Сроки приобретательной давности

Гражданский кодекс Российской Федерации гласит, что права владения, пользования и распоряжения имуществом принадлежат его собственнику. Подавляющее большинство из нас владеет квартирой, домом, гаражом, , земельным участком. Кто-то для себя дом построил, кто-то приобрел недвижимость у бывшего собственника по договорам купли-продажи, дарения, мены или другим сделкам, а кто-то получил недвижимое имущество в наследство, в каждом случае право владения этой недвижимостью принадлежит нам как законным ее собственникам. Но в то же время некоторые граждане или организации многие годы владеют и пользуются недвижимым имуществом, однако не имеют на него права собственности. Особенно это характерно для сельской местности. Такие владельцы согласно статье 234 Гражданского кодекса Российской Федерации имеют возможность приобрести право собственности в силу приобретательной давности. Лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность.) Однако необходимо наличие одновременно следующих условий.

Во-первых, владение недвижимым имуществом должно осуществляться непрерывно в течение 15 лет. Владелец может присоединить ко времени своего владения имуществом и то время, в течение которого им владел тот, чьим правопреемником он является (например, время владения этим имуществом наследодателем). Если же имущество имеет собственника, то срок приобретательной давности начинается по окончании срока исковой давности, в течение которого собственник мог истребовать свое имущество из чужого владения.

Во-вторых, гражданин или юридическое лицо в течение всего срока владения должны поддерживать имущество в надлежащем состоянии, исполнять обязанности, связанные с использованием, обслуживанием и содержанием имущества, например, обязанности по уплате коммунальных платежей, страхования имущества и т.д. Однако следует учитывать, что владение имуществом по договору аренды, договору безвозмездного пользования и другим договорам не позволит признать за владельцем права собственности в силу приобретательной давности.

В-третьих, признание права собственности на имущество за давностным владельцем возможно только при добросовестном владении имуществом, т.е. владение не должно возникать в результате незаконных действий либо приобретатель не должен был знать о том, что, приобретая имущество, действовал незаконно. Так, например, самовольное вселение в жилое помещение не дает этому лицу впоследствии возможности приобрести на нее права собственности в порядке приобретательной давности. Кроме того, владелец не должен скрывать факт владения имуществом от окружающих, в том числе от собственника, то есть владение имуществом должно быть открытым.

Таким образом, при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, необходимо учитывать следующее:

— давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности;

— давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества;

— давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. В случае удовлетворения иска давностного владельца об истребовании имущества из чужого незаконного владения имевшая место ранее временная утрата им владения спорным имуществом перерывом давностного владения не считается. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (пункт 3 статьи 234 ГК РФ);

— владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

По смыслу статей 225 и 234 ГК РФ право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество. Гражданин либо юридическое лицо, полагающие, что стали собственником имущества в силу приобретательной давности, могут обратиться в суд с иском о признании права собственности или, если прежний собственник недвижимого имущества не был и не должен быть ему известен, с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным. Возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. Ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества. В случаях, когда прежний собственник недвижимого имущества не был и не должен был быть известен давностному владельцу, он вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности. В качестве заинтересованного лица к участию в деле привлекается государственный регистратор. Судебный акт об удовлетворении иска о признании права собственности в силу приобретательной давности является основанием для регистрации права собственности в ЕГРП. В силу статьи 268 ГПК РФ или части 3 статьи 222 АПК РФ решение суда об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности также является основанием для регистрации права собственности в ЕГРП. Регистрация права собственности на основании судебного акта не является препятствием для оспаривания зарегистрированного права другими лицами, считающими себя собственниками этого имущества. Давностному владельцу необходимо знать, что обязанность доказывания оснований для приобретения права собственности в судебном процессе будет возложена на него. Согласно статье 6 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности на недвижимое имущество, приобретаемое в силу приобретательной давности, подлежит государственной регистрации после установления факта приобретательной давности в предусмотренном Законом порядке. В силу статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество у лица, приобретшего его в силу приобретательной давности, возникает с момента его государственной регистрации. Если суд подтвердит обоснованность требований давностного владельца, то владелец недвижимого имущества может обратиться в Росреестр за регистрацией своего права собственности на этот объект. Вступившее в законную силу решение суда о признании права собственности на имущество, так же как и судебный акт об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным является документом — основанием для проведения государственной регистрации права собственности владельца на недвижимое имущество. Кроме заявления о государственной регистрации права собственности и правоустанавливающего документа, необходимо также представить документ, подтверждающий оплату заявителем государственной пошлины за государственную регистрацию права собственности. В соответствии с п. 1.2 ст. 20 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не допускается осуществление государственной регистрации права на объект недвижимого имущества, который не считается учтенным в соответствии с Федеральным законом «О государственном кадастре недвижимости», за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом. Поэтому перед подачей документов на регистрацию необходимо поставить объект на кадастровый учет. Обращаю внимание, что распорядиться имуществом (продать, подарить, передать в наследство и т.п.) владелец сможет только после регистрации его права собственности в установленном законодательством порядке. Государственная регистрация права собственности в силу приобретательной давности может быть проведена и в случае принятия в регистрирующем органе этого имущества на учет в качестве бесхозяйного. В данном случае бесхозяйный объект снимается с учета одновременно с регистрацией права собственности на него.

Установленное законодательством приобретение права собственности в порядке приобретательной давности позволяет давностному владельцу устранить неопределенность в вопросе принадлежности недвижимого имущества, вовлечь имущество в гражданский оборот и, следовательно, более эффективно его использовать.

Начальник ММО по Зубово-Полянскому и

Торбеевскому районам Ингликова О.С.

22 августа 2019

Минэкономразвития подготовило изменения в Гражданский кодекс РФ в части приобретательной давности.

Чтобы лучше разобраться с предлагаемыми нововведениями в ст. 234 ГК (там еще в ст. 274 предлагается внести изменения, но о них сейчас не буду говорить), решил для начала посмотреть, какая редакция этой статьи предлагается по итогам изменений.

Итак, берем действующий текст ст.234:

Статья 234. Приобретательная давность

1. Лицо – гражданин или юридическое лицо, – не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

2. До приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

3. Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

4. Течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Применяем к нему законопроект, текст которого приведен в статье на сайте Legal Report и получаем следующее:

Статья 234. Приобретательная давность

1. Лицо – гражданин или юридическое лицо, – не являющееся собственником имущества, , открыто и непрерывно владеющее как своим собственным (фактическое владение) недвижимым имуществом вне зависимости от того, признана ли соответствующая вещь бесхозяйной в течение пятнадцати лет (если иной срок не установлен настоящим пунктом) либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Для приобретения права собственности на линейные сооружения, являющиеся опасными производственными объектами и (или) необходимыми для оказания услуг населению, срок приобретательной давности составляет семь лет.

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

2. До приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

3. Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

4. Течение срока приобретательной давности на недвижимые вещи, права на которые не зарегистрированы за гражданами или юридическими лицами, начинается со дня начала владения ими.

5. Особенности приобретения в порядке приобретательной давности права собственности на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, устанавливаются земельным законодательством.

6. Если фактическое владение осуществлялось несколькими лицами, то в силу приобретательной давности у них может возникать общая долевая собственность на земельный участок или иную недвижимость.

Полужирным выделены новые положения, удаленные не показаны.

Итак, если отвлечься от проблем авторов законопроекта с русским языком и с техникой законопроектной работы (да, когда из закона что-то исключается, запятые тоже надо указывать как исключаемое, иначе получатся две запятые подряд, как это видно в первой же строке, а во вставляемых фразах нужно предусматривать запятые, иначе получится «признана ли недвижимая вещь бесхозяйной в течение пятнадцати лет или иным имуществом в течение пяти лет» – а именно так получается без запятой в нужном месте, которую авторы проекта написать забыли), а также ужасной со стилистической точки зрения и бессмысленной вставки слов в скобках (ну вот зачем это «(фактическое владение)», какой смысл оно несет?), то что мы увидим?

Исключение реквизита добросовестности для приобретательной давности

Забавно, но именно аналогичному предложению проекта реформы ГК 2012 года была посвящена моя самая первая запись на Закон.ру.

Исключение этого требования в проекте 2012 года находилось в системной связи с другим довольно спорным предложением – отменой исковой давности по вещным искам вообще. Таким образом, для виндикационного иска приобретательная давность приобретала бы функцию давности исковой, т.е. предельного временнОго ограничения требований. Да, юридическая конструкция выглядела бы совершенно иначе (получается, что истцу бы отказывали в виндикации не потому, что истек срок, а потому, что ответчик стал собственником), но, тем не менее, функционально достигалась та же цель. Для исковой же давности, очевидно, добросовестность нарушителя (субъективная добросовестность, т.е. незнание об отсутствии у него права, а именно так указывает понимать реквизит добросовестности в сегодняшней ст. 234 ГК п. 15 Постановления 10/22) значения не имеет. Наоборот, потенциальный ответчик – покуда течет исковая давность – как правило, прекрасно знает, что он нарушает право другого лица.

Примечательно, что до революции в русском праве уже имела место такая же ситуация: Свод законов гражданских не связывал приобретение права по давности владения с добросовестностью приобретателя, что – как показал И.Е. Энгельман – было обусловлено как раз генезисом давности приобретательной из исковой. Энгельман, кстати, критиковал это характеристику русского права, а проект Гражданского уложения, например, в общем допуская приобретение права недобросовестным, вдвое удлинял для него срок давности владения.

Как бы то ни было, уравнение сроков давности приобретательной и исковой необходимо, поскольку их рассогласование создает нехорошую ситуацию, когда забрать у владельца имущество нельзя за истечением исковой давности, а собственником владелец еще не стал, т.к. приобретательная еще не истекла. Если так, то собственник, чье право превратилось в nudum ius ввиду невозможности его судебной защиты, фактически побуждается к тому, чтобы забрать свою вещь насильно, покуда владелец не стал собственником по давности, что явно не может быть целью законодательного регулирования. Тут могло бы помочь несколько двусмысленное указание п. 18 Пленума 10/22 о том, что приобретательная давность после истечения исковой по п. 4 действующей редакции ст. 234 начинает течь с момента такого истечения и «не ограничено условиями п. 1 указанной статьи». Я видел мнение, что под условиями п. 1 понимается и добросовестность, и сам срок владения – т.е. по истечении исковой давности тут же следует считать истекшим и приобретательную (по-моему, Михаил Жужжалов предлагал такое прочтение), но, по-моему, оно не соответствует ни тексту п. 18 Постановления, ни – тем более – ст. 234 ГК. Я же сам, чтобы избежать такого расхождения, в своей диссертации в 2004 году предлагал указать в ст. 234, что при истечении исковой давности тут же истекает и приобретательная, т.е. предлагал решать ту же проблему, что и исключение реквизита добросовестности из условий приобретательной давности, но заходом с другой стороны.

(Кстати, отдельно: отмена исковой давности по всякой виндикации одновременно с ее ограничением приобретательной давностью могла бы решить такую – уже обозначенную в законопроектной работе – проблему, как задавнивание виндикационных исков об истребовании общего имущества МКД при том, что такое имущество не подвержено давности приобретательной. Сейчас – пока исковая давность для таких исков есть – по истечении ее что делать с таким имуществом, совершенно непонятно.)

Однако в этом проекте – увязана ли отмена реквизита добросовестности с отменой исковой давности по виндикации? Ни разу. То есть получается, что требования к добросовестности участников гражданского оборота разом снижаются безо всякого заменяющего его положительного воздействия на гражданские отношения. Грабь-воруй, владей 5-15 лет, и все будет твое. Ну молодцы.

Легализация старых приобретений

Даже в проекте изменений 2012 года основной целью отмены реквизита добросовестности, как представляется, вовсе не было допущение приобретения права на заведомо неправомерно приобретенное – нет. Гораздо большую пользу это изменение принесло бы в другой области, а именно – в области возврата в оборот старых, в первую очередь недвижимых, вещей, правоустанавливающих документов на которые не сохранилось.

Представим себе завод, который в давнем 1970-каком-нибудь году построил на своей территории склад хозяйственным способом. Стоял он у него все эти 40 лет. Никакие права не оформлялись. А теперь стало нужно его продать, заложить и т.п. Особенно если нужно это стало не кому-то, а, например, арбитражному управляющему этого завода – он-то обязан все продать. А как? Надо сначала зарегистрировтаь право. Казалось бы, регистрируй как ранее – до учреждения регистрационной системы – возникшее право. Но для этого нужно подтвердить законность создания объекта в те далекие годы, а документов об этом зачастую нет.

Тут бы и помогла давность, но пока что главным препятствием является требование субъективной добросовестности: ведь вы же знали все это время, что у вас нет надлежащего подтверждения законного создания объекта. Отмена этого реквизита приобретательной давности как раз позволила бы вернуть такие объекты в оборот (хотя Роман Бевзенко скажет, что того же можно добиться и реализацией концепции «единого объекта», но «это уже совсем другая история» (тм)).

Судя по тексту на Legal Report, авторы проекта как раз рассматривают это последствие как одну из целей своих изменений. Но, как видно из п. 1 этой заметки, попытка решать частную проблему глобальным решением может привести к тому, что, решив ее, мы столкнемся со многими новыми – гораздо более серьезными.

Преференции отдельной группе объектов (и, де-факто, субъектов)

Ну, совсем дико выглядит, конечно, установление особого сокращенного срока для линейных объектов. Вообще, надо сказать, что гражданское законодательство до последнего держалось под натиском лоббистов, требующих себе тех или иных привелегий. Исторически, пожалуй, только железнодорожники традиционно имели такие привилегии в самом законе. Намного чаще преференции отдельным группам предоставляет судебная практика (возьмем споры с АСВ, госорганами, теми же энергетиками и т.п.). Но в последнее время эти эгалитарные бастионы гражданского законодательства начали падать – возьмем, например, право банков начинать банкротство без судебного решения… Хорошо ли это? Полагаю, безусловно, нет. Гражданское право построено на началах равенства. Может ли специфика таких объектов обусловить необходимость их скорейшего возврата в оборот хотя бы через приобретение по давности? Возможно. Но… семь лет? Они серьезно? Если специфика объектов такова, что их ни в коем случае нельзя оставлять без присмотра (опасные объекты, хотя они бывают не только линейными), или они обеспечивают ресурсами большое число людей и в силу этого имеют социальную значимость, то на них надо устанавливать приобретательную давность, ну, в один месяц, например, а 7 или 15 лет здесь совершенно никакой разницы не дают. Либо – другой вариант, более разумный, наверное – создавать систему их эксплуатации до приобретения права собственности давностным владельцем. Кстати, я обещал не обращать внимания на предлагаемые этим же проектом изменения в ст. 274 ГК, но они, очевидно, как раз про это.

Итак, в этой части предлагается в очередной раз расшатывать основополагающие принципы гражданского права в угоду весьма спорным интересам отдельных лиц (потому что, хоть и написано про объекты, но вполне легко читается, что владельцами их будут как раз определенные субъекты), да еще и не достигать целей последних, при том, что имеются и другие способы их достижения.

В эту же группу, наверное, стоит отнести и предлагаемый п. 5 ст. 234, отсылающий к земельному законодательству в части давности владения земельными участками. Не удивлюсь, если в связи с ним мы вскоре обнаружим, что произойдет фактическая отмена приобретательной давности для публичных земель.

Изменение п. 4 ст. 234

Тут изменения сразу в двух направлениях:

1. Отмена отсрочки начала течения срока приобретательной давности истечением срока исковой давности.

В действующей редакции п. 4 говорится именно об этом, а если этот пункт польностью меняется, то указание на то, что приобретательная давность не течет, пока не истекла исковая, потеряется.

Необходимость этого пункта связана с разной субъектной привязкой сроков давности: исковая привязывается к знанию потерпевшего (прежнего собственника в нашем случае, очевидно) о нарушении его права, а приобретательная – к факту завладения приобретателем. Эта разница особенно важна как раз в случае с вещными правами: я могу и не знать вовсе о том, что у меня что-то украли, тем более – о том, кто украл, чтобы предъявить к нему иск. Таким образом, может так получиться, что к тому моменту, как давностный владелец провладел имуществом 5 или 15 лет, для прошлого собственника еще не прошло трех лет с тех пор, как он узнал о нарушении своего права и о том, кто является ответчиком. Значит, иск сохранился, а ответчик – уже собственник? Странно это.

Острота проблемы чуть снизилась после того, как в 2013 году появилась объективная 10-летняя исковая давность. С учетом ее, по идее, провладеть 15 лет все равно невозможно раньше, чем пройдет 10 лет с момента утраты владения прежним собственником. Но, во-первых, это начнет работать лишь с 1 сентября 2023 года, а во-вторых, судебная практика – редко, правда, – допускает иногда случаи «не течения» исковой давности и больший промежуток времени (например, если истец был недееспособен – абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС №43).

Кроме того, даже с учетом объективной давности остается вопрос с рассогласованностью сроков приобретательной и исковой давности для движимых вещей. Наложение 5-летнего срока с момента приобретения и 3-летнего с того момента, как узнал, что утрачено и кто сейчас владеет, очень даже возможно.

Новая редакция предлагает устранить пункт, исключавший такое наложение. Очевидная глупость. Не было бы так, если б – как в проекте 2012 года – приобретательная давность приняла на себя функцию исковой, а последняя была бы отменена (п. 1 выше), но, как мы увидели, здесь-то ничего подобного нет.

2. Привязка начала срока не к регистрации, а к владению.

Новая редакция предлагает отсчитывать начало срока приобретательной давности на незарегистрированные объекты недвижимости с момента завладения ими. Это имеет смысл, но только для тех случаев, которые описаны выше, в п. 2 этой заметки. Но со временем, наверное, число таких случаев будет все сокращаться и сокращаться. Регистрационная система действует уже 20 лет. Хорошо, это правило будет действовать и для вновь построенных, но не зарегистрированных объектов. Но тут возникнет вопрос: а почему они не зарегистрированы? Может, потому, что при их строительстве были нарушены какие-нибудь нормы? Наше законодательство о самовольных постройках и практика его применения все ужесточаются и ужесточаются, а тут для них поблажка? Не думаю.

С другой стороны, это предложение серьезно размывает эффективность регистрационной системы. Этак у нас скоро она вообще никакого смысла иметь не будет, может, уж и распустить тогда Росреестр вовсе – будем, как в Англии прежде, проводить исследования титула вглубь времен. Юристам только работы прибавится. А вот обороту лучше, наверное, не станет.

Приобретение по давности в общую собственность

Ну, вот против предлагаемого п. 6 – единственного – существенных возражений нет. Наверное, можно только сказать, что он излишний – вроде, и так это понятно, но вполне возможно, что вовсе непонятно, так что пусть уж будет.

***
Резюмируя, можно сказать, что проект имеет слишком много недостатков – как решаемых, вроде проблем со стилистикой русской речи и техникой законодательной работы, так и гораздо более серьезных концептуальных, главная из которых в том, что он совершенно не учитывает системных связей, которые могли бы сделать предлагаемые в нем идеи разумными. Но чтобы эти системные связи восстановить, нужно изменить намного больше в разд. II ГК РФ, а именно – провести-таки подзаброшенную реформу вещного права.

Источник: заметка Александра Латыева, INTELLECT, на сайте Zakon.ru

Статьи экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

коммерческое право, недвижимость

Юрист компании «Гарант» Роман Ларионов

Право собственности вследствие приобретательной давности

Появление этого института вызвано необходимостью придать существующим фактическим отношениям юридический характер и обеспечить устойчивость гражданского оборота. Сущность приобретательной давности состоит в том, что по прошествии определенного периода времени и при соблюдении определенных требований вещь переходит в собственность фактического владельца, при условии, что она бесхозяйная, т.е. собственник имущества неизвестен или у вещи есть собственник, но он длительное время не выражал намерений признать эту вещь своей (п. 6 инф. письма ВАС от 28 апреля 1997 г. N 13).

Приобретательная давность — одно из древнейших понятий. Свое начало этот институт берет из древнейшего римского права — Законов Двенадцати таблиц ( V в. до н. э.). Согласно этим законам, результате приобретательной давности движимая вещь переходила в собственность после одного года владения, а недвижимая — по истечении двух лет. Вместе с тем было необходимо соблюдение еще ряда условий: вещь, переходившая в собственность не должна быть ворованной; требовалась добросовестность владения; срок давности владения должен течь непрерывно. В последствии, в период правления Юстиниана ( VI в. н. э.) произошел ряд изменений, коснувшихся в основном срока. Так, для движимых вещей был установлен трехлетний срок, а для недвижимых — десятилетний.

Основные элементы института приобретательной давности не претерпели существенных изменений с римских времен.

В России понятие приобретательной давности известно еще со времен Псковской судной грамоты. По определению Свода законов Российской империи бесспорное, спокойное и непрерывное владение вещью в виде собственности в течение десяти лет обращается в право собственности.

В советском праве вообще не было института приобретательной давности. Отношения подобного рода считались неприемлемыми с точки зрения социалистического правоворядка. Все движимые и недвижимые вещи с неизвестными владельцами передавались в собственность государства.

И только в российском законодательстве заново произошло возрождение этого института. Он был введен Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик с 3 августа 1992 года. Дальнейшее законодательное закрепление институт получил в ст. 234 Гражданского кодекса, согласно которой лицо (гражданин или юридическое лицо), не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество.

Приобретение права собственности по давности владения относится к первоначальному способу, т.к. права приобретателя никак не связаны с правом собственности прежнего владельца, а зависят только от совокупности указанных выше обстоятельств, т.е. от длительного, добросовестного, открытого, непрерывного владения имуществом как своим собственным.

Итак, право собственности по давности приобретения возникает из сложного юридического состава, главным элементом которого является владение. Владение означает фактическое обладание вещью. Следует учитывать, что владелец для давности является незаконным, ведь он не может подтвердить законность владения документально, например, договором купли — продажи, аренды, ссуды и т.д., заключенным с предыдущим собственником. Лицо в приобретательной давности владеет вещью, как своей собственной, и поэтому ни арендатор, ни хранитель никогда не приобретут права собственности по давности владения.

По требованию закона владение, прежде всего, должно быть, непрерывным, т.е. в течение всего давностного срока лицо не должно переставать владеть вещью. Но это не означает, что лицу необходимо постоянно находиться в постоянном контакте с ней. От непрерывности, в первую очередь, требуется, чтобы владение не прекратилось для уже владеющего лица и не началось для другого лица. Кроме того, при непрерывности давностного владения не исключается перемена лица владельца, т.е. иногда возможны случаи, при которых допускается преемственность давностного владения. Это означает, что лицо владельца изменяется, а владение остается тем же.

Добросовестность означает, что владелец, не зная конкретных обстоятельств, полагает, что основание, по которому он завладел вещью, является правомерным и в дальнейшем может привести к возникновению права собственности на эту вещь.

Гражданским кодексом установлено и требование открытости владения. Для соблюдения этого требования владельцу необходимо пользоваться какой-либо вещью, не скрывать этого от окружающих.

Ст. 234 ГК устанавливает также временной интервал, в течение которого нужно непрерывно владеть вещью — 15 лет для недвижимого имущества и 5 лет — для движимого. Согласно ст. 130 ГК к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания и сооружения. Соответственно все другие вещи закон относит к движимым вещам. Все они могут быть приобретены гражданами и юридическими лицами в собственность в порядке приобретательной давности (конечно, это не относится к вещам, изъятым из гражданского оборота и к вещам, выбывшим из собственности предыдущего владельца противоправным способом, например, если вещь была украдена). Однако российским законодательством предусмотрен и другой срок приобретения за давностью владения. Так ч.3 ст. 43 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-I «О вывозе и ввозе культурных ценностей» (с изм. и доп. от 2 ноября 2004 г.) говорится, что «физическое или юридическое лицо, не являющееся собственником культурной ценности, но добросовестно и открыто владеющее ею как собственной не менее 20 лет, приобретает право собственности на эту культурную ценность «.

Пункт 2 статьи 234 ввел в российское гражданское право новый вид защиты — владельческую (поссессорную) защиту, т.е. судебную защиту владения независимо от наличия у владельца правового основания. Этот пункт расширяет защиту владения, предусмотренную ст. 305 ГК. Так, до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц. Стоит отметить, что этот вид защиты реализуется в ограниченных пределах : владелец не может получить такую защиту против собственника, а также против других лиц, имеющих право на владение имуществом в силу предусмотренного законом или договором основания, поскольку до истечения давностного срока сам он является беститульным (бесправным) владельцем и может получить защиту только против тех лиц, которые, как и он, права на владение имуществом не имеют.

На сегодняшний день приобретательную давность нельзя назвать распространенным способом приобретения прав на имущество. Причина тому — во многом избыточные требования и жесткие критерии, предъявляемые к лицам, владеющим для давности. Изменить ситуацию призваны разработанные Минэкономразвития проекты с поправками в законодательство. О том, какое правовое регулирование этого института действует сегодня, какие подходы выработала судебная практика и каковы перспективы изменений в сфере применения приобретательной давности, читайте в материале.

Одним из первоначальных способов приобретения права собственности является приобретательная давность (ст. 234 ГК РФ), то есть приобретение права собственности по давности владения.

В соответствии со ст. 234 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, не являющиеся собственниками имущества, могут приобрести право собственности на такое имущество, если они владеют имуществом:

  • добросовестно;

  • открыто;

  • непрерывно;

  • как своим собственным;

  • в течение установленного срока: 15 лет в отношении недвижимого имущества и пяти лет — в отношении движимого имущества.

Отметим, что институт приобретательной давности является достаточно объемным. Ему посвящено значительное количество литературы, и по многим вопросам, связанным с приобретательной давностью, сложилась устойчивая судебная практика. Ключевые подходы отражены в том числе в п. 15—21 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22). Рассмотрим некоторые из них.

Действующее правовое регулирование и судебная практика

Одним из наиболее сложных является вопрос об определении того, когда владение имуществом может быть признано добросовестным для целей приобретения права собственности на него по давности владения.

В отечественной доктрине по данному вопросу сложилось два подхода. В соответствии с одним из них владение имуществом является добросовестным, только если лицо добросовестно заблуждалось в том, что оно является собственником имущества1 («строгий» подход). В соответствии с другим подходом для признания владельца добросовестным достаточно, чтобы он не приобрел имущество преступным путем или способом, заведомо противоречащим основам правопорядка или нравственности2 («нестрогий» подход).

Судебная практика в целом пошла по пути «строгого» подхода к определению добросовестности. Так, в п. 15 Постановления № 10/22 указано, что давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности. Аналогичный подход воспринят нижестоящими судами, которые указывают на то, что на момент получения имущества во владение давностный владелец должен не иметь оснований считать себя кем-либо, кроме как собственником соответствующего имущества» (см., например, апелляционные определения Верховного суда Республики Карелия от 04.09.2015 по делу № 33-3499/2015, Московского городского суда от 18.11.2016 по делу № 33-45582/2016, Санкт-Петербургского городского суда от 13.09.2016 № 33-19592/2016 по делу № 2-1456/2016).

В русле «строгого» подхода сформировались следующие позиции судов по конкретным делам. Так, приобретательная давность не применяется в отношении:

  • самовольно возведенного строения, расположенного на неправомерно занимаемом земельном участке (см. Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утв. Президиумом Верховного суда РФ 19.03.2014);

  • объекта, который был возведен на земельном участке, не предоставленном для данных целей (см., например, апелляционные определения Московского городского суда от 02.11.2015 по делу № 33-33403/2015, от 10.11.2016 по делу № 33-43812/2016);

  • объекта недвижимости, относительно которого в плане приватизации указывалось, что он не подлежит приватизации и сохраняется в государственной собственности (см., например, постановление АС Северо-Западного округа от 06.04.2017 № Ф07-1715/2017 по делу № А56-36800/2016).

Равным образом не может быть удовлетворено требование о признании права собственности на объект по правилам ст. 234 ГК РФ, если из документации о проведении торгов покупатель мог знать об отсутствии у должника прав на этот объект и продаже с торгов имущества, не принадлежавшего должнику (см., например, Определение ВС РФ от 28.05.2015 № 307-ЭС14-8183 по делу № А56-80473/2013 и т.д.).

Одновременно последняя практика Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ (см., например, определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 28.07.2015 № 41-КГ15-16, от 12.12.2017 № 67-КГ17-22, от 20.03.2018 № 5-КГ18-3) свидетельствует о смягчении подхода к определению того, когда владение имуществом может считаться добросовестным.

Пример из практики

Так, рассматривая одно дело, Верховный суд указывал, что добросовестность предполагает, что вступление во владение не было противоправным, совершено внешне правомерными действиями. Напротив, добросовестное заблуждение давностного владельца о наличии у него права собственности на данное имущество положениями ст. 234 ГК РФ не предусмотрено в качестве обязательного условия для возникновения права собственности в силу приобретательной давности.

Определение ВС РФ от 20.03.2018 № 5-КГ18-3

Также при применении норм ст. 234 ГК РФ перед судами встал вопрос о том, что значит владеть имуществом «как своим собственным».

Традиционно соответствующее условие понимается таким образом, что лицо должно осознавать, что оно владеет имуществом не на основании договора (п. 15 Постановления № 10/22), когда очевидно, что его владение производно от чьего-либо права собственности. В соответствии с позицией Верховного суда владение имуществом «как своим собственным» означает владение им «вместо собственника» (см., например, определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 28.07.2015 № 41-КГ15-16, от 12.12.2017 № 67-КГ17-22).

Одновременно в судебных актах Верховного суда РФ последних лет сделан ранее не признаваемый нижестоящими судами вывод о том, что давностное владение может начаться после истечения срока владения имуществом по договору, если вещь не будет возвращена собственнику и не истребована им, но не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям (см., например, определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 28.07.2015 № 41-КГ15-16, от 27.01.2015 № 127-КГ14-9).

Еще одним вопросом, по которому сложилась судебная практика, является допустимость приобретения права собственности по давности владения на земельные участки.

В данном вопросе суды указывают, что приобретательная давность может быть применена только в отношении земельных участков, которые находятся в частной собственности. Данный вывод обосновывается тем, что в Российской Федерации не существует бесхозяйных земельных участков. В силу п. 2 ст. 214 ГК РФ и п. 1 ст. 16 ЗК РФ земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью. При этом предоставление участков, находящихся в государственной собственности, осуществляется только в порядке, предусмотренном земельным законодательством (см. п. 16 Постановления № 10/ 22, апелляционные определения Московского городского суда от 20.01.2016 по делу № 33-1602/2016, Верховного суда Республики Коми от 16.04.2018 по делу № 33-1714/2018, Московского областного суда от 24.12.2014 по делу № 33-28904/2014, Санкт-Петербургского городского суда от 04.06.2015 № 33-8500/2015 по делу № 2-196/2015).

Предлагаемые изменения

В настоящее время на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов (regulation.gov.ru) опубликовано два проекта федеральных законов (далее — проекты):

  • «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации (в части совершенствования порядка применения приобретательной давности в качестве основания для возникновения права собственности на недвижимые вещи)» (ID 02/04/04-19/00090986),

  • «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях приведения их в соответствие с Гражданским кодексом Российской Федерации в части совершенствования порядка применения приобретательной давности в качестве основания для возникновения права собственности на недвижимые вещи» (ID 02/04/04-19/00090989),

которые предусматривают внесение изменений в ГК РФ, ЗК РФ и Федеральный закон от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О кадастровой деятельности». В целом эти проекты направлены на расширение сферы и упрощение применения института приобретательной давности.

Основные предлагаемые проектами изменения сводятся к следующему.

  • Исключение добросовестности из числа условий, необходимых для приобретения права собственности по давности владения.

Как можно видеть из приведенной ранее судебной практики, требование о том, что для приобретения права собственности на имущество по правилам ст. 234 ГК РФ давностный владелец должен являться добросовестным, существенным образом сужает сферу применения данного института, особенно в случае восприятия «строгого» подхода к добросовестности.

Исключение такого требования можно объяснить наличием потребности в расширении применения института приобретательной давности и достижении цели ст. 234 ГК РФ в части устранения неопределенности в правовом статусе имущества, владение которым как своим собственным длительное время осуществляется несобственником (см., например, Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 31.07.2018 № 81-КГ18-15).

Отметим, что соответствующее решение нельзя назвать новым. Проект федерального закона № 47538-6, разработанный в соответствии с Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации3, также предусматривает исключение «добросовестности» из перечня обязательных условий для приобретения права собственности по давности владения. При этом предлагаемый указанным проектом подход является более сбалансированным, поскольку в нем одновременно с исключением условия о добросовестности предусматривается увеличенный срок приобретательной давности (30 лет) для приобретения права собственности на имущество, которое выбыло из владения собственника помимо его воли.

  • Изменение момента, с которого начинает течь срок приобретательной давности.

В соответствии с действующей редакцией п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении имущества, находящегося у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ (по правилам о виндикации), начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Соответственно, в таком случае для приобретения права собственности по давности владения необходимо истечение двух сроков: срока исковой давности по виндикационному требованию собственника (три года) и срока приобретательной давности (пять/пятнадцать лет), при этом последний начинает течь после истечения первого.

Указанная норма традиционно вызывала критику ввиду того, что она делает неопределенным момент, с которого начинает течь срок приобретательной давности, и, соответственно, не позволяет достоверно установить, истек ли на момент рассмотрения дела требуемый ст. 234 ГК РФ срок.

Так, в Концепции развития гражданского законодательства указывалось, что «данная норма не только увеличивает фактический срок владения вещью, необходимый для приобретения на нее права собственности, но и делает этот срок неопределенным, поскольку исковая давность по виндикационным искам исчисляется со дня, когда собственник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (в соответствии с действующей редакцией п. 1 ст. 200 ГК РФ — со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права — прим. автора). Указанный момент, как правило, может быть установлен лишь при участии собственника. Такое положение не способствует правовой определенности судьбы соответствующего имущества в гражданском обороте». Ввиду этого проект федерального закона № 47538-6 предусматривал, что течение срока приобретательной давности начинается с момента начала владения вещью. Одновременно данный проект предусматривал, что собственник вещи или лицо, имеющее ограниченное вещное право, вправе истребовать вещь у давностного владельца в течение всего срока приобретательной давности.

В соответствии же с новыми проектами Минэкономразвития п. 4 ст. 234 ГК РФ предлагается изложить в следующей редакции: «течение срока приобретательной давности на недвижимые вещи, права на которые не зарегистрированы за гражданами или юридическими лицами, начинается со дня начала владения ими».

Как можно видеть, в основе данного изменения лежит та же идея о необходимости сделать момент начала течения срока приобретательной давности более определенным, однако предлагаемая редакция является достаточно неудачной. Прежде всего, она не дает прямой ответ на вопрос о том, с какого момента должен начинать течь срок приобретательной давности в отношении движимых вещей (очевидно, должен быть также момент завладения вещью), а также недвижимых вещей, в отношении которых зарегистрировано право собственности в ЕГРН.

Также новые проекты не решают вопрос соотношения срока исковой давности по виндикационному требованию и срока приобретательной давности. Формально получается, что эти сроки текут параллельно, являются различными, и момент начала течения данных сроков определяется также по-разному. При этом такое регулирование способно приводить к определенным коллизиям. Например, учитывая, что «объективный» срок исковой давности (со дня нарушения права) составляет десять лет (п. 2 ст. 196 ГК РФ), в отношении движимой вещи может не истечь срок исковой давности по виндикационному требованию собственника, но в связи с истечением пятилетнего срока приобретательной давности на нее уже может возникнуть право собственности в силу приобретательной давности у другого лица.

  • Введение возможности приобретать право собственности по давности владения на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности.

Как было указано ранее, сложившаяся судебная практика исходит из невозможности приобретения права собственности в силу приобретательной давности на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности. В проектах Минэкономразвития в качестве общего правила закреплена допустимость приобретения права собственности на такие земельные участки в порядке приобретательной давности. Одновременно предусмотрены исключения из этого правила, когда право собственности на земельный участок не может быть приобретено по правилам о приобретательной давности:

1) если земельный участок является изъятым из оборота/ограниченным в обороте или является земельным участком (землями, территориями) общего пользования, а также в случае, если такой земельный участок предоставлен иному лицу;

2) если использование земельного участка осуществляется владельцем, ранее привлеченным к административной ответственности в связи с самовольным занятием земельного участка, либо в противоречие правовому режиму земельного участка, если такое использование привело к определенным, перечисленным в проектах негативным последствиям.

При этом в соответствии с проектами границы соответствующих участков могут определяться по результатам проведения комплексных кадастровых работ.

  • Иные изменения.

Проекты предлагают и ряд иных, менее значимых изменений, среди которых можно выделить:

1) введение сокращенного семилетнего срока приобретательной давности в отношении линейных сооружений, являющихся опасными производственными объектами и (или) необходимых для оказания услуг населению (данное изменение не имеет под собой какого-либо частноправового обоснования и может быть связано с потребностью в более быстром устранении неопределенности в вопросах принадлежности соответствующего имущества в целях обеспечения его безопасной эксплуатации);

2) введение указания о том, что право собственности по давности владения может быть приобретено вне зависимости от того, признана ли соответствующая вещь бесхозяйной (в отношении недвижимости, для которой применимо правило о постановке бесхозяйной недвижимой вещи на учет, соответствующее положение и сейчас предусмотрено п. 16 и 19 Постановления № 10/22);

3) прямое закрепление того, что под владением для целей ст. 234 ГК РФ понимается «фактическое» владение (необходимо отметить, что концепция «книжного» владения, когда владение определяется внесением записи о праве собственности в ЕГРН, не является распространенной, в том числе она не нашла отражения в Постановлении № 10/22, ввиду чего владение всегда должно определяться как «фактическое», и упоминание об этом только в ст. 234 ГК РФ является излишним).

***

Обобщая изложенное, отметим, что в настоящее время рассматриваемые проекты пока не внесены в Государственную Думу и находятся на стадии обсуждений и экспертизы. Как можно видеть, некоторые предлагаемые изменения не являются новыми (исключение условия о добросовестности, изменение момента начала течения срока приобретательной давности), некоторые положения требуют доработки (в части определения момента начала течения срока приобретательной давности), некоторые изменения являются избыточными, а соответствующие положения следуют из иных норм либо уже признаны судебной практикой. В то же время предложенное проектами Минэкономразвития решение о допустимости приобретения права собственности по давности владения на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, способно вызвать общественный резонанс. Получат ли предлагаемые изменения статус закона, покажет время.

1 Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 1 / под ред. А.П. Сергеева. — М., 2013. — С. 648.

2 Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 1 / С.-Петерб. гос. ун-т; под ред. Ю.К. Толстого. — 7-е изд., перераб. и доп. — М., 2013. — С. 423.

3 Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г.); проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, отдельные законодательные акты Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Условия для возникновения права собственности по приобретательной давности

Гражданский кодекс Республики Беларусь действительно предусматривает возможность приобретения недвижимости в собственность, если гражданин владеет недвижимым имуществом как своим собственным в течение пятнадцати лет. В законодательстве на этот счет есть специальный термин – «приобретательная давность».

В этом случае право собственности может возникнуть как на жилое помещение, собственник которого неизвестен, так и на недвижимость, относительно которой имеются сведения о его принадлежности.

Сразу подчеркнем, что не всякое имущество и не всякое владение (проживание в жилом помещении) дает право на законных основаниях оформить его в собственность. Какие же условия должны быть соблюдены для возникновения прав силу приобретательной давности?

— владение имуществом должно быть добросовестным. В законодательстве определение добросовестности отсутствует, однако можно предположить, что добросовестный владелец не знает, что его владение незаконно. Например, добросовестным будет тот, кто фактически купил жилье, но не оформил покупку должным образом, либо проживает в жилом помещении умершего родственника, хотя юридически в круг наследников он не входил. Трудно представить, как жилье можно украсть, но завладение недвижимостью мошенническим способом препятствует получению ее в собственность независимо от срока владения (если будет установлен факт мошенничества). В то же время наследники такого лица, если не знали и не должны были знать о мошенничестве, могут воспользоваться приобретательной давностью.

— владение имуществом должно быть открытым. В отношении недвижимости это означает, что лицо, проживающее в жилом помещении, не скрывает своего владения: осуществляет ремонт дома или квартиры, оплачивает коммунальные услуги, обрабатывает земельный участок, уплачивает налоги, выписывает почтовую корреспонденцию и т.д.

— владение имуществом должно быть непрерывным, то есть оно не должно прекращаться в течение всего срока приобретательной давности. При этом передача жилого помещения во временное пользование (в найм) другим лицам не может рассматриваться как «прерывание» владения.

Как уже указывалось выше, срок непрерывного владения недвижимым имуществом должен составлять не менее 15 лет. При определении срока владения претендент на собственность ко времени своего владения вправе также присоединить время нахождения имущества у лица, правопреемником (наследником) которого он является. Например, отец жил в доме десять лет, затем после смерти отца сын-наследник прожил в нем 6 лет. Сын вправе к годам своего владения домом присоединить 10 лет, в течении которых недвижимостью владел отец. Итого получается 16 лет владения жилым домом.

И еще немного о сроках. Бывают случаи, когда из имеющих место фактических обстоятельств следует, что недвижимость у лица, ссылающегося на давность владения, может быть истребована лицом, которое потенциально может претендовать на право собственности в отношении данного жилого помещения. Тогда срок приобретательной давности исчисляется со дня, следующего за днем истечения срока исковой давности (3 года), который предусмотрен законодательством для подачи «потенциальным собственником» иска в суд о защите права на недвижимое имущество (истребовании его из владения). Поэтому в большинстве случаев для возникновения права собственности на жилое помещение необходимо, чтобы срок владения был не менее 18 лет.

Рассмотрим на примере. После смерти собственника в жилой дом вселился и стал постоянно проживать дальний родственник, который субъективно считает, что у него есть право владеть жилым домом (допустим, родовым гнездом его прадедушки). Однако существуют и законные наследники, которые в отношении жилого дома никаким образом себя не проявили.

Они могут заявить свои права на недвижимость и истребовать ее из чужого владения, то есть выселить дальнего родственника, в течение трех лет. Таким образом, для него срок приобретательной давности начнет исчисляться по истечении 3-х лет со дня, когда он вселился в жилой дом.

— лицо должно владеть имуществом «как своим собственным», то есть не как снятым в наем, полученным во временное пользование и т.д. Должны отсутствовать предусмотренные законодательством основания владения недвижимостью. Если лицо владеет и/или проживает в жилье, в котором уже имеет долю в праве собственности, то данное обстоятельство препятствует установлению факта приобретательной давности жилого дома (квартиры). Если владение жилым помещением (проживание в нем) основано на договоре (найма, аренды, безвозмездного пользования, выданного ордера и т.д.), то в этом случае также нельзя применить приобретательную давность. И сколько бы гражданин не проживал в жилом доме или квартире по договору найма или бесплатно временно без заключения договора, права собственности на жилое помещение в силу приобретательной давности у него не возникнет.

Для наглядности используем пример про дальнего родственника, изменив фабулу дела. Допустим, законный наследник принял наследство, а затем разрешил дальнему родственнику безвозмездно пожить в жилом доме какое-то время, и это растянулось на 18 лет. В этом случае дальний родственник не вправе применить приобретательную давность, так как его владение жилым домом было основано на договоре безвозмездного пользования, даже если договор не был оформлен документально.

admin