Следственно розыскные мероприятия

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Понятие и сущность следственного действия и оперативно-розыскного мероприятия
(к проекту нового Уголовно-процессуального кодекса РК)

А. Гинзбург, к.ю.н., профессор Университета им. Д.А. Кунаева, заслуженный работник МВД СССР и МВД РК

В уголовном процессе, в науке и практике, издавна используется термин «следственные действия». Не без основания полагая, что содержание термина «следственное действие» — вопрос решенный, законодатель не разъясняет данное понятие, как это сделано в отношении других юридических терминов, содержащихся в ст. 7 УПК РК.

Казалось бы, что дискуссии, посвященные понятию «следственное действие», ушли в прошлое, и практически никаких сомнений в этом не возникало. Следственные действия регламентированы уголовно-процессуальным законом и направлены на обнаружение и закрепление доказательств. Эффективность следственных действий обеспечивается использованием положений и рекомендаций, разрабатываемых криминалистикой в соответствии с действующим законодательством. Прошедшие дискуссии имели существенное значение для развития уголовного процесса и криминалистики.

Ряд ведущих ученых именовал почти все процессуальные действия следователя, исходя из субъекта, «следственными действиями». (Строгович М.С., Чельцов М.А., Лузгин И.М., Ларин А.М.). Другие относили к следственным только те действия следователя (в более узком смысле), которые направлены на собирание и закрепление доказательств (Карев Д.С., Шейфер С.А., Миньковский Г.М., Ратинов А.Р. и другие). По мнению Р.С. Белкина, следственное действие — это предусмотренное уголовно-процессуальным законом действие по собиранию, исследованию оценке и использованию доказательств. Осуществляется следователем (органом дознания) или прокурором.

В обобщенном виде эта позиция в отношении определения «следственного действия» возобладала в науке, законе и практике.

Перечень и регламентация следственных действий в досудебном производстве по уголовному делу, предусмотренные многими нормами УПК РК, в том числе статьями 201 (Общие правила производства следственных действий), 203 (Протокол следственного действия) и другими.

Термин «следственное действие» имеет существенное значение как для науки уголовного процесса, так и для судопроизводства как практической деятельности. Функция термина «следственное действие» состоит в обеспечении взаимопонимания между специалистами и другими участниками уголовного процесса. Таким образом, основным критерием термина является его однозначность в рамках понятий данной уголовно-процессуальной области и родственных с ней области науки, техники, деятельности. Если данное условие не достигнуто, нет и самого термина.

Нормы УПК РК, хоть и не сосредоточенные в одной главе или в одном разделе, представляют собой регламентированную систему правил поведения и правоотношений следователя и других участников процесса при собирании доказательств. Такая система свидетельствует о самостоятельности правового института «следственное действие» в рамках общей системы уголовного процесса. Поэтому произвольное теоретически не обоснованное, практически не апробированное, волюнтаристское внесение в УПК не свойственных отечественному процессу изменений и дополнений, в том числе фантомных негласных «следственных действий», на мой взгляд, ошибочно и контрпродуктивно. Однако оказалось, что общепринятое определение следственного действия позволяет предлагать внедрение иных действий, лишь назвав их следственными. В связи с этим явлением необходимо рассмотреть не только определение, но и структуру следственного действия, те критерии, которым должен отвечать данный обобщенный правовой институт.

Разделяя научную позицию С.А. Шейфра, отметим прежде всего группы процессуальных правил, характеризующих структуру следственного действия.

Во-первых, это условия, при которых возможно проведение следственного действия, т.е. его основание. Во-вторых, это процессуальные правила, непосредственно регламентирующие поведение следователя и других участников следственного действия, имеющих процессуальный статус.

Эти правила охватывают следующее: перечень лиц, участвующих в следственном действии, их права и обязанности, ответственность, содержание поисковых и познавательных операций, условия, обеспечивающие их эффективность; порядок и содержание удостоверительных операций.

В-третьих, это группа правил, определяющих меры принуждения со стороны следователя, которые он вправе применить в отношении участников следственного действия, чтобы они выполнили возложенные на них обязанности (Шейфер С.А. «Следственные действия». Система и процессуальная форма. М.: Юр. издат., 1981, с. 18-22).

Предваряя дальнейший вопрос, отметим особое значение протокола следственного действия, как удостоверительного акта.

Если нет протокола следственного действия, не существует и самого следственного действия. Если протокол составлен с нарушением требований ст. 203 УПК РК, изложенные в нем фактические данные должны быть признаны недопустимыми в качестве доказательств. Рассматривая форму и сущность следственного действия, акцентируем внимание на содержание протокола следственного действия. Протокол составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания. В протоколе указываются необходимые сведения обо всех участниках следственного действия и излагаются процессуальные действия, в том порядке в каком они имели место, выявленные при их производстве существенные для дела обстоятельства и т.д. согласно ст. 203 УПК РК. Документирование процесса и результатов оперативно — розыскной деятельности (ОРД) имеет совершенно иной порядок. Следственное действие, как акт правоприменения, должно отвечать задачам и принципам уголовного процесса, его познавательной и удостоверительной сущности.

Необходимо подчеркнуть, что именно следственному действию отведена функция реализации результатов оперативно-розыскной деятельности, используемых в доказывании по уголовным делам (ст. 130 УПК РК).

При этом фактические сведения, установленные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, могут быть использованы в качестве доказательств только при их фиксации в ходе следственных и иных процессуальных действий. В таком случае УПК РК предусматривает допрос соответствующих лиц, следственный осмотр и приобщение предметов и документов к материалам уголовного дела. Никаких иных путей признания результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовному делу не имеется. Другими словами, как бы значимы не были результаты ОРД, использование их в процессе доказывания напрямую, непосредственно, минуя их преобразование через следственные действия, — незаконно.

Уголовный процесс на всем протяжении своей истории (исключая политические репрессии советского периода) не присваивал себе оперативно-розыскные функции.

В суверенном Казахстане Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (с 1994 г. по настоящее время) регламентирует эту деятельность и ее составную часть — оперативно-розыскные мероприятия.

Законодательное понятие оперативно-розыскной деятельности и ее компонента — оперативно-розыскных мероприятий является базовым для уяснения сущности этой деятельности. (см. пункты 15, 3, 11 статьи 1 Закона РК «Об ОРД»).

Отличительной особенностью ОРД является ее разведывательно-поисковый характер, направленный на добывание информации в целях решения задач ОРД (см. ст. 2 закона).

Разведывательно-поисковый характер ОРД характеризуется также принципами конспирации, негласными секретными средствами и методами работы с необходимой информацией и ее источниками, специальным режимом работы органов, осуществляющих ОРД, особым статусом лиц, сотрудничающих на конспиративной основе с указанными органами и другое.

Однако в новом проекте УПК РК, в статьях 257-258, изложены виды так называемых негласных следственных действий, условия и основания их проведения, но полностью отсутствует процессуальный порядок и содержание таковых. В ст. 257 проекта перечислены следующие виды негласных следственных действий:

1. негласный аудиоконтроль и (или) видеоконтроль лица или места;

2. негласный контроль, перехват и снятие информации, передающейся по сетям электрической (телекоммуникационной) связи;

3. негласное получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами;

4. негласное снятие информации с компьютеров, серверов и других устройств, предназначенных для сбора, обработки, накопления и хранения информации;

5. негласный контроль почтовых и иных отправлений;

6. негласное проникновение и (или) обследование места;

7. негласное наблюдение за лицом или местом;

8. негласная контролируемая поставка;

9. негласный контрольный закуп.

Негласное внедрение в преступную среду и (или) имитация преступной деятельности. Могут ли называться (быть, существовать) такие «следственные действия» только благодаря приставке «НЕгласные»? Ведь в проекте механически включены оперативно-розыскные мероприятия, регламентируемые Законом РК «Об оперативно-розыскной деятельности», имеющие четкое разграничение с уголовно-процессуальной деятельностью, как по форме, так и по существу. В качестве одного примера рассмотрим «Негласное внедрение в преступную среду…», предусмотренное п. 10 ст. 257 проекта и названное «Негласным следственным действием» Во-первых, статус следователя, его функциональные обязанности не позволяют ему заниматься такой сугубо секретной оперативной деятельностью. Испокон веков и поныне это — святая святых «конспиративной оперативно-розыскной деятельностии» Следователь согласно статусу не должен знать какими методами, силами и средствами ведется оперативная разработка конкретного объекта. Если согласиться с проектом УПК кто же доложил следователю, что тот или иной объект не находится в оперативной разработке. И поэтому именно следователь должен принять решение о проведении негласного следственного действия — внедрения в преступную среду. Таким образом, будто бы следователь принимает решение о секретном следственном действии, сущностью которого является негласное внедрение сотрудника органа осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо сотрудничающего с ним конфиденциального помощника в окружение объекта оперативного интереса. Причем, якобы, осуществляя данное «негласное следственное действие», следователь, согласно статусу, абсолютно не знает участников — исполнителей «внедрения» и не влияет на оперативно-тактические решения и действия, осуществляемые оперативно-розыскным органом. Во-вторых, что самое любопытное, в таком случае в деле должно быть постановление следователя о внедрении негласного сотрудника или конфидента. О ходе и результатах «следственного действия» должен быть составлен соответствующий протокол. Что же в этом удостоверительном документе отразит следователь? Ведь протокол должен находиться в материалах уголовного дела. Что узнают из протокола при ознакомлении с ним участники процесса? Например, обвиняемый, узнает, что в его среду внедрен негласный сотрудник или конфидент и осуществляется оперативная разработка. А если это дело об организованной преступной группе, и еще не все соучастники выявлены и задержаны? Разглашение в ходе следственных действий методов и средств оперативной разработки неизбежно связано с тяжкими последствиями и ответственностью должностных лиц. Мои суждения в этой части основаны вовсе не на умозрении, а на личном и обобщенном практическом опыте. Совершенно иное дело, если так называемые в проекте «Негласные следственные действия», а фактически оперативно-розыскные мероприятия проводятся в соответствии с Законом РК «Об ОРД» и соответствующими подзаконными нормативными правовыми актами (п. 2 ст. 4 Закона РК об ОРД) для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Напомним, что собирание доказательств в процессуальном понятии не входит в перечень задач ОРД. Поскольку статья направлена не только коллегам, но и широкому кругу читателей, напомним, что в сфере доказывания циркулирует информация двух видов: процессуальная, регламентируемая УПК РК и не процессуальная, в том числе регламентируемая Законом РК «Об оперативно-розыскной деятельности». В составе процессуальной информации, полученной в соответствии с УПК РК, в результате следственных действий, выделяется доказательственная информация, составляющая содержание доказательств, служащая целям доказывания. В структуре непроцессуальной информации выделяется информация, полученная в результате оперативно-розыскной деятельности. В отношении процесса доказывания такая информация является ориентирующей, вспомогательной: для решения дальнейшего направления расследования, подготовки и тактики проведения следственных действий и т.д. Таким образом, эти различные виды государственной деятельности, успешно сосуществуя и взаимодействуя, но не поглощая друг друга, решают задачи укрепления законности в стране. Попытка слияния, интеграции уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности противоречит Конституции Республики Казахстан, конституционным основам отечественного уголовного процесса и его историческому развитию.

В данном случае искусственное слияние в единое целое двух различных по форме и сущности видов деятельности недопустимо, так как ведет, в конечном итоге, к хаотичности и разрушению процессов указанных государственных видов деятельности и их законодательных основ. Конституционное положение об утверждении Республики Казахстан демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы (ч. 1 ст. 1), должно быть полностью воспринято, как норма прямого действия, новым УПК РК. Введение же «негласных (т.е. секретных, тайных) следственных действий» в отечественный уголовный процесс, провозгласивший демократические принципы, в том числе осуществление судопроизводства на основе состязательности и равенства сторон, отбрасывает уголовный процесс в не столь далекие времена присущего ему инквизиционного характера, от которого казахстанский законодатель отказался ранее. Действующее законодательство (УПК РК и Закон РК «Об ОРД») весьма конструктивно регламентирует процесс использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные следователем от соответствующего органа, проходят строго определенный процессуальный порядок для установления законности их получения, относимости к расследуемому делу и допустимости их в качестве доказательств.

Итак изложенные в новом проекте УПК РК «негласные следственные действия» не имеют права на включение их в УПК, поскольку вступают в противоречие с Конституцией РК, сужая существующие гарантии права свобод человека, и представляют органу расследования практически неограниченные возможности для полного контроля в процессе доказывания по уголовному делу для полного контроля личной (частной) жизни человека при отсутствии обязательных и заставочных гарантий его конституционных прав и свобод.

© С. И. Захарцев, 2004

© Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004

* * *

Введение

Прошло не многим более десяти лет с момента принятия в 1992 году первого закона об оперативно-розыскной деятельности.

За прошедший период органы, осуществляющие борьбу с преступностью, накопили определенный опыт применения законодательства об оперативно-розыскной деятельности. Этот опыт имеет положительные и отрицательные моменты. Так, положительным является активное использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, к отрицательным – имеющееся в уголовно-процессуальной практике недоверие к таким результатам. Кроме того, законодательство об оперативно-розыскной деятельности содержит ряд противоречий, неточностей, пробелов, что препятствует его исполнению.

За последнее время издано немало научных работ по вопросам оперативно-розыскной деятельности. Вместе с тем, комплексных исследований на монографическом уровне оперативно-розыскных мероприятий, еще не проводилось. Представленная работа в определенной мере восполняет этот пробел.

Являясь одной из первых открытых работ, посвященных рассмотрению оперативно-розыскных мероприятий, настоящая монография содержит результаты проведенного автором исследования понятия оперативно-розыскного мероприятия, его признаков и места в оперативно-розыскной деятельности, правового регулирования оперативно-розыскных мероприятий.

Глава 1 Оперативно-розыскное мероприятие в оперативно-розыскной деятельности

Проведение оперативно-розыскных мероприятий предусмотрено оперативно-розыскной деятельностью. Прежде чем перейти к исследованию мероприятия, следует установить, что такое оперативно-розыскная деятельность, из чего она состоит, чем регламентирована и для чего предназначена.

Оперативно-розыскная деятельность главным образом регламентируется Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Законом об ОРД), который является своеобразной отправной точкой настоящего исследования.

В соответствии с этим законом, оперативно-розыскная деятельность проводится в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств (статья 1 Закона об ОРД). Однако подпункт 4 пункта 2 части 1 статьи 7 того же закона допускает проведение оперативно-розыскной деятельности для розыска без вести пропавших и установления неопознанных трупов. Пункт 5 части 1 той же статьи разрешает осуществление названной деятельности для применения мер безопасности в отношении защищаемых лиц. Помимо того, согласно части 2 статьи 7 органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе собирать данные, необходимые для принятия решений: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или к материалам, полученным в результате ее осуществления; об установлении или поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий; об обеспечении безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.

Из сказанного можно сделать вывод, что статья 1 Закона об ОРД не полно отражает цели деятельности. Хотя мы признаем, что именно защита от преступных посягательств, борьба с преступностью является главным предназначением оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскная деятельность является государственной деятельностью. Ее осуществляют оперативные подразделения исключительно государственных органов, уполномоченных на то Законом об ОРД. В соответствии со статьей 13 Закона к таким государственным органам относятся оперативные подразделения:

– органов внутренних дел Российской Федерации;

– органов федеральной службы безопасности;

– федеральных органов государственной охраны;

– таможенных органов Российской Федерации;

– Службы внешней разведки Российской Федерации;

– Министерства юстиции Российской Федерации;

– органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

– оперативные подразделения органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации (проводят оперативно-розыскные мероприятия только в целях обеспечения безопасности указанного органа внешней разведки и в случае, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий иных органов, указанных выше).

Таким образом, одним из участников оперативно-розыскной деятельности всегда является какой-либо из указанных государственных органов. Перечень таких органов может быть изменен или дополнен только федеральным законом.

Для эффективной борьбы с преступностью указанным органам предоставлены возможности привлечения к конфиденциальному содействию лиц, в том числе на контрактной основе (статья 17 Закона об ОРД); создания предприятий, учреждений, организаций и подразделений (статья 15 Закона об ОРД); ведение специфической финансовой деятельности, заключающейся, например, в закрытых от налогообложения выплатах лицам, оказывающим содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (статья 18 Закона об ОРД). Помимо того, закон разрешает информационное обеспечение и документирование оперативно-розыскной деятельности (статья 10 Закона об ОРД), проведение мероприятий по защите сведений о названной деятельности (статья 12 Закона об ОРД). Наконец, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе проводить оперативно-розыскные мероприятия (статья 6 Закона об ОРД).

Таким образом, в соответствии с Законом об ОРД, оперативно-розыскная деятельность включает:

– привлечение к конфиденциальному содействию лиц;

– создание предприятий, учреждений, организаций и подразделений;

– ведение специфической финансовой деятельности;

– информационное обеспечение и документирование;

– проведение мероприятий по защите сведений;

– проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Здесь следует вновь обратить внимание на нелогичность и непоследовательность законодателя, указавшего в статье 1 Закона об ОРД, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется «посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий». При этом в указанных выше других статьях закона, например 12, 15, 17 и т. д., прямо предусмотрено осуществление оперативно-розыскной деятельности не только посредством мероприятий.

Будем рассуждать от противного.

Слово «посредством» в русском языке означает «при помощи чего-нибудь», «используя что-нибудь». Предположим, что опера тивно-розыскная деятельность, как указано в статье 1 Закона об ОРД, осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий, то есть при помощи названных мероприятий, используя названные мероприятия.

Из такого тезиса можно сделать несколько выводов.

1. Оперативно-розыскная деятельность проводится только посредством оперативно-розыскных мероприятий. Все остальное, вся другая работа органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, к такой деятельности отношения не имеет.

2. Оперативно-розыскные мероприятия являются тем, без чего невозможно достичь результатов оперативно-розыскной деятельности.

3. Каждое из оперативно-розыскных мероприятий является частью оперативно-розыскной деятельности. Совокупность оперативно-розыскных мероприятий образует оперативно-розыскную деятельность. Или: оперативно-розыскная деятельность является совокупностью предусмотренных законом оперативно-розыскных мероприятий.

4. Оперативно-розыскных мероприятий всего четырнадцать, их перечень является исчерпывающим, дополнить его можно только федеральным законом (статья 6 Закона об ОРД), поэтому вся оперативно-розыскная деятельность сводится лишь к проведению четырнадцати предусмотренных Законом оперативно-розыскных мероприятий.

Полагаем, что неточность полученных из формулировки Закона об ОРД выводов сомнений не вызывает. Такое понимание оперативно-розыскной деятельности не соответствует ее истинному, фактическому состоянию. Более того, такое понимание не соответствует и Закону об ОРД, поскольку он предполагает значительно более широкое значение деятельности. Представляется, что формулировка статьи 1 Закона об ОРД требует корректировки и приведения в соответствие с другими статьями закона.

Таким образом, Закон об ОРД, включает в оперативно-розыскную деятельность не только проведение оперативно-розыскных мероприятий, но и другие действия: привлечение к конфиденциальному содействию лиц, создание предприятий, учреждений, организаций и подразделений, ведение специфической финансовой деятельности и т. д. То есть названные действия являются частями оперативно-розыскной деятельности.

Эти части относительно самостоятельны. Они имеют собственное правовое регулирование, включающее не только оперативно-розыскные, но и иные правовые нормы. Например, создание, предприятия, учреждения, организации базируется на нормах гражданского права. Самостоятельность проявляется в том, что каждая из частей оперативно-розыскной деятельности направлена на достижение предусмотренных законом целей деятельности. Так, лицо, оказывающее содействие на конфиденциальной основе, может самостоятельно получить информацию о преступлении и предоставить ее соответствующему органу.

Вместе с тем эти части взаимосвязаны между собой, поскольку результаты одной части деятельности могут достигаться за счет других (например, участие лиц, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, – в проведении оперативно-розыскных мероприятий). Таким образом, при их относительной самостоятельности части взаимообуславливают друг друга.

Относительная самостоятельность и взаимосвязанность частей оперативно-розыскной деятельности позволяет говорить, что они составляют систему и входят в структуру оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, оперативно-розыскная деятельность структурно состоит из частей, к которым относятся:

– привлечение к конфиденциальному содействию лиц;

– создание предприятий, учреждений, организаций и подразделений;

– ведение специфической финансовой деятельности;

– информационное обеспечение и документирование;

– проведение мероприятий по защите сведений;

– проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Здесь следует сказать, что практическая деятельность выработала свои, не противоречащие закону действия по борьбе с преступностью, к которым относятся: покупка информации о преступлении или лице, его подготавливающем, совершающем или совершившим; различные оперативные комбинации; засада и многие другие. Более того, закон допускает в рамках оперативно-розыскной деятельности розыск без вести пропавших и скрывающихся от суда лиц, проверочные мероприятия по допуску к государственной тайне, международное сотрудничество. В связи с этим, мы считаем, что в оперативно-розыскной деятельности могут быть выделены и иные части. Однако это требует самостоятельного рассмотрения и в предмет настоящей работы не входит. Нам важно, что оперативно-розыскные мероприятия являются частью оперативно-розыскной деятельности и что эта часть не единственная.

Оперативно-розыскная деятельность осуществляется в двух формах: гласно и негласно. При этом значительная часть деятельности составляет государственную тайну. Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», сведения о планах, источниках, силах, средствах, методах и результатах оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения, составляют государственную тайну. Государственную тайну составляют также сведения об организации и тактике оперативно-розыскных мероприятий, о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, о методах и средствах защиты секретной информации, а также иные сведения.

Синтезировав изложенное, полагаем целесообразным изменить формулировку статьи 1 Закона об ОРД, раскрывающей понятие оперативно-розыскной деятельности, приведя в соответствие с этим же Законом. По нашему мнению, статья 1 Закона должна быть сформулирована так: «Оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность), в пределах их полномочий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств и в иных, предусмотренных настоящим Федеральным законом целях». Исключение фразы «посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий» обусловлено тем, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется не только посредством названных мероприятий.

Как уже отмечалось, проведение оперативно-розыскных мероприятий является частью оперативно-розыскной деятельности, т. е. оперативно-розыскная деятельность и оперативно-розыскные мероприятия соотносятся друг с другом как целое и часть. Оперативно-розыскные мероприятия входят в структуру оперативно-розыскной деятельности, проводятся в соответствии с ее целями и задачами; регламентируются законодательством оперативно-розыскной деятельности. В связи с этим на оперативно-розыскные мероприятия полностью распространяются принципы, задачи, правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности.

Вместе с тем, оперативно-розыскные мероприятия являются самостоятельной частью оперативно-розыскной деятельности. Самостоятельность выражается в совокупности признаков, позволяющих отличить эту часть деятельности от других.

Многие другие части оперативно-розыскной деятельности нашли своих исследователей. Например, информационное обеспечение деятельности профессионально и подробно рассмотривает В. Ю. Голубовский, содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, тщательно исследуют А. В. Федоров и А. В. Шахматов. Оперативно-розыскные мероприятия также нуждаются в научном осмыслении, теоретическом обосновании концепции правового регулирования. Разрешить такую задачу мы хотим в дальнейших научных изысканиях.

Прежде всего остановимся на правописании основных терминов. В 1998 году специалисты Института русского языка им. В. В. Виноградова Российской академии наук подготовили для Главного государственно-правового управления Администрации Президента Российской Федерации заключение о правописании словосочетания «оперативно-розыскная деятельность». По мнению ученых, приставка раз-/роз-/ рас-/рос- пишется с буквой «о» только под ударением, без ударения в ней пишется буква «а». В качестве примера приводится написание слов: россыпь, но рассыпать и рассыпной; розданный, но раздать. В заключении отмечается: «К этой приставке не применимо общее правило, требующее писать на месте безударного гласного ту букву, которая обозначает звук, слышащийся под ударением. Поэтому в данном случае не действует ссылка на слово розыск – юридический термин, обозначающий определенные действия следственных и оперативных органов и сами эти органы (ср. уголовный розыск), как бы оно ни было близко связано со словом разыскной в таких его употреблениях, как например, разыскная или оперативно-разыскная деятельность. Кстати, лингвистический анализ показывает, что разыскной образовано не от слова розыск, а от глагола разыскать-разыскивать…. Да и по своему значению слово разыскной связано не только с юридическим понятием расследования, оно употребляется шире: так, специальные разыскные (или служебно-разыскные) собаки предназначены, в частности, разыскивать людей под завалами в чрезвычайных ситуациях».

На основании этого специалисты пришли к выводу, что принятое ранее написание розыскной (через букву «о») противоречит современным орфографическим нормам и указали на необходимость перехода к написанию с буквой «а» слова разыскной и производных от него слов: оперативно-разыскной, следственно-разыскной, разыскник. Правда, в заключении отмечено, что с конца XVIII века и до 30-х годов XX века слово разыскной вышло из активного употребления, а в дальнейшем употреблялось через букву «о».

У нас не вызывает сомнения обоснованность и правильность заключения ученых по правописанию слова «розыскной», однако пока изменения его правописания не произошло, поэтому необходимо сказать следующее.

С 30-х годов XX века и по настоящее время сложилась практика написания слова «розыскной» через букву «о». К такому его написанию привыкли теоретики и практики. Более того, с принятием Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и других нормативных актов написание данного слова через букву «о» фактически закреп лено законодательно. Изменение правописания данного слова может быть расценено юристами как появление нового термина, что лишь добавит противоречий в наши законы. В связи с этим, а также учитывая, что в изменении правописания этого слова нет острой необходимости, считается целесообразным правописание слова «розыскной» не менять (возможно, в виде исключения из правила). Соответственно, писать: «оперативно-розыскная деятельность» и «оперативно-розыскные мероприятия».

В заключение можно сказать, что оперативно-розыскная деятельность – вид государственной деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Законом об ОРД, в пределах их полномочий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств и в иных, предусмотренных законом целях. Структура оперативно-розыскной деятельности состоит из нескольких частей, предусмотренных Законом об ОРД.

Одной из составляющих оперативно-розыскной деятельности являются оперативно-розыскные мероприятия.

admin