Статья 126 часть 2

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Судити подано: що означає судова реформа Зеленського
«Цензор.НЕТ», 17 листопада 2019 року
Ефективність та порядок відводу судді
Адвокат Вадим Прокопенко, 16 червня 2019 року
Поза забороною: як працює підпільна індустрія азартних ігор
«Цензор.НЕТ», 29 листопада 2017 року
Массовые отравления в харькове: о подробностях расследования и последствиях для рынка фальсификата
«Цензор.НЕТ», 30 травня 2017 року
Вища рада правосуддя, або Вища рада юстиції по-новому
Адвокат Вадим Прокопенко, 4 січня 2017 року
Міждисциплінарна стратегія розвитку біоетики у контексті людського капіталу
Національна Академія наук України. VI Національний конгрес з біоетики з міжнародною участю, 27-30 вересня 2016 року
Населення готується до самозахисту?
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 21 серпня 2015 року
Без права на оскарження
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 16 червня 2015 року
Кастинг для служителів Феміди
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 28 листопада 2014 року
Нових нардепів позбавлять недоторканності
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 15 листопада 2014 року
Камери у засідці
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 1 листопада 2014 року

Наша міліція нас береже?
«Юридична газета» №26-27 (420-421), 07 жовтня 2014 року
Депутати прийняли за основу законопроект, який дасть змогу повернути в Україну гроші «сім’ї»
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 16 серпня 2014 року
Рада підготувалася до санкцій
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 13 серпня 2014 року
Соціальні виплати «мандрують» за дитиною
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 30 липня 2014 року
Як зекономити на оплаті за газ?
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 23 липня 2014 року
Зупинка стане «дорогою»
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 26 червня 2014 року
Відпустка для одинокої матері має обмеження
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 21 травня 2014 року
Обережно, роумінг!
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 15 січня 2014 року
Диво за окремим тарифом НОВОРІЧНІ ПОДОРОЖІ
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 24 грудня 2013 року
Дитяча праця: контрольна перевірка ПОРУШЕННЯ ЗАКОНОДАВСТВА
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 20 грудня 2013 року
«Коли квартиру успадковує держава»
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 25 вересня 2013 року
«Побудував без дозволу — заплатиш штраф»
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 11 вересня 2013 року
«Безробітні також повинні утримувати дітей»
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 3 липня 2013 року
«Зарплату шукали з прокурором»
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 17 травня 2013 року
Стало известно, на что жалуются столичные потребители
Ежедневная общественно-политическая газета «Взгляд», 19 марта 2013 года
Гражданские браки заканчиваются гражданскими войнами
Міжнародне Агентство Інформаційних Розслідувань (МАІР), лютий 04, 2013
Мені – машину, тобі – дитину…
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», п’ятниця, 25 січня 2013 року № 16 (4902)
«Ви подряпали нашу машину…»
Газета центральних органів виконавчої влади України «Урядовий кур’єр», 17 січня 2013 року
Охрана «в законе»
МАИР — ИА «Международное агентство информационных расследований», 18.10.2012
КПК: між європейськими нормами і «новим НКВС»
«Радіо Свобода», 09.02.2012
12 ПРИЧИН ПОГОВОРИТЬ С ИНСПЕКТОРОМ.
Міжнародне Агентство Інформаційних Розслідувань (МАІР), 30.09.2011 г.
«ВИКОНАННЯ РІШЕНЬ МІЖНАРОДНИХ АРБІТРАЖІВ В УКРАЇНІ»
«Юридична газета» 23 грудня 2008 р. №51-52(184)
ОХОТА НА «СОЮЗПЕЧАТИ»
«НОВАЯ ГАЗЕТА» Четверг , 23 октября 2008г. 42(83) «ОТВЕТЫ БЫВАЛЫХ 1»
«Враждебные поглощения в Украине» №1 (4) 02/2008
«ОТВЕТЫ БЫВАЛЫХ 2»
«Враждебные поглощения в Украине» №2 (5) 04/2008
«РИБА ТА ПОДАТКИ»
«Український Юрист» Квітень 2003 року
«НА СТАРТ! ВНИМАНИЕ! В МОРГ!»
«Вечерние вести» №048 (1969) 13-19 марта 2008 г.
«ДЕВЯТЬ ЛЕТ ЗА ПРИСТУП РЕВНОСТИ — соперников рассудил топор!»
«Вечерние Вести» №086 (2007) 13 мая 2008 г.
«ВИНОВНИК ДТП МОЖЕТ ПЛАТИТЬ МЕНЬШЕ»
«Вечерние Вести» №168 (1858) 3 октября 2007 г.
«ОЛЕКСІЙ ПРОКОПЧУК ПОЗИЧИТЬ ГРОШІ ПІД ЗАСТАВУ ВЕСІЛЬНОЇ ОБРУЧКИ»
«ГАЗЕТА ПО-УКРАЇНСЬКИ» Середа, 7 листопада 2007 року №204 (487)
«ШТРАФ ЗА ЕВАКУАЦІЮ АВТО ПОВЕРТАЮТЬ ЗА РІШЕННЯМ СУДУ»
«ГАЗЕТА ПО-УКРАЇНСЬКИ». Субота, 8 вересня 2007 р. № 162 (445) № 162 (445) «СЕЛО ЩАСЛИВЕ ВІДВОЮВАЛО СОБІ ДІЛЯНКИ ПІД ЗАБУДОВУ. УСІМ ГРОМАДЯНАМ МАЮТЬ ВИДАВАТИ ПО 12 СОТОК»
«ГАЗЕТА ПО-УКРАЇНСЬКИ». Субота, 26 липня 2008 р. № 133 (657)

«ОТВЕТЫ БЫВАЛЫХ 3»
«Враждебные поглощения в Украине» №3(6) 06/2008

«ОТВЕТЫ БЫВАЛЫХ 4»
«Враждебные поглощения в Украине» №6(9) 03/2009

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) (Пункт «б» утратил силу на основании Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 50, ст. 4848)

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия ;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

б) (Пункт «б» утратил силу на основании Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 50, ст. 4848)

в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

(Часть третья в ред. Федерального закона от 9 февраля 1999 г. N 24-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 1999, N 7, ст. 871)

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарий к статье 126

В основе данного уголовно-правового запрета лежат нормы международного права <1>. Основным объектом похищения человека выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, гарантированного нормами международного и конституционного права на свободу местопребывания и перемещения и обеспечивающие безопасность свободы как важнейшего социального блага <2>. Дополнительным объектом в квалифицированных составах преступления (ч. ч. 2, 3 ст. 126 УК РФ) являются отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья потерпевшего.

<1> Перечень соответствующих норм см.: Обзор нормативных актов и судебной практики, касающихся обеспечения прав человека на свободу и личную неприкосновенность // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 5.

<2> «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность» (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; ст. 22 Конституции РФ). «Никто не может подвергаться насильственному исчезновению» (ст. 1 Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г. (Россия не участвует)).

Потерпевшим от преступления может быть любое живое лицо; «похищение» трупа не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ.

Поскольку свобода передвижения и местопребывания есть субъективное право, которым лицо может распоряжаться по своему усмотрению, добровольное и осознанное согласие потерпевшего на его «похищение» (похищение по просьбе потерпевшего) исключает уголовную ответственность. Исключается уголовная ответственность и при соблюдении условий крайней необходимости (например, когда родственники «похищают» ребенка у родителей, поведение которых создает угрозу для его жизни, здоровья, правильного формирования личности).

Объективная сторона преступления состоит в активных действиях по похищению человека. По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Состав преступления — формальный; преступление окончено с момента выполнения всех действий, направленных на похищение.

Похищение предполагает наличие трех последовательных операций: захват (завладение), перемещение и удержание человека. Захват означает тайные или открытые, активные действия, связанные с установлением физического господства над человеком (завладения им), в результате которых потерпевший реально лишается свободы передвижения в пространстве; перемещение есть транспортировка (как с использованием, так и без использования транспортных средств) потерпевшего на новое место пребывания, не типичное для его обычного жизненного распорядка, помимо или против его воли; удержание представляет собой воспрепятствование потерпевшему (например, путем запирания, связывания, применения насилия, установления физических препятствий и т.д.) свободно оставить это новое место. Дальность перемещения и длительность удержания потерпевшего не имеют значения для квалификации, но могут учитываться судом при индивидуализации уголовного наказания.

Как правило, преступление предполагает совершение виновным всех этих действий. Вместе с тем современная наука исходит из того, что в ряде случаев похищение человека может происходить и без его захвата и перемещения виновным, например в ситуации, когда потерпевший самостоятельно, но под влиянием обмана или злоупотребления доверием со стороны виновного покидает привычное местообитание, а затем удерживается виновным в новом месте.

В силу особенностей объективной стороны, если будет установлено, что виновный, лишая потерпевшего свободы, не намеревался перемещать его в пространстве и удерживать, содеянное не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ, но при наличии к тому оснований может быть квалифицировано как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ). В то же время по ст. 126 УК РФ квалифицируются действия не только в случае, когда человека похищают и перемещают в другое место, но и когда его незаконно удерживают, в связи с чем само по себе удержание не требует дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ как незаконное лишение свободы. Если же действия лица были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а являлись элементом объективной стороны другого, более опасного преступления (например, убийства), состав похищения отсутствует. Только в том случае, если умысел на совершение иного преступления в отношении похищенного возник после окончания собственно похищения, содеянное может образовывать совокупность преступлений.

Похищение человека, квалифицируемое по ч. 1 ст. 126 УК РФ, может сопровождаться применением к потерпевшему или иным лицам насилия, не опасного для жизни или здоровья (под которым следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли <1>), либо угрозой применения такого насилия. Насилие в данном случае не требует дополнительной квалификации по совокупности преступлений.

<1> По аналогии с п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

С субъективной стороны похищение человека характеризуется виной в форме умысла. Совершая действия по захвату, перемещению и удержанию потерпевшего, субъект всегда осознает их общественную опасность. Мотивы преступления могут быть любыми (зависть, месть и т.д.), за исключением корыстных, они не оказывают влияния на квалификацию содеянного, но могут учитываться при назначении наказания. Не исключает квалификации содеянного по ст. 126 УК РФ похищение женщины без ее согласия для вступления с ней брак.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

Закон предусмотрел ряд квалифицирующих признаков состава похищения человека (ч. 2 ст. 126 УК РФ). Похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что оно совершено двумя или более соисполнителями, заранее (до момента захвата) договорившимися в любой форме о совершении преступления. Данный квалифицированный состав преступления будет иметь место и в том случае, если соисполнители согласно предварительной договоренности выполняют объективную сторону похищения человека «по частям» (например, один субъект захватывает, другой — перемещает, третий — удерживает). Действия лиц, которые удерживают потерпевших, ранее похищенных другими лицами, и которые не состоят с ними в сговоре, не могут быть квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а требуют самостоятельной оценки по ст. 127 УК РФ.

Похищение человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ) предполагает, что в процессе совершения преступления (при захвате, перемещении или при удержании) к похищаемому лицу или иным лицам (в целях облегчения похищения) применялось такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести вреда либо легкого вреда здоровью, либо насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья <1>, а равно если имела место угроза применения такого насилия. В этом случае дополнительной квалификации по статьям об ответственности за преступления против здоровья не требуется.

<1> По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает использование виновным особого орудия и способа совершения преступления. При квалификации действий виновного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» <1> и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, т.е. предметом или механизмом, конструктивно предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия таких лиц, применяющих оружие при похищении человека, должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ.

<1> СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами) <1>.

<1> По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Одного лишь факта наличия у субъекта оружия или предметов, используемых в его качестве, при похищении человека недостаточно для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ; необходимо установить факт их применения. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений») <1>. Оружие и иные предметы могут применяться в момент захвата, перемещения или удержания потерпевшего.

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 1. Следует отметить, что позиция Верховного Суда РФ в отношении понимания признака «применение оружия» противоречива. В частности, п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» устанавливает, что если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия не могут быть квалифицированы по признаку применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Похищение заведомо несовершеннолетнего (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ) потерпевшего предполагает, что действия виновного направлены против лица, не достигшего на момент совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, при условии что субъект достоверно знает о возрасте потерпевшего (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака <1>.

<1> По аналогии с рекомендациями Пленума Верховного Суда РФ, данными в п. 14 Постановления от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что виновный достоверно знает о состоянии потерпевшей (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик женщины явно свидетельствует о ее беременности.

Похищение двух или более лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном похищении нескольких человек, независимо от того, связаны ли совершаемые преступления единством умысла, мотива, намерений, при условии что ни за одно из похищений виновный ранее не был осужден (см. комментарий к ст. 105 УК РФ).

Под похищением человека, совершенным из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), закон предусматривает случаи, когда мотивом похищения является стремление виновного извлечь материальную выгоду из преступления для себя лично или для других лиц (см. также комментарий к ст. 105 УК РФ). Корыстным следует также признавать похищение человека, совершенное по найму. При похищении человека из корыстных побуждений к самому похищенному лицу либо к третьим лицам могут предъявляться требования имущественного характера в качестве условия освобождения (выкуп); в этом случае содеянное при наличии к тому оснований может квалифицироваться по совокупности преступлений как похищение человека и вымогательство (ст. 163 УК РФ).

Особо квалифицированными составами преступления закон называет похищение человека, совершенное организованной группой, либо повлекшее по неосторожности причинение смерти или иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 126 УК РФ).

Похищение человека, совершенное организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ), означает, что оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (см. комментарий к ст. ст. 35 и 105 УК РФ).

Похищение, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ), предполагает, что в результате действий по похищению наступает смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. К ним, в частности, относится самоубийство потерпевшего, осложнение или развитие у него заболевания, материальный ущерб, срыв важной коммерческой сделки, осложнение межгосударственных отношений и т.д. Рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины и материальным составом. Его особенность состоит в наличии умысла на похищение человека и неосторожности в отношении последствий, в силу чего умышленные действия виновного, направленные на лишение потерпевшего жизни или причинение иных тяжких последствий, исключают вменение рассматриваемого квалифицирующего признака и требуют самостоятельной оценки. Неосторожное причинение смерти потерпевшему не требует дополнительной самостоятельной квалификации по ст. 109 УК РФ. Неосторожное причинение смерти или иных тяжких последствий должно быть причинно связано с действиями виновного по похищению человека. Отсутствие причинной связи (например, в ситуации, когда смерть потерпевшего явилась следствием применения оружия сотрудником милиции при задержании похитителя) исключает квалификацию содеянного по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Похищение человека следует отличать от некоторых иных, близких по объективной стороне преступлений, в первую очередь от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) и от захвата заложника (ст. 206 УК РФ).

Похищение человека в отличие от незаконного лишения свободы в обязательном порядке предполагает захват и перемещение потерпевшего в пространстве, его изъятие из привычных условий жизни и микросоциальной среды.

От захвата заложника похищение человека отличается рядом признаков, в частности: при похищении умысел виновного направлен на совершение преступления в отношении определенного, конкретного потерпевшего, личность которого виновному небезразлична; при похищении виновный, как правило, не предает свои действия огласке; похищение не всегда связано с предъявлением каких-либо требований в качестве условия освобождения потерпевшего.

Примечанием к ст. 126 УК РФ установлена поощрительная норма, согласно которой лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное предписание является императивным, правоприменитель обязан освободить виновного от уголовной ответственности за похищение человека, если со стороны виновного имело место добровольное освобождение потерпевшего.

Под добровольным освобождением похищенного человека по смыслу закона понимается такое освобождение, которое не обусловлено невозможностью удерживать похищенного либо выполнением или обещанием выполнить условия, явившиеся целью похищения; освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу <1>. Действия нельзя расценивать как «добровольные» в том смысле, как «добровольность» понимается уголовным законом, если фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания потерпевшего. Даже если потерпевшего освободили до получения выкупа, но виновные были осведомлены, что их ищет милиция, добровольность освобождения отсутствует.

<1> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Дышекова и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 3.

Инициатор освобождения (сам виновный, потерпевший, правоохранительные органы и т.д.), равно как и мотивы добровольного освобождения похищенного (жалость и сострадание к потерпевшему, страх перед разоблачением и т.д.), могут быть любыми и не влияют на решение вопроса об освобождении от ответственности.

Если, имея реальную возможность незаконно удерживать потерпевшего, виновный его отпускает (добровольно освобождает), но в его действиях содержится состав иного преступления (например, побоев, истязания и др.), то он должен нести ответственность за преступления, сопряженные с похищением, а не за похищение.

24 декабря Пленум Верховного Суда принял Постановление «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми».

Напомним, что, как ранее писала «АГ», проект постановления был рассмотрен 9 декабря и после обсуждения направлен на доработку.

Комментируя изначальную редакцию, советник ФПА РФ, член Совета АП г. Москвы Евгений Рубинштейн отмечал, что документ разъясняет спорные вопросы квалификации по уголовным делам о похищении человека и ограничении свободы. По его словам, в проекте также нашли отражение многие теоретические подходы относительно квалификации действий, относящихся к торговле людьми.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов добавил, что проект документа впервые объединил многочисленную судебную практику, связанную с уголовными делами о похищении человека и торговле людьми.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов в свою очередь указал, что в проекте постановления большое внимание уделено вопросам квалификации и освобождения от уголовной ответственности, ранее вызывающим трудности у правоприменителей.

Новое в итоговой редакции

Отметим, что в окончательной редакции документа значимые корректировки коснулись лишь разъяснений по делам о похищении человека.v

Так, в проекте отмечалось, что под похищением человека следует понимать его захват и перемещение в другое место, совершенные против или помимо воли потерпевшего и направленные на его незаконное удержание. В итоговой редакции постановления указано, что похищение включает в себя не только незаконные захват и перемещение потерпевшего, но и последующее удержание. Документ дополнился ссылкой на то, что цель и мотивы похищения не имеют значения для квалификации.

В финальной версии появилось указание на то, что захват, перемещение и удержание человека могут быть совершены с применением угроз, насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Похищение может быть совершено также путем обмана потерпевшего или злоупотребления его доверием.

В обеих редакциях подчеркивалось, что похищение считается оконченным с момента захвата и начала перемещения потерпевшего. Однако в первом проекте присутствовало указание на то, что не влияет на квалификацию деяния как оконченного похищения то, что потерпевший не был доставлен в другое место вследствие обстоятельств, не зависящих от виновного.

Итоговое постановление дополнено разъяснением о том, что в случаях, когда потерпевший переместился в другое место самостоятельно вследствие обмана или злоупотребления доверием, преступление признается оконченным с момента захвата данного лица и начала принудительного перемещения либо начала его удержания, если лицо более не перемещалось.

Первый проект исходил из того, что применение насилия, опасного для жизни или здоровья, при совершении похищения или незаконного лишения свободы образует состав преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ или п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ. Из итоговой редакции указание на это исключили.

Первоначальная версия разъясняла, что при квалификации похищения человека по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК как совершенного группой лиц по предварительному сговору исполнителями данного преступления могут быть признаны лица, которые в соответствии со сговором непосредственно совершили захват, перемещение и последующее удержание либо часть из указанных действий. Но в финальной редакции Суд подошел к этому же вопросу с другой стороны. Теперь в п. 7 указано, что если в соответствии с предварительной договоренностью между соучастниками виновный совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону похищения, то он несет уголовную ответственность в качестве соисполнителя преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Итоговое постановление дополнено ссылкой на то, что если захват и перемещение человека направлены не на его последующее удержание в другом месте, а на убийство, то содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 105 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 126 УК. Иными словами, Суд исходит из того, что захват и перемещение в данном случае охватываются умыслом на убийство и составляют часть объективной стороны такого преступления. Напротив, если умысел на совершение убийства в отношении похищенного лица возникает у виновного в ходе перемещения или удержания, содеянное нужно квалифицировать по совокупности преступлений.

Иные положения постановления не изменились или же подверглись незначительной редакционной правке.

Особенности квалификации похищения и незаконного лишения свободы

Как указано в документе, общественная опасность преступлений, предусмотренных ст. 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса, заключается в незаконном ограничении человека в его физической свободе, в том числе в свободе передвижения и выбора места своего нахождения.

В п. 3 подчеркивается, что, в отличие от похищения, при незаконном лишении свободы, предусмотренном ст. 127 УК РФ, потерпевший остается в месте его нахождения, но ограничивается в передвижении без законных на то оснований. Например, виновный закрывает потерпевшего в каком-либо помещении, связывает его или иным образом лишает возможности покинуть место, где находится потерпевший.

ВС обратил внимание на то, что незаконное лишение свободы считается оконченным с момента фактического лишения потерпевшего свободы, длительность пребывания потерпевшего в таком состоянии значения не имеет. Пленум также отметил, что если виновный сначала незаконно лишает человека свободы, а затем перемещает потерпевшего в другое место, то содеянное необходимо квалифицировать как похищение без дополнительной квалификации по ст. 127 УК.

Действия, совершенные в процессе похищения человека и состоящие в незаконном ограничении свободы потерпевшего при его перемещении и (или) удержании в другом месте, полностью охватываются ст. 126 УК и не требуют дополнительной квалификации по ст. 127 УК, подчеркнул Суд.

ВС напомнил, что применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, охватывается ч. 1 ст. 126 УК и ч. 1 ст. 127 УК РФ. В свою очередь, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения охватывается п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ, выражение же такой угрозы при незаконном лишении свободы следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 127 и ст. 119 УК.

Пленум также обратил внимание на то, что при похищении человека и незаконном лишении свободы насилие или угроза его применения могут осуществляться не только в отношении потерпевшего, но и в отношении иных лиц с целью устранения препятствий для похищения.

Постановление раскрывает, когда похищение человека необходимо считать совершенным из корыстных побуждений и, соответственно, квалифицировать содеянное по п. «з» ч. 2 ст. 126 УК. Указанный мотив присутствует в случаях, если преступление совершено в целях получения материальной выгоды виновным, другими лицами или избавления их же от материальных затрат либо по найму, обусловленному получением исполнителем материального вознаграждения или освобождением от материальных затрат.

Суд подчеркнул, что если похищение человека сопряжено с одновременным требованием передачи чужого имущества, права на имущество или совершения других действий имущественного характера, то при наличии оснований действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 126 и соответствующей частью ст. 163 УК РФ.

Исходя из примечания к ст. 126 УК добровольным следует признавать такое освобождение похищенного, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но освободило его, в том числе передало родственникам, представителям власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить, отметил ВС.

При этом добровольное освобождение похищенного не влечет за собой отказ от привлечения виновного к уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе похищения человека, если они являются самостоятельными преступлениями.

Ответственность за торговлю людьми

Прежде всего ВС отметил, что торговля людьми может выражаться в совершении одного или нескольких указанных в ч. 1 ст. 127.1 УК действий: купли-продажи или иной сделки в отношении человека независимо от целей их осуществления, вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека в целях его эксплуатации.

Суд указал, что осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение не влияют на квалификацию. При этом цель эксплуатации человека является обязательным признаком состава только для таких действий, как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение потерпевшего, подчеркнул Пленум ВС.

Далее Суд дал определение каждому из деяний, ответственность за которые предусмотрена ст. 127.1. Так, под куплей-продажей человека понимается передача его одним лицом другому за денежное вознаграждение, а под иными сделками в отношении человека – любые другие противоправные действия, приводящие к передаче потерпевшего от одного лица другому, например безвозмездная передача.

Вербовку Пленум определил как поиск, отбор и прием по найму лиц для выполнения каких-либо работ, оказания услуг либо осуществления иной деятельности, в том числе на территории иностранного государства, совершенные в целях дальнейшей эксплуатации вербуемого. При этом для получения согласия потерпевшего могут быть использованы, например, обещание вознаграждения, шантаж, обман или злоупотребление доверием (в частности, под предлогом предоставления работы или возможности обучения по той или иной профессии).

Под перевозкой Пленум понимает перемещение человека любым видом транспорта из одного места в другое, в том числе в пределах одного населенного пункта, для дальнейшей эксплуатации.

Отмечается, что передача человека заключается в предоставлении потерпевшего другому лицу, в том числе для осуществления перевозки, укрывательства, эксплуатации потерпевшего, а получение – в принятии потерпевшего от лица, его передающего, в частности для перевозки или укрывательства, а равно для его эксплуатации.

Укрывательство, по мнению Суда, состоит в сокрытии потерпевшего при совершении действий, относящихся к торговле людьми, от органов власти, родственников, заинтересованных лиц, в частности путем сообщения заведомо ложных сведений о личности или месте нахождения потерпевшего.

Обращается внимание на тот факт, что момент окончания преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК, определяется в зависимости от способа его совершения. Так, при «заключении» сделок, в том числе при купле-продаже, момент окончания привязан к фактической передаче и получению потерпевшего, при вербовке – к получению его согласия на осуществление соответствующей деятельности. При совершении иных действий, образующих торговлю людьми, содеянное квалифицируется как оконченное преступление при передаче или получении человека либо с момента начала его перевозки или укрывательства с целью эксплуатации.

Если совершению действий, ответственность за которые предусмотрена ст. 127.1 УПК, предшествует похищение потерпевшего, то, как указано в постановлении, содеянное образует совокупность преступлений (ст. 126 и ст. 127.1 УК). В то же время незаконное лишение свободы в целях осуществления в отношении человека действий, относящихся к торговле людьми, а равно незаконное ограничение свободы потерпевшего в процессе совершения указанных действий охватываются соответствующей частью ст. 127.1 УК и не требуют дополнительной квалификации по ст. 127 УК.

Пленум добавил, что по п. «е» ч. 2 ст. 127.1 УК необходимо квалифицировать действия, относящиеся к торговле людьми, совершенные с применением насилия, как представляющего, так и не представляющего опасность для жизни или здоровья потерпевшего, а равно с угрозой применения такого насилия.

Суд также напомнил, что добровольное освобождение потерпевшего в соответствии с примечанием к ст. 127.1 не освобождает виновного от ответственности за иные незаконные действия, в том числе совершенные в ходе торговли людьми, если они содержат состав самостоятельного преступления.

В п. 16 проекта постановления содержится рекомендация судам при рассмотрении вышеуказанных деяний выявлять обстоятельства, способствовавшие их совершению, а также иные нарушения закона, например допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом. В связи с этим они вправе выносить частные определения (постановления) в целях обращения на них внимания соответствующих организаций и должностных лиц.

Эксперты оценили итоговую редакцию постановления

Евгений Рубинштейн обратил внимание на корректировку п. 2, где Пленум детализировал цель, с которой может быть совершено похищение человека. Эксперт указал, что в данном пункте теперь отражены такие способы совершения похищения человека, как обман или злоупотребление доверием. По его словам, наиболее распространенными способами совершения такого преступления являются угрозы, применение насилия и использование беспомощного состояния. «Похищение путем обмана или злоупотребления доверием, если и имело место на практике, то вызывало сложности при квалификации. Сейчас получены понятные ответы на спорные вопросы», – сказал Евгений Рубинштейн.

Адвокат сообщил, что теперь уточнен подход к вопросу о соучастии лица в форме соисполнительства. «Если в первоначальной редакции для признания лица исполнителем требовалось совершение им всех или части действий, входящих в объективную сторону и образующих похищение человека, то в новой редакции достаточно совершения лишь одного из таких действий», – пояснил он.

Филипп Шишов полагает, что итоговое постановление дополнилось как минимум двумя важными изменениями. В первую очередь, как и Евгений Рубинштейн, эксперт посчитал значимым указание на то, что похищение человека может быть совершено путем обмана или злоупотребления доверием. «Такую необычную юридическую конструкцию можно назвать «похищение человека, совершенное путем мошенничества”», – добавил Филипп Шишов.

Второй важный, по мнению эксперта, момент – указание на особенности квалификации при похищении человека и его последующем убийстве. «Если убийство было спланировано до похищения, а само похищение являлось частью преступного плана, то такое убийство считается сопряженным с похищением человека и квалифицируется по ч. 2 ст. 105 УК. Если же убийство изначально не планировалось, а умысел на убийство возник уже после похищения потерпевшего, то убийство является простым, ответственность за него гораздо мягче (ч. 1 ст. 105 УК). В этом случае действия преступника по похищению человека будут квалифицироваться отдельно, а к наказанию за убийство будет добавлено наказание за похищение человека», – пояснил Филипп Шишов.

Алексей Иванов полагает, что корректировки, внесенные в первый проект постановления, скорее, направлены на его «шлифовку» и являются существенными. «В то же время указание на необходимость выявления судами обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, при рассмотрении соответствующих уголовных дел сохранилось. Подчеркну, этим должно заниматься следствие, а не суд. Возложение функций следствия на суд недопустимо. В этом смысле просматривается опасность тенденции использования судом этой рекомендации при назначении итогового наказания, что может вызвать лишь ухудшение положения подсудимого», – заключил адвокат.

admin