Ст 31 ЖК РФ

Справка по результатам изучения практики рассмотрения судами Иркутской области дел о праве ребенка на жилое помещение в случае расторжения брака между родителями

6 декабря 2016

Справка
по результатам изучения практики рассмотрения
судами Иркутской области дел о праве ребенка на жилое помещение
в случае расторжения брака между родителями

Иркутским областным судом проведен анализ применения судами Иркутской области положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации по делам, касающимся обеспечения реализации права ребенка на жилое помещение в случае расторжения брака между его родителями.

Изучению подлежали гражданские дела, рассмотренные судами Иркутской области в 2012 году и в первом полугодии 2013 года.

В ходе проведенного обобщения установлено следующее.

Основной категорией дел, при рассмотрении которых судами учитывалось наличие или отсутствие права ребенка на жилое помещение в случае расторжения брака между его родителями, являлись споры о прекращении права пользования жилым помещением несовершеннолетним ребенком и снятии его с регистрационного учета, признании несовершеннолетнего не приобретшим право пользования жилым помещением.

При применении судами положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации по делам, касающимся обеспечения реализации права ребенка на жилое помещение в случае расторжения брака между его родителями, суды руководствовались следующим.

Согласно части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Забота о детях, их воспитание являются не только правом, но и обязанностью родителей (ч.2 ст.38 Конституции РФ). Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей (ст.65 СК РФ). Ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями (п.1 ст.56 СК РФ). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (п.1 ст.63 Кодекса).

Приведенные права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка.

Если у супругов имеются дети, то при расторжении брака они остаются с одним из родителей, и не всегда с тем, который является собственником жилого помещения. Лишение несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей — собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка.

Суды Иркутской области при рассмотрении гражданских дел учитывали, что бывшими членами семьи собственника считаются супруги, которые расторгли брак с собственниками жилых помещений. При этом суды не признавали ребенка бывшим членом семьи собственника. Исходя из этого, лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей — собственника этого помещения признавалось нарушением прав ребенка. Учитывая требования СК РФ об обязанностях родителей в отношении своих детей, право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, суды сохраняли за ребенком и после расторжения брака между его родителями.

Таким образом, при разрешении споров суды исходили не из интересов родителей, а интересов ребенка, который имеет право на жилую площадь, принадлежащую на праве собственности его родителям, но будучи несовершеннолетним, в силу возраста, самостоятельно не может реализовать свое право пользования жилым помещением в случае раздельного проживания его родителей. Суды учитывали, что факт изменения места жительства ребенка при расторжении брака его родителей, не может сам по себе служить основанием для ущемления жилищных прав ребенка.

Выражая данную позицию в своих решениях, суды Иркутской области руководствовались разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в п. 14 Постановлении Пленума от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которому в силу положений СК РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (п. 1 ст.55, п. 1 ст.63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч.4 ст.31 ЖК РФ.

При этом суды устанавливали и учитывали обстоятельство, имеется ли у ребенка право на иное жилое помещение, так как в силу части 4 статьи 31 ЖК РФ суд вправе обязать родителя обеспечить несовершеннолетнего ребенка иным жилым помещением.

Рассмотрим применение судами Иркутской области положений части 4 статьи 31 ЖК РФ на следующих примерах судебной практики.

1. Расторжение брака между родителями не влияет на жилищные права ребенка.

Решением Б. суда от <дата изъята> удовлетворены исковые требования З.Е., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего З. к З.А. о вселении в жилое помещение и сохранении права пользования жилым помещением. В удовлетворении встречных исковых требований З.А. к З.Е. о признании прекратившей право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, отказано.

Судом установлено, что З.А. является собственником спорного жилого помещения, приобретенного до брака. В период брака в спорное жилое помещение были вселены супруга З.А. — З.Е. и их несовершеннолетний сын. <дата изъята> брак между супругами был расторгнут, ребенок стал проживать совместно с матерью, при этом соглашение между собственником З.А. и бывшим членом семьи собственника З.Е. о праве пользования жилым помещением достигнуто не было. После расторжения брака в спорной квартире оставались зарегистрированными бывшая жена З.А. — З.Е. и их несовершеннолетний сын З., <дата изъята> года рождения.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования З.Е., суд, исходил из требований закона, в том числе ч.4 ст.31 ЖК РФ, и разъяснений п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14, указав, что в силу положений Семейного кодекса РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, расторжение брака между родителями не влияет на права ребенка, в том числе на его жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении и находящегося в собственности отца, не влечет за собой утрату ребенком права пользования этим помещением.

Удовлетворяя исковые требования в части сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника — З.Е., суд исходил из следующего.

Судом установлено, что у истицы отсутствуют иные источники дохода, кроме алиментов, взысканных судом на ее содержание до достижении ребенком возраста 1,5 лет и детского пособия, истица не работает, находится в отпуске по уходу за ребенком, не имеет иного жилья и возможности обеспечить себя и ребенка жилым помещением в связи с тяжелым материальным положением.

Суд также установил, что выезд истицы с ребенком из спорного жилого помещения носил вынужденный характер, поскольку ответчик выгнал ее с ребенком из дома, в спорной квартире находятся ее вещи.

Определяя срок сохранения за истицей права пользования жилым помещением до достижения ребенком трех лет, принимая во внимание разъяснения Верховного Суда РФ, изложенное в п. 15 Постановления Пленума от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации, суд исходил из принципа разумности и справедливости, учел материальное положение бывшего члена семьи, а также то, что спорная квартира является двухкомнатной с раздельными комнатами.

2. Проживание ребенка в другом жилом помещении вместе с матерью, не может служить основанием для признания его утратившим право пользования жилым помещением, принадлежащим на праве собственности отцу в силу правил ч.4 ст.31 ЖК РФ.

Решением С. суда г.Иркутска от <дата изъята> отказано в удовлетворении исковых требований М.А. к М.Ю., действующей в интересах несовершеннолетнего М., о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

Судом установлено, что с момента рождения место жительства несовершеннолетнего М. было определено его родителями в спорном жилом помещении, собственником которого является его отец — истец М.А. После расторжения брака родителей несовершеннолетний сын проживал с матерью в принадлежащей ей на праве собственности квартире. С момента выезда несовершеннолетнего М. из спорного жилого помещения вместе с матерью, отец препятствует ребенку пользоваться спорным жилым помещением, где он имеет право пользования.

Разрешая данный спор и отказывая в удовлетворении исковых требований М.А. к М.Ю., действующей в интересах несовершеннолетнего М., о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, суд исходил из того, что несовершеннолетний М. право пользования жилым помещением, принадлежащим его отцу, на основании ч.4 ст.31 ЖК РФ утратить не может, поскольку семейные отношения между отцом и несовершеннолетним ребенком не могут быть прекращены. Суд учел, что несовершеннолетний ребенок не мог самостоятельно выбрать место своего жительства в силу малолетнего возраста. Расторжение брака родителей и их раздельное проживание не влияют на права ребенка, в том числе жилищные права.

3. Положения ч.4 ст.31 ЖК РФ распространяются на бывших членов семьи собственника жилого помещения, в связи с чем для применения указанной статьи необходимо установить является ли несовершеннолетний членом семьи собственника жилого помещения. Наличие или отсутствие у лица регистрации в жилом помещении является лишь доказательством по делу, которое подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами.

В абз. 6 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснено, что судам также необходимо иметь в виду, что регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или ее отсутствие не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании его членом семьи собственника жилого помещения, так как согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 25.06.1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Наличие или отсутствие у лица регистрации в жилом помещении является лишь одним из доказательств по делу, которое подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами.

Решением А. суда от <дата изъята> удовлетворены исковые требования Л.А. и Л.Л. к Л.О., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Л., о прекращении права пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета.

Судом установлено, что собственником спорной квартиры являлась Л.А. на основании договора купли-продажи от <дата изъята>, что подтверждалось свидетельством о государственной регистрации права. В 2005 году истец на основании устного договора безвозмездного пользования вселил в спорную квартиру сына Л.Ю., вместе с которым в жилом помещении стали проживать его супруга Л.О. и их несовершеннолетняя дочь Ю. С согласия собственника Л.О. и несовершеннолетняя Ю. были зарегистрированы в спорном жилом помещении с августа 2005 года.

<дата изъята> брак между Л.Ю. и Л.О. был расторгнут, Л.Ю. выехал из спорного жилого помещения и стал проживать с истцами. В квартире остались проживать ответчица с дочерью. Требования собственника об освобождении жилого помещения ответчица добровольно не исполнила.

Как указал суд, в соответствии с ч.1 ст.31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

В силу ч.2 ст.31 ЖК РФ право пользования жилым помещением, принадлежащим гражданину на праве собственности, имеют члены семьи собственника жилого помещения наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи.

Согласно ч.1 ст.35 Ж# РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным Жилищным кодексом РФ, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда, данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Разрешая спор, суд исходил из того, что Л.О. и несовершеннолетняя Ю., в соответствии с требованиями ч.ч.1, 2 ст.31 ЖК РФ, членами семьи собственника жилого помещения не являлись, так как совместно никогда не проживали, доказательств того, что они приобрели статус члена семьи собственника жилого помещения, не представили, самостоятельного права на жилое помещение не приобрели.

При этом суд указал, что регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или ее отсутствие не является определяющим обстоятельством для разрешения вопроса о признании его членом семьи собственника.

Положения ч.4 ст.31 ЖК РФ распространяются на бывших членов семьи собственника жилого помещения, к которым ответчики не относятся, так как совместно с собственником не проживали и не вели с ним общего хозяйства.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 07.05.2013 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Таким образом, анализ применения судами Иркутской области ч.4 ст.31 ЖК РФ по делам, касающимся обеспечения реализации права ребенка на жилое помещение в случае расторжения брака между его родителями, свидетельствует о том, что при разрешении споров судами учитываются конкретные обстоятельства дела, исследуются и оцениваются все предоставленные доказательства. В случае возникновения спора между родителями при расторжении брака о праве ребенка на жилое помещение, собственником которого является один из родителей, права ребенка защищаются судом в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

Трудностей при толковании и применении части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации у судов Иркутской области не возникало.

Судебная коллегия по гражданским делам

Иркутского областного суда

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Выселение внука, или Прекращение семейных отношений между родственниками как основание утраты права пользования жильём

«Однажды, в студёную зимнюю пору» обратилась ко мне за юридической помощью бабулька.
«Внука своего хочу через суд на хрен выселить и выписать из дома, — решительно и твёрдо заявила она без лишних прелюдий, — чужой он мне стал». Затем поведала бабулька свою историю.
Жила она когда-то в собственном доме (вернее, части дома; а ещё точнее — принадлежала ей доля в праве общей долевой собственности на жилой дом) вместе со своим внуком — проживавшим в доме бабушки с 9-летнего возраста — и сыном (отцом внука). Бабулькин домик был небольшой — состоял всего из двух маленьких комнат — но жили все вместе (до поры до времени) «в тесноте, да не в обиде».
Но «всё течёт, всё меняется». Вырос внучек, возмужал, работать пошёл, взрослым и самостоятельным себя стал ощущать. Всё чаще стал конфликтовать с бабушкой своей — не нравилось ему выслушивать бабушкины нотации и поучения, высказываемое недовольство в связи с посиделками дома с друзьями и распитием спиртного, по поводу девушек, приводимых в гости, из-за нежелания участвовать в пополнении семейного бюджета и т.д. и т.п. И бабушкиного сына (отца внучка) мать его всё чаще раздражала и «напрягала», что нередко заканчивалось ссорами с взаимными упрёками и выяснением отношений.
Как известно, в России зачастую жилищное положение кого-либо из членов семьи улучшается лишь со смертью других членов семьи. Звучит это утверждение довольно цинично, но является суровым отражением объективной реальности.
Но на какую-нибудь «российскую Нараяму» (навеяно воспоминаниями от просмотренного в детстве фильма «Легенда о Нараяме») бабульку не отнесёшь, как бы ни хотелось, — подобное не в современных российских обычаях и традициях. Нужно было искать другой, более цивилизованный вариант. И он был найден.
Поскольку сын и внук бабульки чувствовали себя стеснёнными и явно тяготились постоянным присутствием последней в доме, то было ими решено на «семейном совете», что они будут проживать в доме, а бабулька — во времянке, находившейся во дворе дома. Бабулька робко возражала, узнав о принятом сыном и внуком решении. Но поскольку протестовала против предстоящего переселения она не слишком активно, то в итоге осталась неуслышанной и оказалась выселенной «нежно любящими» близкими родственниками во времянку, напоминавшую обычный сарай.
Зимой в сильные морозы зябко и неуютно было бабульке во времянке, обогреваемой электронагревателем, в щели в окнах и стенах времянки задувал холодный ветер, температура в помещении несмотря на постоянно включенный нагреватель не поднималась выше +16ºС. В результате — простудные заболевания и обострение болезней опорно-двигательного аппарата.
Не выдержал нагреватель интенсивной работы «без передышки» и сломался. Это стало «последней каплей, переполнившей чашу терпения».
После серьёзного разговора с внуком о возможности переезда последнего в двухкомнатную квартиру, принадлежавшую ему на праве общей долевой собственности, и получения категорического отказа внука («Я буду жить у тебя и никуда не перееду, пока не заработаю на своё отдельное жильё») бабулька решила выселить внука в судебном порядке и обратилась к адвокату за оказанием юридической помощи — составлением иска в суд и представительством в судебном заседании.
Был составлен и подан бабулькой в суд иск о признании внука утратившим право пользования принадлежавшим бабульке на праве общей долевой собственности жилым помещением (в связи с прекращением между ними семейных отношений), его выселении из указанного жилого помещения и снятии с регистрационного учёта по месту жительства.
Бывает так, что живут вместе близкие родственники длительное время, и отношения между ними постепенно, с течением времени «сходят на нет». Некогда царившие любовь, понимание, уважение, забота и взаимная поддержка сменяются взаимной неприязнью и раздражением по любому самому малозначительному поводу. Нет никакой близости душевной между близкими родственниками. Ничего общего нет — ни материального (общего семейного бюджета, совместного ведения домашнего хозяйства, взаимопомощи), ни духовного (общих целей, интересов, симпатий, любви и уважения). Происходит отчуждение и близкие родственники становятся чужими друг другу людьми, которые вынуждены мириться с присутствием друг друга в одном жилом помещении, где им приходится совместно сосуществовать. В этом случае можно констатировать прекращение семейных отношений.
Как усматривается из ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ,
в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
По итогам судебного разбирательства заявленные бабулькой исковые требования были удовлетворены в полном объёме.
Извлечение из решения суда:
… суд пришел к выводу, что ответчик был вселен в спорное жилое помещение как член семьи (истца), однако в настоящее время он перестал быть членом ее семьи.
Оставаясь в родственных отношениях (бабушка и внук), они не ведут общего хозяйства, не создают общий бюджет, ответчик по своему усмотрению тратит заработанные денежные средства, не советуясь с родственниками, проживающими вместе с ним, не несет бремя содержания жилого помещения.
Кроме того, ответчик имеет в собственности 1/4 долю в праве общей долевой собственности на <адрес> в <адрес>, куда ответчик не желает переселяться, так как, по его утверждению, будет мешать там остальным собственникам.
Указанные обстоятельства дают суду основания признать (ответчика)… года рождения, уроженца …, утратившим право пользования жилым помещением по адресу: …, 14/29 ид.долей которого принадлежат (истцу).
… В соответствии со ст. 35 ЖК РФ, в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.
Из содержания указанной статьи следует, что на основании этой нормы могут быть выселены граждане, право пользования которых, жилым помещением уже прекращено.
С учетом изложенных обстоятельств ответчик должен быть выселен из указанного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения…После окончания судебного заседания и оглашения резолютивной части решения суда об удовлетворении иска — слёзы радости и облегчения на глазах бабульки, слова искренней признательности, адресованные представителю, и трогательные «обнимашки» с ним, а также получение в этот же день представителем от благодарного доверителя (бабульки) «гонорара успеха» в виде туалетной воды, бутылки шампанского и коробки конфет.
Увы, никакой радости, гордости и морального удовлетворения я не испытал. Не только потому, что победа казалась какой-то «пирровой» и по сути представляла собой «заколачивание последнего гвоздя в гроб» «безвременно почивших» отношений между бабушкой и внуком. Просто я довольно живо и отчётливо представил, как плачет от радости моя бабушка, «выселившая и выписавшая на хрен через суд» своего некогда любимого внука, и на душе стало горько и тоскливо…
Решение суда не было обжаловано ответчиком и вступило в законную силу.

Жилищно-коммунальная сфера по-прежнему остается одной из наиболее проблемных областей российской экономики. Наиболее остро проблемы жилищно-коммунального хозяйства ощущаются при пересечении с социальной сферой. Основной точкой такого пересечения является предоставление отдельным категориям граждан мер социальной поддержки, предусмотренных различными нормативными правовыми актами как федерального, так и регионального уровня власти. К таким мерам в жилищно-коммунальной сфере относятся льготы и преференции по оплате жилищных и коммунальных услуг, субсидии на приобретение жилья и иные меры, предоставляемые за счет бюджетных средств.

Важной проблемой применения мер социальной поддержки является определение круга лиц, в отношение которых может быть применена соответствующая мера, что обусловлено, прежде всего, отсутствием систематизированной и согласованной нормативной базы. На практике указанная проблема выражается в сложности отнесения конкретного лица или группы лиц к той или иной категории льготников и определения объема государственной поддержки в их отношении.

Решение проблемы осложняется недостаточной нормативно-правовой определенностью некоторых категорий лиц, в отношение которых может быть применена соответствующая мера социальной поддержки. В частности это замечание относится к членам семьи собственника или нанимателя жилого помещения, обладающим правом на соответствующие меры социальной поддержки в жилищно-коммунальной сфере.

Признание лиц в качестве членов семьи нанимателя или собственника жилого помещения, определение права членов семьи на получение соответствующей льготы или выплаты, порядок признания лица в качестве члена семьи собственника или нанимателя жилого помещения – вопросы которые часто возникают на практике и нерешенность которых, с одной стороны, отражается на эффективности системы социального обеспечения, а, с другой стороны, создает потенциальную возможность нарушения прав и законных интересов лиц, в отношении которых действуют меры социальной поддержки.

При решении проблемы признания лица в качестве члена семьи собственника или нанимателя жилого помещения в первую очередь следует руководствоваться положениями Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ).

В соответствии со статьей 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Требования к составу членов семьи нанимателя жилого помещения закреплены в статье 69 ЖК РФ и в целом идентичны требованиям, установленным в отношении членов семьи собственников жилых помещений, хотя и имеют некоторые существенные особенности. К членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся:

  • проживающие совместно с нанимателем его супруг, дети и родители данного нанимателя;
  • другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, которые вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство;
  • в исключительных случаях иные лица признанные членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Таким образом, особенностями требований в отношении членов семьи нанимателя жилого помещения являются, во-первых, необходимость ведения общего с нанимателем хозяйства в случае признания в качестве членов семьи других родственников и нетрудоспособных иждивенцев, во-вторых, обязательный судебный порядок признания в качестве членов семьи иных лиц.

Кроме того, важной особенностью статуса члена семьи нанимателя жилого помещения является требование, закрепленное частью 3 статьи 69 ЖК РФ, в соответствии с которым члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в обязательном порядке должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.

Данные требования предусмотрены законодателем в целях обеспечения прав нанимателя и членов его семьи при приватизации жилого помещения или получении субсидий на приобретение жилья и направлены на избежание возможных споров со стороны третьих лиц в процессе оформления права собственности на жилое помещение.

Указанные законодательные установления нуждаются в более детальном рассмотрении.

Итак, ЖК РФ предусматривает несколько категорий лиц, которые могут быть признаны в качестве членов семьи собственника или нанимателя жилого помещения.
К первой категории относятся супруг, родители и дети собственника или нанимателя жилого помещения.

Данная категория лиц соответствует положениям семейного законодательства об определении состава семьи. Так, в соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации под членами семьи понимаются супруги, родители и дети. Супругом собственника или нанимателя жилого помещения в соответствии со статьей 10 Семейного кодекса следует считать лицо, состоящее в браке с собственником (нанимателем), и брак которых зарегистрирован в органах записи актов гражданского состояния.

Следует также отметить, что в соответствии с действующим законодательством к родителям и детям приравниваются соответственно усыновители и усыновленные.

Условием признания супруга, детей и родителей (усыновителей и усыновленных) в качестве членов семьи собственника или нанимателя жилого помещения является их совместное проживание. При этом не требуется установления факта ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки.

Факт совместного проживания лиц может быть подтвержден справками органов власти и учреждений, свидетельскими показаниями.

Следует также отметить, что регистрация по месту жительства может служить доказательством факта совместного проживания наряду с другими доказательствами, однако не является при этом определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании лица в качестве члена семьи. Так, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума ВС РФ от 02.07.2009 № 14) регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или ее отсутствие не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании его членом семьи собственника жилого помещения, так как согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1 № «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Важным аспектом, на который часто обращают внимание суды в своей практике, является постоянный и длительный характер совместного проживания. Например, Суд Ямало-Ненецкого автономного округа в апелляционном определении от 18.10.2012 по делу N 33-2379/2012 установил, что в иске о признании членами семьи отказано правомерно, так как отсутствуют доказательства подтверждения долгосрочного и постоянного совместного проживания несовершеннолетних с ответчиком. Критерии постоянства и долгосрочности совместного проживания не установлены и оцениваются судами самостоятельно в каждом конкретном случае.

Признание супруга, детей и родителей в качестве членов семьи и условия такого признания являются общими как для членов семьи собственника, так и для членов семьи нанимателя жилого помещения.

Второй категорией лиц, которые могут быть признаны в качестве членов семьи собственника или нанимателя жилого помещения являются другие родственники и нетрудоспособные иждивенцы.

В пункте 11 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 № 14 содержится конкретизация категории «другие родственники» — это родственники независимо от степени родства, например, бабушки, дедушки, братья, сестры, дяди, тети, племянники, племянницы и другие.

Под иждивенцами принято понимать лиц, находящихся на длительном или постоянном материальном или денежном обеспечении со стороны других лиц.

При определении круга лиц, которых следует отнести к нетрудоспособным иждивенцам, необходимо руководствоваться пунктами 2, 3 статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», в которых дается перечень нетрудоспособных лиц, а также устанавливаются признаки нахождения лица на иждивении: находится на полном содержании или получает от другого лица помощь, которая является для него постоянным и основным источником средств к существованию.

Следует также учитывать, что в соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ от 02.07.2009 № 14 нетрудоспособные граждане могут состоять на иждивении, как самого собственника (нанимателя), так и членов его семьи.

Обязательными условиями признания иных родственников и нетрудоспособных иждивенцев членами семьи собственника или нанимателя являются:

1) юридический факт вселения их собственником или нанимателем в жилое помещение,
2) волеизъявление собственника или нанимателя на их вселение в качестве члена своей семьи.

Волеизъявление собственника или нанимателя на вселение лица в качестве члена семьи является определяющим. Это подтверждается имеющейся судебной практикой. В качестве примера можно привести апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 13.12.2012 по делу N 33-14250/12, в котором определено, что в иске о признании членом семьи, признании права на жилую площадь, заключении договора найма отказано правомерно, поскольку установлено, что факт проживания лица в помещении не является достаточным основанием для приобретения права на жилое помещение, для вселения лица в качестве члена семьи необходимо волеизъявление нанимателя, таких доказательств суду не представлено.

На важность определения содержания волеизъявления собственника или нанимателя жилого помещения указывает и Постановление Пленума ВС РФ от 02.07.2009 № 14: для признания перечисленных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется не только установление юридического факта вселения их собственником в жилое помещение, но и выяснение содержания волеизъявления собственника на их вселение, а именно: вселялось ли им лицо для проживания в жилом помещении как член его семьи или жилое помещение предоставлялось для проживания по иным основаниям (например, в безвозмездное пользование, по договору найма). При этом содержание волеизъявления собственника в случае спора определяется судом на основании объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных документов (например, договора о вселении в жилое помещение) и других доказательств (статья 55 ГПК РФ).

Дополнительным условием для признания другого родственника или нетрудоспособного иждивенца в качестве члена семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма является факт ведения общего хозяйства.

В соответствии с пунктом 25 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 № 14 под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников и нетрудоспособных иждивенцев, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п.

Указанные условия должны учитываться в совокупности. Такой подход подтверждается имеющейся судебной практикой. Так, Санкт-Петербургский городской суд в определении от 12.03.2013 N 3061 установил, что наличие родства между заявителем и нанимателем жилого помещения при отсутствии доказательств ведения с умершим нанимателем общего хозяйства и проживания единой семьей, а также доказательств волеизъявления последнего на вселение истца в жилое помещение в качестве члена семьи не дает оснований для признания заявителя членом семьи нанимателя, сам по себе факт оказания внуком помощи бабушке (нанимателю) не свидетельствует о совместном проживании граждан и ведении ими общего хозяйства. В качестве другого примера следует привести апелляционное определение Тюменского областного суда от 12.09.2012 по делу N 33-3984/2012, в котором суд установил, что в удовлетворении иска о признании членом семьи нанимателя отказано правомерно, поскольку истцом не представлено доказательств вселения в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя, ведения совместного хозяйства и документов, подтверждающих, что истец состоит с нанимателем в родственных отношениях.

Третьей категорией лиц, которые могут быть признаны в качестве членов семьи нанимателя, являются любые иные лица, не относящиеся к двум другим категориям, т.е. не являющиеся супругом, детьми, родителями, другими родственниками или нетрудоспособными иждивенцами. Данную категорию лиц следует рассматривать в качестве исключения, на что прямо указано в статьях 31 и 69 ЖК РФ.

Условием для признания иного лица членом семьи собственника жилого помещения достаточно факта его вселения в жилое помещение в таком качестве и соответствующего волеизъявления собственника.

Признание иного лица членом семьи нанимателя жилого помещения возможно лишь в судебном порядке, в том числе в случае отсутствия спора. При этом судом в любом случае будут учитывать факты вселения в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя, ведения общего с нанимателем хозяйства, продолжительность совместного проживания.

Следует отметить, что признание в качестве члена семьи собственника или нанимателя жилого помещения в случае возникновения спора возможно лишь в судебном порядке, внесудебного порядка признания лица в качестве члена семьи собственника или нанимателя действующим законодательством не предусмотрено.

Суды при этом отдельное внимание уделяют внутрисемейным отношениям, отсутствию конфликтов и ссор в семье, руководствуясь мнением Верховного Суда РФ, сформулированным в Постановлении Пленума ВС РФ от 02.07.2009 № 14, в котором рекомендовано судам иметь в виду, что семейные отношения характеризуются, в частности, взаимным уважением и взаимной заботой членов семьи, их личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, общими интересами, ответственностью друг перед другом, ведением общего хозяйства. Например, определением Санкт-Петербургского городского суда от 29.05.2012 N 33-7763/2012 было установлено, что для признания факта возникновения права проживания у лица, не являющегося членом семьи собственника жилого помещения, но вселенного им в этом качестве, недостаточно доказать, что указанное лицо проживало в квартире некоторое время, поскольку для возникновения жилищных прав необходимо, чтобы между ним и собственником сложились семейные отношения, характеризующиеся взаимными уважением и заботой, общими интересами, ведением совместного хозяйства, ответственностью друг перед другом.

Помимо рассмотренных правили и условий признания лиц в качестве членов семьи собственника и нанимателя жилого помещения, необходимо учитывать обусловленность права на получение социальной поддержки членами семьи правом самого собственника или нанимателя. Так, апелляционным определением Самарского областного суда от 18.10.2012 по делу N 33-9655/2012 установлено, что в удовлетворении исковых требований о признании членами семьи нанимателя жилого помещения отказано, поскольку истцом не представлено суду доказательств, что он имеет право на получение социальной выплаты, встал на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий как имеющий право на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета, кроме того, не представлено тех же доказательств и в отношении лиц, которых он просит признать членами его семьи для включения их в программу на получение субсидии по обеспечению жильем.

Так же следует иметь в виду, что меры социальной поддержки могут быть предусмотрены нормативным правовым актом лишь в отношении некоторых членов семьи, например, только для супруга, детей и родителей. Об этом должно быть прямо указано в нормативном правовом акте, устанавливающем правила применения мер социальной поддержки.

Рассмотренные в статье условия и правила признания лиц в качестве членов семьи собственника или нанимателя жилого помещения могут быть применены не только в случае решения вопроса о праве члена семьи на соответствующую меру социальной поддержки или при расчете ее объема, но и при оформлении прав на жилое помещение, в том числе в случае приватизации, при признании граждан малоимущими и при решении иных вопросов в сфере жилищных отношений.

1. К членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

2. Члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Члены семьи собственника жилого помещения обязаны использовать данное жилое помещение по назначению, обеспечивать его сохранность.

3. Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи собственника жилого помещения несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи.

4. В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

5. По истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, принятым с учетом положений части 4 настоящей статьи, соответствующее право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и данным бывшим членом его семьи. До истечения указанного срока право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности на данное жилое помещение этого собственника или, если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права, на основании решения суда.

6. Бывший член семьи собственника, пользующийся жилым помещением на основании решения суда, принятого с учетом положений части 4 настоящей статьи, имеет права, несет обязанности и ответственность, предусмотренные частями 2 — 4 настоящей статьи.

7. Гражданин, пользующийся жилым помещением на основании соглашения с собственником данного помещения, имеет права, несет обязанности и ответственность в соответствии с условиями такого соглашения.

Комментарий к Ст. 31 ЖК РФ

1. По ранее действовавшему законодательству к членам семьи собственника жилого помещения относились супруг собственника, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могли быть признаны членами семьи собственника жилого помещения, если они проживали совместно с ним и вели с ним общее хозяйство (ч. 2 ст. 127, а также ч. 2 ст. 53 ЖК РСФСР).

В новейшем законодательстве круг членов семьи сужен.

Рассматривая ч. 1 комментируемой статьи, необходимо отметить четкое разделение названных в ней граждан на две группы.

Во-первых, к членам семьи собственника жилого помещения относятся супруг, его дети и его родители. В отличие от ранее действовавшего законодательства к членам семьи собственника не относятся дети его супруга (допустим, от предыдущего брака) и родители этого супруга.

Юридическое значение имеет только брак, зарегистрированный в установленном порядке.

Для признания названных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется установление лишь одного факта — факта совместного проживания с собственником. Не имеет значения, ведут ли эти лица общее хозяйство, оказывают ли друг другу взаимную поддержку и т.д.

Во-вторых, членами семьи собственника жилья могут быть признаны другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, если они вселены собственником в качестве членов его семьи. При этом необходимо иметь в виду, что семейные отношения характеризуются, в частности, взаимным уважением и взаимной заботой членов семьи, их личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, общими интересами, ответственностью друг перед другом, ведением общего хозяйства (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14).

Степень родства значения не имеет (даже «седьмая вода на киселе»).

К членам семьи могут быть отнесены иждивенцы собственника, но не те лица, которые содержат собственника, причем только нетрудоспособные иждивенцы. Нетрудоспособными признаются граждане, достигшие пенсионного возраста, являющиеся инвалидами, а также лица в возрасте до 18 лет .
———————————
При определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным иждивенцам, судам надлежит руководствоваться п. п. 2, 3 ст. 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», в которых дается перечень нетрудоспособных лиц, а также устанавливаются признаки нахождения лица на иждивении (оно находится на полном содержании или получает от другого лица помощь, которая является для него постоянным и основным источником средств к существованию) (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14).

Иные лица могут быть признаны членами семьи собственника только в исключительных случаях. Это правило рассчитано на такие ситуации, как, например, вселение в жилое помещение родителей супруга собственника жилого помещения, сожителя и т.п. Названные граждане могут быть признаны членами семьи собственника жилого помещения при наличии двух юридических фактов: а) совместное проживание с собственником жилья; б) вселение собственником в качестве членов его семьи.

Регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или ее отсутствие не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании этого лица членом семьи собственника жилого помещения. Наличие или отсутствие у лица регистрации в жилом помещении является лишь одним из доказательств по делу (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14).

Члены семьи собственника жилого помещения не наделены правом на вселение в данное помещение других лиц. Вместе с тем суд может признать за членами семьи собственника право на вселение ими своих несовершеннолетних детей (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14).

На взгляд неискушенного читателя, рассматриваемое правило и приведенные рассуждения не имеют какого-либо значения («Если собственник квартиры (дома) считает кого-либо членом своей семьи, значит, так и есть»). На самом деле определение круга членов семьи собственника жилого помещения имеет чрезвычайно важное значение, но об этом далее.

2. Члены семьи собственника жилья равны с ним в правах пользования жилым помещением. У собственника всегда больше прав (он — собственник!). Но в пользовании они равны. Это значит, что никто (и даже собственник) не обладает преимуществом в пользовании отдельными помещениями (комнатами, кухней, ванной и т.п.), в условиях доступа к жилому помещению и т.д. Иное может предусматриваться соглашением собственника и членов его семьи (отдельных членов семьи). Так, соглашением может устанавливаться, что член семьи собственника жилого помещения пользуется не всей квартирой (не всем домом), но только отдельными помещениями (комнатами) квартиры (дома). Такое соглашение может быть заключено как при вселении члена семьи, так и впоследствии (в процессе пользования). К таким соглашениям применяются правила ГК РФ о гражданско-правовых сделках (ст. ст. 153 — 181) (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14) .
———————————
См. об этом: Сделки: Постатейный комментарий главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009.

3. Поскольку жилое помещение предназначено исключительно для проживания граждан (ст. 288 ГК, ст. ст. 17, 30 ЖК РФ), то и на членов семьи собственника жилого помещения возлагается обязанность использовать его по назначению (для проживания).

4. Указание на то, что члены семьи собственника жилого помещения обязаны обеспечивать сохранность жилья, нельзя понимать как возложение на них расходов по ремонту, обслуживанию жилья и пр. Они не должны совершать действия, приводящие (могущие привести) к разрушению жилого помещения, его порче, ухудшению качественных характеристик и т.п.

5. В ч. 3 комментируемой статьи имеются в виду обязательства по оплате коммунальных услуг, хотя формулировка «обязательства, вытекающие из пользования данным жилым помещением» позволяет предположить, что возможно возложение на членов семьи не только обязанности участия в оплате коммунальных услуг.

В ч. 3 настоящей статьи говорится: «Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи собственника жилого помещения несут солидарную с собственником ответственность…» Это означает, что до тех пор, пока обязательство (по оплате коммунальных услуг) полностью не исполнено, можно требовать его исполнения полностью или в части как от собственника жилья, так и от любого дееспособного члена его семьи.

Кредитор вправе требовать исполнения солидарной обязанности (оплаты коммунальных услуг) как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности (как от собственника жилого помещения и членов его семьи совместно, так и от любого из них в отдельности), притом как полностью, так и в части долга.

Исполнение обязательства одним из должников в полном объеме прекращает обязательство перед кредитором. Одновременно возникает обязательство между этим должником и его содолжниками. Должник, исполнивший обязательство, имеет право требовать исполненного от остальных должников (содолжников) в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого. Если, предположим, жилым помещением пользуются собственник и три члена его семьи и собственник (член его семьи) оплатил коммунальные услуги в размере 1 тыс. рублей, то он (оплативший) может требовать от каждого совместно с ним проживающего по 250 рублей (о солидарных обязательствах см. ст. ст. 322 — 326 ГК).

Солидарную с собственником ответственность несут только дееспособные граждане и граждане, ограниченные в дееспособности.

Дееспособность гражданина возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении 18-летнего возраста. Если законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, то гражданин, не достигший этого возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак (ст. 21 ГК).

При наличии определенных условий несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным (эмансипирован) (ст. 27 ГК) .
———————————
См. об этом: Правовой статус гражданина в частном праве: Постатейный комментарий главы 3 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. С. 111 — 119.

Судом может быть ограничен в дееспособности гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами ставит свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК).

Соглашением собственника жилого помещения со всеми членами своей семьи или с кем-либо из членов семьи солидарная ответственность может быть устранена. Например, престарелый собственник жилого помещения, вселяя кого-либо из родственников, оговорил, что они будут оплачивать все коммунальные услуги. Подобное (или иное) соглашение может быть достигнуто и в процессе пользования.

Форма соглашения не установлена (действуют нормы ГК).

Допущение соглашения об устранении солидарной ответственности по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением, порождает некоторые проблемы. Предположим, собственник не оплачивает коммунальные услуги и при предъявлении к нему иска ссылается на то, что соглашением с одним из членов своей семьи соответствующая обязанность возложена на этого члена семьи. Может быть представлено и письменное соглашение (другое дело, когда оно изготовлено). Как быть? Вряд ли такие ситуации будут возникать часто (в том числе в силу юридической неосведомленности граждан). Но они возможны, и, к сожалению, закон не указывает критериев, которыми следует руководствоваться при разрешении подобного рода конфликтов.

6. Прекращение семейных отношений с собственником жилого помещения влечет прекращение жилищных прав. Теперь уже бывшие члены его семьи обязаны освободить жилое помещение (выселиться из него).

Семейные отношения могут прекратиться по самым разным причинам. Прежде всего, конечно, вследствие расторжения брака собственника жилого помещения с супругом или признания брака недействительным. Но в связи с многочисленными «комментариями» ст. 31 ЖК РФ, извращающими суть изложенных в ней правил, необходимо подчеркнуть, что не могут стать бывшими членами семьи дети собственника жилого помещения. Не могут прекратиться семейные отношения собственника жилья и его детей. Поэтому столь распространенные сегодня рассуждения о том, что в случае расторжения брака (бывшая) жена с детьми должна идти на улицу, не имеют никаких оснований. Дети, несмотря на расторжение брака их родителями, сохраняют право пользования принадлежащим одному из родителей жилым помещением, в котором они проживали .
———————————
Судебная практика на этот счет была достаточно противоречивой. В Постановлении Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14 разъяснено: прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31 ЖК РФ (п. 14).

Ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены родительских прав, сохраняет право пользования жилым помещением.

Естественно, что, несмотря на прекращение семейных отношений, собственник жилого помещения может согласиться (не возражать) с тем, чтобы теперь уже бывший член семьи проживал в принадлежащем ему помещении.

7. Суд может (но не обязан) установить определенный срок, в течение которого бывший член семьи собственника жилого помещения вправе пользоваться данным помещением.

В ч. 4 комментируемой статьи 31 ЖК России указан примерный перечень критериев, которыми следует руководствоваться суду. Бывший член семьи по решению суда может сохранить право пользования жильем, если:

— отсутствуют основания приобретения права пользования иным жилым помещением. Например, бывший член семьи готов приобрести в собственность другое жилье, но не может сделать этого вследствие отсутствия предложений;

— отсутствуют основания осуществления права пользования иным жилым помещением (бывший член семьи не имеет другого жилья в собственности, не сохранил право пользования жилым помещением, в котором он проживал ранее на условиях социального найма, и т.п.);

— имущественное положение бывшего члена семьи не позволяет ему обеспечить себя иным жилым помещением (нет денежных средств).

Этот примерный перечень носит скорее иллюстративный характер, поскольку он «перекрывается» более общим указанием: суд может учесть другие заслуживающие внимания обстоятельства, вследствие которых бывшему члену семьи негде жить.

Суд может принять решение о сохранении права пользования только на определенный срок (например, на один год). Недопустимо сохранение этого права с указанием на то, что оно существует «бессрочно», «до приобретения жилья» бывшим членом семьи и т.п. Нельзя установить, что «срок определяется соглашением сторон». Понятно, что такое соглашение может быть и будет учитываться судом. Но срок должен быть указан в решении суда.

По общему правилу сам по себе факт прекращения семейных отношений влечет за собой прекращение права пользования жилым помещением бывшими членами семьи. Соглашением собственника с бывшим членом его семьи может устанавливаться иное. Соглашение в данном случае понимается предельно широко. Это может быть договор (в письменной или устной форме) о том, что бывший член семьи будет проживать в жилом помещении определенный или неопределенный срок, безвозмездно или за плату, будет пользоваться только определенной частью жилого помещения и т.д. и т.п. Строго говоря, если бывший член семьи продолжает пользоваться жильем и собственник не возражает, то это тоже свидетельствует о наличии соглашения.

8. Бывший член семьи собственника жилого помещения, за которым судом сохранено право пользования жильем на определенный срок, пользуется жилым помещением наравне с собственником, если иное не установлено соглашением, при этом он должен использовать жилье по назначению, обеспечивать его сохранность. Он несет солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением, если иное не установлено соглашением.

9. В период течения определенного судом срока или после его истечения собственник жилого помещения и бывший член его семьи могут заключить соглашение, предусматривающее сохранение за бывшим членом семьи права пользования (на определенный срок, неопределенный срок и пр.; см. п. 7 настоящего комментария). Но по общему правилу по окончании установленного срока право пользования прекращается. Бывший член семьи собственника жилого помещения обязан освободить помещение.

Кроме того, право пользования прекращается в случае прекращения права собственности (существование права пользования зависит от права собственности).

Право пользования может быть прекращено по решению суда, если отпали обстоятельства, явившиеся основанием для сохранения права пользования. Например, бывший член семьи приобрел жилье в собственность.

Хотя на это не указывается в комментируемой статье, несомненно, что бывший член семьи, за которым решением суда сохранено право пользования на определенный срок, может в любое время отказаться от этого права (освободить жилое помещение). Прекращение права пользования в течение определенного судом срока возможно по соглашению сторон.

10. Суд может (но не обязан) возложить на собственника жилого помещения обязанность обеспечить бывших членов его семьи другим жилым помещением, но только в том случае, если собственник несет перед этими лицами алиментные обязательства.

Рассматривая это заключительное положение ч. 4 комментируемой статьи, необходимо обратить внимание на следующее.

Во-первых, это правило рассчитано прежде всего на бывшего супруга и детей собственника жилого помещения. Не случайно в комментируемой статье 31 ЖК говорится о бывших членах семьи, а в данном случае — об обеспечении жильем «бывшего супруга и других членов его семьи». Но дети не могут стать бывшими членами семьи, если они проживают совместно с собственником, точно так же, как и родители.

Независимо от того, какой смысл вкладывался в анализируемую норму при ее формулировании, из текста закона следует, что она распространяется на всех бывших членов семьи. А если речь идет об обеспечении жильем бывшего супруга и несовершеннолетние дети будут проживать с этим бывшим супругом, то суд может обязать обеспечить жильем и детей (хотя они не «бывшие члены семьи»).

Во-вторых, правила об алиментных обязательствах сосредоточены в Семейном кодексе Российской Федерации (далее — СК РФ) (ст. ст. 80 — 120).

Родители обязаны содержать своих несовершеннолетних, а также нетрудоспособных совершеннолетних детей. Трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи родителей.

Требовать выплаты алиментов с другого супруга может нетрудоспособный нуждающийся супруг, жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка, нуждающийся супруг, осуществляющий уход за общим ребенком-инвалидом до достижения ребенком возраста 18 лет или за общим ребенком — инвалидом с детства I группы. В некоторых случаях бывший супруг имеет право на получение алиментов после расторжения брака. В предусмотренных законом случаях алиментные обязательства несут братья и сестры, дедушки и бабушки, внуки, воспитанники в отношении своих фактических воспитателей, пасынки и падчерицы.

На собственника может быть возложена обязанность обеспечить жильем бывших членов своей семьи, если он несет алиментные обязательства в отношении этих лиц.

В-третьих, решение суда, устанавливающее обязанность собственника жилья обеспечить бывших членов семьи другим жилым помещением, может предусматривать предоставление этим бывшим членам семьи жилья по договорам коммерческого найма или безвозмездного пользования. Причем это может быть жилье, принадлежащее как собственнику (выселяющему бывших членов семьи), так и третьим лицам. Суд может обязать собственника жилого помещения приобрести для бывших членов семьи другое жилье в их общую собственность и т.д.

В-четвертых, при принятии решения суд должен учитывать конкретные обстоятельства. Решение должно быть исполнимым. Так, если у собственника нет достаточных денежных средств и нет возможности получить их, то сколько бы решений ни выносилось (о покупке жилья для бывших членов семьи и т.д.), они не будут исполняться.

В-пятых, суд может принять такое решение, только если заявлено соответствующее требование.

В-шестых, рассматриваемые правила могут применяться и в том случае, если семейные отношения между собственником жилого помещения и членом его семьи, проживающим совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, были прекращены до введения в действие ЖК РФ (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14).

Если суд придет к выводу о необходимости возложения на собственника жилого помещения обязанности по обеспечению бывшего члена его семьи другим жилым помещением, то в решении суда должны быть определены срок исполнения собственником жилого помещения такой обязанности, основные характеристики предоставляемого другого жилого помещения и его местоположение, а также на каком праве собственник обеспечивает бывшего члена своей семьи другим жилым помещением. С согласия бывшего члена семьи собственника жилого помещения предоставляемое ему собственником другое жилое помещение может находиться и в другом населенном пункте. Что касается размера жилого помещения, предоставляемого собственником бывшему члену семьи, то суду с учетом материальных возможностей собственника и других заслуживающих внимания обстоятельств следует определить лишь его минимальную площадь (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14).

11. Очень важное правило о применении норм, включенных в ч. 4 комментируемой статьи, содержится в ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ. Эти нормы не распространяются на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Стало быть, прекращение семейных отношений таких лиц с собственником жилья не влечет прекращения их жилищных прав. Соответственно нет необходимости устанавливать срок, на который сохраняется право пользования, а также обязывать собственника обеспечивать бывших членов семьи другим жильем. Право пользования жилым помещением в таких случаях не зависит от наличия семейных отношений.

Правда, собственник жилого помещения может его продать, подарить или распорядиться им иным образом, влекущим прекращение права собственности. В таких ситуациях бывшие члены семьи беззащитны. Их право пользования прекращается. Это следует из «буквы» закона. Пленум Верховного Суда РФ по этому поводу сформулировал новые нормы: к названным лицам не может быть применен п. 2 ст. 292 ГК РФ («Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом»), они сохраняют право пользования и при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование); аналогичным образом при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу должен решаться вопрос о сохранении права пользования этим жилым помещением за бывшим членом семьи собственника жилого помещения, который ранее реализовал свое право на приватизацию жилого помещения, а затем вселился в иное жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя по договору социального найма и, проживая в нем, дал необходимое для приватизации этого жилого помещения согласие (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. N 14). Такие решения представляются справедливыми.

12. Вопреки утверждению, содержащемуся в ч. 7 комментируемой статьи 31 Жилищного кодекса, гражданин, пользующийся жилым помещением на основании соглашения с собственником помещения, имеет права, несет обязанности и может быть привлечен к ответственности не только в соответствии с условиями соглашения. На него распространяются также многочисленные требования закона о необходимости использовать жилье по назначению, обеспечивать его сохранность, о недопустимости нарушать права и охраняемые законом интересы соседей и пр.

admin