Сокрытия преступления

УЛАН-УДЭ, 16 ноября. /Корр.ИТАР-ТАСС Алексей Субботин/. Прокуратура Забайкальского края выявила 47 преступлений, сокрытых сотрудниками отделов полиции «Центральный» и «Северный» Читы.

«Массовые нарушения уголовно-процессуального законодательства выявлены в результате проверки, проведенной аппаратом краевой прокуратуры», — сообщили сегодня ИТАР-ТАСС в пресс-службе надзорного ведомства.

«В работе проверенных подразделений полиции распространены факты умышленного укрытия преступлений от учета. В частности, установлено, что сотрудники полиции при рассмотрении сообщений о преступлениях в объяснениях заявителей сознательно не указывают или искажают имеющие значение обстоятельства происшествия, а также склоняют заявителей к изменению фактических обстоятельств происшествий на некриминальные версии, в том числе путем оказания на них психологического давления», — подчеркнули в прокуратуре.

«В перечне конкретных механизмов декриминализации заявлений: занижение сотрудниками полиции суммы причиненного ущерба по кражам сумок и иного имущества из салонов автомашин. В некоторых случаях сотрудники полиции в объяснениях заявителей указывали заведомо недостоверные сведения об утере имущества и документов по собственной неосторожности жертв краж. Причем, стражи правопорядка вводили потерпевших в заблуждение, убеждая, что восстановить утерянные документы, в отличие от похищенных, им будет гораздо проще и быстрее. Кроме того, сотрудники полиции по надуманным основаниям занижали квалификацию совершенных в отношении граждан особо тяжких преступлений / разбоев и грабежей/ до преступлений частного обвинения / причинение побоев, легкого вреда здоровью /», — рассказали в пресс-службе.

По оценкам прокуратуры, причиной сокрытия преступлений в большинстве случаев является нежелание сотрудников полиции раскрывать те из них, которые представляют определенную сложность, так как совершены в условиях неочевидности.

«В настоящее время все незаконные решения органов дознания отменены, по всем материалам уже возбуждены уголовные дела. По инициативе прокуратуры края в отношении оперуполномоченного отдела уголовного розыска отдела полиции «Северный» Гасана Амаева, умышленно укрывшего два преступления, совершенных в отношении имущества гражданина, возбуждено уголовное дело по статье УК РФ «злоупотребление должностными полномочиями», — сообщили в пресс-службе.

«В адрес начальника УМВД России по Забайкальскому краю внесено представление об устранении выявленных нарушений законности и привлечении должностных лиц органов внутренних дел, допустивших серьезные нарушения закона, к строгой дисциплинарной ответственности», — заключили в надзорном ведомстве.

В Кемерово двое друзей положили труп своего знакомого в шкаф, вывезли за город и подожгли в канаве у дороги. Обгоревшие останки случайно обнаружил один из проезжавших мимо водителей. Как выяснили следователи, один из друзей зарезал 28-летнего Сергея Панина ножом во время ссоры. Второй только помогал прятать и уничтожать тело. Убийцу судили по статье 105 и приговорили к 11,5 годам лишения свободы. Его приятель-помощник признан виновным в укрывательстве преступления, но отделался штрафом — суд обязал его выплатить 190 тысяч рублей.

Наказание за «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений» предусматривает статья 316 Уголовного кодекса. По ней могут назначить штраф, принудительные работы, арест или лишение свободы. Максимальный срок — два года колонии.

На практике за укрывательство судят чаще всего тех, кто помогает убийцам избавиться от трупа, но статья предусматривает ответственность и за помощь в избавлении от следов преступления, документов, автомобилей (или предоставление автомобиля для перевозки оружия или трупа), а также от орудий убийства или другого особо тяжкого преступления.

Так, в Челябинске обвинение по статье 316 весной 2016 года предъявили Елене Самсоновой и Семену Лабецкому — друзьям Эдварда Краузе, организовавшего убийство своей знакомой. Урожденный Эдуард Шуткин (он сменил все документы на новое имя незадолго до преступления), по данным следствия, убил подругу несколькими выстрелами в голову; у женщины остались трое маленьких детей. Самсонова и Лабецкий помогли Краузе избавиться от трупа, после чего женщина подвезла его в аэропорт и таким образом помогла скрыться, а мужчина отогнал в гараж внедорожник предполагаемого убийцы.

17-летний подросток из Петропавловска-Камчатского попросил своего родного брата, а также друга (оба — совершеннолетние) помочь зарыть труп убитого им мужчины. Молодые люди не отказали. Преступника быстро нашли, и через год после убийства, в 2014 году, приговорили к семи годам колонии. Обвиняемый рассказал не только о своей роли, но и оказанной родственником и знакомым услуге, и летом 2016 года на последнего завели дело за укрывательство убийства. Брату осужденного ответственность не грозит: «Лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником», — говорится в примечании к статье 316.

«Ложное чувство товарищества» и условные сроки

Ежегодно в России по статье 316 суды выносят около 300 приговоров: в 2015 году осудили 238 человек, в 2014 — 254 человека, в 2013 — 238, в 2012 — 269, в 2011 — 297, в 2010 — 348, в 2009 — 402 человека.

Самое часто применяемое наказание — штраф, как правило, не больше 100 тысяч рублей. В декабре 2016 года к штрафу приговорил 20-летнего жителя деревни Шульгино, расположенной недалеко от Перми. В мае 2016 года он увидел, как на соседнем участке его приятель зарезал какого-то мужчину и затащил тело в дом. Как говорится в приговоре, «из ложного чувства товарищества» 20-летний пермяк не только не сообщил об убийстве в полицию, но помог другу спрятать труп и убрал следы крови. На какую сумму суд оштрафовал его за укрывательство, не уточняется.

Зато известно, что 48-летнему Владимиру Пачину из Твери суд назначил штраф в размере 50 тысяч рублей, но освободил от его выплаты в связи с амнистией. Правда, Пачин все-таки должен будет заплатить 270 тысяч рублей семье 15-летней Дарьи С., чей труп он вынес из квартиры, где девушку изнасиловали и убили, а потом увез в лес в Старицком районе Тверской области. Издевавшийся над девушкой-подростком и зарезавший ее насильник Александр Трещатов повесился в изоляторе, а его сообщница — 36-летняя Светлана Сбруева — получила летом 2016 года 15 лет колонии. Среди вменявшихся Сбруевой статей была и 316-я, но этим обвинение не ограничилось: женщина не только убрала в квартире и спрятала вещи девушки после ее гибели. Пока Трещатов ее насиловал, Сбруева помогала держать жертву и угрожала ей пистолетом.

Случай Светланы типичен: как правило, реальные сроки лишения свободы обвиняемые по статье 316 получают по совокупности за несколько преступлений. Летом 2015 года молодая жительница города Минусинска Красноярского края попросила подругу пойти вместе с ней домой: женщина боялась, что ее может избить бойфренд, а при гостье, полагала она, он будет вести себя прилично. Подруга была не одна, а с трехлетней дочкой — все втроем они и пришли в квартиру, где уже ждал 26-летний любовник хозяйки дома.

Вопреки надеждам женщин, сдерживаться при посторонних он не стал, а когда в конфликт вмешалась подруга, он несколько раз ударил ее ножом и убил. Но на этом мужчина не остановился: криками и угрозами требовал, чтобы его любовница замыла следы крови, схватил трехлетнюю девочку и угрожал убить всех оставшихся в живых. Будучи в квартире, убийца позвонил своему 24-летнему другу, тот приехал на машине, в которую сообщники затолкали рыдающего ребенка, труп его матери и поехали в соседнюю Хакасию. Закрывшаяся в квартире женщина вызвала полицию, но спасти девочку не удалось: убийца зарезал ее в дачном домике под Абаканом, куда они с приятелем привезли труп, после чего оставил оба тела в доме и поджег его. Сообщников задержали на следующее утро. За двойное жестокое убийство и похищение ребенка 26-летнего подсудимого в мае 2016 года приговорили к пожизненному сроку, а его друга — за соучастие в похищении и укрывательство — к шести годам колонии строгого режима и штрафу на сумму 100 тысяч рублей.

18-летняя соучастница другого жестокого преступления — убийства 10-летнего ребенка в городе Лысьва Пермского края — хотя и обвинялась кроме 316-й по статье 117 (истязание несовершеннолетнего), получила шесть лет условно. Старшая сестра мальчика помогла его отцу, забившему ребенка до смерти деревянной доской, отнести тело к проруби и утопить, привязав к ногам груз. Как выяснилось во время следствия, мальчика избивал и насиловал отец (более 30 эпизодов преступлений), постоянно били мать и старшая сестра, кроме того, ребенка запирали в холодном подвале и не давали есть. Отец получил пожизненный срок, мать — пять лет колонии с отсрочкой исполнения наказания до 2029 года: у издевавшейся над средним сыном женщины есть еще младший годовалый ребенок.

Из 238 осужденных в 2015 году по статье «Укрывательство» 26 человек, как и 18-летняя жительница Лысьвы, получили условные сроки, 38 — реальные. Среди них, например, 47-летний житель города Холмска на острове Сахалин, который помогал другу выносить и складывать в мусорные баки расчлененные останки убитого им мужчины. Ему дали полгода колонии-поселения.

81 человек был приговорен к штрафам, один — к принудительным работам, еще шестерых признали виновными, но по разным причинам освободили от ответственности. 86 человек были амнистированы в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне.

Труп в ковре под носом у полиции и другие истории

Полная статистика Судебного департамента при Верховном суде за 2016 год пока недоступна, но уже известно, что за первые полгода 2016-го по статье 316 суды вынесли 108 приговоров. 15 человек получили реальные сроки (14 из них — менее одного года), 13 — лишение свободы условно, 44 человека — штрафы, два человека — другое условное наказание. 27 человек освободили от наказания по амнистии, еще семерых — по другим основаниям.

В сентябре 2016 года суд в Ленинский районный суд Омска обязал выплатить по 10 тысяч рублей штрафа 25-летнего Руслана Лешко и 21-летнего Владислава Вешнякова. В ночь на 25 февраля 2016 года молодым людям позвонил их 20-летний приятель, который просил срочно приехать к нему домой. На месте выяснилось, что хозяин дома вместе с двумя другими друзьями до смерти избил сожителя своей матери. Вешняков и Лешко согласились помочь закопать тело в рощице недалеко от дома и вынесли его из подъезда в ковре. Но на углу стояли полицейские, заметив которых, молодые люди бросили тело прямо возле дома и убежали. Сотрудники полиции внимания на ковер не обратили: погибшего нашли через сутки прохожие. Трое обвиняемых в его убийстве получили по девять лет колонии строгого режима.

Среди тех, кто еще ждет суда, — сообщница обвиняемых в нападении на семью начальника ОМВД города Отрадный Самарской области Кристина Чистякова. Ее знакомые избили полицейского Дмитрия Вашуркина, а его жену убили, после чего ограбили их дом и скрылись. Чистякова обвиняется в том, что помогла спрятать украденные деньги, банковские карты и другие ценности.

В Калужской области продолжают расследовать дело об убийстве в приемной семье четырехлетней девочки: удочерившая ее женщина до смерти забила ребенка шваброй. Мужу обвиняемой в убийстве вменили статью 316, так как он помог увезти тело девочки в лес и там его закопать. Всего в семье было трое детей: родной 11-летний сын пары и 16-летний брат погибшей девочки сейчас находятся в интернате.

В Иркутске завершено следствие по делу об убийстве проститутки: ее из ревности задушила 23-летняя коллега. Бойфренд, изменявший одной работнице сферы секс-услуг с другой, после убийства помог избавиться от трупа: расчленил его и закопал, а его подруга сбежала на Камчатку. Через полгода полиция нашла подозреваемую в убийстве и арестовала ее, обвиняемый по 316-й статье сообщник находится под подпиской о невыезде.

Казалось бы, при чем тут Яровая

316 — не единственная статья УК, предусматривающая ответственность для тех, кто знал о преступлении, но не сообщил в правоохранительные органы. Летом 2016 года Госдума приняла так называемый «пакет Яровой», вносящий изменения сразу в несколько законов и кодексов, в том числе в Уголовный. Провозглашенная авторами поправок депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым цель — ужесточение ответственности за преступления, связанные с терроризмом. На деле поправки обязывают операторов связи и интернет-провайдеров хранить и передавать органам ФСБ их по требованию сведения о звонках и сообщениях; приравнивают соцсети к СМИ; расширяют список преступлений, за которые наступает ответственность с 14 лет; запрещают миссионерскую деятельность без регистрации; обязывают «Почту России» проверять посылки на предмет запрещенного содержимого.

Среди принятых в «пакете» изменений в Уголовный кодекс — статья 205.6 «Несообщение о преступлении». В отличие от укрывательства самому потенциальному обвиняемому по этой статье не нужно ничего делать — достаточно не донести в полицию или ФСБ «о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361». Недоносительство становится уголовно наказуемым, если человек знал о подготовке терактов, захвата заложников, вооруженного мятежа или покушения на государственного деятеля. Наказание — до года лишения свободы.

«О практике применения этой статьи я пока не слышал, увидим в апреле в статистике Судебного департамента за весь 2016 год. Вообще же несообщение — это имевшееся в советском уголовном законодательстве «недоносительство», только названное по-другому. Видимо, хотели найти формулировку без такой коннотации, чтоб не звучало слово «донос», но фактически это то же самое», — комментирует нововведение адвокат Иван Павлов. По его мнению, законодатели в данном случае «вторглись в плоскость морали и нравственности»: «Вы узнаете, что кто-то готовит теракт, что вы будете делать? Вопрос серьезный. Кто-то сразу сообщит, кто-то попытается остановить, кто-то пройдет мимо. Серьезный вопрос — но не правовой. А его перевели в область права, причем сразу уголовного».

Адвокат полагает, что в первую очередь статью 205.6 начнут применять на Северном Кавказе, где расследуется много преступлений террористической направленности: «Статья делает исключение для близких родственников, они не обязаны законом доносить, но в кавказских республиках крепче родственные связи: дяди, двоюродные братья и внучатые племянники считаются близкими родственниками. Есть целые села, где все так или иначе связаны родственными узами. Видимо, статья вводилась в расчете на то, что можно будет ее эксплуатировать там, обязав всех друг на друга доносить».

«Ключевое отличие статьи 205.6 от статьи 316 об укрывательстве в том, что укрывательство — это какие-то действия: помощь скрыть следы, последствия преступления. Новая статья вводит наказание за бездействие», — говорит Павлов.

«Укрывательство преступлений сотрудниками правоохранительных органов не является преступлением и в отношении них не может быть начато уголовное преследование, в крайнем случае, на них можно подать жалобу вышестоящему начальству по факту бездействия должностных лиц» — вот какую аргументацию привел руководитель следственного отдела по г. Ступино ГСУ СК РФ по Московской области майор юстиции Сорокин А. В.
Открываем УК РФ и действительно видим пробел в действующем законодательстве. Единственная статья УК РФ, посвященная укрывательству преступлений, гласит, что уголовная ответственность наступает за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений.
Как известно, нет преступления, если оно не предусмотрено соответствующей статьей уголовного закона. Отсутствие соответствующей санкции в действующем УК РФ, повсеместная коррупция, продажность правоохранительных органов позволяет последним оставлять безнаказанными миллионы преступлений по всей стране.
Никто так не плодит преступность в России как её правоохранительные органы.
Я уже неоднократно писал по факту совершения преступления сотрудниками правоохранительных органов по делу Воронежского маньяка, совершенного ст. следователем Линчик А. Н., прокурором Гусельниковой В. В., судьей Масловым В. А. и то, как расследуется это дело следственным комитетом России. После бесконечных отписок руководитель следственного комитета России Бастрыкин А. И. поручил руководителю ГСУ СК России по Воронежской области генерал-лейтенанту юстиции Третьякову Н. И. провести со мной личную встречу. Ну, организовал он эту встречу, ну провел. И что?
Ни на один поставленный мной вопрос руководитель данного ведомства так и не ответил. Нечего было отвечать. Факты фальсификации уголовного дела и осуждения заведомо невиновного невозможно опровергнуть. Невозможным оказалось показать, положенный в обвинительный приговор, процессуальный документ по делу, которого просто нет – он фикция, он только в приговоре.
Вот моя очередная жалоба на действия руководителя ГСУ СК России по Воронежской области генерал-лейтенанта юстиции Третьякова Н. И. поданная лично председателю СК РФ Бастрыкину А. И., которая была зарегистрирована в СК России за номером 298762
«Несмотря на Ваше личное указание и проведенную встречу с руководителем ГСУ СК России по Воронежской области генерал-лейтенантом юстиции Третьяковым Н. И., которая состоялась аж 15.01.2013 года, на настоящий момент времени СУ СК России по Воронежской области так и не дан ответ ни на один из 13 поставленных мной вопросов в заявлении о возбуждении уголовного дела от 06.12.2011 года, т. е. прошло уже более, чем 1,5 года, что говорит о явном укрывательстве преступлений своих коллег по цеху по делу Воронежского маньяка.
Ещё раз требую создания следственной группы от СК России для разрешения моего заявления от 06.12.2011 года в СК России и принятия по нему процессуального решения в соответствии с нормами УПК РФ.
Молчание в данном случае сотрудников СК России лично я расцениваю как признание ими вины своих коллег и явного укрывательства их уголовного преследования».
Вместо рассмотрения жалобы по существу помощнички Бастрыкина А. И., пересылают указанную жалобу….правильно, тому на кого она была подана, она направляется руководителю ГСУ СК России по Воронежской области генерал-лейтенанту юстиции Третьякову Н. И.
Но меня, как заявителя жалобы, не интересует, кому именно господин Бастрыкин А. И. поручил заниматься моей жалобой. Меня интересует, другое, в частности то, что Следственный комитет России укрыл преступление, преступление совершенное сотрудниками правоохранительных органов. И при этом все виновные должностные лица Следственного комитета России остаются не только безнаказанными, но и продолжают занимать свои должности, как и прежде.
Не так страшен сам преступник, как тот, кто его покрывает, и гораздо страшней, если он при этом занимает должность сотрудника правоохранительных органов.
Буквально на днях, выступая по телевидению, президент России Путин В. В. обращал внимание граждан на недопустимость при защите своих прав перехода черты, за которой действия граждан становятся преступными. В связи с чем лично у меня возникает встречный вопрос к президенту: «А что остается делать гражданам, если их к этому вынуждают те, кто должен сам пресекать преступную деятельность, как, например, в моем случае? Назовите, господин президент, законные способы борьбы уже с Вашими подчиненными, которые в силу занимаемого ими положения не пресекают преступную деятельность, а сами выступают в роли пособников лиц, совершивших преступление, т. е. их действия следует квалифицировать как заранее не обещанное укрывательство преступлений?»
Но и это ещё не все. Есть хорошая старая русская пословица «Каков поп, таков и приход». Так вот приход господина Бастрыкина А. И. плохой, если не сказать из рук вон как безобразный.
Что бы не быть голословным дополнительно выкладываю две следующие истории — поучительные, обвинительные.
История первая:
25 сентября 2013 года при моей правовой поддержке гр. Марченко Т. Г. было подано заявление в следственный отдел по г. Пушкино Московской области о возбуждении уголовного дела по факту предоставления в суд по уголовному делу в качестве доказательств заведомо подложных документов.
В качестве таких документов в суд было предоставлено два документа, даже при внешним виде не вызывающих никаких сомнений в их подложности.
Первый: талон амбулаторного больного, оформленный медицинским учреждением 23 апреля 2012 года, но содержащий в п. 2 запись о том, что у больного на указанную дату имеется просроченный страховой полис ОМС, срок действия которого истек 09.11.2012 года. Дураку понятно, что документ фальшивка, а вот судья Суханова А. М. признала этот документ, несмотря на наши возражения, допустимым доказательством.
Второй документ: медицинская карта амбулаторного больного, в которой была осуществлена вклейка листов с записью сфальсифицированного диагноза от 23.04.2012 года, фальсификация записи подтверждается тем, что она осуществлена между записями за август 2012 года. При этом диагноз в медицинской карте, карте амбулаторного больного и в заявлении в суд – разные. Данные противоречия так и не были устранены в суде. И этот документ был принят судьей Пушкинского городского суда Сухановой А. М. в качестве доказательства по уголовному делу, в результате чего Марченко Т. Г. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Но это будет совсем другая история, которая, надеюсь, получит свое продолжение на страницах ПРАВОРУБа.
Далее все как обычно. Препятствия в приеме заявления о совершенном преступлении, затягивание по срокам, отписка, подача жалобы на имя руководителя СО по г. Пушкино ГСУ СК России по Московской области в порядке ст. 124 УПК РФ. И вопрос опять завис в воздухе.
Интересен ответ представителей от следственного комитета России по г. Пушкино – раз судья не признала документ фальшивым, значит никто не вправе ставить под сомнение принятое судьей решение. Уважаемый всеми нами адвокат Генрих Резник не постеснялся в своих выражениях по поводу юридических советников Путина – идиоты. Но я не буду подобным образом называть сотрудников СК России, ведь для того, чтобы писать подобные ответы, надо обладать изощренным умом и быть в полной уверенности в безнаказанности своих действий, в том числе со стороны Бастрыкина А. И.
История вторая:
17 июля 2013 года мной подано заявление в следственный отдел по г. Ступино ГСУ СК России по МО о возбуждении уголовного дела по факту исчезновения документа из материалов гражданского дела, которое было предоставлено в суд ответчиком в качестве доказательства.
Подача заявления как обычно сопровождалась преодолением нежелания сотрудников следственного отдела в принятии заявления в установленном порядке, с выдачей подтверждающего документа, которым является талон-уведомление – п. 15 Инструкции об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации, утверждена Приказом Следственного комитета Российской Федерации от 11 октября 2012 г. N 72 г. Москва «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации»
«Должностное лицо, принявшее в соответствии со своими полномочиями лично от заявителя письменное или устное заявление о преступлении, обязано выдать заявителю документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия (часть четвертая статьи 144 УПК). Таким документом является талон-уведомление о принятии и регистрации заявления о преступлении с указанием времени, даты его принятия, регистрационного номера и данных о принявшем его лице, который выдается заявителю под роспись в талоне-корешке (приложение N 1)».
Далее мной подавались различного рода заявления, направленные на выявление дополнительных фактов фальсификации ответчиком доказательств по гражданскому делу, а также была подана вначале жалоба на бездействие следователя в порядке ст. 124 УПК РФ, а затем и жалоба на имя руководителя ГСУ СК России по Московской области генерал-майора юстиции Маркова Андрею Геннадьевичу, начало из которого я счел необходимым выложить отдельным текстом в статье
«Уважаемый Андрей Геннадьевич!
Вот читаю я в очередной раз очередной сайт очередного подразделения Следственного комитета России и, честно говоря, кроме красивых слов ничего не вижу.
«Полагаю, что оперативный взаимный обмен информацией приведет к достижению положительных результатов при раскрытии преступлений, розыску лиц, совершивших преступные деяния, пропавших без вести.
Приглашаю к взаимному сотрудничеству.
С уважением,
Руководитель Главного следственного управления».
Интересно кому и для чего Вами были написаны эти слова?
Вот фактическая работа Ваших подчиненных, направленная на оказание помощи преступникам в сокрытии преступлений и предоставления им возможности уйти от уголовной ответственности. Звучит и смешно и горько, т. к. фактически следственные органы являются составной частью преступного мира».
Ну и что бы Вы думали, произошло после этой жалобы? Да ничего. На сегодняшний день уголовное дело по указанному заявлению не возбуждено.
В соответствии со ст. 140 УПК РФ заявление о преступлении является поводом для возбуждения уголовного дела, а основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
Заявление есть, а значит, есть и повод для возбуждения уголовного дела. А вот есть ли основание, т. е. наличие достаточных данных для возбуждения уголовного дела?
В качестве доказательства исчезновения документа из материалов гражданского дела, мной была представлена аудиозапись судебного заседания за 02.12.2011 года и возражения на подачу замечаний на протокол судебного заседания за 02.12.2011 года и определение судьи Ильиной О. И. об отклонении указанных замечаний в связи с пропуском срока на подачу замечаний на протокол судебного заседания.
Согласно аудиозаписи судебного заседания за 02.11.2011 года следует, что представитель ответчика передает прокурору и суду испрашиваемые документы, но в адрес истца копии соответствующих экземпляров документов не передаются, о чем истец делает соответствующие возражения. Затем прокурор зачитывает наличие конкретной вакантной должности(дело было о восстановлении на работе) в представленном документе (тарификационный список) и спрашивает ответчика о том, предлагалась ли эта должность истцу. Получив отрицательный ответ, прокурор говорит, ну вот Вам и основание для восстановления истца.
По окончании судебного заседания я, не «отходя от кассы», сдал заявление об ознакомлении с протоколом судебного заседания. Это было в пятницу. В понедельник, 5.12.2011 г., в первый рабочий день суда, я пытаюсь получить протокол судебного заседания для его ознакомления. Секретарь судебного заседания говорит, что он ещё не готов. Это мне она повторяет и во вторник и в среду. Никакого подвоха я не замечаю, т. к. в соответствии с ч. 3 ст. 230 ГПК РФ Протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания.
8.12.2011 года (четверг) я знакомлюсь с протоколом судебного заседания, в котором я
обнаруживаю полное отсутствие указанного диалога, и 12.12.2011 года, в понедельник, подаю замечания на протокол судебного заседания.
Однако 13.12.2011 года председательствующим по делу судьей Ильиной О. И. выносится определение об отказе в приобщении замечаний на протокол судебного заседания в связи с пропуском срока на подачу замечаний, т. к. протокол был изготовлен и подписан судом 2.12.2011 года. По утверждению судьи последний срок для подачи заявления о принесении замечаний на протокол судебного заседания – 9.12.2011 года, пятница, и я его пропустил по своей вине.

Ст. следователь Толочко Александр Николаевич (мистика, воронежский следователь, который укрыл маньяка, то же Александр Николаевич) вначале пытается выставить ряд железобетонных аргументов:
Первый аргумент — судья отказалась давать показания, прикрывшись судейским иммунитетом, секретарь судьи ушла рожать (и судя по всему, она все ещё рожает), прокурор ушла в отпуск, причем он это повторял даже спустя два месяца со дня подачи заявления (а что, врать, так уж врать по полной). На настоящий момент времени от прокурора так и не получены объяснения. А объяснение этому всего одно — «Рука руку моет, а вор вора кроет».
Второй аргумент — документа, на который я ссылаюсь, нет в материалах дела. То ли до него не доходит суть моего заявления о том, что заявление о ВУД как раз и подано в связи с отсутствием указанного документа в материалах дела, то ли он действительно того, этого самого….
Третий аргумент — в материалах дела есть тарификационный список, в котором озвученная прокурором должность оказывается занятой. Можно было бы придумать версию с оговоркой прокурора, да только вся загвоздка оказалась в том, что сведения, содержащиеся в тарификационном списке, были озвучены прокурором в судебном заседании 2.12.2011 года, а тарификационный список, который появился в материалах дела, заверен подписью и печатью ответчика 26.01.2012 года. Поэтому, даже дураку понятно, что документ за 26 января 2012 года не мог никоим образом быть зачитан 2.12.2011 года, однако, чтобы это понять, сотруднику Следственного Комитета России понадобилась не одна неделя.
Далее я следователю показываю определение все той же судьи Ильиной О. И., в которой она сама пишет (что написано пером, то не вырубишь топором), что материалы дела были ею сформированы только 6.12.2011 года (вторник). Но и в этом случае, даже если предоставить мне материалы для ознакомления 6.12.2011 года, во вторник, то понедельник 12.12.2011 года будет являться пятым днем на подачу заявления в суд.
Лица, участвующие в деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом и в течение пяти дней со дня его подписания подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту.
Я надеюсь, что и в этом случае даже дураку должно быть понятно, что если протокол подписан судьей, но не выдается им же для ознакомления, то и срок на подачу замечаний на протокол судебного заседания не может начаться течь.
Все иные действия председательствующего, направленные на сокрытие части протокола судебного заседания, являются действиями, несовместимыми со статусом судьи, т. к. образуют состав преступления, и должны подлежать уголовному преследованию со стороны компетентных органов, а со стороны судейского сообщества (если у них есть какое-либо понятие судейской этики) должны быть приняты меры по лишению судьи Ильиной О. И. статуса судьи.
Далее, в ходе проведенной проверке были выявлены следующие систематические факты фальсификации ответчиком доказательств по гражданскому делу:
1. Ответчик не указал в предоставленном в суд штатном расписании и двух тарификационных списках порядка десяти должностей, полностью скрыл целый отдел, сославшись на то, что у них в учреждении несколько штатных расписаний(!?), скрытый отдел — это отдел, находящийся во внебюджетном штатном расписании. Данный документ подделан гл. бухгалтером Грибановой Светланой Станиславовной и директором учреждения Шарковым Сергеем Михайловичем.
2. Ответчик дополнительно исключил из представленного в суд штатного расписания и двух тарификационных списков вакантную должность плотника, а личную карточку работника, который был принят на должность плотника подделал, попросту переписал на новую должность, т. е. указанный работник изначально якобы был принят на другую должность. На стол следователя в качестве доказательства легли журналы инструктажей, в которых указанный работник значился как плотник(!?). Документы подделывали – гл. бухгалтер Грибанова С. С., директор Шарков С. М., специалист по кадрам Иванова Светлана Анатольевна.
3. В подложном тарификационном списке, изготовленном и заверенном 26.01.2012 года, оказалось две фальсификации — две должности, которые оказались занятыми, на самом деле были свободны.
· По первой должности удалось установить, что работник на эту должность был назначен приказом 26.09.2011 года, поэтому 12.09.2011 года он находился на другой должности и эту должность не мог занимать.
· По второй должности – у назначенного лица не оказалось документов для её занятия (соответствующее обучение, внесение в списки уполномоченных лиц по г. Москве, допуск к работе с ЕАИСТ и наличие ЭЦП), приказ о назначении на должность не соответствует предъявляемому образцу приказа о назначении работника на данную должность, Документы подделывали – гл. бухгалтер Грибанова С. С., директор Шарков С. С., специалист по кадрам Иванова С. А.
Все вышеуказанные лица, за исключением директора Шаркова С. М., с которым не стали заключать договор на новый срок, продолжают занимать свои должности. Гл. бухгалтер Грибанова С. С. и специалист по кадрам Иванова С. А. уже были уличены судом в подделке документов, с корыстной целью избавится от нежелательного для них работника, кроме того, следователю был предоставлен ещё один подложный документ, в подделке которого принимала участие специалист по кадрам Иванова С. А., и который был предоставлен по другому делу, в отношении другого работника, который служил доказательством к увольнению работника.
Потери бюджета города Москвы в результате преступной деятельности указанных лиц на тот период времени (лето 2011 года) составили более 1 млн. 300 тысяч рублей.
НО РУКОВОДИТЕЛЬ ДЕПАРТАМЕНТА СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ ПЕТРОСЯН ВЛАДИМИР АРШАКОВИЧ, ПРИ ОТКРОВЕННОМ ПОКРЫВАТЕЛЬСТВЕ СО СТОРОНЫ МЭРА ГОРОДА МОСКВЫ СОБЯНИНА СЕРГЕЯ СЕМЁНОВИЧА, НЕ ТОЛЬКО НЕ СТАЛ ВЗЫСКИВАТЬ УЩЕРБ С ВИНОВНЫХ ЛИЦ, НО И ОСТАВИЛ ИХ НА СВОИХ МЕСТАХ.
Как известно безнаказанность порождает и плодит преступность.
На все мои письма в адрес руководителя ДСЗН города Москвы Петросяна В. А. и мэра города Москвы Собянина С. С. приходили постоянные отписки о том, что проведены неоднократные плановые и внеплановые проверки, как ДСЗН г. Москвы, так и Правительством Москвы, но факты, изложенные мной, каждый раз не находили своего подтверждения, разве что, за исключением мелких, незначительных фактов. Не находили они хищений, не находили издевательств над инвалидами по зрению в ГБУ «Пансионат для инвалидов по зрению» города Москвы, несмотря на опубликованные мной доказательства в двух статьях – и , причем смерть инвалида бабушки так и осталась безнаказанной (ни бывший директор, ни его заместитель по безопасности Лапшин А. А., так и не понесли никакого наказания (причем запятнанный в преступной деятельности зам. по безопасности Лапшин А. А. продолжает обеспечивать безопасность инвалидов в государственном учреждении социальной защиты по сей день), не находили они фактов подделки документов. А как можно что – либо обнаружить, если «рука руку моет, а вор вора кроет».
Хотелось бы, чтобы господа Петросян В. А. и Собянин С. С ответили москвичам на простой вопрос: «Почему ущерб от преступных действий должностных лиц государственного учреждения социальной направленности возмещается за счет денежных средств москвичей?»
Нас президент Путин В. В. уверяет в том, что мэр Москвы Собянин С. С. достойный человек и чиновник. Мэр Москвы Собянин С. С. уверяет нас в том, что руководитель ДСЗН города Москвы Петросян В. А хороший человек и чиновник. Руководитель ДСЗН города Москвы Петросян В. А. в свою очередь уверяет нас в том, что директор Шарков С. М., гл. бухгалтер Грибанова С. С. и специалист по кадрам Иванова С. А., а также зам. директора по безопасности Лапшин А. А., который заведомо ложно обвинил в совершении преступления зам. директора по общим вопросам Коробова Е. А. – хорошие люди и работники, причем уверяет, несмотря на предоставленные неопровержимые доказательств их преступной деятельности.
Что же в итоге мы получаем.
Президент России Путин В. В. доверяет Мэру Собянину С. С., доверяет потому что он ЕГО ЧЕЛОВЕК.
Мэр Собянин С. С. доверяет руководителю Департамента социальной защиты населения города Москвы Петросяну В. А., доверяет, потому что ОН ЧЕЛОВЕК СИСТЕМЫ.
Руководитель Департамента социальной защиты населения города Москвы Петросян В. А. доверял и доверяет бывшему директору Шаркову С. М., который два года издевался над инвалидами по зрению, зам. директору по безопасности Лапшину А. А., по вине которого также происходили все преступления и издевательства над инвалидами в указанном пансионате, гл. бухгалтер Грибанова С. С. и специалист по кадрам Иванова С. А., которые штампуют по счету раз подложные документы по обвинению работников в прогуле, кражах и т.д., доверял и доверяет, потому что это люди его «вотчины», и только «хозяин» решает, наказывать ему своих «подданных» или нет.
Президента России устраивает такой градоначальник, действия которого накладывают нехорошую тень на самого президента.
Президента России устраивает такой руководитель СК России Бастрыкин А. И., которого устраивают его подчиненные – руководители ГСУ СК России по Воронежской и Московской областей, которые укрывают откровенно преступную деятельность своих подчиненных, которые в свою очередь укрывают чью-то преступную деятельность.
Я уже как-то сказал, что в России надо не столь бояться преступников, от преступников есть шанс защититься, а надо бояться сотрудников правоохранительных органов, ибо от них нет никакого спасения.
26 ноября 2013 года в программе Андрея Караулова «Момент истины» была озвучена интересная статистика, которая касалась коррупционной составляющей в России. Так владельцами иномарок представительского класса являются:
80 % — сотрудники правоохранительных органов?!
10 % — чиновники.
Остальные 10% — олигархи, бизнесмены, преступники и все остальные, кому удалось «отщипнуть» себе кусочек богатства.
Возможно, даже более чем вероятно, что после очередного укрывательства преступлений Следственным комитетом России процентное содержание владельцев эксклюзивных иномарок в первых двух категориях может сильно повыситься.

УДК 343.365

Кустова Надежда Константиновна

Kustova Nadezhda Konstantinovna

преподаватель кафедры специальных дисциплин, адъюнкт кафедры уголовного права и криминологии Краснодарского университета МВД России

К ВОПРОСУ О ПРАВОВОЙ ПРИРОДЕ УКРЫВАТЕЛЬСТВА ПРЕСТУПЛЕНИЙ

CONCERNING THE LEGAL NATURE OF CONCEALMENT OF CRIMES

Аннотация:

В статье с использованием доктринальных подходов, сравнительно-правового и историко-право-вого методов рассмотрена юридическая природа укрывательства преступления. Особо отмечено, что международное сообщество уделяет особое внимание проблеме противодействия сокрытию (отмыванию) имущества, полученного преступным путем, представляющему собой разновидность укрывательства. Проанализирован опыт французского законодателя по закреплению дефиниции укрывательства преступлений. Определены особенности его криминализации в уголовных законах Аргентины, Иордании и Германии. На основе системного анализа положений Уголовного кодекса РФ сделан вывод, что укрывательство преступления представляет собой подинститут более объемного уголовно-правового института прикосновенности к преступлению. Обоснована необходимость криминализации укрывательства в широком понимании, а именно — укрывательства следов, средств и орудий совершения преступления, предметов, добытых преступным путем, потерпевшего, а равно лица, совершившего преступление. Автор наряду с указанными выводами формулирует предложение по оптимизации УК РФ в части закрепления в Общей части легальной дефиниции укрывательства преступления.

Ключевые слова:

прикосновенность к преступлению, соучастие в преступлении, укрывательство преступления, криминализация, дефиниция, уголовно-правовой институт, противодействие преступности.

Международное сообщество в полной мере осознает ту роль, которая отведена институту прикосновенности к преступлению в общей системе противодействия преступности. Об этом свидетельствует принятие целого пакета документов, направленных на правовую регламентацию отдельных форм прикосновенности (Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г.; Конвенция о защите финансовых интересов Европейских сообществ 1995 г.; рамочное решение по отмыванию денежных средств, выявлению, отысканию, установлению контроля, аресту и конфискации орудий и доходов, полученных преступным путем, от 26 июня 2001 г. и ряд других).

В отечественном уголовном законодательстве укрывательство преступлений традиционно признается наказуемым деянием. Появившись впервые в Русской Правде, на протяжении последующих веков эта форма прикосновенности к преступлению всегда находила место в системе уголовного законодательства. Вместе с тем столь значительный опыт криминализации укрывательства в отечественном праве не исключил законодательных коллизий в регламентации этого института и дискуссий по поводу него в уголовно-правовой доктрине.

В советской уголовно-правовой науке велся активный спор относительно правовой природы укрывательства преступлений. В частности, П.К. Евдокимов считал, что укрывательство любого вида необходимо относить к соучастию .

По мнению Г.И. Баймурзина, следует говорить об укрывательстве только в собственном смысле этого слова. Заранее обещанное укрывательство он предлагает обозначить как интеллектуальное пособничество, выступающее в виде обещания скрыть преступника или следы содеянного. В самом укрывательстве в этой ситуации не усматриваются признаки уголовно наказуемого деяния .

Как отмечал М.И. Ковалев, укрывательство преступлений признается соучастием не всегда, а когда содействует конечному результату криминальной деятельности исполнителя .

Думается, что отождествление укрывательства преступлений и соучастия не состоятельно, поскольку различна их правовая природа.

В законодательстве зарубежных государств, как правило, криминализованы отдельные случаи укрывательства преступлений. Так, в УК Аргентины в ст. 277 гл. XIII к наказуемым отнесено сокрытие денег преступного происхождения . В ст. 83 и 84 УК Иордании предусматривается уголовная ответственность за укрывательство (при отсутствии сговора с исполнителем) вещей и преступника . В УК ФРГ установлена ответственность за «сокрытие имущества, добытого противоправным путем, совершённое бандой или в виде промысла» (§ 260а) .

Лишь УК Франции содержит дефиницию укрывательства (однако возможно оно лишь в отношении имущественных посягательств). Укрывательство (1е гесе1), по мнению французского законодателя, являет собой деяние, выраженное вовне в сокрытии, хранении или передаче какой-либо вещи либо в осуществлении посредничества для ее передачи при условии осведомленности о ее получении в результате совершения преступного деяния или проступка. Кроме того, укрывательством признается любое использование полученного в результате преступления или проступка при наличии осведомленности о его происхождении (ст. 321-1 отдела I «Об укрывательстве» гл. I «Об укрывательстве и преступных деяниях, тождественных укрывательству или сходных с ним») .

Генезис уголовной ответственности за укрывательство в отечественном законодательстве привел к формированию целой системы норм в Особенной части УК РФ, регламентирующих это деяние, что дает основание для обособления самостоятельного института прикосновенности к преступлению.

В специальной литературе высказано мнение, что укрывательство — это самостоятельный комплексный уголовно-правовой институт, образованный обособленной совокупностью юридических норм, предусматривающих ответственность за сокрытие преступлений и лиц, их совершивших, как разновидность противодействия осуществлению предварительного следствия и дознания, деятельности прокуратуры и суда . Таким образом, автор понимает укрывательство как обособленную группу норм — правовой институт. Однако думается, что такой подход не вполне оправдан, поскольку укрывательство выступает как часть, элемент более широкого правового института — прикосновенности к преступлению. В связи с этим более точным видится подход, в рамках которого укрывательство идентифицируется как подинститут более общего правового института — прикосновенности к преступлению. Данный вывод отталкивается от выработанного в современной отечественной уголовно-правовой доктрине понимания рассматриваемых категорий .

Действующий УК РФ содержит три статьи, устанавливающие ответственность за укрывательство, — статьи 316, 174 и 175. Таким образом, в УК РФ регламентация рассматриваемого по-динститута ограничивается рамками Особенной части, при этом общая дефиниция укрывательства в законе отсутствует. Думается, такой подход в корне неверен, поскольку оставляет поле для дискуссии относительно юридических признаков укрывательства преступлений, что может пагубно отразиться на правоприменительной практике. В сложившейся ситуации правоприменительные органы могут трактовать укрывательство преступлений по-разному, что создает опасность необъективной правовой оценки совершённого деяния. Кроме того, установление уголовной ответственности за укрывательство преступлений — важный инструмент достижения неотвратимости наказания. Так, И.А. Николайчук справедливо отмечает, что укрывательство преступления является опасной формой противодействия расследованию, препятствующей установлению истины по уголовному делу . Оно способствует созданию необходимых условий или устранению препятствий для уклонения исполнителя или других участников основного преступления от уголовной ответственности . В связи с этим возникают сомнения относительно обоснованности сужения рамок наказуемости этого деяния лишь укрывательством особо тяжких деяний.

В УК РФ уголовная ответственность за укрывательство преступлений установлена статьей 316 УК РФ. Эта норма является общей по отношению ко всем иным специальным видам укрывательства (приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем; легализация (отмывание) доходов или имущества, полученных незаконным путем). Кроме того, укрывательство может выступать целью совершения ряда преступлений (заведомо ложные показания, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод, разглашение данных предварительного расследования). Однако в ст. 316 Ук РФ не раскрывается само понятие укрывательства. В связи с этим возникает необходимость определения семантического значения категории «укрывательство».

В толковом словаре русского языка С.И. Ожегова оно понимается как «умышленное сокрытие преступника, орудий преступления или преступно добытых предметов». Сходное толкование укрывательства представлено и в отечественной научной литературе . На взгляд В.Г. Трифонова, в один ряд синонимов с укрывательством можно поставить «скрытие, хоронение, утаивание, умалчивание и пр.» .

Ряд авторов при определении содержания уголовно наказуемого укрывательства преступлений предлагает отталкиваться от положений ч. 5 ст. 33 УК РФ, аргументируя свою позицию тем, что укрывательство как форма прикосновенности отличается от укрывательства как проявления пособничества лишь отсутствием заранее данного обещания скрыть преступление . Следовательно, под укрывательством предлагается понимать сокрытие преступника, средств и орудий совершения преступления, следов преступления и предметов, добытых преступным путем.

Л.С. Белогриц-Котляревский в свое время называл три вида укрывательства — преступника; следов преступления путем их уничтожения; вещей, полученных преступным путем. Наиболее опасной он признавал третью разновидность, объясняя это корыстной окраской подобной деятельности. Остальным могли быть свойственны и альтруистические мотивы, такие как родственные либо дружеские чувства, сострадание к преступнику .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Определяя сущность укрывательства, А.Ф. Кистяковский писал, что оно состоит в предумышленном содействии преступнику, направленном на создание возможности для него избежать правосудия и заслуженного наказания, а также в умышленном заведомом сокрытии следов совершённого деяния и вещей, добытых преступным способом. «Центр виновности» укрывателя автор видел в проявлении вредного для общества сочувствия преступнику, что находит объективное выражение в противодействии нормальному процессу уголовного правосудия . Обращает на себя внимание акцент на заведомости преступного поведения виновного. Подчеркнем, что подобный подход является традиционным и незыблемым в отечественной уголовно-правовой доктрине.

Определенную лепту в уяснение содержания категории «укрывательство» вносит Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ, указавшая в своем определении, что «под укрывательством понимаются активные действия по сокрытию преступника либо преступления» . В данном случае суд выходит за рамки диспозиции ст. 316 УК РФ, прибегая к расширительному толкованию понятия «укрывательство», поскольку в законе четко указано на укрывательство преступлений. Допустим ли такой подход? Представляется, что де-юре нет, поскольку расширительное толкование уголовного закона в РФ недопустимо .

Итак, полагаем, что следует отграничивать «укрывательство» как теоретическое понятие от «укрывательства» в узком смысле — как категории уголовного закона.

Укрывательство в широком смысле слова представляет собой умышленную деятельность, направленную на сокрытие следов, средств и орудий совершения преступления, предметов, добытых преступным путем, потерпевшего, а равно самого субъекта укрываемого преступления от уголовного преследования и правосудия . Укрывательство в рамках диспозиции ст. 316 УК РФ предполагает умышленную деятельность, направленную на сокрытие следов, средств и орудий совершения преступления, а равно предметов, добытых преступным путем. Очевидно, что этот диссонанс следует устранить, поскольку, безусловно, в деле противодействия преступлениям большое значение имеет наказуемость укрывательства как преступления, так и его субъекта. Ограниченность криминализации укрывательства в УК РФ не имеет под собой никаких объективных оснований. В связи с этим необходимо криминализовать в УК РФ укрывательство в широком смысле.

Таким образом, нормы УК РФ об укрывательстве преступлений представляют собой подинститут института прикосновенности к преступлению и не могут рассматриваться вне его рамок. Необходимость обеспечения уголовно-правовых основ противодействия укрывательству преступлений требует криминализации его различных видов с конкретизацией их в диспозиции ст. 316 УК РФ — укрывательство следов, средств и орудий совершения преступления, предметов, добытых преступным путем, потерпевшего, а равно лица, совершившего преступление.

Недостатком действующей редакции УК РФ является отсутствие понятия «укрывательство преступления». Поэтому считаем необходимым закрепление его легальной дефиниции в Общей части УК РФ с изложением ее в следующей редакции: «Под укрывательством понимается умышленное заранее не обещанное деяние, направленное на сокрытие преступления, следов, средств и орудий его совершения, предметов, добытых преступным путем, либо субъекта укрываемого преступления от уголовного преследования и правосудия, а равно потерпевшего».

Ссылки:

1. Евдокимов П.К. Ответственность за укрывательство по советскому уголовному праву : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1953. С. 12.

2. Баймурзин Г.И. Ответственность за прикосновенность к преступлению. Алма-Ата, 1968. С. 96.

4. Уголовный кодекс Аргентины . URL: http://www.crimpravo.ru/page/zar-uk (дата обращения: 21.04.2018).

7. Уголовный кодекс Франции . URL: http://www.crimpravo.ru/page/zar-uk (дата обращения: 21.04.2018).

16. См.: Кистяковсюй А.Ф. Элементарный учебникъ общаго уголовнаго права съ подробнымъ изложениемъ началъ русскаго уголовнаго законодательства. Часть Общая. Второе исправленное и значительно дополненное издаые. Юевъ, 1882. С. 610.

17. См.: Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 8 июня 2010 г. № 67-Д10-8СП . Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».

18. См.: Морозов Б.П. Правоприменительное толкование уголовного закона. Новосибирск, 2016. С. 83.

Baymurzin, GI 1968, Liability for the involvement in a crime, Alma-Ata, p. 96, (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

admin