Ст 319

Новая редакция Ст. 319 УК РФ

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарий к Статье 319 УК РФ

1. Объектом преступного посягательства является нормальная законная деятельность органов власти, а также честь и достоинство представителя власти. Потерпевшим от преступления может быть только представитель власти.

2. Понятие оскорбления представителя власти должно быть таким же, как понятие оскорбления частного лица. Оно содержится в комментарий к ст. 130 УК РФ.

3. Объективная сторона состава преступления выражается в публичном оскорблении представителя власти. Публичное совершение оскорбления означает совершение оскорбительных деяний в общественных местах, СМИ или в присутствии хотя бы одного постороннего человека.

4. Публичное оскорбление представителя власти квалифицируется по коммент. статье в том случае, когда оно осуществлено в момент исполнения им своих должностных обязанностей либо в связи с их исполнением, т.е. когда посягательство осуществляется как акт мести за добросовестное их выполнение.

5. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

6. Субъектом преступного посягательства является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

7. Содеянное относится к преступлениям небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Потерпевшими являются представители власти, включая представителей власти, осуществляющих предварительное расследование.

2. Объективная сторона выражается в публичном оскорблении потерпевшего при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

3. Оскорбление является публичным, если оно совершено в присутствии хотя бы одного постороннего лица, не являющегося сотрудником того органа, в котором осуществляет свои должностные обязанности потерпевший.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Если оскорбление наносится в связи с личными неприязненными отношениями, то деяние квалифицируется по ст. 130 УК РФ.

Полный текст ст. 319 УК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2020 год. Консультации юристов по статье 319 УК РФ.

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —
наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарий к статье 319 УК РФ

1. Состав преступления:
1) объект: основной — отношения в сфере государственной власти и порядка управления; дополнительный — отношения в сфере охраны чести и достоинства представителей власти;
2) объективная сторона: оскорбление (то есть унижение чести и достоинства) представителя власти, совершенное в связи с исполнением им своих служебных полномочий (при исполнении, во время исполнения). Оскорбление может выражаться как словесно (с высказыванием устно, посредством средств связи или письменных сообщений, но обязательно публично, то есть с умыслом донести до нескольких лиц), так и жестами (плевок, пощечина, срывание знаков отличия, снятие головного убора и тому подобное);
3) субъект: вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет;
4) субъективная сторона: характеризуется только умышленной формой вины, когда лицо совершает активные действия, желая оскорбить представителя власти. Одним из обязательных элементов субъективной стороны является мотив — в связи с осуществлением лицом своих должностных обязанностей (совершенные непосредственно во время их исполнения потерпевшим).

2. Применимое законодательство:
1) ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (гл.2 — состав Правительства РФ и порядок его формирования);
2) ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (гл.2 — основы статуса судей в РФ);
3) ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (ст. 1 — местное самоуправление, гл.6 — органы местного самоуправления и должностные лица органов местного самоуправления);
4) ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (ст. 2 — член Совета Федерации, депутат Государственной Думы в системе государственных должностей РФ);
5) ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» (раздел 2 — система и организация Прокуратуры РФ);
6) ФЗ «О полиции» (гл.6 — правовое положение сотрудника полиции, гл.7 — служба в полиции);
7) ФЗ «О федеральной службе безопасности» (ст. 16 — сотрудники органов ФСБ, ст. 16.1 — служба в органах ФСБ);
8) ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации» (ст. 1 — служба в таможенных органах, ст. 3 — должностные лица таможенных органов, ст. 4 — работники таможенных органов);
9) ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (гл.2 — должности в органах внутренних дел, специальные звания);
10) Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»;
11) ФЗ «Об общих принципах организации и деятельности контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований» и др.;
12) акты Президента РФ:
— указ от 15.01.2013 N 30 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации и Федеральной миграционной службы»;
— указ от 04.12.2009 N 1381 «О типовых государственных должностях субъектов Российской Федерации»;
— указ от 13.10.2004 N 1316 «Вопросы Федеральной службы судебных приставов»;
— указ от 28.07.2004 N 976 «Вопросы Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков»;
13) акты Правительства РФ:
— постановление от 30.07.2004 N 400 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования и внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 июля 2004 года N 370»;
— постановление от 30.07.2004 N 401 «О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору»;
— постановление от 30.06.2004 N 322 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека»;
14) иные подзаконные акты:
— приказ МВД РФ от 30.12.2005 N 1167 «Об утверждении Регламента внутренней организации Министерства внутренних дел Российской Федерации»;
— приказ Минюста РФ от 06.06.2005 N 76 «Об утверждении Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы»;
— приказ МВД РФ от 29.01.2008 N 80 «Вопросы организации деятельности строевых подразделений патрульно-постовой службы полиции»;
— приказ ФССП России от 29.05.2012 N 256 «Об утверждении Регламента Федеральной службы судебных приставов».

3. Судебная практика. Приговором Устиновского районного суда г.Ижевска от 25.01.2012 установлено, что гр.М., находясь в отделе полиции, куда был доставлен сотрудниками ДПС в связи с совершением административного правонарушения, публично, в присутствии граждан, в грубой неприличной форме высказал в адрес инспектора ДПС лейтенанта полиции гр.Н., являющегося представителем власти, оскорбления, унижающие его честь, достоинство и профессиональную репутацию, в связи исполнением им своих должностных обязанностей. Гражданин М. был признан виновным, ему было назначено наказание в виде 1 года 10 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

________________
URL: http://rospravosudie.com/court-ustinovskij-rajonnyj-sud-g-izhevska-udmurtskaya-respublika-s/act-103291234/

Консультации и комментарии юристов по ст 319 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 319 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

14 мая в Госдуму поступил законопроект № 956144-7 об исключении из УК РФ ст. 319, устанавливающей уголовную ответственность за оскорбление представителей власти.

Авторы поправок пояснили свою инициативу тем, что ст. 319 УК не предусматривает никакого наказания в виде лишения свободы. «В большей степени все перечисленные в статье наказания – штраф, обязательные или исправительные работы – свойственны административным наказаниям, и мы считаем, что в полной мере достаточны меры наказания, предусмотренные КоАП РФ. Не видим целесообразности увеличивать число уголовно судимых граждан в тот момент, когда государство все последние годы стоит на пути декриминализации ряда статей УК», – отмечено в пояснительной записке.

В этой связи авторы поправок предложили уравнять правовое положение субъектов публичной власти и российских граждан путем сбалансированного действия именно административной ответственности за оскорбительные высказывания в целях восстановления социальной справедливости. Они также сослались на конституционный принцип равенства всех перед законом и судом, а также обязанность государства гарантировать равенство прав и свобод человека и гражданина.

«Любые формы ограничения прав граждан по признакам имущественного или должностного положения, расовой, национальной или религиозной принадлежности не допускаются. Исключения из данного положения Конституцией РФ запрещаются. Таким образом, предлагается исключить законодательную возможность отдельных категорий лиц обладать иным спектром прав, нести специфические обязанности в связи, например, с занимаемой должностью или ее отсутствием», – полагают они.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ, профессор НИУ ВШЭ Сергей Пашин назвал законопроект благими намерениями. «Группа депутатов озаботилась социальной справедливостью и предлагает, пока только на примере ст. 319 УК РФ, «исключить законодательную возможность отдельных категорий лиц обладать иным спектром прав, нести специфические обязанности в связи, например, с занимаемой должностью”. В обществе социального неравенства – это утопия. В теоретическом смысле – это «нищета философии”, путаница. Должностное лицо обладает отличными от прочих полномочиями и гарантиями по определению, и это правомерно, пока является не привилегией, а условием эффективного осуществления функции, возложенной законом», – пояснил он.

По мнению эксперта, норма об оскорблении, допущенном по мотивам личной неприязни (ст. 5.61 КоАП РФ), не охватывает объект (порядок управления), на который посягают, унижая честь и достоинство «государева человека». «В практическом смысле – это непоследовательность, ибо сохраняются нормы, преследующие оскорбление судьи и сторон процесса (ч. 2 ст. 297 УК РФ), а также оскорбление военнослужащими друг друга (ст. 336 УК РФ). В процессуальном смысле – это умаление прав человека, поскольку административное производство не предполагает развернутых гарантий для преследуемого государством лица, свойственных уголовному судопроизводству», – добавил Сергей Пашин.

По его словам, все эти недостатки обоснования предложения депутатов, однако, перевешивает единственное соображение: декриминализация деяния, за которое не предполагается наказание в виде лишения свободы, всегда благотворна. «Наше уголовное законодательство неразумно жестоко и переполнено деяниями, не представляющими общественной опасности, но при осуждении за них влекущими стигматизацию человека и судимость. Судимость же сопровождается фактически пожизненным запретом на ряд профессий. Думаю, законопроект нужно поддержать, ст. 319 УК РФ устранить, но в КоАП следует ввести норму о взыскании за оскорбление представителя власти», – резюмировал Сергей Пашин.

Адвокат АП г. Москвы Матвей Цзен полагает, что законопроект продолжает тему ответственности за оскорбление государства и его представителей в контексте законотворческой инициативы МВД о распространении на полицию защиты, предоставляемой ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП РФ. «Кроме того, можно отметить его косвенную связь с методическими рекомендациями МВД о практике применения вышеуказанной статьи, о котором ранее также сообщала «АГ”», – отметил он.

По мнению эксперта, поскольку с отменой ст. 319 УК РФ не предполагается введение какой-либо новой статьи в Кодекс либо КоАП, то действия, ранее охватывавшиеся ею, будут квалифицироваться либо по ст. 5.61 (оскорбление), либо по ч. 1 ст. 20.1 (мелкое хулиганство) КоАП РФ в зависимости от конкретных обстоятельств. «В целом эта инициатива находится в русле тенденции к смягчению ответственности «за слова” и перевода ее из уголовной в административную, начатой введением административной презумпции в ч. 1 ст. 282 УК РФ и продолженной ограниченным правоприменением ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП РФ», – пояснил адвокат.

Матвей Цзен отметил, что сейчас в России создалась законодательная ситуация, в которой оскорбление президента, государства и общества в целом влечет за собой административную ответственность, а оскорбление участкового или мелкого чиновника – уголовную. «Очевидно, что такая ситуация перевернутой пирамиды иерархии общественных ценностей не является здоровой и должна быть исправлена. Отдельно отмечу, что согласно данным судебной статистики в 2019 г. судами по ст. 319 УК РФ рассматривались дела в отношении 12,5 тыс. человек – учитывая бюрократичность и формализованность нашего уголовного процесса – это довольно существенная нагрузка, снятие которой разгрузит как правоохранительные органы, так и суды», – резюмировал эксперт.

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров назвал крайне маловероятной перспективу принятия рассматриваемого законопроекта, когда общая тенденция законотворческой деятельности имеет совершенно противоположный вектор – «закручивание гаек», установление новых запретов, ограничений прав и свобод граждан, введение и усиление административной и уголовной ответственности за поведение, которое власть считает неприемлемым с точки зрения обеспечения собственного спокойствия и комфорта.

По мнению эксперта, подобные приоритеты вызывают обоснованную тревогу. «Несмотря на периодически звучащие с высоких трибун декларации о необходимости либерализации законодательства, в центре внимания законодателей в последние годы в значительной степени находились вопросы обратного свойства. Достаточно вспомнить Закон от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ о внесении изменений в УК и УПК РФ в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности, которым, в частности, введена ответственность за недоносительство, усугублено наказание за «экстремистские” проявления; «пакет Яровой”, назначением которого является создание условий для тотальной слежки за гражданами; Закон от 23 июня 2016 г. № 208-ФЗ, ограничивающий свободу деятельности новостных агрегаторов в РФ. Немало было нововведений и в КоАП РФ, в том числе за «оскорбление” власти с несоразмерно огромными штрафами (ч. 3–5 ст. 20.1., введенные Законом от 18 марта 2019 г. № 28-ФЗ) и т.п. Наблюдается стабильный рост числа осужденных по «политическим” статьям, большой резонанс вызвали гонения за репосты и лайки в интернет-сети», – отметил адвокат.

Ерлан Назаров полагает, что комментируемый законопроект об исключении ст. 319 из Уголовного кодекса выпадает из этого тренда, обусловленного стремлением защитить властную вертикаль от любого крамольного поведения и неугодных поползновений со стороны общества. «Хотя сама инициатива ряда депутатов, направленная на снижение числа осужденных граждан путем исключения упомянутой статьи из Кодекса, представляется разумной», – считает он.

Со ссылкой на статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ эксперт отметил, что количество осужденных за преступление, предусмотренное ст. 319 УК РФ, остается на достаточно высоком уровне. «Так, в 2019 г. их число составило 9189 человек (против 10 154 человек в 2018 г.), из них примерно 50% приговорено к штрафам (4455 и 5028 человек соответственно), 2224 человека – к исправительным работам (2018 г. – 2339 человек), к обязательным работам – 2199 человек (2018 г. – 2380 человек), подвергнуты мерам медицинского характера 108 граждан, признанных невменяемыми. Так что статья, что называется, «работает” и активно применяется на практике», – заключил адвокат.

Это уголовное дело находилось в моем производстве без малого год. 02 июля 2020г. наконец-то вступил в силу оправдательный приговор, вынесенный еще 27 декабря 2019 г. Но обо всем по порядку.

В августе 2019 г. я как дежурный адвокат приняла на себя защиту в Орловском МСО СУ СК РФ по Орловской области подзащитного Ф., в отношении которого было возбуждено уголовное дело по ст. 319 УК РФ, т.е. за публичное оскорбление представителя власти.

Обстоятельства якобы совершенного Ф. преступления по версии стороны обвинения были следующие.

03 июля 2019 г. состоялась очередная сессия депутатов сельского поселения, в котором проживает мой подзащитный. Тут надо отметить, что Ф. занимает активную гражданскую позицию, постоянно критикует действия местной администрации, в связи с чем часто посещает различные публичные мероприятия, в том числе сессии депутатов. У Ф. сложились негативные отношения с главой сельского поселения Е., действия которой он регулярно критиковал.

В тот день Ф. случайно узнал о проходившей сессии и явился на нее с небольшим опозданием. После обсуждения депутатами своих вопросов Ф. предоставили слово. Он начал предлагать обсудить волнующие его вопросы, касающиеся жизни поселка. В процессе обсуждения Е. сделала замечание Ф., на что тот, по версии стороны обвинения, разозлился и публично оскорбил Е., являющуюся главой сельского поселения, т.е. представителем власти, а именно сказал: «ты дура», «тварь бесхребетная», «скотина безмозглая», «чмошница», тем самым совершил преступление, предусмотренное ст. 319 УК РФ.

При беседе со мной Ф. сказал, что плохо помнит конфликт, произошедший у него с Е. на сессии 3 июля 2019 г., но он точно может сказать, что указанных выше слов он не произносил. Когда один из депутатов начал его перебивать, Ф. только сказал: «Гав-гав-гав», тем самым он хотел выразить свой протест.

После чего этот депутат применил к нему насилие и попытался выволочь его из зала заседаний. Ф. сопротивлялся, затем самостоятельно покинул зал и позвонил в полицию, куда сообщил о примененном в отношении него насилии. Ф. полагал, что дело в отношении него сфабриковано, так как глава сельского поселения Е. и депутат, применивший к нему насилие, решили отомстить ему и «закрыть ему рот».

Дав показания в качестве подозреваемого, мы с Ф. заявили следователю несколько ходатайств – о проведении очных ставок с Е., а также всеми депутатами, присутствовавшими на сессии, а также секретарем заседания, о запросе протокола сессии, и еще нескольких документов.

У меня сразу возникли сомнения относительно наличия в действиях Ф. состава преступления. Мной была направлена жалоба прокурору на постановление о возбуждении уголовного дела, где помимо доводов моего подзащитного был изложен довод об отсутствии публичности в действиях Ф., так как на сессии присутствовали только депутаты и сотрудник администрации (секретарь), посторонних лиц не было. Но жалоба была оставлена без удовлетворения.

Ф. принял решение бороться до конца, считал, что мы сможем уличить депутатов и Е. во лжи во время проведения очных ставок.

По делу было проведено более 10 очных ставок как с непосредственными свидетелями произошедшего, так и с другими лицами. Из всех депутатов лишь один заявил, что не слышал, как Ф. оскорблял Е. Остальные, к сожалению, подтверждали версию обвинения. Конечно, небольшие расхождения в показаниях свидетелей были, но этого, на мой взгляд, было недостаточно для опровержения версии обвинения.

Надежда появилась после ознакомления с результатами судебной лингвистической экспертизы, проведенной в Курской ЛСЭ при Минюсте РФ. Согласно выводам данной экспертизы в высказываниях Ф. отсутствует неприличная форма выражения.

Ф., к тому времени согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы признанный ограниченно вменяемым, не придал этому значения, так как продолжал настаивать на своей версии событий. Ознакомились с делом, заявили краткое ходатайство о прекращении уголовного дела (так как понимали, что следователь дело все равно не прекратит). Дело с обвинительным заключением отправилось в прокуратуру, где благополучно было подписано и направлено мировому судье.

Ф. не терял энтузиазма. В суде были непосредственно допрошены все свидетели, Ф. постоянно заявлял ходатайства о приобщении различного рода документов. После неоднократного отклонения ходатайств заявил отвод судье… Заседания длились с утра до конца рабочего дня.

Тут мне на глаза попалась публикация эксперта-лингвиста Акининой А.В., которая еще больше укрепило мое мнение об отсутствии в действиях Ф. состава преступления.

Допрошенный в суде эксперт-лингвист полностью подтвердила свое заключение, в том числе и об отсутствии неприличной формы в высказываниях Ф. Мной было задано несколько уточняющих вопросов, на что были получены четкие ответы, устраивающие сторону защиты.

Необходимо отметить пассивное поведение государственного обвинителя, который совершенно не обратил внимания вывод эксперта и его ответы в суде. В прениях он благополучно сослался на указанное заключение как на доказательство виновности Ф. Сторона защиты просила Ф. оправдать, приведя в прениях все возможные доводы, одним из которых был довод об отсутствии неприличной формы в высказываниях Ф.

27.12.2019 г. суд первой инстанции постановил оправдательный приговор на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в совершенном Ф. деянии состава преступления. Это был лучший подарок к Новому Году!

Но борьба продолжалась. Государственным обвинителем, прокурором района, потерпевшей Е. были поданы апелляционные представления и жалоба, доводы которых сводились к необязательности наличия неприличной формы для состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ.

В суде апелляционной инстанции начался цирк. На заседаниях присутствовали сразу два прокурора – зам.прокурора района, поддержавший обвинение в суде первой инстанции, и бывший прокурор района, утвердивший обвинительное заключение, работающий в настоящее время в областной прокуратуре.

В суде был допрошен приведенный стороной обвинения специалист, которая раскритиковала заключение эксперта-лингвиста. Ее основным доводом был довод о существовании различных методик при проведении лингвистической экспертизы по делам об оскорблении. Суд согласился отложить судебное заседание для составления заключения специалиста. Тут мне снова на помощь пришла эксперт Акинина А.В., подробно ответив на мой запрос о существующих методиках при проведении лингвистических экспертиз. И хотя судом было отклонено мое ходатайство о приобщении ее ответа к материалам дела, информация, содержащаяся в нем, а также ее публикации очень помогли мне разобраться в этой теме.

И тут наступил коронавирус… Суды закрыли на карантин, поэтому апелляция была отложена на неопределенное время. Наконец, в начале июня было назначено долгожданное заседание. Повторно допросили по видеоконфернцсвязи эксперта-лингвиста из Курской ЛСЭ. И тут началось… Гос. обвинитель завил ходатайство о назначении повторной лингвистической экспертизы. Суд отклонил его. Тогда из гос. обвинителя посыпались ходатайства, как из рога изобилия – об отложении заседания по разным основаниям, о повторном допросе специалиста и т.д.

Судом несколько раз объявлялись 10-минутные перерывы, вынесено замечание гос.обвинителю. В итоге гос.обвинителю была вызвана скорая помощь, фельдшер пояснил, что он сможет участвовать в заседании только через 2 часа… Так как на часах было 20 часов 30 минут, суд отложил заседание. На удивление в следующем судебном заседании все прошло спокойно, сразу перешли к прениям сторон. Суд апелляционной инстанции оставил оправдательный приговор без изменения.

Что меня поразило в этом деле, так это безмерная самоуверенность следствия и прокуратуры, которые направили дело в таком виде в суд. Ведь при проведении лингвистической экспертизы в другом экспертном учреждении на стадии следствия, все могло закончиться совсем по-другому…

В заключение, хочу еще раз выразить благодарность за оперативную помощь и бескорыстное сотрудничество эксперту-лингвисту Акининой Анастасии Вячеславовне.

admin