителя в свое время были эмитированы гигантским тиражом, и среди коллекционеров эти боны не пользуются успехом. Их стоимость — 80—100 руб., это максимум, что можно выручить при продаже одного свидетельства.

Информацию о покупке этих бумаг можно найти на специализированных сайтах и форумах бонистов и скрипофилов.

Александр Смоленский продает свой последний банковский проект – «Первое О.В.К.»

Оригинал этого материала
© «Грани.Ру», 19.05.2003, Фото: finiz.ru

Борьба за престол Александра Павловича

Ярослав Скворцов

От «Столичного» – к «СБС-Агро»: краткий курс

История банковского бизнеса Александра Смоленского – история банковской системы России в миниатюре. Свое детище, нареченное при рождении банком «Столичный», он произвел на свет в далеком уже 1989 году. Еще в первой половине 90-х, одним из первых оценив привлекательность непопулярного на тот момент у банкиров рынка частных вкладов, Смоленский переименовывает банк в «Столичный банк сбережений» а отделения банка – в сберкассы. Ближе к 1996-му, когда вполне вероятным становится приход к власти в стране левых, – в «СБС – банк для профсоюзов и трудящихся». Но смены режима в стране не случилось (опять же не без участия Александра Павловича), и примерно в то же время он получает от повторно законно избранного президента подарок: к «СБС» прибавляется окончание «-Агро».
С этим именем банк Смоленского и встретил август 1998-го. Смоленский к тому времени уже руководил банковской группой, куда наряду с «головной конторой» («СБС-Агро»_ входили еще десять банковских институтов, обладающих крупнейшей (после Сбербанка) региональной сетью в России, около десяти институтов, занимающихся смежными отраслями бизнеса, и три зарубежные «дочки»: казахстанская, голландская и македонская.
Как сообщали банковские справочники тех лет, «в связи с финансовым кризисом и сложным положением в банке в сентябре 1998 года А.П. Смоленский вновь стал председателем правления АКБ «СБС-Агро».

«СБС» + АРКО =… «Первое ОВК»?

«В условиях финансового кризиса банк стал испытывать серьезные трудности, – читаем в ежегодном сборнике «Финансовые институты России» за 1998 год, выпущенном ООО «Интелбридж Плюс». – В этих условиях в первой половине сентября 1998 года ЦБ РФ пытался взять под контроль деятельность банка путем введения в нем временной администрации. 12 сентября ЦБ РФ запретил «СБС-Агро» вести какую-либо финансовую деятельность. 18 сентября этот запрет был отменен. С 21 сентября все отделения банка приступили к работе.»
Не будет преувеличением сказать, что банк Александра Смоленского был и остается единственной кредитной организацией в России, позволявшей себе, скажем так, вольности в отношении государства вообще и регулирующих органов в частности. То временной администрации на дверь укажет, то вообще ультиматум Банку России объявит: либо вы мне деньгами помогаете, либо возьмите свою лицензию. Столь же лихо вел себя банк Смоленского и в отношении Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО), которому поручили финансовое оздоровление «СБС-Агро». Позиция Смоленского была предельно откровенной: пусть АРКО «накачает» нас деньгами, а как ими распоряжаться, мы и без них знаем. В руководстве агентства тогда вздыхали: не «СБС» банкротить надо, а Смоленского…
Что мешало регулирующим органам поступить с банком Александра Смоленского столь же решительно, как, скажем, с «Инкомом», «ОНЭКСИМом» или «МЕНАТЕПом»? Только ли «социальная значимость» (опять же второй после «Сбера» показатель по объему привлеченных вкладов граждан) или его «аграрная составляющая»? Наверное, ни то и ни другое. С частниками уже почти разобралось АРКО, да и сельским хозяйством «СБС» не занимался с июля 1999-го. Думается, что заслуга здесь прежде всего самого г-на Смоленского, который умеет договориться, кажется, с кем угодно. Вот один лишь пример: в апреле 1999 года Генпрокуратура выписывает ордер на арест банкира, находившегося на тот момент в Австрии. А менее чем через год в принадлежащим опальному, казалось бы, олигарху «Александр-хаусе» работает предвыборный штаб Владимира Путина.
Так что всерьез неприятностей Александру Павловичу никто, кажется, доставлять не собирался. Неслучайно на фоне проблемного «СБС-Агро» стал стремительно подрастать другой банк Смоленского – «Первое Общество Взаимного Кредита» («Первое О.В.К.»). Учрежденный еще в 1990 году, он долгое время держался в тени. Зато пока ЦБ, а позже АРКО пыталось что-то сделать с «СБС-Агро», Александр Смоленский успел перевести все лучшее оттуда в «Первое О.В.К.». И вот сегодня новый банк Смоленского – это полсотни отделений в Москве и едва ли не самая разветвленная в столице сеть банкоматов (станции метро, крупные торговые центры, популярнейшие вузы и т.д.). Плюс филиалы в Питере и Екатеринбурге. Любопытная деталь: как и свой прародитель, банк «Первое О.В.К.» пошел по пути создания одноименной группы, которая объединяет пять «Обществ Взаимного Кредита» — Центральное, Сибирское, Поволжское, Приволжское и Дальневосточное, — филиальная сеть которых покрывает практически всю Россию.

«Теперь без Палыча», или «А покупатели кто?»

«О цене сделки говорить очень трудно, – говорят эксперты, знающие о состоянии банковской империи Смоленского не понаслышке. – Сам факт, что это бизнес Александра Павловича, для кого-то означает повышательный коэффициент: «умножаем на два», потому что в этом случае «плохого не предложат». А кто-то, наоборот, не захочет связываться, если только цену не снизят раза в три-четыре».
Заметим попутно, что об «исторических корнях» своего бизнеса в «Первом О.В.К.» вспоминать не любят, утверждая, что название свое банк «унаследовал от кредитных обществ, которые были широко распространены в царской России. Первое общество было организовано в 1863 году по личному указу императора Александра II…» Вот только адреса головного офиса и прочих подразделений удивительным образом совпадают с адресами «СБС-Агро», а еще Владислав Першин, председатель правления банка, занявший свой пост меньше месяца назад – уж не ради ли предпродажной подготовки? – прежде работал предправления в «СБС» и вообще считается стопроцентным «человеком Смоленского».
Так или иначе, покупательский интерес к «Первому О.В.К.» легко объясним. «Ведь если кому-нибудь надо купить тысячу филиалов сразу, то лучше варианта не подобрать», – продолжают ломать голову эксперты. Таким динамичным игрокам на розничном рынке, как Внешторгбанк, ММБ или «Райффайзен», такие затраты, кажется, ни к чему: они вполне успешно строят сеть собственную, а покупка филиалов «Первого ОВК» неминуемо приведет к дублированию. Не возьмется за это, надо полагать, и столичный «Сити»: «иностранцам» вообще важна репутация. Скорее всего, на роль покупателя подойдет какая-нибудь не очень бедная бизнес-структура, которая только собирается заняться банковской розницей, а до репутационных рисков ей дела нет.
Хотя, если вспомнить про «Александр-хаус», можно предположить, что покупателя банка «Первое О.В.К.» могут «назначить» в Кремле. И тогда сработает фактор «повышательного коэффициента».

admin