Срок пожизненного заключения

Учитывая высокую степень общественной опасности совершенного Федоровым Р.В. особо опасного оконченного преступления, суд, применяя правило части 1 статьи 57 УК РФ, обоснованно назначил ему за это преступление наказание в виде пожизненного лишения свободы, предусмотренного санкцией части 2 статьи 105 УК РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 76-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Амирова Саида Джапаровича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 57 Уголовного кодекса Российской Федерации и частью шестой статьи 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

При этом положения статьи 57 УК Российской Федерации, определяя в части второй круг лиц, которым исходя из принципа гуманизма не может быть ни при каких условиях назначено пожизненное лишение свободы, в случае назначения наказания за преступления, указанные в части первой, подлежат применению во взаимосвязи с общими правилами назначения наказания, согласно которым лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части этого Кодекса, и с учетом положений его Общей части; более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания; при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (части первая и третья статьи 60). Кроме того, в соответствии с частью второй статьи 61 этого Кодекса при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой данной статьи.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 27-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Галстяна Агарона Гарушовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 57 и пунктом «а» части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации»

части первой статьи 57, согласно которой пожизненное лишение свободы устанавливается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также за совершение особо тяжких преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста;

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 N 2798-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Иляхина Геннадия Алексеевича, Корниенко Владимира Анатольевича, Филатова Олега Викторовича на нарушение их конституционных прав частью второй статьи 80 Уголовного кодекса Российской Федерации, частью первой и пунктом «б» части второй статьи 78 и частью десятой статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

Следовательно, нормы статьи 80 УК Российской Федерации, статьи 78 и части десятой статьи 175 УИК Российской Федерации, как сформулированные с учетом характера преступлений, за совершение которых устанавливается наказание в виде пожизненного лишения свободы (особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь, а также особо тяжкие преступления против здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, — часть первая статьи 57 УК Российской Федерации), и личности виновных, которым назначается такая мера наказания, не могут расцениваться как недопустимое ограничение прав отбывающих пожизненное лишение свободы лиц.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 «О судебном приговоре»

28. Исходя из того, что в соответствии с частью 1 статьи 57 УК РФ пожизненное лишение свободы устанавливается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также за совершение особо тяжких преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, суды должны учитывать, что такой вид наказания в предусмотренных законом случаях может применяться лишь тогда, когда необходимость его назначения обусловлена исключительной опасностью для общества лица, совершившего преступление. Суд, мотивируя в приговоре назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы, должен привести в подтверждение этого вывода конкретные обстоятельства дела и данные, характеризующие личность подсудимого.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 N 2354-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Керекеши Александра Ливоновича на нарушение его конституционных прав статьей 10, частью первой статьи 57 и частью второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Л. Керекеша, отбывающий пожизненное лишение свободы, утверждает, что статья 10 «Обратная сила уголовного закона», часть первая статьи 57 «Пожизненное лишение свободы» и часть вторая статьи 105 «Убийство» УК Российской Федерации, как не обеспечившие смягчение назначенного ему наказания в связи с внесением в уголовный закон изменений, которые улучшают или не ухудшают его положение (нейтральные), нарушили права, гарантированные статьями 2, 6 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 18, 19, 45, 46 (часть 1), 49, 54 (часть 1), 55, 118, 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 N 2034-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Краснова Олега Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Вместе с тем санкция части второй статьи 105 УК Российской Федерации во всех своих редакциях, в том числе действовавшей на момент вынесения приговора в отношении О.А. Краснова, предусматривала в числе иных видов наказаний пожизненное лишение свободы, которое, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, назначается по приговору суда лицу, признанному виновным в совершении преступления, в случаях, предусмотренных статьей Особенной части данного Кодекса, с учетом положений его Общей части (в том числе части первой статьи 57, в силу которой пожизненное лишение свободы устанавливается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также за совершение особо тяжких преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста), характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание (статьи 6, 43 и 60 УК Российской Федерации) (определения от 17 июля 2012 года N 1327-О и N 1483-О, от 23 октября 2014 года N 2505-О и от 29 сентября 2015 года N 1981-О).

адвокат Ярош просит приговор отменить, полагая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а мотивы назначения наказания не соответствуют требованиям ст. 57 ч. 1, 60 УК РФ и положениям ст. 297 УПК РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 N 1112-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шафоростова Руслана Васильевича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 3 и статьей 80 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает обязанность федерального законодателя закреплять в уголовном законе положения, предусматривающие возможность замены пожизненного лишения свободы более мягким видом наказания. Формулируя нормы статьи 80 УК Российской Федерации с учетом как характера преступлений, за совершение которых устанавливается наказание в виде пожизненного лишения свободы (особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь, а также особо тяжкие преступления против здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, — часть первая статьи 57 УК Российской Федерации), так и личности виновных, которым назначается такая мера наказания, федеральный законодатель не вышел за пределы своих полномочий (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2010 года N 1525-О-О, от 24 февраля 2011 года N 267-О-О, от 18 октября 2012 года N 1928-О, от 24 сентября 2013 года N 1432-О и N 1433-О, от 25 сентября 2014 года N 2042-О, от 23 декабря 2014 года N 2823-О и от 29 марта 2016 года N 622-О).

Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2016 N 12-П «По делу о разрешении вопроса о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления Европейского Суда по правам человека от 4 июля 2013 года по делу «Анчугов и Гладков против России» в связи с запросом Министерства юстиции Российской Федерации»

Согласно статье 56 УК Российской Федерации лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещения в воспитательную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму (часть первая); лишение свободы устанавливается на срок от двух месяцев до двадцати лет (часть вторая); в случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет, по совокупности приговоров — более тридцати лет (часть четвертая). Статья 57 этого же Кодекса предусматривает, что за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также за совершение особо тяжких преступлений против общественной безопасности может устанавливаться пожизненное лишение свободы (часть первая); пожизненное лишение свободы не назначается женщинам, а также лицам, совершившим преступление в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста (часть вторая).

Фото: Евгений Асмолов Купить фото

В России за время существования исправительных колоний для пожизненно осужденных из них освободили пятерых заключенных. Об этом ТАСС рассказал начальник Управления исполнения приговоров и специального учета ФСИН генерал-майор Игорь Вединяпин. Он не уточнил имена и подробности дел освобожденных.

Речь идет об осужденных, которым «смертная казнь в порядке помилования была заменена пожизненным лишением свободы». «Все эти лица при пересмотре приговоров в соответствии с современным уголовным законом и переквалификацией уголовных статей, предусмотренных Уголовным кодексом РСФСР, получили определенные сроки лишения свободы (вместо пожизненных. — Ред.) и освободились в связи с отбытием ими срока наказания», — пояснил он.

Пожизненные сроки сейчас отбывают 2010 человек. По данным Судебного департамента при Верховном суде, за последний 21 год в стране такой приговор получили 1530 человек. Вединяпин отметил, что в исправительных колониях находятся 267 пожизненно заключенных, которые получили право попросить об условно-досрочном освобождении в соответствии с ч. 5 ст. 79 УК, согласно которой по истечении 25 лет отбытия наказания они могут подать на УДО. По его словам, этой возможностью уже воспользовались 56 человек, но суд отказал им всем.

Пожизненное лишение свободы появилось в российском УК в 1992 году как замена смертной казни при помиловании. Смертную казнь в России перестали применять с 1997 года в связи с присоединением к европейской Конвенции о защите прав и основных свобод. В течение 3 лет поле этого суды продолжали выносить смертные приговоры с заменой в порядке помилования на пожизненное заключение или длительные сроки в колонии.

В начале февраля 2018 года «Московский комсомолец» сообщил, что на свободу вышел первый осужденный пожизненно заключенный — Анвар Масалимов, приговоренный к смертной казни за убийство, совершенное в 1991 году. Как уточняла «Медиазона», в 1999 году пожизненный срок на 15 лет заключения был заменен осужденному Александру Бирюкову. К 2018 году Бирюков уже должен был отбыть срок и выйти на свободу.

Реклама Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Страсбургский суд считает, что излишне жесткое обращение с заключенными недопустимо. Фото РИА Новости

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал условия содержания пожизненно осужденных в РФ бесчеловечными. Например, к пыткам приравнены продолжительное ношение наручников и камеры-одиночки. Властям также указано на отсутствие мер по социализации таких людей, что в конечном итоге приводит к тотальной деградации личности. В Страсбурге считают, что долгое лишение свободы – это само по себе жесткое наказание, которое не следует усиливать дополнительно. Эксперты полагают, что в данном случае Россия к ЕСПЧ не прислушается. Хотя бы потому, что пожизненное заключение назначается в том числе как замена смертной казни. И пыточные условия содержания – это элемент госпропаганды против возвращения практики расстрелов.

В ЕСПЧ настаивают, что российские пенитенциарные нормы нуждаются в существенных корректировках. К примеру, применение строгого режима к пожизненно осужденным должно быть не автоматическим, а зависеть от их индивидуальных характеристик. И назначать строгий режим надо по мере необходимости, а не «неоправданно долго», как сейчас.

Об этом говорится в постановлении ЕСПЧ по делу «Н.Т. против России». Заключенный из Свердловской области пожаловался на чрезмерно жесткие рамки строгого режима. В том числе им и были указаны содержание в одиночной камере и повседневное заковывание в наручники. Кроме того, претензии были и к бытовым условиям – отсутствию водопровода и канализации. Заявитель также подчеркнул, что он «не был обеспечен правом на целенаправленную деятельность, что плохо влияло на ментальное здоровье».

По мнению российских властей, оглашенному при рассмотрении иска, жесткий тюремный режим для «пожизненников» соответствуют требованиям международных стандартов и национального законодательства. Наручники же – это не более чем «необходимая мера для опасных заключенных». Однако Страсбург не согласился с такими доводами и признал за Россией нарушение ст. 3 Конвенции о правах человека, устанавливающей запрет на применение пыток. Присуждена и компенсация морального вреда в размере 3 тыс. евро и 1 тыс. евро для возмещения судебных расходов.

В своем решении ЕСПЧ подчеркнул, что даже пожизненное лишение свободы должно преследовать прежде всего цель исправления осужденного, его подготовки к возвращению в общество. Как считают в Страсбурге, все формы одиночного заключения «без надлежащей психической и физической стимуляции» пагубны для умственных и социальных способностей человека. Учитывая, что де-юре у него есть возможность рассчитывать на досрочное освобождение, государство обязано обеспечивать меры по ресоциализации. Что касается наручников, то вердикт судей был суров: «Продолжительное ношение наручников существенно превысило законные требования тюремной безопасности, это умаляло человеческое достоинство заключенного».

Как пояснил «НГ» адвокат Вячеслав Голенев, пожизненное наказание действительно не индивидуализировано, ресоциализация или исправление, официально декларируемые как цель пенитенциарной системы, для таких осужденных полностью исключены. «Даже пожизненно заключенные имеют право на условно-досрочное освобождение через 25 лет и при отсутствии злостных нарушений режима. Однако цель реабилитации в их случае, возможно, вовсе и не преследуется», – подчеркнул эксперт. Скажем, отказы в УДО таким людям пишутся словно под копирку, как правило, не принимаются во внимание ни преклонный возраст, ни наличие положительных характеристик, ни проблемы со здоровьем. «Наше государство и впредь будет декларировать приверженность высоким стандартам исправительной системы в отношении осужденных на пожизненное заключенное. Но мы понимаем, что реальные условия их содержания, да и всех остальных осужденных, оставят желать лучшего и дальше», – сказал Голенев. Если государство все-таки пошло, например, на некоторую гуманизацию уголовного правосудия, то в уголовно-исполнительной системе «воз и ныне там». Так что, полагает эксперт, власти РФ проигнорируют позицию ЕСПЧ, поскольку и не скрывают репрессивный тренд в отношении пожизненно осужденных, каждый раз напоминая, что условия их содержания оправдываются логикой «отложенной смертной казни».

Вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников подтвердил «НГ», что условия содержания пожизненных заключенных отличаются большей строгостью. Допустим, в СИЗО для них предусмотрены дополнительные решетки помимо основной двери камеры. Однако, указал он, многие из этих людей – это террористы, серийные убийцы, организаторы жестоких преступлений. «Так что сотрудников ФСИН тоже можно понять, большинству из таких осужденных нечего терять. Они неоднократно пытались бежать, нападали на тюремщиков, брали заложников». Мельников подчеркнул, что даже общественники с крайней опаской встречаются с такими людьми, не зная, чего от них можно ожидать. Нахождение в камере-одиночке, заметил эксперт, тоже вполне логично: это позволит не подвергать опасности сокамерников. Мельников напомнил, что для «пожизненников» применяются и иные правила конвоирования – такие заключенные должны передвигаться, опустив лицо вниз и всегда держа руки на виду, несмотря даже на наличие наручников. Но это, считает он, не самая жесткая мера – скажем, в США разрешены кандалы, в которых гораздо сложнее передвигаться. Решение Страсбурга Мельников считает не до конца проработанным: «Условия, которые критикует ЕСПЧ, как раз оправданны с точки зрения безопасности. То же передвижение без наручников я считаю неаргументированным, это опасно для окружающих. В общем, в России есть свое законодательство, выходить за рамки которого определенно не стоит».

С другой стороны, подчеркнул Мельников, несмотря ни на что, таких людей все же нужно пытаться социализировать: «Нельзя лишать их прав на религию, образование, оказание медицинской и даже психологической помощи». Также эксперт напомнил, что пожизненно осужденным зачастую не позволяют работать, хотя сами они готовы к труду. Между тем занятость должна быть обеспечена в колониях, хотя бы для того, чтобы человек мог возмещать государству расходы на свое содержание, а также выплачивать денежные компенсации потерпевшим.

Документ показан в сокращенном демонстрационном режиме!

Получить полный доступ к документу

Вход для пользователей Стань пользователем

Доступ к документу можно получить: Для зарегистрированных пользователей:
Тел.: +7 (727) 222-21-01, e-mail: info@prg.kz, Региональные представительства

Для покупки документа sms доступом необходимо ознакомиться с условиями обслуживания
Я принимаю Условия обслуживания
Продолжить

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Кунболат Шаймерденов, докторант кафедры уголовного права и
криминологии КазНГУ им. Аль-Фараби, доцент. Пожизненное лишение свободы
— новелла УК

I. Впервые в Уголовном кодексе Республики Казахстан введен такой новый вид наказания, как пожизненное (бессрочное) лишение свободы, регламентируемый ч.4 ст.48 УК. Однако данная мера, являясь одной из самых суровых, не вошла в «Лестницу наказаний» уголовного закона РК (ст.39 УК), в отличие от российского нового УК, в котором пожизненное лишение свободы, являясь самостоятельной мерой уголовно-правового воздействия, предусмотрено в системе наказаний и регламентируется отдельной статьей (статьи 44 и 57 УК РФ).

Хотя в старом УК России пожизненное лишение свободы так же, как и сейчас в УК РК, находилось за пределами системы наказаний (ст.21 УК РСФСР 1960 года), будучи введенным впервые в российском Уголовном кодексе законом РФ от 17 декабря 1992 г., однако прежним УК предусматривалось (ст.24) назначение пожизненного заключения в порядке помилования при замене смертной казни. Видимо, такая законодательная паллиативность, продемонстрированная «ветхороссийским» УК после закона РФ от 17.12.92 и «впитанная» новым УК РК, и дала основание не считать пожизненное лишение свободы самостоятельным видом наказания.

Уголовный законодатель в РК, отказавшись от принципа полной легализации пожизненного заключения как вида уголовного наказания, пошел по иному пути (вразрез с новым УК РФ), предусмотрев эту меру в ч.4 ст.48 УК в качестве разновидности лишения свободы вообще, ведь обширная по своему объему (7 частей) ст. 48 в основном и в целом посвящена регулированию такого вида наказания, как лишение свободы на определенный срок. Именно поэтому пожизненное заключение в системе наказаний замещается срочным лишением свободы (п. «и» ч.1 ст.39 УК), соотносясь между собой соответственно как часть и целое. По этой же причине пожизненное лишение свободы не урегулировано отдельной статьей УК. Следуя подобной логике законодателя, пожизненное заключение необходимо отнести к категории основных наказаний, к коим относится согласно ч.1 ст.39 УК и «обычное» лишение свободы. Вполне очевидно, что законодатель исходит из посылки, будто по своей правовой природе и иным юридическим признакам бессрочное лишение свободы не отличается от срочного, хотя подобное соотношение в уголовно-правовой доктрине не является бесспорным.

II. Пожизненное лишение свободы, не известное прежнему (как российскому, так и казахстанскому) законодательству, было введено в связи с заметным сокращением составов преступлений, за которые ранее применялась смертная казнь, а также в качестве альтернативы высшей мере наказания. Хотя этот вид наказания должен быть отнесен к числу наиболее суровых, в известном смысле он должен рассматриваться и в качестве гуманной меры уголовной ответственности: введение пожизненного лишения свободы позволит сократить количество случаев применения смертной казни.

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

На нарах

В Казахстане пожизненное лишение свободы следует сменить на фиксированное.

С таким предложением выступило казахстанское представительство организации «Международная тюремная реформа» (PRI) на прошедшей в Астане конференции, посвященной реформе института пожизненного лишения свободы в Казахстане.

В ходе мероприятия поднимались проблемы, связанные с исполнением наказания в виде пожизненного лишения свободы, соответствие условий содержания осужденных к пожизненному лишению свободы международным стандартам прав человека, условно-досрочное освобождение осужденных, оказание психологической поддержки и содействие установлению социальных связей.

— В казахстанской уголовно-исполнительной системе существует необходимость в изменении пожизненного лишения свободы на фиксированное. Мы только начинаем разъяснительную работу о необходимости такой реформы в Казахстане. Пока что не было ни одной конференции о том, что надо сделать с институтом пожизненного лишения свободы. Это пробный шар. И сам комитет уголовно-исполнительной системы готов к такой реформе. Сейчас в необходимости такой реформы стоит убеждать законодателей, — считает региональный директор представительства организации PRI Сауле Мектепбаева.

Так, по данным эксперта, в Европе под пожизненным лишением свободы (ПЛС) подразумевается лишение свободы от 6 до 15 лет. В Великобритании можно апеллировать на досрочное освобождение после 8 лет отбытия наказания. В целом в большинстве стран ПЛС не сохраняется как собственно пожизненное наказание. Между тем в Казахстане пожизненно осужденные только после отбытия 25 лет могут получить досрочное освобождение, однако те, кто был приговорен к смертной казни, в связи с введением моратория на его исполнение такой возможности не имеют.

В соответствии с международными стандартами прав человека пожизненное лишение свободы при всей исключительности данного вида наказания не должно быть унизительным или жестоким видом наказания. Осужденные продолжают оставаться людьми с ограниченным набором прав, однако с признанием за ними неотъемлемого права на уважение человеческого достоинства. Именно поэтому на данном этапе реформы уголовно-исполнительной системы, по мнению организаторов, предстоит определить, как можно перевести осужденных к данному виду наказания в более гуманные условия, где они получат возможность работать, заниматься какими-либо другими видами деятельности и проходить курс подготовки к освобождению.

— Те условия, в которых сегодня находятся осужденные на ПЛС, являются «карательными». Осужденным полагается в день разовая получасовая прогулка и свидание с родственниками один раз в пять лет, за исключением особых обстоятельств, например таких, как смерть родственников, — поясняет Сауле Мектепбаева. — Нужно задуматься о том, действительно ли нахождение в камере для двух человек в ограниченных условиях, с правом на прогулку в полчаса и унизительные позы, в которых осужденные ожидают конвоирования, необходимы для обеспечения безопасности тюрем и реабилитации лиц, приговоренных к пожизненному лишению свободы? Мы надеемся, что обсуждение в формате конференции позволит проанализировать имеющийся в Казахстане процесс гуманизации системы наказаний и очертить возможные направления реформы пожизненного лишения свободы, так как количество лиц, приговоренных к данному виду наказания, увеличивается с каждым годом.

На сегодня в уголовно-исполнительной системе по республике числится 87 осужденных на пожизненное наказание. 84 из них находятся в локальном участке колонии особого режима города Жетыгары Костанайской области, двое — в тюрьме Аркалыка и один — в следственном изоляторе Алматы.

Стоит отметить, что практика пожизненного лишения свободы не только не повышает уровень гуманизации отечественной судебно-исполнительной системы, но также бьет по бюджетному карману.

Так, на содержание одного осужденного в Казахстане в месяц тратится порядка 24 тысяч тенге. Всего тюремное население составляет свыше 55 тысяч человек. И это не считая тех, кто находится в следственных изоляторах. При незамысловатых подсчетах суммы оказываются с большим количеством нулей — 1,3 млрд тенге ежемесячно. Таковы данные, озвученные недавно вице-министром юстиции Дулатом Куставлетовым.

При этом только 34 процента заключенных обеспечено трудовой занятостью, а большинство республиканских государственных предприятий, которые существуют при колониях, зачастую рентабельны.

Вот и выходит, что реформирование судебно-исполнительной системы не только повысит рейтинги государства, поспособствует более качественной реабилитации заключенных в жизни за колючей проволокой, но и принесет ощутимый экономический эффект бюджету.

Инна РОЩУПКИНА, Астана

Справка

Пожизненное лишение свободы может устанавливаться за совершение особо тяжких преступлений, а также как альтернатива смертной казни. В Казахстане 87 лиц отбывают наказание в виде пожизненного лишения свободы. Содержатся такие лица в специальном учреждении, отдельно от других категорий осужденных. При этом условия содержания таких осужденных весьма суровы. Лица, приговоренные к пожизненному лишению свободы, имеют право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении только через 25 лет лишения свободы.

Пожизненное лишение свободы не назначается женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора шестидесятипятилетнего возраста.

admin