Стоимость судебной экспертизы завышена

Полезная информация?

Финансовая сторона специальных исследований

Значительное количество судебных процессов и следственных действий не может быть совершено должным образом без обращения к специалистам того или иного рода (разбирающимся в ремесле и художественном творчестве, в науке, технике и инженерном деле). Однако порою стоимость выполняемой ими работы до глубины души огорчает тяжущихся.

Что в таком случае стоит предпринять, уж не отказываться ли от столь могучего инструмента установления истины, раз он грозит нанести вам потрясающий денежный удар? Вовсе нет, ведь есть достаточно хорошее средство защиты — оспаривание стоимости судебной экспертизы по тем или иным правовым основаниям. Стандартная схема расчета стоимости экспертиз основана на:

  • фактической сложности исследования;
  • количестве привлекаемых специалистов;
  • затрачиваемом времени;
  • расходовании реактивов и ресурса оборудования;
  • необходимости выезжать в отдаленные местности;
  • потребности проводить химические опыты;
  • надобности иногда изучать предыдущие заключения (при повторных и дополнительных экспертизах);
  • круге ставящихся вопросов;
  • потребности разрабатывать иногда новую, ранее не существовавшую методику (если прежние не пригодны для данного случая).

И на чем стоит основывать претензии

Стоимость судебной экспертизы, прежде всего, должна быть подсчитана экспертом до принятия судьями решения о назначении его исполнителем. Обычно делается несколько запросов в авторитетные экспертные организации или к индивидуальным специалистам, и среди них выбирается самое выгодное предложение.

Предполагается по умолчанию, что эксперты подсчитают, сообразно сути представленного задания и своим возможностям, величину затрат на проведение экспертизы точно, и сообщенная ими цифра вводится в судебное определение. Однако реальность в этом случае вносит, конечно, свои коррективы — ведь 100% стоимости становятся ясны только по окончании дела.

Как бороться

Чтобы оспорить стоимость судебной экспертизы, нужно показать, что назначенная плата за услуги эксперта, к примеру, несообразна со сложностью исполняемого задания, объемом его (в сопоставлении с аналогичными работами на открытом рынке). Оспорению подлежат еще затраты на делопроизводство, на потребляемую энергию и коммунальные ресурсы, амортизацию техники.

Верховный Суд вынес Определение № 302-ЭС19-18785, в котором разбирался, возможно ли прекратить производство экспертизы в случае, когда прекращено производство по делу.

ООО «СтройПроектСервис» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к ООО «Славнефть-Красноярскнефтегаз» о взыскании более 20 млн руб. задолженности по договору подряда. При рассмотрении 6 февраля 2017 г. дела судом была назначена судебная экспертиза. Согласно экспертному заключению, поступившему в суд 21 июля 2017 г., стоимость качественно выполненных работ «СтройПроектСервиса» составила более 4 млн руб.

ООО «Славнефть-Красноярскнефтегаз» также обратилось в тот же суд с иском к «СтройПроектСервису» о взыскании более 10 млн руб. задолженности по договорам поставки. Определением АС Красноярского края оба иска были объединены для совместного рассмотрения.

При рассмотрении дела суд по ходатайству «СтройПроектСервиса» определением от 6 декабря 2017 г. назначил повторную комплексную судебную строительно-техническую экспертизу, которая была поручена ООО «Центр инжиниринговых услуг и технической экспертизы».

3 сентября 2018 г. «СтройПроектСервис» заявил ходатайство об отказе от иска и о прекращении проведения повторной экспертизы. 10 сентября экспертное учреждение уведомило суд о направлении подготовленного экспертного заключения от 7 сентября, согласно которому стоимость качественно выполненных работ составила 5 млн руб.

12 сентября 2018 г. в судебном заседании представитель «СтройПроектСервиса» повторно заявил о прекращении проведения повторной строительно-технической экспертизы. Тогда же была объявлена резолютивная часть определения о прекращении производства по исковому заявлению общества к «Славнефть-Красноярскнефтегазу» о взыскании более 20 млн руб. основного долга в связи с отказом от иска.

В дальнейшем, 18 сентября, «СтройПроектСервису» было отказано в удовлетворении заявления о прекращении проведения повторной комплексной судебной строительно-технической экспертизы.

Определениями Третьего арбитражного апелляционного суда от 19 и 23 ноября 2018 г. апелляционные жалобы «СтройПроектСервиса» на определения, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств о прекращении проведения экспертизы, возвращены. В обоснование принятых актов суд указал на то, что АПК РФ не предусматривает обжалования указанных актов.

АС Восточно-Сибирского округа отменил определения о возвращении апелляционных жалоб, а вопрос об их рассмотрении был направлен во вторую инстанцию для рассмотрения по существу. Далее апелляционный суд оставил определение от 18 сентября 2018 г. без изменения.

По кассационной жалобе «СтройПроектСервиса» определение первой инстанции и постановление апелляции были отменены. Также суд удовлетворил заявление общества о прекращении производства повторной комплексной судебной строительно-технической экспертизы.

«Славнефть-Красноярскнефтегаз» и экспертное учреждение подали кассационные жалобы в Верховный Суд. В них они указали на нарушения судом округа норм материального и процессуального права.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобах и материалах дела № А33-7136/2016, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в соответствии с п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», если необходимость в продолжении проведения экспертизы отпала (например, вследствие изменения истцом основания иска, уничтожения предмета экспертного исследования), суд по заявлению участвующих в деле лиц или по своей инициативе, в соответствии с ч. 1 ст. 184 АПК РФ, выносит определение о прекращении проведения экспертизы и возобновляет производство по делу, если оно было приостановлено.

ВС указал, что изложенные разъяснения о возможности прекращения производства по судебной экспертизе даны в отсутствие в АПК соответствующих положений и направлены на ее прекращение при наличии указанных в этом пункте случаев, без сомнения, исключающих необходимость в ее результатах.

По мнению высшей инстанции, с учетом оснований для оспаривания определения суда первой инстанции от 18 сентября 2018 г. судам апелляционной и кассационной инстанций следовало разрешить вопросы о возможности обжалования этого судебного акта, а также о наличии оснований для прекращения производства по судебной экспертизе. «Поскольку АПК РФ не содержит самой нормы о возможности прекращения производства по начатой экспертизе, Кодекс не может содержать и не содержит положений о возможности обжалования такого определения», – указал ВС.

Кроме того, Суд заметил, что, предусматривая возможность прекращения производства по начатой судебной экспертизе, Постановление № 23 не содержит разъяснений о том, что соответствующее определение о прекращении проведения экспертизы или об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении проведения экспертизы может быть обжаловано отдельно от судебного акта, принятого по существу спора.

В п. 17 Постановления № 23 даны разъяснения, по мнению Судебной коллегии, применимые для настоящей ситуации, относительно обжалования определения о назначении экспертизы, которое, как изложено в этом пункте, не относится к судебным актам, которые могут быть обжалованы в соответствии с ч. 1 ст. 188 АПК РФ по причине отсутствия такого указания в законе. Пленум ВАС разъяснил, что в этом случае, по общему правилу, возражения по поводу назначения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (ч. 2 ст. 188 АПК).

«В силу изложенного судебная коллегия полагает, что Третьим арбитражным апелляционным судом ранее обоснованно и законно были возвращены апелляционные жалобы на определения, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств о прекращении проведения экспертизы по мотиву невозможности их обжалования», – посчитал ВС.

Судебная коллегия также обратила внимание на то, что спорное определение принято судом первой инстанции относительно судьбы одного из доказательств по делу, которое подлежало оценке исходя из требований ч. 1 и 2 ст. 71 АПК при принятии судебного акта наряду с другими доказательствами по делу, в связи с чем его нельзя назвать судебным актом, который препятствует дальнейшему движению самого дела. Довод представителя «СтройПроектСервиса» об обратном, со ссылкой на неоднократное отложение рассмотрения дела, по мнению ВС, нельзя признать обоснованным ввиду наличия временных на то причин.

Высшая инстанция указала, что, определяя предмет доказывания по делу и обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд первой инстанции не согласился со «СтройПроектСервисом» о наличии оснований для прекращения производства по судебной экспертизе по причине отказа последнего от своего иска, приняв также во внимание его позицию по встречному требованию общества «Славнефть-Красноярскнефтегаз», против удовлетворения которого оно настаивало, ссылаясь на зачет взаимных требований, совершенный по его уведомлению.

Суд напомнил, что в соответствии со ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил. ВС отметил, что поскольку ООО «Славнефть-Красноярскнефтегаз», заявляя иск о взыскании задолженности со «СтройПроектСервиса», оспаривало как факт проведения зачета взаимных требований, так и выполнение работ на заявленную сумму в размере более 100 млн руб., суды первой и апелляционной инстанций обоснованно признали необходимость проведения судебной экспертизы, результаты которой важны для установления объема и стоимости выполненных работ «СтройПроектСервисом» в этом деле и, соответственно, для установления наличия оснований для зачета и для рассмотрения по существу иска общества «Славнефть-Красноярскнефтегаз».

Верховный Суд отметил, что встречный иск по своей правовой природе всегда имеет материально-правовое основание, направленное на зачет требований по первоначальному иску (п. 1 Информационного письма Президиума ВАС от 29 декабря 2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»; п. 3 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»). Поэтому, указал ВС, для рассмотрения встречных исковых требований суд должен установить объем данных требований, в связи с чем и была назначена судебная экспертиза по делу.

Высшая инстанция посчитала, что в отсутствие исследования всех доказательств по делу и проверки судом первой инстанции наличия оснований для зачета суд округа, делая по этому факту преждевременный утвердительный вывод, нарушил ч. 2 ст. 287 АПК РФ, запрещающую суду кассационной инстанции устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

«Данная процессуальная ошибка суда кассационной инстанции повлекла ошибочность вывода об отпадении оснований для проведения повторной экспертизы, последующий отказ общества «СтройПроектСервис” от первоначального иска не устранил круг подлежащих разрешению вопросов при рассмотрении иска общества «Славнефть-Красноярскнефтегаз”», – указал ВС.

Суд подчеркнул, что риск совершения процессуальных действий по отказу от первоначального иска, который в данном случае, в силу ч. 2 ст. 9 АПК РФ, несет «СтройПроектСервис», не должен влиять на задачи судопроизводства, стоящие перед арбитражным судом (ст. 2 АПК РФ), в связи с рассмотрением иска «Славнефть-Красноярскнефтегаза».

«Судебная коллегия также соглашается с доводами кассационной жалобы экспертного учреждения о том, что в соответствии с п. 19 Пленума № 23 прекращение производства возможно по незавершенной экспертизе, избранный судом округа подход о необходимости прекращения производства по уже выполненной экспертизе, что следует из материалов дела, влечет неопределенность в части оплаты судебной экспертизы», – отметил Верховный Суд, отменив решения апелляции и кассации и оставив в силе определение первой инстанции.

Эксперты «АГ» проанализировали дело

Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Евгений Розенблат посчитал, что ВС РФ сформировал некоторые подходы, имеющие важное значение для практики. В частности, что нельзя прекратить экспертизу, если она уже была выполнена. «Здесь ВС, помимо прочего, учел права экспертной организации, поскольку в ином случае возникает неопределенность в части платы за проделанную экспертами работу», – отметил адвокат.

Кроме того, Евгений Розенблат согласился с позицией Судебной коллегии о том, что прекратить экспертизу можно только в том случае, если отсутствуют какие-либо сомнения в нужности ее результатов. «В рассматриваемом же споре были заявлены встречные требования, направленные к зачету требований по первоначальному иску. Таким образом, результаты экспертизы могли быть полезными для установления объема требований сторон», – подчеркнул он. Также адвокат приветствовал снятие неопределенности касательно возможности обжалования определения о прекращении экспертизы.

В заключение Евгений Розенблат выразил надежду, что определение ВС позволит участникам процессов и судам в будущем сэкономить время при анализе подобных ситуаций.

Директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы, Почетный юрист Рязанской области Павел Милюхин назвал данное определение ВС очень важным для практикующих юристов. Он отметил, что вопросы оплаты судебной экспертизы рассматриваются судами достаточно часто в процессе, поскольку, особенно в гражданском процессе, стороны не всегда добросовестно исполняют свои обязанности. О взыскании процессуальных издержек в этом случае выносится соответствующее определение.

«В арбитражном процессе – другая ситуация, деньги за производство экспертизы зачисляются на депозит арбитражного суда, т.е. они зарезервированы и выплачиваются по завершении экспертизы и допроса эксперта. В данном случае ВС РФ принял правомерное решение, отменив постановления арбитражных судов, поскольку даже при незавершенной экспертизе эксперт (экспертное учреждение или организация) понесли расходы в связи с ее производством (ознакомление с материалами дела, осмотр объектов, исследование, составление заключения и т.п.)», – указал юрист.

В то же время он заметил, что суд первой инстанции не проверил полномочия экспертной организации для возможности назначения судебной экспертизы по делу. Так, ООО «Центр инжиниринговых услуг и технической экспертизы» в соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ не имеет права заниматься судебно-экспертной деятельностью.

Также Павел Милюхин указал, что судебная строительно-техническая экспертиза не может быть комплексной, поскольку заявлен только один вид экспертизы. «Обычно, если назначается какой-либо вид экспертизы из перечня родов и видов экспертиз, классифицированных в науке «Судебная экспертиза” (ведомственные приказы Минюста России, МВД России, Минздрава России и т.п.), то подразумевается, что эксперт обладает всем перечнем необходимых знаний в этой области, поэтому назначается первичная судебная экспертиза по конкретному виду либо, если уже проводилась судебная экспертиза и она вызвала сомнения в объективности, назначается повторная экспертиза по тому же виду и тем же вопросам», – резюмировал эксперт.

Советник ООО «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры» Александр Лазарев посчитал, что ситуации отказа от ходатайства об экспертизе истцом по встречному иску на практике возникают не столь часто. По его мнению, риск неоднозначного подхода к порядку обжалования определений об отказе в подобном прекращении производства очевиден и подтверждается историей спора, в котором жалоба сперва была возвращена апелляционным судом, но затем рассмотрена.

Александр Лазарев отметил, что, указывая на невозможность отдельного обжалования такого определения, СКЭС ВС РФ последовательно применил давно сложившийся подход к порядку оспаривания определений о назначении судебной экспертизы. «Одновременно с этим мотивировка определения в части невозможности прекращения производства по ходатайству об экспертизе, заявленному именно истцом по встречному иску, теоретически оставляет открытым вопрос возможности обжалования аналогичных требований первоначального истца», – посчитал эксперт.

Методик формирования стоимости проведения экспертизы ПИР разработано достаточно много. Наиболее известен в профессиональном сообществе алгоритм, утвержденный постановлением Правительства РФ № 145. Он учитывает натуральные показатели (площади пятна застройки и самого объекта, этажность, протяженность линейных объектов и тому подобные численные данные), а также тип объекта, коэффициент сложности проектной документации и некоторые другие показатели. Этой системой расчета пользуются государственные органы экспертизы, для которых она является обязательной, а также некоторые негосударственные экспертные организации.

На алгоритмах ПП №145 основывают свою систему расчета стоимости и многие организации негосударственной экспертизы – просто уменьшая получившуюся стоимость, например, на 20%, чтобы эффективно конкурировать с органами госэкспертизы. Такой подход к формированию стоимости является одним из самых распространенных на рынке, однако далеко не самым дешевым для заказчика: стоимость государственной экспертизы ПД объективно очень высока. А поскольку реальные трудозатраты экспертной организации много ниже выставленной подобным образом стоимости – дальше начинаются торги экспертов с заказчиком, в ходе которых стоимость может быть снижена еще неоднократно и весьма значительно.

Третьим распространенным способом вычисления стоимости проведения экспертизы является так называемая «фиксированная» стоимость. В данном случае, экспертная организация предлагает клиентам стоимость, примерно близкую к стоимости проведения экспертизы аналогичных по сложности или типу объектов – с небольшой поправкой на разницу в строительных объемах. Данный способ помогает назвать стоимость проведения экспертизы в течение нескольких секунд на основе эмпирического опыта экспертной организации и недостаточных данных о самом объекте – на этом, впрочем, все его преимущества заканчиваются. В числе же недостатков, в первую очередь – грубость подсчета стоимости, которая (для страховки экспертной компании от выполнения финансово невыгодных ей работ) будет однозначно завышена.

Наиболее оптимальными (и для заказчика, и для экспертной организации) способами подсчета стоимости проведения экспертизы ПД являются «комбинированные» алгоритмы, которые используют наиболее открытые и опытные негосударственные экспертные организации. Эти методики, как и алгоритм ПП №145, учитывают множество численных параметров объекта, но кроме того ориентируются на рыночные реалии, объемы работ, которые на деле придется выполнять экспертам, а также срочность проведения, количество единовременно предложенных на экспертизу объектов (в том числе типовых или серийных). Таким образом, формируется стоимость, которая зависит от реальных трудозатрат экспертной организации, учитывает пожелания заказчика по срочности, будет оптимальна для клиента и не завышена относительно «среднерыночной». Да, такой расчет, разумеется, сложнее, требует от заказчика на этапе расчета стоимости предоставления более подробных данных о строящемся объекте. Но, помноженные на лояльность негосударственных организаций к срокам исправления замечаний и реальную помощь своим клиентам «словом и делом», данные алгоритмы расчета цены и сроков делают негосударственную экспертизу действительно серьезным и эффективным партнером проектировщиков и строителей.

admin