Статус свидетеля в уголовном процессе

12.12.2016 14:17:00

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

При этом не каждое лицо, обладающее значимой по делу информацией может выступать в качестве свидетеля. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает перечень ограничений участия лица в качестве свидетеля по уголовному делу. Так, не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

3) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

4) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

5) должностное лицо налогового органа — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, прилагаемых к ней документах или сведениях;

6) арбитр (третейский судья) — об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).

Лицо обретает процессуальный статус свидетеля с момента вызова для производства допроса, и с этого же момента наделяется рядом прав и обязанностей. К числу предоставленных законом свидетелю прав относятся:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. При этом в случае согласия свидетеля дать показания последний предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а также о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) являться на допрос с адвокатом, давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика;

3) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда по обстоятельствам его участия в качестве свидетеля по уголовному делу;

4) ходатайствовать о применении мер безопасности в случае реального опасения за свою жизнь и здоровье в связи с дачей свидетельских показаний.

Наряду с правами закон возлагает на свидетелей и ряд обязанностей. не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

Каждая из закрепленных за свидетелем обязанностей подкрепляется ответственностью за её невыполнение.

Так, в случае уклонения от явки по вызовам должностных лиц органа предварительного расследования или суда свидетель может быть подвергнут принудительному приводу либо на него в соответствии со ст.ст. 117-118 УПК РФ может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей.

Свидетель для оценки достоверности его показаний может быть также подвергнут принудительному освидетельствованию с целью выявления состояния опьянения или установления иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела.

В случае дачи свидетелем заведомо ложных показаний или отказа от дачи показаний свидетель подлежит уголовной ответственности по статьям 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Возврат к списку

УДК 347.943

Страницы в журнале: 85-87

Т.В. Шакитько,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процессуального права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия Россия, Краснодар tatvas31@gmail.com

Свидетельские показания как доказательства в гражданском процессе исследуются в нескольких аспектах: заинтересованности свидетеля в исходе рассматриваемого дела, правдивости свидетельских показаний, их объективности, а также относимости и допустимости; формулируется вывод о необходимости конкретизировать на законодательном уровне статус свидетеля как лица, не заинтересованного в исходе дела.

Ключевые слова: свидетель, гражданский процесс, свидетельские показания, суд, относимость доказательств, допустимость доказательств, заинтересованность, незаинтересованность свидетеля.

Показания свидетелей являются наиболее распространенным видом доказательств. Как показывает практика, достаточно редко встречаются дела, рассмотрение которых проходит без участия свидетелей.

Древнерусское право различало две категории свидетелей — видоков и послухов. Видоки — свидетели в современном смысле слова, очевидцы факта. В.И. Даль трактует понятие «видок» как «видец, видитель, притомный, бытчик или самовидец-очевидец, свидетель» .

Послухи — это лица, которые слышали о случившемся от кого-либо, имеют сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй славы сторон. Они должны были показать, что ответчик или истец — люди, заслуживающие доверия (статьи 17, 29, 66, 107 Пространной редакции Русской Правды) .

Не случайно с течением времени понятия «видок» и «послух» объединились в одно: «свидетель». Словарь русского языка С.И. Ожегова определяет свидетеля как человека, «который лично присутствовал при каком-то событии, очевидца» .

Гражданский процессуальный кодекс РФ в ч. 1 ст. 69 закрепляет, что свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, и который может указать источник своей осведомленности.

Рассмотрим несколько аспектов, характеризующих свидетельские показания как доказательства в современном гражданском процессе.

Закон не содержит дефиниции термина «показания свидетелей», не поясняет, должен или нет свидетель быть заинтересован в исходе дела.

В юридической литературе не всегда однозначно определяется принцип заинтересованности свидетеля в итоге рассмотрения дела. Как отмечает О.А. Рузакова, свидетели не выступают субъектами материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеют юридической заинтересованности в его исходе .

В.В. Молчанов постулирует наличие связи качества свидетельских показаний с деятельностью сторон в процессе и подтверждает свой тезис тем, что:

— свидетели представляются сторонами с целью обоснования требований и возражений;

— свидетелями нередко выступают лица, имеющие определенное отношение к сторонам (родственники, знакомые), т. е. не являющиеся посторонними в полном смысле этого слова;

— закон не обязывает стороны давать правдивые объяснения относительно фактов, которыми они обосновывают свои требования и возражения . Таким образом, ученый отражает возможность заинтересованности свидетеля.

Эта точка зрения обозначает важную процессуальную проблему и обязывает нас определить собственную позицию по данному вопросу.

Во-первых, статус свидетеля не предполагает безусловной незаинтересованности в исходе дела, в отличие от понятого, чей статус определен, в частности, Кодексом РФ об административных правонарушениях. Так, согласно ч. 1 ст. 25.7 КоАП РФ в рамках производства по делу об административных правонарушениях в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. Таким образом, опыт законодательной формулировки безусловной незаинтересованности в действующем законодательстве достаточно успешно реализован. В связи с этим хочется отметить, что отсутствие в ст. 69 ГПК РФ указания на незаинтересованность позволяет трактовать эту статью иначе, чем это сделано О.А. Рузаковой (хотя подобную позицию разделяет Верховный Суд РФ ).

Во-вторых, показания свидетелей являются доказательствами и представляются сторонами (статьи 55, 57 ГПК РФ); это в очередной раз подтверждает, что закон не устанавливает беспристрастность и незаинтересованность лиц, дающих свидетельские показания, в качестве обязательных, влекущих правовые последствия.

К проблеме незаинтересованности свидетеля тесно примыкает вопрос правдивости свидетельских показаний. Согласно ч. 1 ст. 70 ГПК РФ свидетель обязан явиться в суд в назначенное время и дать правдивые показания.

Проблема правдивости или истинности показаний, данных свидетелем, отражает субъективное отношение свидетеля к событиям, о которых он свидетельствует. Помимо этого, сторона, ходатайствующая о вызове свидетеля, предполагает, что показания последнего будут необходимым подтверждением заявленной в процессе позиции, и может рассчитывать на достижение искомого результата.

Показания свидетеля должны основываться на определенных источниках. Не могут служить доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Какое-либо событие, произошедшее на глазах у присутствующего человека, найдет отклик в его душе независимо от того, позитивную или негативную оценку он ему даст. Безусловная, без участия воли оценка событий сквозь «внутренний фильтр» позволяет утверждать, что оцененное будет отражать субъективное восприятие этого индивидуума. В этом ключе обязанность свидетеля давать правдивые показания вызывает сомнение в возможности ее реализации. Объективная истина всегда беспристрастна, любая оценка предполагает искажение истины.

Следовательно, правдивость и объективность не являются синонимами применительно к свидетельским показаниям. Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что чем ближе степень взаимодействия двух субъектов — в данном случае выступающей стороны по делу и свидетеля, — тем менее объективными будут представленные свидетелем показания, поскольку всегда будут иметь примесь личностной оценки происходящего. Поэтому так ответственно подходит суд к оценке свидетельских показаний, которые могут быть правдивыми, но далеко не объективными, что искажает смысл показаний. Например, ВС РФ в определении от 26.08.2008 № 5-В08-88 замечает: «Критически оценивая показания свидетелей по делу, со ссылкой на то, что они являются субъективным мнением (курсив наш. — Т.Ш.)…» . Следует обратить внимание на то, что этот документ ранжирует доказательства по близости к объективности, что позволяет подтвердить сформулированный нами вывод о различном значении правдивости и объективности в контексте правоприменения.

Показания свидетелей, вызывающие сомнения в объективности или правдивости у суда или у сторон, по инициативе названных субъектов могут быть опровергнуты или подтверждены иными доказательствами, собранными по делу. При вынесении решения суду необходимо привести доводы, по которым «суд отвергает факты, изложенные свидетелями по обстоятельствам дела, кроме того в решении суда не указано в чем выражается заинтересованность свидетелей в исходе дела» .

Интересным является определение одного из судов кассационной инстанции, отразившее принцип оценки свидетельских показаний как доказательств: «При этом суд посчитал, что нет оснований ставить под сомнение истинность фактов, сообщенных данными свидетелями, показания данных свидетелей согласуются между собой, данные свидетели не заинтересованы в исходе дела» .

Представляется, что для достижения цели полного, объективного, всестороннего исследования доказательств должна быть устранена двоякость в правовом статусе свидетеля, связанная с отношением к свидетельствуемым фактам. Необходимо дополнить статус свидетеля критерием «не заинтересованный в исходе дела». Мы понимаем, что в ряде гражданских дел фактически весь процесс строится на свидетельских показаниях, т. е. они могут являться единственным доступным средством подтверждения существования какого-либо правоотношения. В частности, ст. 1129 Гражданского кодекса РФ, предусматривает, что завещание, изложенное в простой письменной форме и подписанное гражданином в чрезвычайных и угрожающих его жизни обстоятельствах собственноручно, может считаться действительным (без нотариального удостоверения) в случае, если оно совершено в присутствии двух свидетелей. Следует предположить, что при доказывании чрезвычайности ситуации именно показаниям свидетелей отводится ключевая роль.

Тем не менее законодатель не случайно определил категорию вопросов, которые не могут быть подтверждены только свидетельскими показаниями. Так, п. 1 ст. 162 ГК РФ не дает возможности ссылаться на свидетельские показания при несоблюдении простой письменной формы сделки.

В соответствии с ч. 3 ст. 13 Федерального закона 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» при подсчете страхового стажа периоды работы могут устанавливаться на основании показаний двух или более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и т. п.) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и т. п.) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается.

Можно отметить, что при неоднозначном отношении к показаниям свидетелей как доказательствам в гражданском процессе с точки зрения их объективности, действующее законодательство в ряде случаев допускает прямое ограничение их использования в процессе. Следовательно, необходимо сформировать правовой характер этих видов доказательств с точки зрения их относимости и допустимости. В частности, как верно отметил К.Б. Рыжов, «обязательность наличия минимум двух свидетелей (количественный фактор допустимости доказательства, а по сути, и его силы) в случае с завещанием делает недопустимым доказательством собственно составленное и подписанное завещание лица, факт составления которого подтвержден только одним свидетелем» .

Итак, свидетельские показания должны быть рассмотрены судом как любое иное доказательство, не имеющее заранее определенной силы, оценены так, как этого требует ст. 67 ГПК РФ, и в перспективе на законодательном уровне должен быть конкретизирован статус свидетеля как лица, не заинтересованного в исходе дела.

Список литературы

1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1998.

2. Молчанов В.В. Об ответственности в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 10. С. 28—31.

3. Нобель А.Р. Определение допустимости доказательств по делам об административных правонарушениях // Актуальные проблемы российского права. 2016. № 1 (62). С. 76—84.

4. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1989. С. 753.

5. Опалич Е.В. Проблемы конкретизации статуса отдельных участников гражданских процессуальных правоотношений // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. № 6. С. 11—14.

6. Определение ВС РФ от 26.08.2008 № 5-В08-88 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 6.

7. Определение Тверского областного суда от 19.01.2012 № 33-231 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

10. Русская Правда. Пространная редакция. Российское законодательство X—XX веков: в 9 т. Т. 1. М., 1984. С. 65—71.

Гарантии свидетелю в уголовном процессе

По поводу содержания уголовно-процессуальных гарантий как средства обеспечения прав участников процесса высказаны различные взгляды. Уголовно-процессуальные гарантии понимаются как «конкретные права и обязанности участников процесса», «принципы уголовного процесса», «правовые нормы», «процессуальные формы».

Признавая приоритет прав личности по отношению к интересам государства, следует ясно понимать, что без государства, без устанавливаемых государством и обеспечиваемых государством юридических процедур эти права не могут быть реализованы. /53/ Пределы государственной власти, опирающейся на возможность принуждения и возможность правомерного вмешательства в личную жизнь граждан для выполнения назначения уголовно-процессуального законодательства, в отношении свидетеля должны быть строго и определенно ограничены.

Разработанная В.С. Шадриным форма обеспечения прав участников уголовного процесса более соответствует правовому положению свидетеля. Обеспечение прав, свобод и законных интересов свидетеля охватывает все формы благоприятствования в осуществлении прав, свобод и законных интересов, включая:

информирование лица об обладании правами и их разъяснение;

создание необходимых условий для полноценной реализации прав;

охрану прав и законных интересов от нарушений;

защиту прав;

восстановление нарушенных прав/90/.

Полагаем необходимым последний пункт дополнить возмещением или компенсацией причиненного вреда, а также пунктом, имеющим значение для обеспечения прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса: установление ответственности за нарушение прав, свобод и законных интересов свидетеля.

Для обеспечения и реализации прав и законных интересов свидетеля уголовно-процессуальным законом предусмотрены соответствующие процессуальные гарантии. Законом на прокурора, следователя, дознавателя и суд возложена обязанность разъяснять свидетелю его права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч.1 ст.11 УПК).

Одним из необходимых условий для реализации прав свидетеля является возможность заявлять ходатайства, а должностные лица обязаны рассмотреть заявленные ходатайства и по ним принять решение. Установленные правила проведения допроса свидетеля также способствуют обеспечению прав и законных интересов свидетеля.

Осуществление прав выражается в общерегулятивных отношениях и носит позитивный характер. Участие адвоката при допросе свидетеля способствует соблюдению его прав и законных интересов. При нарушениях прав и законных интересов свидетеля по окончании допроса адвокат имеет право делать заявления об этом. Указанные заявления подлежат обязательному занесению в протокол допроса. Проведение закрытого судебного разбирательства также способствует соблюдению прав и законных интересов свидетеля.

Защита и восстановление нарушенных прав и законных интересов свидетеля обеспечиваются путем обжалования действия (бездействия) должностных лиц прокурору и в суд.

Меры безопасности, предусмотренные УПК и Федеральным законом от 20.08.2004 N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»/5/, также являются фактором, гарантирующим права, свободы и законные интересы свидетеля. В целях реализации названного Закона утверждены Постановлением Правительства РФ от 27.10.2006 № 630 Правила применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства/14/, определены органы, осуществляющие меры безопасности.

Уголовным кодексом РФ /2/ предусмотрена уголовная ответственность за принуждение свидетеля к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание (ст.302 УК РФ), а также за подкуп свидетеля в целях дачи им ложных показаний (ст.309 УК РФ).

Итак, для обеспечения прав, свобод и законных интересов свидетеля в уголовном процессе необходимо: информирование лица об обладании правами и их разъяснение; создание необходимых условий для полноценной реализации прав, свобод и законных интересов; охрана прав, свобод и законных интересов от нарушений; защита прав; восстановление нарушенных прав, возмещение и компенсация причиненного вреда; установление ответственности за нарушение прав, свобод и законных интересов свидетеля.

С учетом вышеизложенного, с нашей точки зрения, процессуально-правовой статус свидетеля в уголовном процессе имеет следующие элементы: правовые нормы, устанавливающие процессуально-правовой статус свидетеля; правоспособность и дееспособность; права и обязанности; законные интересы; юридическая ответственность и гарантии прав, свобод и законных интересов.

В тексте ч.3 статьи 56 УПК РФ содержатся 5 групп лиц, на которых распространяется свидетельский иммунитет, т.е. невозможность привлечения к уголовной ответственности за отказ от дачи свидетельских показаний. Закон запрещает допрашивать их в качестве свидетелей. Такое освобождение связано со спецификой их деятельности или особым родом занятий. Указанные лица вправе отказаться от дачи показаний только по поводу обстоятельств, перечисленных в ч.3 ст.56 УПК. Закон различает защитника (п.2) и адвоката (п. п.2,3). Оказание юридической помощи адвокатом может иметь место до заключения соответствующего официального письменного договора и оформления ордера. Следовательно, в подобных случаях адвокат вправе отказаться от дачи показаний. Лица, перечисленные в статье 56 УПК РФ, вправе отказаться от дачи показаний при наличии сведений, подтверждающих их полномочия и социальный статус соответственно судьи, присяжного заседателя и т.д. В ч.3 статьи содержится исчерпывающий перечень лиц, обладающих правом отказа от дачи показаний в качестве свидетеля.

Впервые УПК предусматривает процессуальный статус свидетеля в специальной статье. В ст.56 закреплены процессуальные права, обязанности и ответственность свидетеля. На основании ч.10 ст.166 УПК РФ свидетелю перед началом любого следственного действия с его участием должны быть разъяснены его права, обязанности, ответственность и порядок следственного действия. Важное конституционное положение установлено в ст.51 Конституции РФ/1/, согласно которой любое лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, вправе отказаться от свидетельствования против себя самого, своего супруга (супруги), близких родственников, круг которых определен федеральным законом. Лицо может не воспользоваться своим правом отказа от дачи показаний и дать свидетельские показания. При этом оно предупреждается о возможности использования его показаний в качестве доказательств по уголовному делу, даже в случае его последующего отказа от них. Предполагается необходимость (обязанность) следователя, дознавателя, прокурора и суда (судьи) предупредить об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания по ст.307 УК РФ/2/ свидетеля, имеющего право отказа от дачи показаний, но дающего их. Иммунитет предоставляет право отказа от дачи показаний, но не право давать заведомо ложные свидетельские показания. Лица, перечисленные в п. п.1 — 4 ч.3 статьи 56 УПК РФ, не могут быть допрошены даже в случае, если они об этом ходатайствуют. Их показания должны быть признаны недопустимыми на основании ст.75 УПК РФ. Закон предусматривает возможность допроса, при наличии согласия на допрос в качестве свидетеля, только лиц, перечисленных в п.5 ч.3 статьи 56 УПК РФ.

В случаях, если свидетель не владеет языком, на котором ведется уголовное судопроизводство (ст.18), ему предоставляется возможность давать показания на родном языке или языке, которым он свободно владеет (разговаривает, читает, пишет и пр.). В целях гарантированной реализации этого права переводчик предоставляется свидетелю бесплатно (ст.18 УПК РФ). Это правило не устанавливает осуществления деятельности переводчика на общественных началах. Оплата его работы по переводу должна быть включена в процессуальные издержки (ст.131 УПК РФ). Переводчик должен быть компетентным и незаинтересованным в исходе дела лицом. Компетентность переводчика устанавливается следователем или судом на основании соответствующих документов, подтверждающих его квалификацию, наличие соответствующего образования или уровня компетентности, стажа и опыта работы и пр. условий. При наличии некомпетентности свидетель вправе заявить отвод переводчику, участвующему в его допросе.

Свидетель как субъект уголовного процесса, имеющий определенные права и обязанности, в случаях нарушения его интересов вправе заявлять об этом соответствующие ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и суда. При этом ходатайства и жалобы могут быть принесены как лицу, которое нарушило права свидетеля, так и прокурору (вышестоящему прокурору) либо в суд (вышестоящий суд). Подача и рассмотрение ходатайств и жалоб осуществляются в общем порядке, предусмотренном гл.15, 16 УПК РФ.

Положение, содержащееся в ст.48 Конституции РФ/1/, предусматривает право свидетеля в случае, если ему необходима юридическая помощь, являться на допрос со своим адвокатом. Участие адвоката на стороне свидетеля ограничивается его присутствием и наблюдением за соблюдением прав и законных интересов свидетеля при его допросе. Адвокат не вправе задавать вопросы и комментировать ответы свидетеля, однако вправе делать заявления, которые подлежат обязательному занесению в протокол допроса (ч.5 ст.189 УПК РФ).

При наличии достаточных данных об угрозе причинения вреда правам и законным интересам свидетеля, а также его родственникам или близким он имеет право ходатайствовать о применении мер безопасности, перечисленных в ст.11 УПК РФ (изъятие сведений о защищаемом лице из материалов уголовного дела с указанием псевдонима; контроль и запись телефонных переговоров этих лиц; опознание в условиях, исключающих наблюдение опознающего опознаваемым; рассмотрение дела в закрытом судебном заседании; допрос в суде при условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства). Основанием для применения дополнительных мер безопасности является наличие сведений о возможности угрозы свидетелю или иным участникам процесса со стороны лица, в отношении которого решается вопрос о применении меры пресечения (п.3 ч.1 ст.97 УПК РФ). УПК РФ устанавливает характер угрозы более определенно, чем уголовный закон. В ст.309 УК РФ состав преступления связывается с точно перечисленными видами посягательства — шантажом, с угрозой убийства, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества свидетеля, потерпевшего, эксперта или их близких. Следовательно, другой способ воздействия, не подпадающий под перечень видов угрозы в диспозиции ч.1 ст.309 УК РФ, не влечет уголовной ответственности. В ч.3 ст.11 УПК РФ устанавливаются кроме перечисленных и совпадающих с УК РФ оснований (угроза уничтожением или повреждением имущества, применением насилия, убийством) дополнительные — «иные опасные противоправные деяния». В подобных случаях нельзя квалифицировать действия виновного по ст.309 УК РФ в действующей ее редакции, однако это позволяет применить уголовно-процессуальные меры безопасности. Позитивное в целом направление ст.11 УПК РФ находится в некотором противоречии с другими нормами УПК РФ, регламентирующими применение защитных мер. В частности, это касается субъектов защиты. В той же ст.11 установлена возможность применения мер безопасности в отношении потерпевшего, свидетеля или иных участников уголовного судопроизводства. В ч.9 ст.166 УПК РФ изъятие сведений из протокола следственного действия установлено только для потерпевшего, свидетеля, а также их родственников и близких. Дополнительно — в отношении представителя потерпевшего. В ч.2 ст.186 УПК РФ указывается, что при осуществлении контроля записи телефонных и иных переговоров безопасность обеспечивается в отношении потерпевшего, свидетеля, а также их родственников и близких. В этом перечне нет представителя потерпевшего и других лиц. В п.4 ч.2 ст.241 УПК РФ основанием для рассмотрения дела в закрытом судебном заседании является обеспечение безопасности любого участника судебного разбирательства, их родственников или близких. В ст.278 (ст.277) УПК РФ предусматривается допрос свидетеля и потерпевшего без оглашения подлинных сведений, который проводится вне визуального контроля со стороны других участников процесса при угрозе безопасности свидетеля, потерпевшего, а также их близких родственников, родственников или близких. Статья 11 УПК РФ как норма-принцип общего характера и ст.278 УПК РФ предоставляют должностным лица уголовного процесса возможность применения мер безопасности, т.е. процессуальных мер защиты в отношении любого участника судопроизводства. Насилие или угроза его применения в отношении защищаемого лица должны иметь противоправный характер. Они не обязательно должны быть именно уголовно-наказуемыми и могут рассматриваться, например, как административный проступок. Термин «иное опасное противоправное деяние», указанный в ч.3 ст.11 УПК РФ, носит оценочный характер и должен определяться лицом, в чьем производстве находится уголовное дело. Следует помнить и о возможности применения внепроцессуальных мер безопасности в отношении судьи, следователя, прокурора, дознавателя, начальника органа дознания, т.е. должностных лиц уголовного процесса на основании ФЗ от 20.04.1995 N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». /6/ Ходатайство о применении мер безопасности направляется лицу, в чьем производстве находится уголовное дело. Если в удовлетворении ходатайства о применении мер безопасности необоснованно отказано, свидетель вправе обжаловать данное постановление (определение) в общем порядке.

На основании ч.2 ст.131 УПК РФ свидетель имеет право: на возмещение расходов, понесенных в связи с явкой по вызову и с проживанием (п.1 ч.2); возмещение недополученной им по месту постоянной работы заработной платы за время, затраченное в связи с вызовом по уголовному делу (п.2 ч.2); выплаты вознаграждения за отвлечение от обычных занятий в случае, если свидетель не работает (п.3 ч.2). Свидетель также имеет право на возмещение расходов на участие адвоката при его допросе, если последний осуществлял юридическую помощь по назначению (п.5 ч.2).

По общему правилу свидетель принудительно не может быть подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию. Исключением является ст.179 УПК РФ. В ней устанавливается возможность проведения освидетельствования свидетеля либо с его согласия, либо принудительно. Во втором случае — только в целях оценки достоверности его показаний. Принудительное производство судебной экспертизы или другие основания для проведения освидетельствования законом не предусмотрены.

К обязанностям свидетеля относятся: своевременная явка по вызову; сообщение правдивых сведений по существу уголовного дела; сохранение тайны предварительного следствия при условии заблаговременного предупреждения об уголовной ответственности за разглашение таких сведений. В ч.3 ст.188 УПК РФ закреплена еще одна обязанность свидетеля — своевременно сообщить лицу или органу, его вызывающему, о невозможности явиться в то время, которое указано в повестке.

В УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР значительно повышен уровень обеспеченности и защиты прав человека и гражданина: не только подозреваемого (ст.46), обвиняемого (ст.47), но и свидетеля и потерпевшего. Реализованы требования ч.1 ст.48 Конституции РФ о предоставлении каждому гражданину, в том числе имеющему статус свидетеля, права на получение квалифицированной юридической помощи (п.6 ч.4 ст.56). В целях обеспечения безопасности опознающего ч.8 ст. 193 УПК РФ предусматривает исключение визуального наблюдения опознающего опознаваемым. Впервые в УПК РФ предусмотрена норма (ч.9 ст.166 УПК РФ), направленная на обеспечение безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц. Реализацию конституционного принципа о доступе граждан к правосудию (ч.1 ст.46 Конституции РФ) обеспечивают положения ч.1 ст.148 УПК РФ о том, что отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, как и прекращение уголовного дела по этому основанию (п.2 ч.1 ст.24), допускается лишь в отношении конкретного лица, и т.д. «УПК — это идеология и философия уголовного правосудия.» Суд перестает «быть стороной обвинения, превращаясь в своего рода посредника, арбитра. Он лишается обвинительных полномочий». /61/

В то же время определенные неточности в содержании данной статьи имеют место. В УПК РФ назначение уголовного судопроизводства определяется как защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защита человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод (ч.1 ст.6). Представляется, что закон в этой части не соответствует в полной мере букве Конституции РФ/1/.

В соответствии со ст.1 УПК РФ порядок производства по уголовным делам устанавливается УПК РФ, основанным на Конституции РФ/1/. Конституция Российской Федерации провозгласила высшей ценностью человека и гражданина, его права и свободы (ст.2), а фундамент прав и свобод человека и гражданина составляет учение о свободе. Основные постулаты учения о свободе положены в основу российской Конституции. Так, в ч.2 ст.17 устанавливается, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, а ч.3 данной статьи предусматривает, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Нельзя не согласиться с выводом Е.А. Лукашевой, согласно которому свобода — органическая среда обитания человека и гражданина, где происходит ограничение свободы, неизбежно происходит психологическая деформация человека и гражданина. /54/

Статья 193 УПК РФ «Предъявление для опознания» устанавливает, что в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего.

Необходимо отметить, что одно из основных предназначений уголовного судопроизводства заключается в уголовном преследовании и назначении виновным справедливого наказания (ч.2 ст.6 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ)). Однако непременное основание уголовного преследования — это совокупность доказательств, подтверждающих виновность лица в совершении преступления. Среди этих доказательств важное место занимают, в частности, показания свидетеля и потерпевшего, без участия которых практически не обходится ни одно судебное разбирательство. Поэтому противоправное воздействие на свидетеля и иных участников уголовного судопроизводства способно самым серьезным образом повлиять на достижение задач уголовного преследования и уголовного судопроизводства в целом.

Перечень мер безопасности для участников уголовного судопроизводства не является исчерпывающим, поскольку предусматривается не только в Законе N 119-ФЗ/96/. При наличии оснований, указанных в его ст.16, в отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопасности, регламентированные законодательством РФ.

Так, в ч.3 ст.11 УПК РФ закрепляется, что при достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении названных лиц следующие меры безопасности:

1) при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу (ч.9 ст.166 УПК РФ);

2) при угрозе совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении названных лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по их письменному заявлению, а при его отсутствии — на основании судебного решения (ч.2 ст.186 УПК РФ);

3) в целях обеспечения безопасности опознающего лицо для опознания по решению следователя может быть предъявлено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего (ч.8 ст. 193 УПК РФ);

4) для обеспечения безопасности указанных лиц на основании определения или постановления суда допускается проведение закрытого судебного разбирательства (п.4 ч.2 ст.241 УПК РФ);

5) при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе допросить его в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление (ч.5 ст.278 УПК РФ).

Согласно ч.2 ст.186 УПК при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения. Ранее действующий УПК РСФСР (ч.2 ст.174.1) разрешал осуществлять контроль и запись телефонных и иных переговоров указанных лиц при существовании реальной угрозы преступных действий в отношении их. Реальная угроза — это когда «создается психологическая атмосфера безысходности, нервозности и неуверенности в безопасности своей жизни, здоровья и имущества, близких лиц»/35/, т.е. при реальной угрозе лицо само чувствует и знает о ней и может при необходимости обратиться с заявлением о применении такой меры безопасности. Без соответствующего заявления права свидетеля (и др. лиц) превращаются в обязанность, данное действие из меры безопасности превращается в следственное действие, что не соответствует правовому назначению данной процедуры в отношении указанных лиц. Может, и поэтому в приложении № 89 к ст.476 УПК не требуется указывать процессуальный статус лица, в отношении которого заявляется ходатайство и рассматривается вопрос о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров. Полагаем, что это является необходимым фактом для обоснованности и законности принятых решений.

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»/4/, согласно ст.6 при осуществлении оперативно-розыскной деятельности может проводиться оперативно-розыскное мероприятие — прослушивание телефонных переговоров с совпадающими требованиями, регламентирующими следственное действие, предусмотренное ст.186 УПК РФ. Из сказанного следует, что предусмотренные ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров являются «типичным оперативно-розыскным мероприятием»/92/, в отношении свидетеля можно считать таким, если проводится без его согласия и (или) (близких) родственников, близких лиц.

Такая мера безопасности (оперативно-розыскное мероприятие) в отношении свидетеля и его (близких) родственников, близких лиц недопустима без их согласия и ограничивает их права и свободы. Согласно ч.2 ст.29 Всеобщей декларации прав человека «при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе»/53/. Положение ст.186 УПК также не соответствует ч.3 ст.55 Конституции РФ, согласно которой «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Как следует из положения ч.3 ст.55 Основного Закона, ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Таким образом, мы полагаем, что мера безопасности в отношении свидетеля и его (близких) родственников, близких лиц, предусмотренная ст.186 УПК, возможна с их согласия и на строго определенный срок.

Хотя уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено, что свидетель имеет право заявлять отводы, кроме отвода переводчика, необходимо предусмотреть механизм реализации отвода в УПК и в отношении педагога, эксперта, специалиста (врача), участвующих в процессуальных (следственных) действиях, проводимых с участием свидетеля.

Наряду с расширением пределов участия свидетеля в уголовном судопроизводстве, предоставлением ему новых процессуальных прав, важное значение имеет совершенствование другой стороны правового положения свидетеля — его процессуальных обязанностей. Как справедливо отмечает Е.А. Лукашева, «четкое правовое регулирование возможно лишь в результате тесного взаимодействия прав и обязанностей, их своевременного осуществления. Поэтому свобода распространяется не только на сферу прав, но и на сферу обязанностей. Выполнение обязанностей — это тоже сфера свободы, которая детерминирована объективными условиями и сопряжена с социальной ответственностью»/53/. Уголовно-процессуальный закон, не только закрепляя права, но и устанавливая обязанности участников процесса, нормирует границы свободы. Прочность и стабильность положения личности в демократическом правовом государстве достигается не только с помощью провозглашения и гарантирования соответствующих субъективных прав и свобод, но и посредством установления четких юридических обязанностей гражданина перед обществом, государством, другими людьми. В соответствии с разработанными положениями в теории права юридическая обязанность считается видом и мерой должного, возможного, необходимого поведения человека.

Правовой статус свидетеля по уголовному делу

7 сентября 2016 г.

Е.А. Каретникова,

начальник уголовно-судебного управления

прокуратуры г. Москвы

Свидетель — это участник уголовного судопроизводства, который, как и потерпевший либо обвиняемый, создается самими обстоятельствами уголовного дела. В целом сообщенные свидетелями сведения носят наиболее объективный характер и поэтому существенным образом влияют на установление истины по уголовному делу, на доказывание имеющих значение обстоятельств.

Согласно части 1 статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) свидетелем по делу является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела.

Отчасти процессуальный статус свидетеля напоминает статус потерпевшего. Однако свидетель, в отличие от потерпевшего, не находится на стороне обвинения, лишен права на участие в уголовном преследовании и как правило, не заинтересован в исходе уголовного дела. Поэтому он законодательно лишен ряда процессуальных возможностей обвинительного содержания.

Статус свидетеля закрепляется за человеком посредством его вызова к дознавателю, следователю или в суд для дачи свидетельских показаний в порядке статей 187-191 УПК РФ. Именно с этого момента лицо приобретает соответствующие права, получает обязанности и подлежит ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таковых обязанностей.

Законодатель устанавливает круг лиц, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей по тем или иным обстоятельствам. Ограничения в получении определенных свидетельских показаний обусловливаются требованиями международных договоров и соглашений Российской Федерации, положениями Конституции России, иных законодательных актов, а также нормами морали и уважением к религии.

Так, не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

6) должностное лицо налогового органа — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях.

Права свидетеля закреплены частью 4 статьи 56 УПК РФ, согласно которой он вправе:

— давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

— пользоваться помощью переводчика бесплатно;

— заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

— заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

— являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью 5 статьи 189 УПК РФ.

Кроме того, согласно статье 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Таким образом, свидетель имеет право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги), родителей, детей и других близких родственников. Это означает, что лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, обязано отвечать на все вопросы дознавателя, следователя и суда, не связанные прямо либо косвенно с участием его самого или его близких родственников в совершении преступления.

Также свидетель вправе ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных Федеральным законом от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Основная обязанность свидетеля — дать правдивые показания о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу.

Свидетелю запрещается:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ.

В случае уклонения от явки без уважительных причин, свидетель может быть подвергнут приводу.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ).

Так, за дачу свидетелем заведомо ложных показаний по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлениях санкцией части 2 статьи 307 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Свидетель несет уголовную ответственность и за разглашение данных предварительного расследования (статья 310 УК РФ).

Основным следственным действием, проводимым со свидетелем в ходе расследования уголовного дела, является его допрос.

На допрос свидетель вызывается повесткой (статья 188 УПК РФ). Перед началом допроса следователь удостоверяется в личности свидетеля, разъясняет ему права и обязанности, порядок производства допроса. Обязательно свидетель предупреждается об уголовной ответственности, предусмотренной статьями 307 и 308 УПК РФ.

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, который предъявляется свидетелю по окончании допроса для прочтения либо оглашения следователем, о чем в протоколе делается соответствующая отметка. Факт ознакомления с данными показаниями и правильность их записи свидетель удостоверяет своей подписью в конце протокола (ст. 190 УПК РФ). При этом свидетель подписывает каждую страницу протокола.

Также в ходе расследования уголовного дела свидетели могут участвовать в проведении очных ставок (ст. 192 УПК РФ), предъявлении лица или предмета для опознания (ст. 193 УПК РФ), проверке показаний на месте (ст. 194 УПК РФ) и других следственных действий.

Согласно ст. 240 УПК РФ, доказательства, полученные по уголовному делу в ходе предварительного расследования, подлежат непосредственному изучению в ходе судебного разбирательства.

Поэтому, как правило, допрошенные в ходе предварительного расследования свидетели, по ходатайству стороны обвинения или защиты повторно допрашиваются в судебном заседании. Огласить перед судом показания свидетеля, данные им при производстве предварительного расследования, можно лишь в исключительных случаях, предусмотренных статьей 281 УПК РФ. Например, при наличии обоюдного согласия сторон обвинения и защиты на оглашение показаний не явившегося в судебное заседания свидетеля, либо при наличии тяжелой болезни свидетеля, препятствующей его явке в суд и подтвержденной соответствующими медицинскими документами.

В судебном заседании свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей (статья 278 УПК РФ).

Перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные статьей 56 УПК РФ, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами.

Допрошенные свидетели могут покинуть зал судебного заседания до окончания судебного следствия с разрешения председательствующего, который при этом учитывает мнение сторон.

В соответствии с частью 4 статьи 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью доказательств.

В связи с этим, не относятся к числу сведений, имеющих доказательственного значения, показания свидетеля, если он не может указать источник своей осведомленности (пункт 2 части 2 статьи 75 УПК РФ), в которых высказывается предположение о тех или иных фактах, не содержится категорических утверждений относительно этих фактов.

admin