События преступления

Содержание

В прошлом году адвокатом АБ «Забейда и партнеры» Светланой Мальцевой был подготовлен обзор судебной практики за 2017 г., о которой должен знать «уголовный» адвокат.

Продолжая эту добрую традицию, АБ «Забейда и партнеры» решило подготовить очередной обзор наиболее значимых и интересных решений КС РФ и ВС РФ в сфере уголовно-правовых отношений за уходящий, на этот раз 2018 г.

КС РФ дал толкование нормам УПК РФ, позволяющим изымать имущество в качестве вещественных доказательств без решения суда

В начале уходящего года КС РФ вынес Постановление по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 81.1 и п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ.

Суд разъяснил, что изъятие и удержание предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности, тем более на длительный срок, должны быть скорее исключением. Такое изъятие может нарушить производственные циклы, затруднить исполнение обязательств собственника перед контрагентами, сократить налоговые поступления в бюджеты разных уровней, повлечь прекращение предпринимательской деятельности и, соответственно, неизбежное ухудшение положения работников предприятия.

Тем самым финансовые, материальные и прочие потери собственников при изъятии оборудования могут значительно превышать последствия изъятия вещей той же стоимости, но иного целевого назначения. Следовательно, требуется специальный подход к разрешению вопросов о признании таких предметов вещественными доказательствами, их изъятии и удержании в режиме хранения. Оборудование может быть изъято, если это вынужденно необходимо для расследования уголовного дела и вынесения справедливого приговора.

Указанные положения, изложенные в постановлении КС РФ, направлены на создание дополнительных механизмов защиты прав предпринимателей и формирование благополучного делового климата в РФ, поэтому, безусловно, вызывают одобрение. Однако есть опасения, что эти значимые положения будут носить сугубо декларативный характер. С сожалением приходится констатировать, что суды не вдаются в вопросы обоснованности изъятия имущества в качестве вещдоков и в подавляющем большинстве случаев игнорируют доводы жалоб, направленных на защиту прав предпринимателей.

В целях обеспечения возможной конфискации на имущество неопределенного круга лиц может быть наложен арест даже в тех случаях, когда личность подозреваемого или обвиняемого не установлена.

Постановлением Пленума ВС РФ от 14 июня 2018 г. № 17 «О некоторых вопросах, связанных с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве» (п. 6) разъяснено, что в целях обеспечения возможной конфискации суд может наложить арест на имущество, находящееся не только у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, но и у неопределенного круга лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо предназначалось для экстремистской или террористической деятельности. Арест на имущество неопределенного круга лиц может быть наложен и тогда, когда по возбужденному уголовному делу личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Арест может быть наложен также на имущество, находящееся на территории иностранного государства.

Данное положение вызывает ряд серьезных вопросов и нареканий, так как предоставляет правоприменителю широкий простор для злоупотреблений в виде наложения ареста, даже когда очевидно, что надобности в этом нет. Широко известна сложившаяся следственная практика, когда различные меры процессуального принуждения, в том числе и наложение ареста на имущество, используются зачастую для понуждения подозреваемых и обвиняемых к даче признательных показаний фактически под угрозой различных тяжких последствий (разорение бизнеса, арест, изъятие различных документов и денежных средств в ходе обысков, распространение информации о привлечении руководства компании к ответственности, что незамедлительно создает репутационные проблемы для бизнеса, и пр.). Поэтому легитимизация возможности наложения ареста на имущество третьих лиц с весьма расплывчатыми формулировками о финансировании экстремистской деятельности, под которую при желании можно «подогнать» все, что угодно, а также использованием словосочетания «достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий» без определения сколь-нибудь понятных критериев подобной достаточности, по нашему мнению, предоставляет правоохранителям практически неограниченные возможности для различного рода злоупотреблений и является довольно-таки коррупционноемкой нормой.

Более того, указанное положение Пленума ВС РФ вступает в противоречие с позицией КС РФ. Так, в одном из постановлений КС РФ четко дал понять, что применение ареста имущества не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности.

Отмена уголовной ответственности за то или иное деяние и одновременно введение за него административной ответственности не могут рассматриваться в отрыве друг от друга

В Постановлении от 14 июня 2018 г. № 23-П КС РФ рассмотрел следующее дело.

На Н. до декриминализации ст. 116 УК РФ было совершено нападение двумя лицами, нанесшими ему побои. Н. подал заявление о преступлении после декриминализации нормы. Со ссылкой на ч. 1 ст. 10 УК РФ ему было отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 116 УК РФ, а впоследствии еще двух дел об административных правонарушениях, так как нападение было совершено до введения ст. 6.1.1 КоАП РФ.

КС РФ пояснил, что отмена законом уголовной ответственности за определенное деяние с одновременным его переводом под действие КоАП РФ свидетельствует о том, что федеральный законодатель продолжает рассматривать данное деяние как правонарушающее, однако по-иному оценивает характер его общественной опасности. Применительно к вопросу о введении административной ответственности за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, на основании вступившей в силу с 15 июля 2016 г. ст. 6.1.1 КоАП РФ это означает не исключение, а смягчение публично-правовой ответственности.

Указанная позиция представляется абсолютно последовательной, логичной и взвешенной, в результате такого подхода не создается ситуация, когда де-факто и на момент деяния де-юре противоправное деяние не влечет за собой никакой ответственности.

Возможность обвиняемого влиять на деятельность государственных и общественных институтов является основанием для изменения территориальной подсудности уголовного дела

К такому выводу пришел КС РФ в Постановлении от 9 ноября 2018 г. № 39-П.

КС РФ признал не противоречащим Конституции РФ истолкование положений ч. 1, 3 и 4 ст. 35 УПК РФ как допускающих передачу уголовного дела по подсудности в суд другой территориальной юрисдикции, обусловленную объективными обстоятельствами, связанными с личностью обвиняемых, их авторитетом, служебным положением, властными полномочиями, что позволяет им воздействовать на общественное мнение, а также на деятельность государственных и общественных институтов на этой территории.

Сама по себе идея необходимости изменения подсудности при очевидном влиянии обвиняемого на деятельность государственных органов в пределах конкретного территориального образования, безусловно, имеет важное значение.

Основная проблема заключается в том, что при отсутствии четкого порядка изменения подсудности (выбора суда, перечня обстоятельств, позволяющих прийти к выводу о возможности обвиняемого влиять на общественное мнение и деятельность государственных органов) указанное постановление может привести к произвольным решениям правоприменителя.

Абсолютно не ясно, каким образом суд, рассматривая вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела, должен решать, какой суд будет рассматривать дело по существу. Так, в рассматриваемом постановлении КС РФ уголовное дело, подсудное Ленинскому районному суду г. Владивостока, несмотря на возражения обвиняемых, было передано для рассмотрения по существу в Тверской районный суд г. Москвы.

К сожалению, в настоящее время судебная практика не определила четких критериев, характеризующих конкретные обстоятельства, свидетельствующие о том, что есть основания для изменения территориальной подсудности уголовного дела.

Так, ВС РФ в одном из дел, удовлетворяя ходатайство заместителя Генерального прокурора РФ об изменении территориальной подсудности уголовного дела, в качестве критериев, свидетельствующих о существовании реальной угрозы личной безопасности проживающих на территории субъекта РФ участников судебного разбирательства, называет следующие обстоятельства: совершение ряда особо тяжких преступлений, носящих дерзкий и жестокий характер; наличие обширных связей среди бывших и действующих сотрудников краевого суда; обвиняемый длительное время являлся депутатом законодательного собрания, что хотя бы рамочно позволяет сделать вывод о том, какие критерии могут рассматриваться судом при решении вопроса об изменении территориальной подсудности.

Если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, суд обязан рассмотреть данное дело по существу

КС РФ в Постановлении от 15 октября 2018 г. № 36-П разъяснил, что суд обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения дела в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния, и только при наличии его согласия вправе прекратить уголовное дело.

Иное свидетельствовало бы об отказе обвиняемому по делу частного обвинения в правосудии, о вынесении судом решения, констатирующего наличие события преступления, совершение конкретным лицом, хотя и утратившего уголовную противоправность деяния, о правовой оценке деяния (события преступления) без исследования судом обстоятельств произошедшего и имеющихся доказательств. Это приводило бы к нарушению принципа равенства перед законом и судом, равноправия сторон судопроизводства, к ограничению прав участников уголовного процесса, в том числе права опровергать обвинение, приводить доказательства своей непричастности к преступлению (невиновности) и возражать против прекращения дела по основанию, констатирующему совершение именно этим лицом деяния, хотя и декриминализованного новым уголовным законом, но являвшегося преступным на момент его совершения.

Выводы КС РФ в данном постановлении логичны и последовательны, указанный подход не приводит к ограничению права обвиняемого опровергать обвинение и приводить доказательства своей непричастности к инкриминируемому преступлению.

Комментируя данный акт, хочется затронуть более существенный вопрос: можно ли прекращать дело в том случае, если обвиняемый не возражает против прекращения, но не согласен с предъявленным ему обвинением?

Рассмотрим следующую ситуацию.

М. предъявлено обвинение в совершении преступления средней тяжести. Дознаватель ходатайствует перед судом о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. В ходе судебного заседания обвиняемый заявляет, что согласен на прекращение в отношении него уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 76.2 УК РФ, однако вину в предъявленном ему обвинении признает частично, не согласен с квалификацией его действий.

Будет ли в приведенном примере решение суда о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа законным, не нарушающим права обвиняемого опровергать обвинение, возражать против прекращения дела, приводить доказательства непричастности к инкриминируемому преступлению – вопрос открытый. К сожалению, ни законодатель, ни высшие судебные инстанции ответа на него пока не дали.

КС РФ признал п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ неконституционным

Части 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ предусматривают наличие специального субъекта – лица, находящегося в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ для целей этой статьи лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается лицо, управляющее транспортным средством, в случае установления факта употребления им вызывающих алкогольное опьянение веществ, а также лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

КС РФ в Постановлении от 25 апреля 2018 г. № 17-П обратил внимание, что оставление места ДТП лицом, управлявшим транспортным средством при совершении преступлений, предусмотренных ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ, не влияет на квалификацию противоправных действий лица. И при таком положении вещей лица, оставшиеся на месте происшествия, в отношении которых факт употребления вызывающих опьянение веществ надлежащим образом установлен либо не выполнившие требования о прохождении медосвидетельствования, оказываются в худшем положении по сравнению с лицами, скрывшимися с места ДТП.

Рассматриваемый акт КС РФ носит очень важный характер, устраняет правовую неопределенность.

Положение п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ до принятия постановления КС РФ, по сути, стимулировало людей покидать место ДТП. Норма, можно сказать, говорила: «Совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения – скрывайся с места ДТП, иначе наступит уголовная ответственность по квалифицирующим признакам».

В соответствии с упомянутым Постановлением КС РФ в Госдуму уже внесен законопроект о поправках в ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ, ужесточающих уголовную ответственность водителей, скрывшихся с места совершения ДТП с тяжкими последствиями, в отношении которых возможность подтвердить состояние опьянения на момент совершения преступления была утрачена.

Есть все основания полагать, что в новом 2019 г. указанный законопроект будет принят, и ст. 264 УК РФ будет предусматривать ответственность для лиц, оставивших место совершения ДТП с тяжкими последствиями.

ВС РФ разъяснил, как правильно применять норму УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую

Постановлением от 15 мая 2018 г. № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» Пленум ВС РФ разъяснил судам критерии, на которые стоит ориентироваться при изменении категории преступления на менее тяжкую: способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, вид умысла либо неосторожности, мотив, цель и иные фактические обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности.

Пожалуй, наибольший интерес вызывает п. 11 постановления, согласно которому применение положений ч. 6 ст. 15 УК РФ не влияет на юридическую оценку деяния, в том числе приготовления к совершению конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления, а равно не влечет правовых последствий для лиц, в отношении которых решение об изменении категории преступления не принималось. В частности, изменение судом категории преступления с особо тяжкого на тяжкое преступление не исключает уголовной ответственности другого лица за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления.

Таким образом, ВС РФ четко дал понять, что изменение категории преступления на менее тяжкую носит индивидуальный характер.

Анализ судебной практики показывает, что положения ч. 6 ст. 15 УК РФ востребованы на практике и, как следствие, названное постановление Пленума ВС РФ весьма актуально. В первом полугодии 2018 г. судами общей юрисдикции были приняты решения об изменении степени тяжести преступления в отношении 1539 лиц1.

Если лица, сотрудничающие со следствием, отказались отвечать на вопросы обвиняемой (от стороны защиты), это не нарушает право на справедливое судебное разбирательство

К такому выводу пришел Верховный Суд РФ в Апелляционном определении от 13 марта 2018 г. по делу № 86-АПУ18-1.

Это положение вызывает ряд вопросов. Видится, что признание отказа лица отвечать на вопросы обвиняемого или его защитника без обоснования причин такого отказа может быть нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Право допрашивать показывающих против лица свидетелей является конвенционным правом, предусмотренным подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция).

В то же время в ст. 47 УПК РФ это право в числе прав обвиняемого не названо. В связи с этим в отечественном правоприменении за обвиняемым оно не всегда признается.

В Постановлении ЕСПЧ от 4 декабря 2008 г. по делу «Трофимов против России» Европейский Суд постановил, что допущено нарушение п. 1 и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции в связи с тем, что у обвиняемого отсутствовала возможность допросить свидетеля обвинения в ходе судебного разбирательства.

В рассматриваемом нами апелляционном определении ВС РФ несколько иной случай – обвиняемой было предоставлено право задать вопросы, однако свидетели отказались на них отвечать.

Видится, что если у лица нет обоснованного права отказаться отвечать на вопрос обвиняемого и при этом он отказывается, то его показания не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Тем более что ни для кого не секрет, что зачастую свидетели обвинения дают показания, тщательно отредактированные следствием и мало отражающие картину происшествия, которая была на самом деле. И именно в этом случае ответы на вопросы обвиняемого и его защитника не только могут пролить свет на то, что же происходило на самом деле, но и зачастую позволяют суду выяснить обстоятельства, диаметрально противоположные изложенным следователем. Поэтому право задавать вопросы свидетелям и получать на них ответы является неотъемлемым правом обвиняемого.

К сожалению, высший судебный орган не стремится обеспечить обвиняемого таким правом и, более того, не видит нарушения права на справедливое судебное разбирательство в том случае, если у обвиняемого отсутствует возможность получить ответ на заданный вопрос.

Новые разъяснения судебной практики по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда

Самое интересное в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 г. № 41 – конечно, п. 7, где разъяснено, что если требования охраны труда были нарушены двумя или более лицами, обладающими признаками субъекта преступления, предусмотренного ст. 143, 216 или 217 УК РФ, то содеянное каждым из них влечет уголовную ответственность по названным нормам при условии, что допущенные ими нарушения специальных правил находились в причинной связи с наступившими последствиями, указанными в перечисленных статьях УК РФ.

Согласно ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного (выделено мной. – А.С.) преступления.

1. Понятие преступления
2. Признаки преступления: общественная опасность деяния, противоправность, виновность и наказуемость
3. Состав преступления. Элементы состава: объект и объективная сторона преступления; субъект и субъективная сторона преступления
4. Малозначительность деяния
5. Категории преступлений
6. Преступление и иные виды правонарушений
7. Классификация преступлений:

  • по характеру и степени общественной опасности (категории преступлений);
  • по объекту посягательств
  • по степени общественной опасности состава преступления
  • по объективной стороне: единое простое преступление; единое сложное преступление и его виды
  • по форме вины: умышленные, неосторожные
  • по форме деяния: совершаемые путем действия; путем бездействия

Понятие преступления

Словари дает следующее определение данному термину:

Преступление (лат. scelus; англ. crime) — в уголовном праве РФ виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания. (Энциклопедия права. 2015).

Преступление — общественно опасное действие (или бездействие), нарушающее существующий правопорядок и подлежащее уголовной ответственности (Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.)

Легальное определения понятия «преступления» содержится в статье 14 Уголовного кодекса РФ:

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

Признаки преступления

Статья 14 УК РФ содержит определение преступления, раскрывая признаки преступного деяния:

  • общественная опасность;
  • противоправность;
  • виновность;
  • наказуемость.

Деяние, признаваемое преступлением, должно обладать всеми указанными признаками.

Преступное деяние

Деяние – внешний акт общественно опасного поведения человека. В части 2 статьи 14 УК РФ указано, что деяние может быть совершено в двух формах:

  • действие (активное поведение человека);
  • бездействие (пассивное поведение человека, выражающееся в несовершении конкретного действия, которое лицо было обязано и могло совершить).

Деяние (и действие, и бездействие) для признания его преступным должно быть осознанным. Например, совершение деяния невменяемым лицом или ребенком, либо под физическим принуждением, либо в обстановке непреодолимой силы (например, наводнение, препятствующее врачу оказать помощь больному) не позволяет отнести такое деяние к преступному именно ввиду отсутствия осознанности совершенного, либо ввиду отсутствия физической возможности действовать.

Ответственность за бездействие может наступать только в том случае, если на лице лежала юридическая обязанность действовать определенным образом, совершать определенные поступки. Источниками правовой обязанности могут быть:

  • закон или иной нормативный правовой акт;
  • профессиональные обязанности или служебное положение;
  • судебный акт;
  • предшествующее поведение лица, вызвавшее опасность наступления последствий, поставившее под угрозу какие-либо охраняемые законом интересы.

Вопрос о преступности деяния, совершенного в результате психического и физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений статьи 39 УК РФ о крайней необходимости (ст. 40 УК РФ).

Преступление – это деяние. Однако, в некоторых случаях, ввиду высокой степени общественной опасности, преступлением может быть и умысел. Например, за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью уголовная ответственность предусмотрена статьей 119 УК РФ; статья 296 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования.

Общественная опасность деяния

Общественная опасность присуща всем видам правонарушений, ее содержание позволяет разграничивать преступления и иные деликты.

Общественная опасность — качественный и объективный признак преступления, который выражает его материальную сущность и объясняет, почему то или иное деяние признается преступлением. Признак общественной опасности означает, что деяние причиняет вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, или создает угрозу причинения вреда.

В общественной опасности уголовный закон выделяет характер и степень. Так, в ч. 1 ст. 15 УК РФ определено, что преступления в зависимости от характера и степени общественной опасности подразделяются на категории. Статья 60 УК РФ, определяя общие начала назначения наказания, указывает на необходимость учета судами характера и степени общественной опасности преступления.

Общественная опасность имеет свои характеристики:

  • качественная характеристика общественной опасности (характер общественной опасности) — означает типовую характеристику социальной вредности определенных видов преступлений. Характер общественной опасности зависит от установленного судом объекта посягательства, его ценности.
  • количественная характеристика общественной опасности (степень общественной опасности) — количественный показатель общественной опасности определяется обстоятельствами содеянного — степенью реализации преступного намерения, способом совершения преступления, местом, временем совершения, размером вреда и тяжестью наступивших последствий, формой вины посягающего и т.п.

Характер и степень общественной опасности находят свое отражение в санкции.

Противоправность деяния

Противоправность (противозаконность) означает запрещенность деяния уголовным законом. В российском уголовном праве сформулирован принцип nullum crimen sine lege (нет преступления, если об этом не указано в законе). Противоправность выражается в том, что деяние содержит признаки конкретного состава преступления, описанные в норме Особенной части УК РФ, где названы все деяния, признаваемые в настоящее время преступлениями.

Значение признака противоправности состоит в том, что от его соблюдения зависит реализация провозглашенного в статье 3 УК РФ принципа законности. Запрещено применение уголовного закона по аналогии, т.е. применение норм УК РФ в отношении тех деяний, которые не предусмотрены Уголовным кодексом РФ.

Виновность

Виновность — самостоятельный признак преступления, состоящий в том, что общественно опасное деяние признается преступлением лишь с учетом психического отношения вменяемого лица к совершаемому деянию в форме умысла (прямого или косвенного) или неосторожности (легкомыслия или небрежности).

Привлечение лица к уголовной ответственности возможно только за те общественно опасные действия (бездействие), в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК РФ). Принцип вины предполагает личную (персональную) ответственность, т.е. к уголовной ответственности может быть привлечено только то лицо, которое непосредственно само совершило преступление, и ответственность не может возлагаться на других лиц (например, родителей, супруга и др.).

Уголовный кодекс РФ не предусматривает уголовную ответственность юридических лиц.

Субъективное вменение. Уголовное право России основывается на принципе субъективного вменения. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается (статья 5 УК РФ). Понятие невиновного причинения вреда (казус) раскрывается в статье 28 УК РФ. Деяние признается невиновным, а следовательно, непреступным, если доказаны названные в ст. 28 УК РФ условия (определенное субъективное отношение к деянию, наличие экстремальных условий или нервно-психических перегрузок). Ни одно деяние, совершенное невиновно (казус), какие бы тяжкие последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление.

Признание виновности самостоятельным признаком преступления отрицается некоторыми учеными, которые считают его производным от признака противоправности.

Наказуемость деяния

Наказуемость деяния в статье 14 УК РФ названа в качестве признака преступления. Наказуемость преступления означает установление законодателем за каждое деяние, предусмотренное УК РФ, наказания определенного вида, срока или размера.

Наказуемость как признак преступления необходимо понимать как потенциальную возможность применения к лицу, совершившему преступление, мер государственного принуждения, назначаемых по приговору суда.

Однако это положение не означает, что каждому лицу, совершившему преступление, в обязательном порядке должно быть назначено уголовное наказание. Уголовному закону известно значительное число институтов, позволяющих освободить виновного от уголовной ответственности или от наказания. В УК РФ есть несколько норм, в соответствии с которыми лицо может быть освобождено от уголовной ответственности или наказания за совершенное им преступление (ст. ст. 75 — 85 УК РФ).

Следует заметить, что в доктрине ряд ученых полагает, что наказуемость не является самостоятельным признаком преступления.

Состав преступления. Элементы состава

Рассмотренные выше признаки преступления (общественная опасность, виновность, противоправность деяния и его наказуемость) позволяют выделить преступление из всей группы правонарушений. Однако преступлением является и кража, и убийство, и разбой, и чтобы разграничить данные преступления недостаточно использовать признаки преступления. Необходимое разграничение осуществляется на основе такой правовой категории, как состав преступления. Таким образом, понятия преступления и состава преступления не являются тождественными.

Состав преступления является правовой категорией, юридическим основанием уголовной ответственности.

Уголовный кодекс РФ не содержит определения понятия «состав преступления». В науке уголовного под составом преступления понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как конкретное преступление.

Структурно состав преступления состоит из четырех групп признаков, которые называются элементами состава преступления. К ним относятся:

объект преступления;

объективная сторона преступления;

субъективная сторона преступления;

субъект преступления.

Для наличия состава преступления необходимы все четыре его элемента в совокупности. Отсутствие хотя бы одного из них будет означать и отсутствие состава преступления.

Признаки и виды составов преступления

Признаки состава преступления подразделяются на обязательные (необходимые) и факультативные.

В зависимости от степени общественной опасности выделяются составы трех видов: основной состав, состав со смягчающими обстоятельствами и состав с отягчающими обстоятельствами.

В зависимости от структуры составы преступлений делятся на два вида: простой и сложный.

В зависимости от конструкции объективной стороны состава преступления выделяется два вида составов — материальные и формальные.

Малозначительность деяния

В ч. 2 статьи 14 УК РФ указано, что малозначительное деяние не является преступлением в силу того, что не представляет общественной опасности (по ее количественному критерию), хотя формально содержит признаки какого-либо конкретного деяния, предусмотренного в Особенной части УК РФ. Таким образом, малозначительное деяние не является преступлением при наличии двух условий:

  • деяние формально подпадает под признаки преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ, т.е. является внешне противоправным;
  • в деянии отсутствует свойство преступления — общественная опасность. Как правило, она отсутствует потому, что ущерб, причиненный деянием, незначительный.

Малозначительным может быть лишь умышленное преступление, не могут быть малозначительными неосторожные преступления. Малозначительные деяния возможны лишь в умышленных преступлениях небольшой тяжести.

Малозначительным может быть совершенное с прямым (конкретизированным) умыслом деяние, когда лицо желало причинить именно незначительный вред. Например, лицо совершает кражу на сумму 2501 рубль. Учитывая размер ущерба (разница всего 1 рубль с административно наказуемым хищением по ст. 7.27 КоАП РФ), а также некорыстные мотивы, цели и прочие обстоятельства, деяние виновного может быть признано незначительным. Иное дело, если умысел виновного в приведенной ситуации был направлен на кражу дорогостоящего имущества из корыстных побуждений, но из-за отсутствия таковых на месте преступления виновный ограничился похищенным. В последнем случае кража не будет считаться малозначительным деянием, а подлежит квалификации, например, как покушение на кражу с целью причинения значительного ущерба гражданину (ч. 3 ст. 30 и п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Малозначительность деяния также отсутствует при совершении преступления с неконкретизированным умыслом, когда лицо предвидело и желало наступления любого из возможных вариантов причинения вреда. В таком случае ответственность наступает за фактически причиненный вред.

Для целей признания деяния малозначительным учитываются признаки, которые проявились в совершенном деянии: способ совершения преступления, его мотив, цель, степень вины лица, направленность умысла, объем совершенных действий и т.д.) и не учитываются обстоятельства, которые в деянии не проявились (семейное положение виновного, его деятельное раскаяние, возмещение им ущерба и проч.).

Вопрос о признании малозначительности деяния относится к компетенции следствия и суда. Уголовное дело в случае малозначительности деяния не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления по признакам п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Совершение деяния, признанного малозначительным, может квалифицироваться как административное или иное правонарушение.

Категории преступлений по УК РФ

В зависимости от характера и степени общественной опасности в статье 15 УК РФ выделены следующие категории преступлений:

  • преступление небольшой тяжести — умышленное или неосторожное деяние, за совершение которого максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом РФ, не превышает трех лет лишения свободы (ч. 2 статьи 15 УК РФ).
  • преступление средней тяжести — умышленное деяние, за совершение которого максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожное деяние, за совершение которого максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает три года лишения свободы (ч. 3 статьи 15 УК РФ).
  • тяжкое преступление — умышленное деяние, за совершение которого максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом РФ, не превышает десяти лет лишения свободы (ч. 4 статьи 15 УК РФ).
  • особо тяжкое преступление — умышленное деяние, за совершение которого УК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание (ч. 5 статьи 15 УК РФ).

Для классификации всех четырех категорий использован один вид наказания — лишение свободы. Однако различать их позволяет размер максимального наказания в виде лишения свободы, предусмотренного в Уголовном кодексе РФ за совершенное преступление (именно предусмотренного в УК РФ, а не назначенного за совершенное деяние).

Деление преступлений на категории в зависимости от степени их общественной опасности влияет на решение многих вопросов уголовной ответственности, например определение вида рецидива, наказуемость приготовления к преступлению, определение признаков преступного сообщества, возможность назначения некоторых видов наказаний, освобождения от уголовной ответственности и наказания, погашения судимости и другие обстоятельства.

Преступление и иные виды правонарушений

Преступление относится к наиболее опасным правонарушениям, которые нарушают правовые запреты. В зависимости от того, какие общественные отношения нарушает деяние и какими правовыми средствами государство охраняет эти отношения, правонарушение может быть признано преступлением, административным правонарушением, гражданско-правовым деликтом, дисциплинарным проступком.

Большинство ученых полагают, что к критериям разграничения относится общественная опасность деяния. Разграничение проводится по степени общественной опасности деяния, Преступление обладает наивысшей степенью общественной опасности.

Так, в зависимости от размера причиненного вреда при хищении деяние может расцениваться и как преступление, и как административное правонарушение. В соответствии со ст. 7.27 КоАП РФ мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных УК РФ влечет за собой применение административного, а не уголовного наказания. Мелким же хищение признается, если стоимость похищенного имущества не превышает 2500 рублей (ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ).

Другим критерием разграничения правонарушений является противоправность. Преступление нарушает федеральный уголовный закон, который предусматривает за него наиболее суровые санкции (вплоть до пожизненного лишения свободы и смертной казни) по сравнению с мерами административного, гражданского и тому подобные воздействия.

Ответственность за административные, гражданские, трудовые, семейные и т.д. правонарушения регулируется КоАП, Гражданским, Трудовым, Семейным кодексами РФ и иными нормативными правовыми актами, устанавливающими более мягкие меры воздействия на правонарушителей и не влекущие последствий, связанных с уголовным наказанием.

Классификация преступлений

В российском уголовном законодательстве приняты три разновидности дифференциации преступлений (см. подробнее «классификация преступлений»):

по характеру и степени общественной опасности различаются четыре крупные группы (категории преступлений): преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления (ст. 15 УК РФ), о чем мы писали выше.

по объекту посягательств, предусмотренных в 6 разделах и 19 главах Особенной части УК РФ. По указанному основанию все преступления подразделяются на виды, объединенные в главы (видовой объект) и разделы (родовой объект).

по степени общественной опасности состава преступления различаются на простые, квалифицированные и привилегированные. Так, например, убийства по составам различаются: простые — без отягчающих и смягчающих признаков, квалифицированные — с отягчающими элементами и привилегированные — со смягчающими признаками (в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны и мер задержания преступника, матерью своего новорожденного ребенка).

Классификация преступлений по объективной стороне

Единое преступление — деяние, которое содержит один состав преступления и квалифицируется по одной статье или части статьи Особенной части УК РФ. Все единые преступления делятся на простые и сложные.

Единое простое преступление предполагает посягательство на один объект, совершается одним деянием, влечет одно последствие, имеет одну форму вины Так, единым простым преступлением является убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) или причинение смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 109 УК РФ).

Единое сложное преступление также образует один состав преступления, предусмотренного УК РФ, но его объективная или субъективная сторона, в отличие от простого преступления, характеризуется сложным содержанием. Именно в соответствии с содержанием единого сложного преступления различаются следующие его виды:

  • продолжаемое преступление;
  • длящееся преступление;
  • составное преступление;
  • преступление с альтернативными действиями (бездействием);
  • преступление с альтернативными последствиями;
  • преступление с двойной формой вины

Классификация преступлений также может производиться по следующим критериям:

Классификация преступлений по форме вины

  • умышленные;
  • неосторожные.

Классификация преступлений по форме деяния

  • совершаемые путем действия;
  • совершаемые путем бездействия.

Отсутствие события преступления как реабилитирующее основание прекращения уголовного дела (отказа в его возбуждении) свидетельствует о неуста- новлении, необнаружении каких-либо признаков объективной стороны состава преступления, имеющих значение для квалификации содеянного. Пленум Верховного Суда СССР в абз. 2 п. 15 постановления от 30.06.1969 № 4 «О судебном приговоре», ред. от 27.07.1990 указал, что отсутствие события преступления возможно в тех случаях, когда вмененное подсудимому (подозреваемому, обвиняемому) деяние не совершалось либо когда указанные в обвинении последствия наступили вследствие действий лица, которому причинен вреду или независимо от чьей-либо волиу например, в результате действия сил природы. Кроме того, Президиум Верховного Суда РФ в постановлении от 03.11.2004 № 504п04 по делу Хиленко отметил, что если приговор, кассационное определение но соответствующему уголовному делу постановлены с применением закона, признанного не соответствующим Конституции России, то они подлежат отмене с прекращением дела за отсутствием события преступления. Однако признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в уголовном деле, не соответствующем Конституции России, согласно п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ, является новым обстоятельством, которое служит основанием для возобновления производства по уголовному делу.

Отсутствие в деянии состава преступления возможно в тех случаях, когда деяние хотя и совершено подозреваемым / обвиняемым, но уголовным законом не признается преступным, а также когда содеянное лишь формально содержит признаки какого-либо преступления, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности; отсутствуют предусмотренные законом условия для признания наличия состава преступления; деяние совершено в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости; имел место добровольный отказ от преступления и т.д. Отсутствие состава преступления не исключает возможности привлечения лица к иному виду ответственности.

Количество лиц, в отношении которых уголовные дела прекращены за отсутствием события преступления в ходе предварительного расследования или за отсутствием события / состава преступления в ходе судебного разбирательства в период действия УК РФ, оставалось относительно высоким (см. гистограмму #)*/**.

После принятия и вступления в действие УПК РФ основную часть дел / производств, прекращенных правоприменителями за отсутствием события / состава преступления, составили таковые, прекращенные судами России. Доля судебных решений в числе указанных прекращенных дел / производств с 2001 г. существенно увеличилась. Дела / производства, прекращенные в связи с отсутствием состава преступления, сыграли в увеличении этой доли, несомненно, ведущую роль*/**.

Количество уголовных дел / производств, прекращенных правоприменителями за отсутствием события (судами — события и состава) преступления

Гистограмма 8

Уголовные дела, прекращенные на досудебных стадиях за отсутствием события или состава преступления, образуют гораздо большую часть по сравнению с другими реабилитирующими и нереабилитирующими основаниями прекращения уголовных дел, уголовного преследования в числе всех прекращенных дел / производств на данных стадиях*.

В меньшем объеме, нежели в практике органов дознания и следствия, прекращение дел по данным основаниям наблюдалось в судебной практике до 2004 г. Притом из всех лиц, в отношении которых уголовные дела прекращены судами России за отсутствием события / состава преступления, наиболее часто прекращались дела в отношении лиц, подвергшихся уголовному преследованию в частном порядке (см. ч. 1 ст. 27 УПК РСФСР, позже — ч. 2 ст. 20 УПК РФ), в связи с тайным хищением чужого имущества. Реже дела прекращались в отношении лиц, «уличенных» в незаконном обороте / использовании наркотических средств, психотропных веществ (их аналогов), а также растений (их частей), содержащих указанные средства / вещества, хулиганстве, мошенничестве, обмане потребителей1. Вызывает озабоченность тот факт, что значительная часть отмеченных лиц имели непогашенные {неснятые) судимости за ранее совершенные ими преступления**.

Правоприменители уголовные дела порой прекращали (отказывали в их возбуждении) за отсутствием состава преступления, к сожалению, при неустаиовлении события преступления , при неустановленных в содеянном лицах, вопреки требованиям ч. 1 ст. 148 УПК РФ; за отсутствием события / состава преступления при изменении потерпевшим лицом своих показаний, уличающих виновного в совершенном преступлении, и при этом не рассматривался вопрос ни об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, ни о сборе дополнительных фактических данных.

Об отсутствии состава преступления свидетельствует и вывод о виновности лица в совершении преступления, основанный на доказательствах, полученных с нарушением закона (см. также сг. 75 УПК РФ). Так, Президиум Верховного Суда РФ в постановлении от 20.07.2012 № 131-П12 по делу Д. отменил приговор и другие судебные решения, производство прекратил па основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, поскольку проведение повторных проверочных закупок противоречит задачам оперативно- розыскной деятельности, указанным в ст. 2 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также выявлению и установлению лиц, их подготавливающих и совершивших. Все постановления о проведении проверочной закупки — однотипного содержания. Дальнейшее документирование преступной деятельности не обусловливалось необходимостью, так как не направлено на установление иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств.

Таким образом, количество дел / производств, прекращенных за отсутствием события / состава преступления, занимает значительное место в числе всех уголовных дел / производств, прекращенных правоприменителями. Преимущественно производства были связаны с совершением умышленных, притом корыстных или насильственных преступных деяний. Заметное влияние на увеличение доли указанных дел / производств оказали изменения законодательства и практики его применения, к сожалению, не всегда позитивные.

Наиболее полное представление о событии преступления содержится, как нам представляется, в комментарии к УПК РФ под редакцией А.Я. Сухарева, в котором указано, что «для доказывания события преступления необходимо установить:

а) имело ли место в действительности определенное событие;

б) возникло ли оно в результате деятельности человека или явилось следствием природных сил;

в) время его возникновения, особенности развития, наступившие последствия;

г) наличие причинной связи между действиями конкретного лица и наступившими последствиями;

д) подпадает ли исследуемое событие под признаки конкретного состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Таким образом, в событии преступления находит свое отражение как объективная сторона (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), так и сам объект воздействия природных сил или волевых воздействий субъекта. Между тем подобный подход при отсутствии события преступления и состава преступления в деянии и формулировании их в законе в качестве самостоятельных оснований приводит тому, что в следственной практике они не разграничиваются.

В связи с изложенным становится очевидной необходимость уточнения понятия «событие преступления». За достаточно долгое время его существования точного определения понятия так и не появилось. Многие авторы рассматривают отсутствие события преступления только как отсутствие вообще события, по поводу которого производилось расследование.

Событие преступления, в отличие от отсутствия в деянии состава преступления и всех других оснований к прекращению уголовного дела, охватывает те случаи в следственной практике, когда оказывается, что событие, в связи с предположением о наличии которого возбуждено уголовное дело, фактически не имело места. Отождествление же события в бытовом смысле с событием преступления приводит к искусственному снижению пределов применения данного основания к прекращению уголовного дела

.Тесная и неразрывная взаимосвязь двух категорий — события и состава преступления — обязывает на практике устанавливать прежде всего состав преступления. Следует учесть, что понятие «состав преступления», хотя и берет свое начало в области уголовного права, является вполне конкретизированным, . в то время как понятие «событие преступления», выступая исконно процессуальным термином, так и не нашло своей дефиниции.

Изложенное свидетельствует о необходимости в качестве основного факта, подлежащего доказыванию по уголовному делу, комплексно рассматривать обстоятельства, связанные с совершением преступного деяния, включая обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, предусмотренные гл. 8 УК РФ. Таким образом, данная группа обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, связана с реабилитирующими основаниями. Основываясь на собственной позиции, в эту же группу обстоятельств возможно включить и характер, а также размер причиненного вреда как одну из характеристик совершенного деяния.

12. Понятие, значение состава преступления, его структура, виды.

Преступление — это совершенное в реальной жизни конкретное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

Под составом преступления понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Признаки состава преступления определяются как законодательные характеристики юридически значимого свойства преступления. Состав преступления является универсальной юридической конструкцией, с помощью которой можно произвести уголовно-правовую оценку общественно опасного деяния. Понятия «преступление» и «состав преступления» соотносятся между собой как явление и понятие о нем.

Значение состава преступлениязаключается в следующем:

ü наличие состава преступления является основанием уголовной ответственности;

ü состав преступления – условие квалификации преступления, представляющее собой установление соответствия между признаками совершенного общественно опасного деяния и признаками состава преступления, данными в норме Особенной части УК РФ;

ü в зависимости от состава преступления суд назначает вид и размер наказания или другой меры уголовно-правового характера;

ü состав преступления влияет на применение условно-досрочного освобождения, на сроки погашения судимости и т.д.

Элементами состава преступленияявляются однородные группы признаков состава преступления, характеризующих отдельные его стороны.

Состав преступления состоит из четырех элементов:

– объект преступления – то, на что направлено посягательство, ценности (блага) и общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым наносится или может быть причинен вред в результате преступного посягательства. В теории различают общий, родовой, видовой и непосредственный объекты (классификация объектов по вертикали), а также основной, дополнительный и факультативный объекты (классификация объектов по горизонтали);

– объективная сторона – внешняя сторона преступления, выражающаяся в предусмотренном уголовным законом общественно опасном деянии (действии или бездействии), причиняющем вред объекту преступления. Помимо деяния, объективная сторона преступления включает также общественно опасные последствия и причинную связь между деянием и наступившими последствиями. Кроме того, в некоторых случаях к обязательным признакам объективной стороны относятся способ, средства, орудия, место, время и обстановка совершения преступления;

– субъективная сторона – внутренняя составляющая преступления, которая выражается в определенном психическом отношении субъекта к совершаемому им деянию и его последствиям. К признакам субъективной стороны относятся: вина в форме умысла или неосторожности, мотив и цель преступления, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления;

– субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

Обязательными (основными) признаками состава преступления следует считать признаки, которые присутствуют во всех составах. При отсутствии любого из них уголовная ответственность исключается. К обязательным признакам состава преступления относятся:

v общественные отношения (интересы, блага), подвергшиеся посягательству;

v общественно опасное деяние (действие или бездействие);

v вина (умысел или неосторожность);

v возраст, с которого наступает уголовная ответственность (16 или, в отдельных случаях, 14 лет);

v вменяемость.

Факультативные признаки:

v предмет преступления,

v общественно опасное последствие,

v причинно-следственная связь между общественно опасным деянием и его последствием,

v время, обстановка, место, орудия и средства совершения преступления,

v мотив, цель и специальные признаки субъекта преступления (или специальный субъект).

Указанные признаки, в отличие от обязательных, могут влиять на квалификацию преступления, а могут и не влиять. Например, без установления предмета преступления квалификация грабежа (ст. 161 УК) невозможна, а квалификация причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК) — возможна.

Уголовная ответственность наступает только за совершение деяния; мысли, чувства, слова и т. д. не являются уголовно наказуемыми. Деяние может быть выражено в двух формах:

– в действии – оно представляет собой акт активного общественно опасного и противоправного поведения;

– в бездействии – это общественно опасный акт поведения, состоящий в не совершении лицом того действия, которое оно должно было и могло совершить.

1) простой (иногда его называют основной) состав преступления — он содержит в себе основные признаки преступления и не содержит ни отягчающих (квалифицирующих), ни смягчающих обстоятельств. Так, в ч. 1 ст. 158 УК дается определение кражи как тайного похищения чужого имущества (без смягчающих и без отягчающих обстоятельств);

2) состав с квалифицирующими признаками, т.е. с такими, которые обременяют ответственность и влияют на квалификацию. Примером квалифицированного состава можно считать ч. 2 ст. 158 УК, т.е. кражу, содеянную повторно или за предыдущим заговором группой лиц ;

3) состав с особенно отягчающими (особенно квалифицирующими) обстоятельствами, т.е. такими, которые предоставляют преступлению особой общественной опасности. Например, кража, содеянная в особенно больших размерах или организованной группой (ч. 5 ст. 158);

4) состав преступления со смягчающими обстоятельствами (так называемый привилегированный состав), что характеризуется обстоятельствами, которые в значительной мере снижают общественную опасность и наказуемость данного вида преступления (например, умышленное убийство, содеянное в состоянии сильного душевного волнения — ст. 116, или убийство при превышении границ необходимой обороны — ст. 108).

За характером структуры составов, т.е. за способом описи их признаков непосредственно в законе, все они могут быть разделены на простые и сложные.

К простым составам относят те, которые содержат в себе признака одного общественное опасного действие, которое посягает на один объект. Примером простых составов является умышленное убийство (ч. 1 ст. 105 УК), грабеж (ч. 1 ст. 161).

Сложным есть состав, законодательная конструкция которого осложнена какими-нибудь обстоятельствами. Поэтому сложными следует признать составы с двумя объектами (разбой — ст. 162), изнасилование (ст. 131 УК РФ) включает два действия: применение или угроза применения насилия и половое сношение с потерпевшей вопреки ее воле; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), характеризуется сочетанием двух форм вины.

К числу сложных относят также и альтернативные составы, объективная сторона которых может выражаться в нескольких действиях или способах действия или в разных следствиях. Так, государственная измена в ст. 275 определенная как то есть шпионаж, выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершенная гражданином Российской Федерации,. По всей видимости, каждая из названных действий образовывает объективную сторону указанного преступления.

За особенностями конструкции выделяют преступления с формальным составом, преступления с материальным составом и преступления с усеченным составом.

Преступлениями с формальным составом называют такие, что не содержат в себе как обязательный признак общественное опасные следствия, а потому преступление считается законченным с момента совершения указанных в законе действий. Например, ч. 1 ст. 322 устанавливает ответственность за незаконное пересечение государственной границы. И это преступление считается законченным с момента совершения самого действия (перехода), независимо от возможных следствий.

Преступлениями с материальным составом считаются такие, при конструировании которых как обязательные признаки объективной стороны включаются определенные общественное опасные следствия содеянного преступления. В таких составах объективная сторона получает свое полное развитие лишь при условии наступления указанных следствий и только из этого момента преступление считается законченным. В преступлениях с материальным составом нужно обязательно устанавливать причинную связь между самым действием и общественное опасными следствиями, которые настали.

Примером преступления с материальным составом является убийство, которое считается конченным лишь с момента смерти пострадавшего (ст. 105). Сам по себе факт выстрела в жертву с целью ее убийства не образовывает состава законченного преступления, поскольку не настал предусмотренный криминальным законом следствие — смерть другого человека. Такие действия должны квалифицироваться лишь как покушение на убийство.

Преступлениями с усеченным составом считаются такие, в которых момент истечения преступления самым законом переносится на стадию приготовления или на стадию покушения. Например, за ст. 119 ответственность за угрозу убийством наступает с момента самой угрозы, а разбой считается законченным преступлением с момента нападения с целью овладения чужим имуществом (ст. 162). Содержат законодательную характеристику объективной стороны путем описания признаков не только действия или бездействия, но и реальной угрозы наступления конкретных общественно0опасных последствий, в то время как сами эти последствия не являются признаками состава. Например, заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ст.122), ст. 215. Предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности при размещении, проектировании, строительстве, и эксплуатации объектов атомной энергетики, создающие опасность для жизни человека или содержащие угрозу радиоактивного заражения окружающей среды.

admin