Ст 279 ТК

Комментарий к статье 279 ТК РФ

1. В соответствии со ст. 278 ТК (см. коммент. к ней) работодатель вправе принять решение о досрочном прекращении трудового договора с руководителем организации при отсутствии виновных действий со стороны такого руководителя, выплатив ему справедливую компенсацию.

Конституционный Суд РФ в п. 4.2 Постановления от 15.03.2005 N 3-П указал: «Предоставление собственнику права принять решение о досрочном расторжении трудового договора с руководителем организации — в силу статей 1 (часть 1), 7 (часть 1), 8 (часть 1), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации — предполагает, в свою очередь, предоставление последнему адекватных правовых гарантий защиты от негативных последствий, которые могут наступить для него в результате потери работы, от возможного произвола и дискриминации.

К числу таких гарантий относится предусмотренная статьей 279 Трудового кодекса Российской Федерации выплата компенсации за досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации в размере, определяемом трудовым договором. По смыслу положений данной статьи во взаимосвязи с положениями статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации выплата компенсации — необходимое условие досрочного расторжения трудового договора с руководителем организации в указанном случае».

2. Комментируемая статья установила, что стороны могут прийти к соглашению о конкретном размере компенсации. Однако во всех случаях она не может быть ниже трехкратного среднего месячного заработка работника.

Размер указанной компенсации может определяться с учетом времени, остающегося до истечения срока действия трудового договора, тех сумм (оплаты труда), которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации, дополнительных расходов, которые он, возможно, вынужден будет понести в результате досрочного прекращения договора, и т.п.

«Отсутствие в трудовом договоре условия о выплате компенсации и о ее размере, в частности по той причине, что договор заключался до введения в действие Трудового кодекса Российской Федерации, а необходимые изменения в него не были внесены, не освобождает собственника от обязанности выплатить компенсацию (в силу части второй статьи 424 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей правила применения норм данного Кодекса к правоотношениям, возникшим до введения его в действие, трудовой договор с руководителем организации может быть расторгнут в соответствии с пунктом 2 статьи 278 и в том случае, если он был заключен до 1 февраля 2002 года). Однако вопрос о размере компенсации, как следует из статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, решается по соглашению сторон, а не собственником в одностороннем порядке, и значит, суммы, подлежащие выплате, должны определяться по договоренности между руководителем организации и собственником, а в случае возникновения спора — по решению суда с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, цели и предназначения данной выплаты. Соблюдение требования о выплате руководителю организации справедливой компенсации при увольнении на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации должно обеспечиваться независимо от того, была ли трудовым договором, заключенным до введения в действие Трудового кодекса Российской Федерации, предусмотрена компенсация в связи с увольнением по другим основаниям» (п. 4.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П).

Невыплата такой компенсации, если руководитель не совершал никаких виновных действий, дающих основание для его увольнения, может быть расценена как нарушение порядка увольнения, а следовательно, руководитель организации должен быть восстановлен на работе.

3. Когда руководителя организации увольняют в связи с виновным неисполнением им своих обязанностей, работодатель обязан указать конкретную причину увольнения:

— однократное грубое нарушение трудовых обязанностей;

— принятие руководителем необоснованного решения, повлекшего нарушение сохранности имущества;

— неправомерное использование имущества или иной ущерб имуществу организации;

— одно из оснований, предусмотренных трудовым договором, заключенным с руководителем.

Таким образом, обстоятельствами, имеющими значение для правильного рассмотрения требования руководителя о восстановлении на работе и подлежащими доказыванию ответчиком, являются соблюдение процедуры увольнения, гарантий, предоставленных ТК руководителю организации в случае расторжения с ним договора по этому основанию, а также причины, послужившие основанием для досрочного прекращения трудового договора с руководителем.

Если руководитель организации был уволен без выплаты компенсации, то ответчик обязан также представить доказательства, подтверждающие, что досрочное расторжение трудового договора было вызвано виновными действиями (бездействием) руководителя, т.к. именно в этом случае комментируемая статья дает возможность увольнения без выплаты соответствующей компенсации.

Итак, если увольнение произведено с выплатой компенсации, суд не должен рассматривать причины, приведшие к принятию работодателем такого решения. Если же компенсация не выплачена, необходимо доказать, что трудовой договор прекращен в связи с виновными действиями руководителя.

4. В последнее время проблема компенсационных выплат руководителю организации за досрочное прекращение полномочий является одной из наиболее болезненных тем, обсуждаемых представителями корпоративного и трудового права. Речь идет о так называемых золотых парашютах.

Компенсационный парашют (severance parachutes) — это условие, включаемое в заключенный с работником корпорации контракт и гарантирующее ему выплату значительной денежной суммы в случае его досрочного увольнения из компании из-за смены собственника, т.е. при изменении контроля. На практике наибольшее распространение получили «золотые парашюты» (golden parachutes) — компенсационные парашюты, заключаемые с топ-менеджерами корпорации (см. об этом подробнее: Макарова О.А. «Золотые парашюты»: способ защиты при враждебном поглощении или угроза для компании? // СПС «КП»).

Широкое распространение «золотые парашюты» получили уже после принятия ТК, который впервые предусмотрел возможность прекратить трудовой договор с работником по решению собственника, без объяснения причин (п. 2 ст. 278 ТК).

Поэтому если собственник принимает решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа, членов коллегиального исполнительного органа, то одновременно с этим решением следует принять и решение о прекращении трудового договора. С позиции трудового законодательства принятие уполномоченным органом юридического лица решения о досрочном прекращении трудового договора, по существу, является увольнением по инициативе работодателя, а значит, без надлежащей компенсации произведено быть не может.

Минимальный размер такой компенсации установлен ст. 279 ТК, в соответствии с положениями которой в случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.

Максимальным размером указанная компенсация также не ограничена. Поскольку на практике размеры таких компенсаций довольно значительны и их выплата является зачастую весьма затруднительной, в науке и правоприменительной практике возник вопрос о правовой природе такой выплаты и признании условия о ней в трудовом договоре сделкой с заинтересованностью и крупной сделкой (см. подборку мнений юристов о «золотых парашютах» (Трудовое право. 2011. N 12. С. 25 — 100)).

Основные аргументы «за» и «против» подобных решений можно найти в судебной практике. Как правило, если дело рассматривается судом общей юрисдикции, то спор рассматривается на основании применения норм трудового законодательства. Разрешая подобные дела, суды исходят из того, что невозможно оспорить трудовой договор по основаниям, установленным для признания недействительными гражданско-правовых сделок (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.10.2010 N 13892, Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 23.04.2010 N 5-В09-158 и др.). Кроме того, отмечается, что в трудовом законодательстве нет положений, касающихся недействительности трудового договора. Механизмы, заложенные в трудовом законодательстве, позволяют не применять условия договоров, ухудшающие положение работников по сравнению с нормами трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (ст. 8 ТК).

Напротив, в арбитражных судах практически повсеместно сложилась достаточно устойчивая практика, в соответствии с которой условие трудового договора в части увеличения вознаграждения директора общества является сделкой, на которую распространяются положения законодательства, регламентирующие порядок совершения обществом сделок с заинтересованностью. А если размер компенсации, которая должна быть выплачена руководителю, значительно превышает размер, определенный ст. 279, то такая сделка может быть признана еще и крупной, что также требует ее одобрения соответствующими органами (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.04.2008 по делу N А11-2685/2007-К1-10/129, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.04.2008 по делу N А11-2686(3283)/2007-К1-10/130, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.07.2011 по делу N А56-49361/2010, Определение ВАС РФ от 01.06.2009 N ВАС-6329/09 по делу N А43-9314/2008-17-340 и Постановление Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 17255/09 по делу N А73-8147/2009).

Суды исходят из того, что трудовой договор с руководителем общества является сделкой, эта сделка признается сделкой с заинтересованностью, соответственно, на такие условия трудовых договоров надо распространять положения законодательства, регламентирующие порядок совершения сделок с заинтересованностью.

Указанная позиция арбитражных судов вызывает сомнения. Прежде всего отношения между руководителем и обществом являются трудовыми, а трудовой договор никак не может быть признан сделкой с заинтересованностью.

5. Виновное неисполнение руководителем возложенных на него трудовых обязанностей является дисциплинарным проступком, следовательно, увольнение должно производиться по правилам, предусмотренным ст. 193 ТК.

Это означает, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме. Отказ работника дать объяснение не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

В случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание:

— применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников;

— не может быть применено позднее шести месяцев, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня совершения проступка. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под расписку в течение трех рабочих дней со дня его издания. В случае отказа работника подписать указанный приказ (распоряжение) составляется соответствующий акт.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Другой комментарий к статье 279 ТК РФ

§ 1. Наименование ст. 279 и ее содержание полностью изменены. Сохранена только цель этой статьи — предусмотреть возможность выплаты компенсации при прекращении трудового договора с руководителем организации.

Новая редакция ст. 279 предусматривает такую возможность при прекращении трудового договора с руководителем организации в соответствии с п. 2 ст. 278. Размер компенсации определяется трудовым договором, но не может быть ниже трехкратного среднего месячного заработка.

Если вопрос о выплате компенсации и ее размере в трудовом договоре с руководителем организации не решен, компенсация все равно должна быть выплачена в размере, установленном в ст. 279, т.е. не ниже трехкратного среднего месячного заработка.

Обязательным условием такой выплаты является отсутствие в действиях (бездействии) руководителя организации виновных действий.

§ 2. Статья 279 предусматривает порядок установления выплаты компенсации в случае увольнения руководителя организации при отсутствии в его действиях (бездействии) вины. Решение о ее выплате принимает тот же орган, что прекращает трудовой договор с руководителем организации (см. п. 2 ст. 278).

Увольнение руководителя организации за однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей, а также принятие руководителем организации по его вине необоснованного решения, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб организации (пп. 9 и 10 ст. 81 ТК), следует рассматривать как меру дисциплинарного взыскания (см. ст. 192 ТК). При этом необходимо соблюдать установленный Кодексом порядок применения дисциплинарных взысканий (см. ст. 193). На это указано в п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 (БВС. 2004. N 6. С. 2).

§ 3. Компенсацию в размере не ниже трех средних месячных заработков руководителю организации следует выплачивать при увольнении в связи со сменой собственника организации. Эту выплату производит новый собственник (см. ст. 181 ТК).

§ 4. В ст. 181 и 279 выплаты, которые могут производиться увольняемому до окончания срока трудового договора руководителю организации, названы компенсациями.

Представляется, что речь идет о компенсации именно за прекращение трудового договора, когда руководитель не по своей вине или инициативе не может продолжать работу и получать заработную плату.

§ 5. Кодексом не решен вопрос, заменяют ли установленные в ст. 181 и 279 компенсации выплату выходных пособий (ст. 178 ТК). Выходное пособие носит гарантийный, а не компенсационный характер.

§ 6. Дела по искам единоличных исполнительных органов (директоров, генеральных директоров), членов коллегиальных исполнительных органов (правлений, дирекций) к хозяйственным товариществам и обществам, с которыми они состоят в трудовых отношениях, о досрочном прекращении их полномочий, восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны суду общей юрисдикции (см. п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (БВС РФ. 2003. N 3. С. 1 — 5)).

О подведомственности трудовых споров руководителей говорится также в Постановлении N 17 Пленума Верховного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ» (БВС РФ. 2004. N 1. С. 1).

Верховный Суд РФ признал, что дела об оспаривании руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций (генеральными директорами акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ и т.п.), а также членами совета директоров (наблюдательных советов) организаций, заключивших с данными организациями трудовые договоры, решений уполномоченных органов организаций либо собственников имущества организаций или уполномоченных собственником лиц (органов) об освобождении их от занимаемых должностей подведомственны судам общей юрисдикции и рассматриваются ими в порядке искового производства как дела по трудовым спорам (ст. 11, 273 — 281, 391 ТК, п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, ст. 22 ГПК РФ, пп. 4 — 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие ГПК РФ» (п. 1 Постановления)).

Рассмотрение указанных в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ дел в порядке, установленном главой 25 ГПК, недопустимо, поскольку возникшие по данным делам правоотношения не являются публично-правовыми и по ним имеют место споры о праве, которые согласно ч. 3 ст. 247 ГПК должны рассматриваться и разрешаться в основном производстве (п. 2).

Указанные дела подсудны районным судам по месту нахождения организации, являющейся надлежащим ответчиком (ст. 47 Конституции, ст. 24, 28 ГПК) (п. 3).

В процессе производства по указанным делам судья не вправе в качестве меры по обеспечению иска приостанавливать действие оспариваемого решения об освобождении истца от работы и обязать ответчика, а также других лиц не чинить препятствий истцу в выполнении своих прежних обязанностей, поскольку обеспечение иска в силу ст. 139 ГПК допускается, если непринятие мер по обеспечению иска затруднит или сделает невозможным исполнение решения суда, тогда как таких обстоятельств по данным делам не имеется (п. 4).

Данные в упомянутом Постановлении разъяснения относятся в равной степени и к аналогичным делам с участием производственных и потребительских кооперативов, а также иных организаций (п. 5).

§ 7. ТК РФ предусматривает право уполномоченных лиц, избравших (назначивших) руководителя, освободить его от должности в любой момент до истечения срока трудового договора и при отсутствии его виновных действий (бездействия) (см. ст. 280 ТК). Суд полномочен проверить соблюдение процедуры расторжения трудового договора. Вопрос о причине такого решения судом не рассматривается (БВС РФ. 2003. N 7. С. 22).

Компенсационный парашют (severance parachutes) — это условие, включаемое в заключенный с работником корпорации контракт и гарантирующее ему выплату значительной денежной суммы в случае его досрочного увольнения из компании из-за смены собственника, т.е. при изменении контроля. На практике наибольшее распространение получили «золотые парашюты» (golden parachutes) — компенсационные парашюты, заключаемые с топ-менеджерами корпорации (см. об этом подробнее: Макарова О.А. «Золотые парашюты»: способ защиты при враждебном поглощении или угроза для компании? // СПС «КонсультантПлюс»).

Широкое распространение «золотые парашюты» получили уже после принятия ТК, который впервые предусмотрел возможность прекратить трудовой договор с работником по решению собственника, без объяснения причин (п. 2 ст. 278 ТК).

Поэтому если собственник принимает решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа, членов коллегиального исполнительного органа, то одновременно с этим решением следует принять и решение о прекращении трудового договора. С позиции трудового законодательства принятие уполномоченным органом юридического лица решения о досрочном прекращении трудового договора, по существу, является увольнением по инициативе работодателя, а значит, без надлежащей компенсации произведено быть не может.

Минимальный размер такой компенсации установлен ст. 279 ТК, в соответствии с положениями которой в случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.

Максимальным размером указанная компенсация также не ограничена. Поскольку на практике размеры таких компенсаций довольно значительны и их выплата является зачастую весьма затруднительной, в науке и правоприменительной практике возник вопрос о правовой природе такой выплаты и признании условия о ней в трудовом договоре сделкой с заинтересованностью и крупной сделкой (см. подборку мнений юристов о «золотых парашютах» (Трудовое право. 2011. N 12. С. 25 — 100)).

Основные аргументы «за» и «против» подобных решений можно найти в судебной практике. Как правило, если дело рассматривается судом общей юрисдикции, то спор рассматривается на основании применения норм трудового законодательства. Разрешая подобные дела, суды исходят из того, что невозможно оспорить трудовой договор по основаниям, установленным для признания недействительными гражданско-правовых сделок (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.10.2010 N 13892, Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 23.04.2010 N 5-В09-158 и др.). Кроме того, отмечается, что в трудовом законодательстве нет положений, касающихся недействительности трудового договора. Механизмы, заложенные в трудовом законодательстве, позволяют не применять условия договоров, ухудшающие положение работников по сравнению с нормами трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (ст. 8 ТК).

Напротив, в арбитражных судах практически повсеместно сложилась достаточно устойчивая практика, в соответствии с которой условие трудового договора в части увеличения вознаграждения директора общества является сделкой, на которую распространяются положения законодательства, регламентирующие порядок совершения обществом сделок с заинтересованностью. А если размер компенсации, которая должна быть выплачена руководителю, значительно превышает размер, определенный ст. 279, то такая сделка может быть признана еще и крупной, что также требует ее одобрения соответствующими органами (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.04.2008 по делу N А11-2685/2007-К1-10/129, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.04.2008 по делу N А11-2686(3283)/2007-К1-10/130, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.07.2011 по делу N А56-49361/2010, Определение ВАС РФ от 01.06.2009 N ВАС-6329/09 по делу N А43-9314/2008-17-340 и Постановление Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 17255/09 по делу N А73-8147/2009).

Суды исходят из того, что трудовой договор с руководителем общества является сделкой, эта сделка признается сделкой с заинтересованностью, соответственно, на такие условия трудовых договоров надо распространять положения законодательства, регламентирующие порядок совершения сделок с заинтересованностью.

Указанная позиция арбитражных судов вызывает сомнения. Прежде всего отношения между руководителем и обществом являются трудовыми, а трудовой договор никак не может быть признан сделкой с заинтересованностью.

5. Виновное неисполнение руководителем возложенных на него трудовых обязанностей является дисциплинарным проступком, следовательно, увольнение должно производиться по правилам, предусмотренным ст. 193 ТК.

Это означает, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме. Отказ работника дать объяснение не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

В случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание:

— применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников;

— не может быть применено позднее шести месяцев, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня совершения проступка. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под расписку в течение трех рабочих дней со дня его издания. В случае отказа работника подписать указанный приказ (распоряжение) составляется соответствующий акт.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

admin