Срок взыскания судебных расходов в арбитражном процессе

25 мая КЭС ВС РФ будет рассматривать вопрос о том, с какого момента надлежит отсчитывать шестимесячный срок на обращение в арбитражный суд за распределением судебных расходов (дело А40-27392/14).

Ч.2 ст.112 АПК указывает на то, что обратиться с таким заявлением можно в течение 6 месяцев со дня вступления в силу последнего судебного акта по существу дела.

Это ограничение сроком, появившееся в 2010 году, сразу вызвало споры: очевидно, что оно исключало отсчет сроков от различных процессуальных определений (о мерах по обеспечению иска и т.п.), но что считать последним судебным актом, которым дело разрешено по существу. Так, можно сказать, что по существу спор рассматривают только первая и апелляционная инстанции, кассация же, не занимаясь изучением обстоятельств дела, уже не столько рассматривает спор, сколько проверяет правильность применения норм права… Понятно, что такое понимание в условиях обязательности рассмотрения кассационных жалобы в арбитражных судах было бы либо несправедлиым (если бы выигравшая сторона 4 месяца дожидалась исхода кассационного рассмотрения и только потом судорожно бежала бы за возмещением судебных расходов), либо чрезмерно нагружающим судебную систему (если бы стороны обращались за распределением судебных расходов после апелляции, а потом вдруг в случае отмены судебных актов в кассации вынуждены были бы заново разрешать этот вопрос).

В изданном по горачим следам Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 г. N 12 такая очевидная нелепость была исключена с указанием на то (п.30), что, если судебный акт обжаловался в кассацию, то последним судебным актом по существу спора следует считать постановление суда кассациооной инстанции.

На этом можно бы было и остановиться, но ВАС пошел дальше, написав в последнем абзаце п.30 Постановления, что, если судебный акт был обжалован в порядке надзора в ВАС РФ, то уже его акт должен считаться последним судебным актом по существу спора.

Нет никаких сомнений в правильности такого решения, если бы речь шла о постановлении Президиума ВАС — он действительно рассматривал спор по существу, но в Посталновлении прямо говорится о том, что это разъяснение касается и определений об отказе в передаче дела в Президиум.

Здесь, как представляется, Пленум ВАС ошибся. Существует сразу несколько причин, по которым отказные определения не должны бы были считаться судебными актами по существу спора и, соответственно, не должны бы влиять на момент начала течения срока на обращение за распределением судебных расходов:

— во-первых, отказные определения «троек» ВАС в большом количестве случаев и не содержали никаких выводов по существу, ограничиваясь указанием, что судьи не увидели оснований для надзора (это им и ставилось в вину, и, наоборот, говорилось, что как раз не следует вообще давать никакого положительного содержания в таких определениях — сейчас это уже неактуально),

— во-вторых, заочное рассмотрение дела «тройкой» ВАС, в принципе, исключало какие бы то ни было действия другой — очевидно, выигравшей на тот момент дело и намеренной взыскивать судебные расходы — стороны на этом этапе; возражения против надзорной жалобы если и писались, то только если дело передавалось в Президиум (хотя мне известны случаи подачи возражений и на предварительном этапе, но с точки зрения самого механизма функционирования «фильтра» они представляются неуместными, ну разве что только если речь не идет о возражениях в части наличия полномочий на подачу самой жалобы),

— наконец, в-третьих, процент передачи дел в Президиум всегда был столь мал, что им вполне можно было пренебречь и без особенной боязни отмены начинать взыскивать судебные расходы и до рассмотрения надзорной жалобы коллегией ВАС.

Такое мнение об ошибочном решении вопроса о начале отсчета шестимесячного срока на обращение за распределением судебных расходов с момента издания отказного определения судебной коллегии ВАС у меня было с самого 2011 года. Но, коль скоро утверждение было сделано, приходилось с ним мириться.

После реформы высшего судебного органа изменилось ли что-то на стадии предварительного рассмотрения — уже не надзорных, но вторых кассационных — жалоб? Нет. Более того, рассмотрение жалоб стало еще более заочным, чем было в ВАС, ведь вопрос об их передаче для рассмотрения по существу решает один судья, а не трое — ему даже советоваться ни с кем не надо, процесс принятия решения об отказе в передаче — это теперь сугубо внутренняя ппсихическая деятельность судьи.

В связи с этим изменение практики, наметившееся в последнее время, связанное с отказом учета обращения в ВС РФ со второй кассационной жалобой для целей определения срока на взыскание судебных расходов я лично могу только приветствовать.

В то же время, остаются и формальные доводы против этой практики: так, при составлении нового Постановления Пленума о судебных расходах ВС РФ (Постановление от 21 января 2016 г. N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела») последний абзац п.30 Постановления ВАС №12 отменен не был (а вот, например, п.33 был отменен — новый Пленум избрал иной концептуальный подход).

Надо заметить, что определение судьи Самуйлова о передаче кассационной жалобы для разрешения в судебном заседании коллегии ВС (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/c0c616fa-c938-44bd-8524-f40f7c8f4ca7/A40-27392-2014_20170410_Opredelenie.pdf) написано достаточно деликатно: он не соглашается заранее ни с одной из позиций, а пишет лишь, что «доводы кассационной жалобы заслуживают внимания и требуют проверки в судебном заседании», что дает основания надеяться на то, что жалоба была передана в коллегию не для отмены, а для закрепления правильной новой практики.

P.S.: сказанное нисколько не отменяет того обстоятельства, что я вообще не уверен в правильности указания столь краткого — шестимесячного — срока на обращение за распределением судебных расходов. Установление этого срока довольно серьезно ограничивает юриста и его клиента в возможности гибко регулировать свои финансовые взаимоотношения: волей-неволей приходится завершать все расчеты в течение 6 месяцев после завершения дела.

P.P.S.: точно так же как это не отменяет и общего требования предсказуемости регулирования.

ВС РФ напомнил судам, что АПК РФ связывает исчисление шестимесячного срока для подачи заявления по вопросу о судебных расходах с днем вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Если речь идет об определении суда о прекращении производства по делу, то этот судебный акт вступает в силу по истечении месячного срока со дня его принятия.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 23.07.2019 № 305-ЭС19-6273 по делу № А40-147714/2015

Заявитель

Правительство г. Москвы; Департамент городского имущества г. Москвы

Должник

Индивидуальный предприниматель Г.; ООО «Сеть-проект»

Суть дела

Правительство г. Москвы и Департамент городского имущества г. Москвы обратились в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Г. и ООО «Сеть-проект» с иском о признании постройки на Шоссейной улице самовольной и обязании предпринимателя привести здание в первоначальное состояние путем сноса самовольно возведенных помещений. В случае неисполнения решения суда предоставить право Правительству г. Москвы осуществить мероприятия по сносу постройки, а также обеспечить благоустройство освобожденных территорий с дальнейшим возложением на ответчиков расходов.

Однако впоследствии истцы отказались от заявленных требований, и 20 февраля 2018 г. производство по делу было прекращено на основании подп. 4 п. 1 ст. 150 АПК РФ. Тем не менее ответчики все равно понесли судебные расходы, а потому 19 августа 2018 г. они обратились в суд с заявлением о взыскании с истцов 150 000 руб. судебных расходов в отношении каждого.

Позиция судов

Суд первой инстанции возвратил заявление. Он исходил из того, что ответчики подали его уже после истечения шестимесячного срока со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Суд исчислял данный срок с даты вынесения определения о прекращении производства по делу. Он обос­новал это тем, что АПК РФ не содержит положений, определяющих срок вступления в законную силу определений суда.

Суд апелляционной инстанции отменил определение первой инстанции. Заявление было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Апелляция исходила из того, что АПК РФ связывает исчисление шестимесячного срока для подачи заявления по вопросу о судебных расходах с днем вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Следовательно, суд первой инстанции неправомерно исчислил данный срок со дня вынесения определения.

Суд округа отменил постановление апелляции, оставив в силе определение первой инстанции. Он согласился с тем, что в силу ст. 187 АПК РФ определение, вынесенное арбитражным судом, исполняется немедленно, если иное не установлено АПК РФ или арбитражным судом.

Таким образом, суд округа заключил, что первая инстанции правомерно исчислила срок на подачу заявления о взыскании судебных расходов именно с даты вынесения определения суда первой инстанции о прекращении производства по делу (20 февраля 2018 г.), обоснованно пришла к выводу о пропуске ответчиками срока на подачу заявления о взыскании судебных расходов и возвратила его ответчикам.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты первой инстанции и суда округа, оставив в силе постановление апелляции. При этом он исходил из следующего.

Согласно ч. 2 ст. 112 АПК РФ шестимесячный срок на подачу заявления по вопросу о судебных расходах подлежит исчислению со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу.

Согласно п. 30 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»» последним судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, для целей исчисления шестимесячного срока следует считать, по общему правилу (ст. 15, 167, 271, 289 АПК РФ), решение суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции, если соответствую­щий судебный акт не был предметом рассмотрения суда вышестоящей инстанции, или постановление суда кассационной инстанции, принятое по результатам рассмотрения жалобы на такие судебные акты.

Последним судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, для целей возмещения судебных расходов следует считать также определение об оставлении искового заявления (заявления) без рассмотрения, определение о прекращении производства по делу, а также определения, выносимые на основании положений ч. 8 ст. 141, ч. 5 ст. 234, ч. 5 ст. 240, ч. 3 ст. 245 АПК РФ, либо соответствующее постановление суда апелляционной или кассационной инстанции, принятое по результатам рассмотрения жалобы на такие судебные акты.

Определение о прекращении производства по делу вступает в законную силу в порядке, предусмотренном ст. 180 АПК РФ для вступления в законную силу решений арбитражного суда первой инстанции (п. 26 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»). А в соответствии с ч. 1 ст. 180 АПК РФ решение арбитражного суда первой инстанции, за исключением решений, указанных в ч. 2 и 3 данной статьи, вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Таким образом, поскольку определение о прекращении производства по данному делу вынесено 20.02.2018, не было обжаловано, оно, соответственно, вступило в законную силу 20.03.2018 и в связи с этим шестимесячный срок истекал 20.09.2018.

На основании изложенного ВС РФ заключил, что заявитель не пропустил срок на подачу заявления. Статья 187 АПК РФ, согласно которой определение, вынесенное арбитражным судом, исполняется немедленно, необоснованно применена судом округа к спорным правоотношениям, поскольку немедленное исполнение не означает немедленное вступление в законную силу судебного акта. При таких обстоятельствах является необос­нованным вывод суда первой инстанции и суда округа о пропуске заявителями установленного ч. 2 ст. 112 АПК РФ срока на подачу заявления по вопросу о судебных расходах.

Исходя из вышеизложенного, ВС РФ резюмировал, что суды первой инстанции и округа неправильно применили ч. 2 ст. 112, ст. 187 АПК РФ и не применили ч. 1 ст. 180 АПК РФ.

Верховный суд сегодня решал, с какого момента исчислять срок давности для взыскания судебных расходов, когда дело сначала рассматривалось по существу, а потом пересматривалось по вновь открывшимся обстоятельствам.

Владельцы компании «Фирма рейтинг» на общем собрании решили увеличить уставной капитал предприятия на 1,5 млн руб. После этого один из участников общества Роман Вист по неизвестной причине оспорил увеличение капитала в суде и выиграл дело, заодно отсудив у компании 36 000 руб. судебных расходов.

Через некоторое время суду пришлось пересмотреть это дело по вновь открывшимся обстоятельствам, теперь уже по заявлению компании. В итоге Вист проиграл, был принят акт о повороте решения суда: капитал «Фирмы рейтинг» увеличился на 1,5 млн руб., а компания снова подала в суд, чтобы взыскать с Виста 160 000 руб. судебных расходов. Ей это удалось, но Вист оказался не согласен и в своем стремлении добиться того, чтобы не платить эти 160 000 руб. дошел до Верховного суда.

В своей жалобе он написал, что не должен платить за юриста компании, потому что она упустила все сроки, когда можно было взыскать судебные расходы. Он утверждает, что этот срок равен 6 месяцам после вступления в силу последнего акта по делу, когда оно рассматривалось по существу, это 30 июня 2014, а компания обратилась в заявлением о взыскании 7 мая 2015 года.

В судах на это отвечали, что шесть месяцев надо отсчитывать с момента последнего акта по делу, не важно, как оно рассматривалось. В данном случае это решение о повороте решения суда, когда компании вернули увеличенный капитал.

Вист подтверждает свою позицию постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года №12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации».

Верховный суд рассмотрел этот спор 6 июля и удовлетворил жалобу Виста, отменив решения во взыскании с него 160 000 руб. и отправив этот вопрос отдельно на новое рассмотрение.

Ошибки судов двух инстанций при разрешении спора, касающегося взыскания сумм судебных расходов, проанализировал Верховный суд РФ в новом квартальном обзоре судебной практики (об этом 194-страничном документе читайте также на Legal.Report , и ).

В разделе, посвященном практике судебной коллегии по экономическим спорам, ВС, в частности, отмечает: если причиной отсутствия у должника средств, достаточных для погашения судебных расходов, явились неправомерные виновные действия арбитражного управляющего, заявитель по делу о банкротстве, выплативший соответствующие суммы, вправе потребовать возмещения своих убытков с арбитражного управляющего. Исковая давность по такому требованию исчисляется с момента, когда заявитель объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Определением арбитражного суда, вынесенного в рамках дела о банкротстве артели, признаны незаконными действия конкурсного управляющего должника, выразившиеся в необоснованном завышении в 2010 году текущих расходов на оплату услуг привлеченного управляющим общества.

Определением арбитражного суда в 2014 году конкурсному кредитору – заявителю в деле о банкротстве (далее – заявитель) – отказано во взыскании с конкурсного управляющего в конкурсную массу артели убытков, причиненных указанными действиями, ввиду пропуска срока исковой давности.

После завершения конкурсного производства определениями арбитражного суда в 2015 году с заявителя взысканы расходы по делу о банкротстве: вознаграждение конкурсного управляющего и вознаграждение привлеченных им третьих лиц. Заявитель возместил данные расходы.

Ссылаясь на то, что конкурсная масса уменьшилась на сумму убытков, причиненных неправомерными действиями арбитражного управляющего, что стало причиной нехватки средств для возмещения судебных расходов, заявитель обратился в арбитражный суд с иском к арбитражному управляющему о взыскании сумм выплаченных заявителем судебных расходов.

В возражениях на иск арбитражный управляющий сослался на пропуск истцом срока исковой давности.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, в удовлетворении исковых требований отказано ввиду пропуска истцом срока исковой давности. Суды пришли к выводу, что причиной убытков истца являются действия ответчика, совершенные в 2010 году.

Судебная коллегия ВС РФ отменила постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции по следующим основаниям.

По общему правилу п. 1 ст. 200 ГК РФ начало течения срока исковой давности зависит, прежде всего, от того, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Следовательно, для правильного определения начала течения срока исковой давности необходимо определить, какое именно право обращающегося за судебной защитой лица нарушено в том или ином случае.

Моменты получения истцом (заявителем) информации об определенных действиях ответчика и о нарушении этими действиями его прав могут не совпадать. При таком несовпадении исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца (заявителя) о негативных для него последствиях, вызванных поведением нарушителя.

Обращаясь с заявлением о возмещении убытков в рамках дела о банкротстве артели в 2014 году, заявитель, действуя в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, полагал, что в результате необоснованного завышения текущих расходов на оплату услуг привлеченного лица пострадали интересы данного сообщества, что выразилось в невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов.

Предъявляя иск по настоящему делу, заявитель преследовал защиту другого материального интереса, заключающегося в минимизации собственных расходов, – судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, отнесенных на заявителя на основании п. 3 ст. 59 Закона о банкротстве как на кредитора с особым статусом.

Заявитель по делу о банкротстве объективно имеет интересы, выходящие за рамки интересов обычного кредитора. Так, основной интерес кредитора состоит в получении из конкурсной массы денежных средств в счет погашения обязательства должника (интерес в приросте имущества кредитора за счет конкурсной массы). Интерес же заявителя по делу о банкротстве, помимо этого, состоит и в том, чтобы на него не были переложены негативные последствия нехватки у должника средств на финансирование процедур несостоятельности (интерес в недопущении уменьшения имущественной массы заявителя в результате инициирования им дела о банкротстве).

О нарушении права заявителя по делу о банкротстве (о посягательстве на уже имеющееся у заявителя имущество) последний должен узнать в момент, когда он объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и о предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Следовательно, оснований для признания срока исковой давности пропущенным по мотивам, приведенным судами апелляционной инстанции и округа, не имелось.

В рассматриваемом случае в цену иска заявитель включил два вида своих затрат: во-первых, суммы, взысканные с него в пользу арбитражного управляющего в качестве его вознаграждения; во-вторых, суммы, взысканные с уполномоченного органа в пользу лиц, привлеченных для обеспечения проведения процедур банкротства.

В отношении первого вида затрат судебная коллегия ВС отмечает следующее. Если возложение на заявителя по делу о банкротстве расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему вызвано неправомерным расходованием самим арбитражным управляющим конкурсной массы, по общему правилу, защита соответствующего права (интереса) заявителя должна осуществляться через подачу им возражений со ссылкой на недопустимость извлечения управляющим преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Такие возражения должны быть поданы заявителем и рассмотрены судом при разрешении ходатайства арбитражного управляющего о взыскании вознаграждения с заявителя по делу о банкротстве.

Применительно к настоящему делу заявитель после завершения конкурсного производства в отношении артели при разрешении требования о взыскании вознаграждения конкурсного управляющего мог возражать против возложения на него данных расходов в пределах сумм причиненных конкурсным управляющим убытков, указывая на необходимость отказа в удовлетворении требования управляющего.

По смыслу разъяснений, изложенных в абзаце третьем п. 5 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 25 декабря 2013 г. № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», если вопрос (возражение) о снижении вознаграждения арбитражного управляющего не был рассмотрен судом при установлении соответствующего вознаграждения, участвующее в деле о банкротстве лицо вправе потребовать от управляющего возврата соответствующей части выплаченной ему суммы. Таким образом, в этой части не исключалась возможность предъявления заявителем иска о возврате управляющим суммы вознаграждения заявителю.

В отношении второго вида затрат судебная коллегия ВС исходит из следующего. При рассмотрении обособленных споров о взыскании с уполномоченного органа в пользу третьих лиц вознаграждения за услуги, оказанные ими в процедурах банкротства, заявитель в качестве возражения в принципе не мог ссылаться на внутренние отношения кредиторов с арбитражным управляющим, касающиеся предыдущего расходования конкурсной массы (п. 3 ст. 308 ГК РФ). Поэтому в данной части в рамках упомянутых обособленных споров расходы в любом случае подлежали взысканию с заявителя. При этом такое взыскание не освобождало виновное лицо от выплаты заявителю компенсации в возмещение возникших убытков.

Таким образом, заявленное в настоящем деле требование о возврате управляющим полученного им вознаграждения и о последующем переложении на него расходов на оплату услуг привлеченных лиц (пп. 1 и 3 ст. 59 Закона о банкротстве) как на лицо, виновное в недостаточности средств должника на их покрытие, является допустимым средством правовой защиты – п. 1 ст. 393 ГК РФ (определение № 310-ЭС17-13555).

admin