Статья моральный вред

УДК 343.2/7

ПРИЗНАКИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В ДИСПОЗИЦИЯХ НОРМ

ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

SIGNS OF MORAL DAMAGE IN THE DISPOSITIONS OF THE SPECIAL PART OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

С. А. ЛЕБЕДЕНКО (S. A. LEBEDENKO)

Высказывается утверждение, что любым преступлением причиняется моральный вред. Отмечается, что признаки морального вреда, независимо от законодательной конструкции составов преступлений, находят отражение в диспозициях Особенной части УК РФ.

Ключевые слова: уголовное право, преступление, потерпевший, моральный вред, психические страдания.

Key words: criminal law, the crime, the victim, moral damage, mental suffering.

Среди существующих разновидностей вреда, который может быть причинен преступлением, в науке уголовного права выделяется моральный вред . Актуальность проблемы морального вреда в рамках уголовного права объясняется тем, что законодатель упорно игнорирует данную категорию в уголовном законе. Прямое упоминание о моральном вреде в УК РФ встречается крайне редко. В диспозициях норм Особенной части преступный вред определяется как «вред здоровью», «существенный вред», «вред правам и законным интересам граждан», «тяжкие последствия», «ущерб», «крупный

ущерб», «значительный ущерб», «крупный размер», «особо крупный размер», «массовое заболевание», «иные тяжкие последствия», «психический вред». Но если перечисленные последствия хотя бы включены в УК РФ, позволяя вести дискуссии об их совершенствовании, то моральный вред по-прежнему выведен за пределы уголовно-правовых конструкций. Можно ли предполагать, что моральный вред поглощается всеми названными в уголовном законе категориями вреда?

Представляется, что ответ на данный вопрос должен быть утвердительным.

Любое преступление, независимо от конструкции состава, специфики объекта преступного посягательства, сопряжено с причинением морального вреда, признаки которого легко усматриваются в диспозициях конкретных статей. Разница может заключаться лишь в том, какой из видов морального вреда будет причинён — непосредственный либо опосредованный. Все нормы Особенной части УК РФ условно можно разбить на три группы в зависимости от содержащихся в них признаков морального вреда .

Первую группу образуют преступления с материальным составом. К ним прежде всего следует отнести преступления против жизни и здоровья, которые помимо общественно опасных последствий в виде наступления смерти и причинения вреда здоровью, предполагают причинение физических и нравственных страданий, напрямую не названных в диспозициях соответствующих статей, но подразумеваемых как очевидные. Разнородность последствий, в определённом

© Лебеденко С. А., 2013

смысле, уже запрограммирована положениями ст. 2 УК РФ, определяющими, что задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений .

Названные объекты и их содержание задают параметры, обеспечивающие существование благоприятных последствий для жизни и здоровья граждан. Моральный вред не находит чёткого отражения в законе по той простой причине, что для уголовного права важно отразить тяжесть преступления, что невозможно сделать без обращения к более конкретизированным понятиям, таким категориям, которые могли бы получить соответствующую оценку. В таких случаях законодатель вынужден прибегнуть к детализированному описанию последствий, разграничивая тот или иной состав вредом определённого характера. Так, например, весьма детально обрисованы последствия, указанные в ст. 111 УК РФ. Для наличия состава преступления, предусмотренного данной нормой, требуется не просто установить факт повреждения здоровья, но и выявить наличие в нем особых признаков, характерных именно для тяжкого вреда, позволяющих отграничить его от преступных последствий причинения вреда здоровью средней тяжести (ст. 112 УК РФ), легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), побоев (ст. 116 УК РФ) и истязания (ст. 117 УК РФ). Предлагая подробное описание тяжкого вреда здоровью, закон одновременно создаёт признаки, указывающие на тяжесть морального вреда. Причинение вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть либо заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности — любое из перечисленных последст-

вий предполагает причинение потерпевшему значительных физических и нравственных страданий. Представляется, что законодатель, приводя в ст. 111 УК РФ исчерпывающий перечень тяжких последствий, допускает их расширение настолько, насколько, помимо наступившего основного тяжкого вреда здоровью создаётся реальная возможность причинения тяжкого морального вреда.

УК РФ содержит значительное количе -ство преступлений с материальным составом, в которых отсутствует указание на последствия в виде смерти либо вреда здоровью. К таким преступлениям следует отнести побои (ст. 116 УК РФ), истязание (ст. 117 УК РФ), заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ), заражение ВИЧ-инфекцией (ч. 2, 3, 4 ст. 122 УК РФ), незаконное производство аборта (ч. 1 ст. 123 УК РФ). Будут ли составы перечисленных преступлений воздействовать на изменение юридической значимости морального вреда? Безусловно, да! Диспозиция ст. 116 УК РФ выстроена таким образом, что, указывая на отсутствие признаков причинения значительного вреда здоровью, акцент делает на причинении потерпевшему морального вреда, обладающего, в сравнении с основными последствиями, наибольшей степенью общественной опасности. На данное обстоятельство указывает унижающий и оскорбительный характер отдельных способов нанесения побоев. Так, побои могут наноситься руками, ногами, другими частями тела, различными предметами. Насильственные действия, причиняющие физическую боль, могут выражаться в щипании, связывании, вырывании волос, выкручивании рук, прижигании отдельных частей тела, их защемлении, воздействии на организм потерпевшего при помощи животных, насекомых и иных действиях, вызывающих болевые ощущения . Характер и степень физических и нравственных страданий значительно повышается, если побои причинялись на глазах третьих лиц, в присутствии членов семьи, родственников, друзей, коллег по работе и др. На существенность морального вреда указывает и затяжной длящийся характер их проявления, так как результатом побоев или иных насильственных действий могут стать многочисленные ссадины, кровоподтеки, синяки, царапины, ушибленные раны,

припухлости, отёки и т. д. Всё это невольно вызывает негативные воспоминания об оскорблении действием, сопровождавшимся физической болью.

В объективной стороне истязания (ст. 117 УК РФ) наряду с физическим вредом содержится прямое указание на признаки морального вреда, которые проявляются через употребляемую законодателем в данном составе категорию «причинение психического вреда». Кроме того, способы, которые могут использоваться преступником в процессе истязания, являют собой наглядную демонстрацию разнообразнейших вариантов претерпевания физических и нравственных страданий. Истязание может выражаться в совершении действий путём систематического нанесения побоев, а также иных насильственных действий, которыми потерпевшему причиняются страдания (длительное лишение пищи, питья или тепла, оставление жертвы во вредных для здоровья условиях), а равно действий, связанных с многократным или длительным причинением боли (например, избиение плетью, розгами, щипание, уколы, укусы, причинение множественных слабовы-раженных повреждений тупыми или остроколющими предметами, воздействие термических факторов и т. п.) .

Вторую группу составляют преступления с формальным и усеченным составами, в которых присутствуют признаки морального вреда. Несмотря на то, что преступные последствия выведены за рамки данных составов, совершение действий (бездействия), образующих объективную сторону конкретного состава, влечёт за собой наряду с иными последствиями причинение морального вреда. В связи с этим в данной группе нами выделяются а) преступления, причиняющие непосредственный моральный вред; б) преступления, причиняющие опосредованный моральный вред. К первой подгруппе статей, в которых усматривается непосредственный моральный вред как очевидное последствие, могут быть отнесены преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (гл. 18 УК РФ). Так, в случаях, предусмотренных ст. 131 УК РФ «Изнасилование», ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера», общим признаком выступает причинение насилия

или угроза его причинения как потерпевшей (ему), так и другим лицам. Действия, предшествовавшие самому факту преступного посягательства, создают опасное для жизни и здоровья потерпевшего и иных лиц состояние. К числу заслуживающих внимание обстоятельств, подлежащих учёту как повышающих размер морального вреда, относятся: причинение в процессе изнасилования или иного сексуального действия вреда здоровью, не относящегося к тяжкому; заражение венерической болезнью; беременность в результате изнасилования; совершение изнасилования на глазах родственников; наступившее ухудшение семейной обстановки или распад семьи; совершение изнасилования либо иного сексуального действия в извращённой форме . В преступлениях, предусмотренных ст. 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», ст. 135 УК РФ «Развратные действия», вовсе не содержится указания на нарушение физиологического здоровья и применение насилия к потерпевшему. Преступные последствия в большей степени выражаются в причинении именно морального вреда, характер и степень общественной опасности которого напрямую связан с несовершеннолетним возрастом потерпевшей (его).

К преступлениям с формальным составом, предполагающим наступление непосредственного морального вреда, следует также отнести деяния, предусмотренные гл. 19 УК РФ «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». Все преступления, включенные в данную главу, объединяет нематериальность объекта преступного посягательства. Совершение действий предусмотренных ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни», ст. 138 УК РФ «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений» лишает человека потребности на автономность жизни в обществе. Любая информация о гражданине, его семье, личных пристрастиях, предпочтениях и т. д. является закрытой. При разглашении сведений, составляющих личную или семейную тайну, потерпевший испытывает физические и нравственные страдания, связанные с обнародованием ин-

формации, образующей частную жизнь. На наш взгляд, действия, связанные с распространением сведений о частной жизни лица, создают необратимые последствия, ставя под угрозу разрушения семейные, социальнобытовые и служебные связи. А. М. Эрделев-ский указывает на множественность субъектов, управомоченных требовать компенсации морального вреда, при этом такое право, по его мнению, следует признать за каждым членом семьи, которому разглашением семейной тайны причинены нравственные страдания. Степень претерпевания физических и нравственных страданий существенно повышается в зависимости от характера содержания разглашенных сведений. Немаловажную роль, повышающую опасность морального вреда, будет играть широта круга лиц, ставших или могущих стать осведомлёнными о сведениях, составляющих личную или семейную тайну . Разглашение информации, составляющей тайну усыновления (удочерения), образует состав ст. 155 УК РФ. Это один из случаев, когда распространение сведений конкретного содержания изменяет объект уголовно-правовой охраны, определяя включение данного состава в гл. 20 УК РФ «Преступления против семьи и несовершеннолетних». Во всех преступлениях против семьи и несовершеннолетних моральный вред настолько очевиден, что приведения каких-либо детализированных обоснований его существования не требуется. Семейные ценности и блага в большей степени регулируются общественными, нежели правовыми, институтами, поэтому подрыв семейных ценностей всегда сопряжён с нематериальным вредом. Так, на причинение морального вреда как неизбежно вытекающее последствие, находящееся за пределами состава, указывают ст. 153 УК РФ «Подмена ребёнка», ст. 154 УК РФ «Незаконное усыновление (удочерение)», ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», ст. 157 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей». Вторую подгруппу преступлений, связанных с причинением опосредованного морального вреда, образуют такие составы, как ст. 205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публич-

ное оправдание терроризма», ст. 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», ст. 213 УК РФ «Хулиганство», ст. 242 УК РФ «Незаконное распространение порнографических материалов или предметов», ст. 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическим изображением несовершеннолетних»,

ст. 242.2 УК РФ «Использование несовершеннолетних в целях изготовления порнографических материалов или предметов», ст. 244 УК РФ «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения», ст. 294 УК РФ «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» и др. Диспозициями данных составов причинение физических и нравственных страданий прямо не называется, однако их существование представляется настолько очевидным, что законодатель не мог не учесть их при конструировании соответствующих норм.

Третья группа представлена преступлениями, в которых отдельные элементы морального вреда содержатся в преступных последствиях, являясь неотъемлемым признаком конкретного состава. Так, причинение физических или психических страданий составляет объективную сторону ст. 117 УК РФ «Истязание». Распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, содержится в составе ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос», ст. 307 УК РФ «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод». Унижение чести и достоинства личности образует состав ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду», ст. 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти», ст. 335 УК РФ «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчинённости», ст. 336 УК РФ «Оскорбление военнослужащего». Данные составы объединяет то, что в их диспозициях законодатель использует определители морального вреда, такие составляющие его элементы, как «причинение физических или психических страданий»; «распространение сведений, поро-

чащих честь и достоинство или подрывающих репутацию»; «унижение чести и достоинства»; «оскорбление»; «публичное оскорбление»; «унижение человеческого достоинства»; «возбуждение ненависти либо вражды»; «издевательство над потерпевшим».

Итак, если любым преступлением (непосредственно либо опосредованно) причиняется моральный вред, следовательно, нет никаких препятствий для включения данного понятия в уголовный закон. Учитывая тот факт, что категория морального вреда уже давно используется в УПК РФ (в процессуальном определении потерпевшего; в нормах, регламентирующих гражданский иск в уголовном процессе; в нормах о возмещении вреда в порядке реабилитации) — официальное признание и закрепление за моральным вредом статуса уголовно-правовой категории будет абсолютно оправданной и обоснованной мерой.

Пока ситуация с уголовно-правовой охраной нематериальных благ остаётся без внимания со стороны уголовного закона, правоприменителю приходится использовать нормы ГК РФ и УПК РФ. Необходимость применения норм гражданского и уголовно-процессуального законов возникает каждый раз при решении вопросов, связанных с определением причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий; установлением

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

сумм компенсационных выплат; освобождением от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ) либо примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ).

Обращение к нормам УПК РФ выглядит более чем абсурдно, ибо одной из основных задач уголовного процесса выступает правильное применение норм материального права, а если уголовный закон не содержит таких норм, значит об их правильном применении не может быть и речи. Юридические стимулы возмещения морального вреда, причинённого преступлением, в первую очередь должны отражаться в уголовном законе и лишь затем реализовываться в уголовном процессе.

Таким образом, мы приходим к следующим выводам:

1. Моральный вред запрограммирован во всех диспозициях статей Особенной части УК РФ.

2. Моральный вред охватывается объективной стороной преступлений с материальным составом, наступая одновременно с причинением общественно опасных последствий, указанных в диспозиции конкретной статьи Особенной части УК РФ.

3. Признаки морального вреда присутствуют в преступлениях с формальным и усеченным составом, проявляясь с момента совершения преступных действий (бездействия), образующих объективную сторону конкретного состава Особенной части УК РФ.

4. В Уголовном кодексе РФ имеются составы преступлений, преступные последствия которых включают элементы морального вреда как признак конкретного состава Особенной части УК РФ.

5. Определение характера и степени морального вреда, выяснение обстоятельств его причинения будет способствовать правильной квалификации преступлений и дифференциации уголовной ответственности.

2. Воробьев С. М. Указ. соч. — С. 93.

3. Краснопеев С. В. Указ. соч. — С. 85.

5. Абельцев С. Н., Дерябин С. Д., Солодовников С. А. Побои и истязания. — М. : БЕК, 1999. — С. 11.

8. Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсации за страдания : научно-практическое пособие. — М. : БЕК, 1997. — С. 86.

7. Там же. С. 88.

Обсуждая проблемы правоприменительной практики в сфере компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью и жизни человека, хотелось бы обратить внимание на наиболее острые.

Первая проблема: размеры взыскиваемых судами сумм компенсаций значительно отличаются, отсутствует единообразный подход к их определению. Так, один судья за смерть человека может взыскать в пользу родственников компенсацию в 5000 руб., другой – 8,5 млн руб. Такой значительный разброс в размерах взыскиваемых сумм не создает для потерпевшего и причинителя вреда определенности.

Вторая проблема – сложность доказывания тяжести нравственных страданий потерпевшего. Это приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью» суды при определении размера компенсации должны учитывать индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства каждого дела.

Однако на практике все обстоит иначе – суды к вопросу определения размера компенсации морального вреда подходят формально, без учета степени нравственных страданий конкретного потерпевшего. В моей адвокатской практике был случай (2018 г.), когда учитель музыки после перелома руки и черепно-мозговой травмы, полученных в результате ДТП, стала профессионально непригодной и вынуждена была уйти с работы. Ей необходимо будет осваивать иную профессию, кардинально изменить жизнь. В данном случае нравственные страдания потерпевшей не равны страданиям другого профессионала, которому не требуется виртуозность рук.

Третья проблема связана с тем, что причинители вреда жизни и здоровью нередко уклоняются от выплаты взысканного судом возмещения и компенсации морального вреда. По роду деятельности в МОД «Союз пешеходов» я часто сталкиваюсь со случаями причинения вреда здоровью пешеходов по вине водителя. Потерпевший может оказаться единственным кормильцем в семье. В итоге он попадает в больницу, несет дополнительные расходы на лечение, теряет трудоспособность и т.д. Единственным источником дохода для семьи потерпевшего могут в таком случае оказаться только взысканные с виновника ДТП суммы на возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда. В случае уклонения виновником ДТП от выплаты потерпевший оказывается в еще более затруднительном материальном положении.

Такая ситуация возникла с тремя пешеходами, здоровью которых в результате ДТП был причинен тяжкий вред. Один из них, в частности, потерял способность передвигаться. Суд взыскал компенсацию вреда в размере порядка 800 тыс. руб., однако виновник эту сумму не возместил из-за отсутствия средств.

На сегодняшний день злостные неплательщики не несут ответственности за уклонение от исполнения судебных решений. Единственное, что могут сделать судебные приставы – применить в отношении указанных лиц ограничительные меры: на выезд за границу, на пользование должником специальном правом. Однако данные меры, как показывает практика, не мотивируют должников выплачивать присужденные суммы – кто-то вовсе не выезжает за рубеж, кто-то не имеет водительских прав или уже лишен их и т.д. Кроме того, если у должника не найдут имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества окажутся безрезультатными, исполнительный лист будет возвращен потерпевшему.

Четвертая проблема – затруднительность судебного процесса для самих потерпевших. Когда предполагается невысокая сумма возмещения, потерпевшие зачастую отказываются обращаться в суд из-за предстоящих расходов на адвоката и необходимости участия в многочисленных судебных заседаниях. По этой причине люди, получившие легкий и средней тяжести вред здоровью, нередко остаются без компенсации.

Полагаю, решить перечисленные проблемы помогут внесение изменений в законодательство, регулирующее указанную сферу, а также разъяснения ВС РФ.

Так, для устранения разброса в размерах компенсации целесообразно, на мой взгляд, установить минимальный размер, исходя из степени тяжести вреда здоровью и формы вины причинителя вреда (умысел, неосторожность, отсутствие вины). Минимальный размер компенсации морального вреда должен зависеть от степени физических страданий.

Эта минимальная сумма затем увеличивается на компенсацию за нравственные страдания, оцениваемые судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям.

Таким образом, для минимального размера компенсации:

Форма вины будет выступать в качестве повышающего коэффициента (например, отсутствие вины – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2).

Рассмотрим на примере. Совершен наезд на пешехода, причинен тяжкий вред здоровью, вина водителя отсутствует.

Размер компенсации в таком случае составит: Д * 1 = Д руб. за физические страдания.

Также следует установить критерии свыше минимального размера для определения степени нравственных страданий потерпевшего.

Необходимо привлечь специалистов в области психологии и психиатрии, которые смогут выработать общие критерии для определения тяжести нравственных страданий, их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации за нравственные страдания.

Для решения проблемы сложности доказывания нравственных страданий необходимы новые разъяснения Пленума ВС, устанавливающие критерии оценки степени физических и нравственных страданий (например, как изменилась жизнь потерпевшего после причинения вреда здоровью, характер отношений между потерпевшим, родственником и погибшим и т.п.), обязывающие суды при рассмотрении данной категории дел оценивать каждый критерий и отражать оценку в решении, а также предусмотреть возможность проведения (судебной) психологической экспертизы.

Для гарантии прав потерпевших на получение взысканных судом сумм на возмещение вреда здоровью и жизни и компенсацию морального вреда необходимо ввести административную и уголовную ответственность за уклонение от уплаты возмещения по аналогии с неуплатой средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 5.35.1 КоАП РФ, 157 УК РФ).

Кроме того, при установлении минимальной суммы компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью необходимо включить указанные споры (если требования составляют не более 500 тыс. руб.) в категорию дел, по которым выдаются судебные приказы. Потерпевший без участия в судебных заседаниях сможет взыскать минимальную компенсацию. Для расчета суду будет достаточно медицинской экспертизы по определению степени вреда здоровью и акта должностного лица (судебного акта) о привлечении либо непривлечении причинителя вреда к ответственности.

Полагаю, что предложенные меры помогут гарантировать потерпевшему получение достойной, а не номинальной компенсации морального вреда.

Потерпевший и причинитель вреда, зная минимальную сумму компенсации и критерии, влияющие на ее увеличение, будут тем самым мотивированы заключить во внесудебном порядке соглашение (которое можно будет заверить у нотариуса). В этом случае отпадет необходимость обращаться в суд, поскольку сумма будет определена. В настоящее время досудебное разрешение споров о размере компенсации морального вреда маловероятно, поскольку стороны не могут договориться в связи с большим разбросом между минимальным и максимальным возмещением – потерпевший рассчитывает на большее и идет в суд, причинитель не платит до суда, так как надеется, что суд взыщет меньше. При наличии определенности по сумме им станет невыгодно затевать судебный процесс и нести соответствующие издержки.

Помимо этого, в случае нотариального заверения соглашения при его неисполнении потерпевший может обратиться к нотариусу для совершения им исполнительной надписи, что приравнивается к исполнительному документу и станет основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении ответчика без судебного процесса.

Введение минимальной суммы компенсации также сделает возможной выдачу судебного приказа по данной категории требований, не превышающих 500 тыс. руб., что также значительно разгрузит суды. Для этого потерпевшему достаточно будет приложить к заявлению заключение судебной медицинской экспертизы и документы, подтверждающие наличие или отсутствие вины.

В заключение отмечу, что угроза реального лишения свободы при злостной, без уважительных причин неуплате присужденного возмещения вреда здоровью и жизни, а также компенсации морального вреда послужит мотивацией к исполнению решений судов.

Новая редакция Ст. 151 ГК РФ

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Комментарий к Ст. 151 ГК РФ

Судебная практика.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10).

1. Нравственные и физические страдания, составляющие содержание морального вреда, невозможно точно определить с помощью гражданско-правового инструментария. Моральный вред не является имущественным убытком, компенсация морального вреда никоим образом не влияет на восстановление сторон в первоначальное экономическое положение. В известном смысле комментируемая статья направлена на минимизацию (хотя бы посредством денег) физических и нравственных страданий потерпевшего.

2. ГК не содержит правил определения размера компенсации морального вреда, а устанавливает лишь критерии, которыми суд при этом должен руководствоваться. В каждом отдельном случае определять размер компенсации суду необходимо исходя из конкретных обстоятельств дела.

Судебная практика.

Размер возмещения морального вреда определяется судом в решении, исходя из степени тяжести травмы, иного повреждения здоровья, других обстоятельств, свидетельствующих о перенесенных потерпевшим физических и нравственных страданиях, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда, степени вины потерпевшего и иных конкретных обстоятельств. В соответствии со ст. 197 ГПК РСФСР суд должен мотивировать в решении свой вывод о размере подлежащего возмещению морального вреда (Постановление Пленума ВС РФ от 28.04.1994 N 3).

Судебная практика.

Истица обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда… В связи с гибелью единственной дочери, 1978 года рождения, истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 100000 рублей… суд «полагает, что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери потерять дочь в любом возрасте является огромным горем»… и вынес новое решение, которым исковые требования заявительницы удовлетворены в полном объеме (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2002 г. от 12.03.2003).

Судебная практика.

Европейский суд установил, что заявительница провела год под стражей в бесчеловечных условиях. Содержание ее под стражей не было в достаточной степени обоснованным. Исходя из принципа справедливости, Европейский суд присудил заявительнице 16000 евро в возмещение морального вреда (Постановление Европейского суда по правам человека от 01.06.2006 N 7064/05).

3. Компенсация морального вреда может быть предусмотрена и другими законами, в частности Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», Законом РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» и др.

Другой комментарий к Ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Под моральным вредом гражданское законодательство понимает физические и нравственные страдания (ст. 151), т.е. негативные психические реакции человека. Физические страдания могут выражаться в форме любых болезненных или физиологически неприятных ощущений: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п. Нравственные страдания могут выражаться в форме различных переживаний: страх, обида, возмущение, стыд, горе, чувство утраты, беспомощности, одиночества, неполноценности и т.п. Помимо комментируемой статьи, правила компенсации причиненного гражданину морального вреда установлены также в ст. ст. 1099 — 1101 ГК. Разъяснения по применению ст. 151 даны в Постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 25 октября 1996 г. N 10, от 15 января 1998 г. N 1 // Бюллетень ВС РФ. 1997. N 1; 1998. N 3).

2. Общий состав оснований ответственности за причинение морального вреда включает в себя: претерпевание морального вреда, т.е. наличие у потерпевшего физических или нравственных страданий; неправомерное, т.е. противоречащее нормам объективного права, действие или бездействие причинителя вреда, умаляющее принадлежащие потерпевшему нематериальные блага или создающие угрозу такого умаления; наличие причинной связи между неправомерным действием (бездействием) и моральным вредом, вина причинителя вреда, т.е. его психическое отношение к своему противоправному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности.

По общему правилу ст. 151 компенсация морального вреда является способом защиты лишь нематериальных благ (о нематериальных благах см. ст. 150 ГК РФ). При нарушении имущественных прав компенсация морального вреда применяется лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например ст. 15 Закона о защите прав потребителей.

Случаи ответственности без вины причинителя вреда предусмотрены в ст. 1100 ГК.

Моральный вред подлежит компенсации по решению суда только в денежной форме. Добровольная компенсация морального вреда во внесудебном порядке возможна и в иных формах (уход за потерпевшим, предоставление ему вещей или услуг с целью сглаживания причиненных страданий и т.п.).

3. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из требований разумности и справедливости. При этом принимаются во внимание следующие обстоятельства: степень и характер страданий потерпевшего; степень вины причинителя вреда; индивидуальные особенности потерпевшего; иные заслуживающие внимания обстоятельства причинения страданий.

Степень вины причинителя вреда в целях применения ст. 151 дифференцируется в порядке возрастания следующим образом: простая неосторожность; грубая неосторожность; косвенный умысел; прямой умысел.

Под заслуживающими внимания обстоятельствами понимаются любые обстоятельства, которые могут повлиять на интенсивность негативных эмоций человека. Так, при причинении вреда здоровью должен приниматься во внимание характер телесного повреждения (например, повреждение крупного кровеносного сосуда может не повлечь существенных болевых ощущений, т.е. физических страданий, и моральный вред выразится в этом случае в основном в нравственных страданиях — страхе потерпевшего за свою жизнь); при компенсации морального вреда, причиненного родственникам смертью потерпевшего, имеет значение, произошла ли смерть потерпевшего на их глазах; при предъявлении требования о возмещении морального вреда, причиненного опорочением чести, достоинства или деловой репутации, существенное значение имеет то, насколько позорящий характер носят распространенные сведения, широта их распространения, последствия, которые повлекло их распространение (распад семьи, увольнение с работы, неизбрание на выборную должность и т.п.); при нарушении трудовых прав путем незаконного увольнения или незаконного наложения дисциплинарного взыскания заслуживающими внимания обстоятельствами являются предшествующая трудовая репутация работника, неблагоприятные последствия для его семьи, возможность последующего трудоустройства.

Как указывается в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (в ред. от 21 декабря 1993 г. N 11, от 25 апреля 1995 г. N 6 // ВВС РФ. 1992. N 11; 1994. N 3; 1995. N 7), если не соответствующие действительности порочащие сведения были распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, вправе также учесть характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

Индивидуальные особенности потерпевшего выделены законодателем в качестве особой разновидности обстоятельств, заслуживающих внимания при определении размера компенсации морального вреда. Под индивидуальными особенностями лица в целях применения ст. 151 следует понимать любые особенности конкретного потерпевшего, которые могли повлиять на интенсивность его негативных эмоций (болезненное состояние, повышенная возбудимость, состояние беременности и т.п.).

Судебная практика:

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10).

1. Нравственные и физические страдания, составляющие содержание морального вреда, невозможно точно определить с помощью гражданско-правового инструментария. Моральный вред не является имущественным убытком, компенсация морального вреда никоим образом не влияет на восстановление сторон в первоначальное экономическое положение. В известном смысле комментируемая статья направлена на минимизацию (хотя бы посредством денег) физических и нравственных страданий потерпевшего.

2. ГК не содержит правил определения размера компенсации морального вреда, а устанавливает лишь критерии, которыми суд при этом должен руководствоваться. В каждом отдельном случае определять размер компенсации суду необходимо исходя из конкретных обстоятельств дела.

Судебная практика:

Размер возмещения морального вреда определяется судом в решении, исходя из степени тяжести травмы, иного повреждения здоровья, других обстоятельств, свидетельствующих о перенесенных потерпевшим физических и нравственных страданиях, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда, степени вины потерпевшего и иных конкретных обстоятельств. В соответствии со ст. 197 ГПК РСФСР суд должен мотивировать в решении свой вывод о размере подлежащего возмещению морального вреда (Постановление Пленума ВС РФ от 28.04.1994 N 3).

Судебная практика:

Истица обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда… В связи с гибелью единственной дочери, 1978 года рождения, истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 100000 рублей… суд «полагает, что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери потерять дочь в любом возрасте является огромным горем»… и вынес новое решение, которым исковые требования заявительницы удовлетворены в полном объеме (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2002 г. от 12.03.2003).

Судебная практика:

Европейский суд установил, что заявительница провела год под стражей в бесчеловечных условиях. Содержание ее под стражей не было в достаточной степени обоснованным. Исходя из принципа справедливости, Европейский суд присудил заявительнице 16000 евро в возмещение морального вреда (Постановление Европейского суда по правам человека от 01.06.2006 N 7064/05).

3. Компенсация морального вреда может быть предусмотрена и другими законами, в частности Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», Законом РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» и др.

admin