Штраф и пеня одновременно

Одновременное взыскание штрафа и пеней по договору за просрочку платежа не является возложением двойной ответственности на просрочившее лицо

Действительно, для правоприменительной практики традиционным является принцип недопустимости двойной ответственности, в том числе и в гражданско-правовых отношениях. Но применяется ли этот принцип в случае, когда стороны прописали в договоре ответственность за неисполнение обязательств в установленный срок одновременнно в виде штрафа и пеней?

В одном деле (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.04.2016 № Ф07-1346/2016 по делу № А56-3337/2015) между сторонами был заключен договор, по условиям которого в случае нарушения условия договора по сроку окончательной оплаты заказчик должен был выплатить исполнителю неустойку в размере 5% единовременно и 0,1% от объема невыполненных обязательств за каждый день просрочки. Поскольку заказчик оплатил работы с просрочкой, исполнитель сначала отправил ему претензию, а затем, не получив ответа, обратился в суд с требованиями об уплате неустойки.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования исполнителя частично — они взыскали и твердую неустойку в размере 5%, и начисленные 0,1% за каждый день просрочки, уменьшив при этом общий размер взысканной суммы на основании ст. 333 ГК РФ.

Обратившись с жалобой в кассацию, заказчик настаивал на том, что заявленное исполнителем требование о взыскании пеней и штрафа за нарушение срока оплаты работ является возложением на него двойной ответственности за нарушение одного и того же обязательства и противоречит принципам действующего гражданского законодательства.

Кассация поддержала выводы судов нижестоящих инстанций. Как разъяснил суд, из действующего законодательства следует, что штраф и пени являются разновидностями неустойки. Термин «штраф» обычно употребляется в тех случаях, когда речь идет о неустойке в виде процента или в твердой сумме, взыскиваемых однократно. Термин «пени» принят в отношении неустойки, которая исчисляется в виде процента к сумме неисполненного обязательства и взыскивается за каждый день его нарушения или в течение определенного периода времени.

До недавнего времени (до принятия Пленумом Верховного суда РФ постановления от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее — постановление Пленума ВС РФ № 7) в постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 81) действовал п. 6, согласно которому если кредитором заявлены требования о взыскании неустойки, установленной договором в виде сочетания штрафа и пеней за одно нарушение, а должник просит снизить ее размер на основании ст. 333 ГК РФ, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, исходя из общей суммы штрафа и пеней.

Иными словами, ВАС РФ исходил из того, что одновременное начисление штрафа и пеней не является возложением двойной ответственности. С принятием постановления Пленума ВС РФ № 7 это положение перекочевало в него из постановления Пленума ВАС РФ № 81 в аналогичной формулировке (п. 80). В итоге, не усмотрев в положениях договора об одновременном начислении штрафа и пеней нарушений законодательства, кассация поддержала требования исполнителя.

Правда, необходимо отметить, что несмотря на вполне определенную позицию сначала ВАС РФ, а затем и Верховного суда РФ, некоторые суды, как правило первых инстанций, все равно выносят решения об отказе во взыскании штрафа и неустойки одновременно, считая, что законодательством предусмотрены либо штраф, либо пени, и это различные формы неустойки. А поскольку закон, по их мнению, не предусматривает применение одновременно двух форм неустойки, то суды признают договорные условия об одновременном применении и пеней, и штрафа противоречащими законодательству (см., например, решения АС г. Москвы от 05.06.2014 по делу № А40-137966/2013, Ярославской области от 31.05.2013 по делу № А82-2672/2013). И хотя в апелляции и кассации такие решения с большой долей вероятности не устоят, эту практику тоже стоит иметь в виду.

Но если одновременное взыскание штрафа и пеней, по мнению высших судебных инстанций, двойной ответственностью не является, то что же тогда ею является?

Принцип недопустимости двойной ответственности был изложен в п. 6 и 15 совместного постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». В пункте 6 этого постановления речь шла о недопустимости начисления одновременно законной и договорной неустойки, а в п. 15 — о недопустимости при просрочке возврата денежного долга одновременного начисления повышенных процентов и неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной).

После принятия постановления Пленума ВС РФ № 7 положение о недопустимости одновременного начисления законной и договорной неустойки перекочевало в него (п. 42).

Иными словами, в принципе недопустимости двойной ответственности в гражданских отношениях речь идет не о соотношении штрафа и пеней, а о соотношении неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисление которых производится по одинаковым одновременно действующим правилам, что противоречит принципам действующего законодательства.

Соответственно, шансы взыскать и сумму штрафа, и сумму неустойки высоки.

Другое дело, что поскольку обе эти санкции по существу представляют собой неустойку, то ответчик может просить суд об уменьшении общей получившейся суммы неустойки на основании ст. 333 ГК РФ. Но для этого ответчику придется доказывать ее несоразмерность, что с учетом приведенных размеров санкций (1 и 0,1 % соответственно) будет для него затруднительно.

КС запретил дважды привлекать к ответственности за одно нарушение

Индивидуальный предприниматель Ульмесхан Эркенова представила сведения о работающих у нее застрахованных лицах за сентябрь 2017 года лишь в ноябре того же года. За это ее привлекли к ответственности, но не один раз, а два: сперва по закону «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования», а потом и к административной — по 15.33.2 КоАП.

В этом сюжете

  • Конституционный суд научил распределять судебные расходы по КАС 21 января, 14:51
  • Конституционный суд научил считать срок привлечения к ответственности 15 января, 11:04
  • Конституционный суд-2018: для бизнеса, граждан и процесса 2 января, 8:18

В ходе заседания по второму штрафу Эркенова и ее защитник заявляли: предпринимателя нельзя привлечь к административной ответственности, потому что ее уже оштрафовали за несвоевременное представление тех же сведений за тот же период. Суды не согласились: они заявили, что по профильному ФЗ ее привлекли как страхователя, а по КоАП — как должностное лицо, ответственное за свое предприятие и наемных работников. А потому, решили суды, нельзя говорить о наличии двойной ответственности за содеянное.

Эркенова пожаловалась в Конституционный суд и напомнила о ст. 50 основного закона, которая гласит: «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».

Согласно ч. 5 ст. 4.1 КоАП никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение, напомнил КС. А это значит, что статья 15.33.2 КоАП, по которой Эркенову привлекли к административной ответственности, не соответствует основному закону, потому что допускает «двойное» наказание.

В связи с этим суд предписал федеральному законодателю изменить норму КоАП так, чтобы исключить подобные случаи. А суды должны пересмотреть свои решения по делу Эркеновой.

Постановление Конституционного суда от 4 февраля 2018 года № 8-П.

  • Конституционный суд

Управляющий партнер Денис Гудков и старший юрист Виталия Акимова защитили клиента от взыскания 25-миллионного штрафа за нарушение сроков выполнения работ.
Клиент компании «Гудков, Корельский, Смолярж», известная в области строительная компания, в 2013 году заключил несколько стратегически важных для страны контрактов на строительство объектов алмазного месторождения.
По одному из них подрядчик обязался построить вахтовый поселок для рабочих заказчика на месторождении. После того, как существенная часть работ была выполнена, заказчик договорился о более выгодных условиях с субподрядчиками клиента компании и отказался от контракта с генеральным подрядчиком.
Из-за незначительного нарушения сроков работ с подрядчика решением Арбитражного суда Архангельской области была взыскана договорная неустойка в размере около 2-х миллионов рублей.
Но заказчик, через полтора года после прекращения контракта посчитавший, что его права нарушены, обратился в суд еще с одним иском о взыскании штрафа в размере 5 % от цены контракта (которая составляла порядка 500 миллионов рублей, а штраф, соответственно, 25 миллионов) за односторонний отказ заказчика от договора.
Одни из пунктов контракта действительно была предусмотрена возможность взыскания штрафа за односторонний отказ заказчика от договора в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ. То есть, несмотря на иную формулировку, штраф в твердой сумме устанавливался за просрочку выполнения работ, как и неустойка.
В условиях, когда подрядчик понес ответственность в виде неустойки, взыскание с него штрафа за то же нарушение представляет собой двойную ответственность, что недопустимо с точки зрения общих принципов права, гражданского законодательства и судебной практики.
Возложение на лицо двойной ответственности противоречит принципам российского гражданского права, предусматривающим, что за одно нарушение может быть наложено одно наказание. Также это вытекает из разъяснений, изложенных в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Подобный подход разделяет и актуальная судебная практика.
Все доводы юристов компании «Гудков, Корельский, Смолярж» были признаны обоснованными, и суд отказал заказчику в удовлетворении иска в полном объеме, указав при этом: «Поскольку недопустимость двойной ответственности за одно и тоже правонарушение является общим принципом права, в том числе гражданского права, в сочетании с принципом диспозитивности регулирования гражданских правоотношений, суд полагает, что в рассматриваемой ситуации заказчик вправе был выбрать одну из предусмотренных контрактом мер ответственности исполнителя за ненадлежащее исполнении принятых на него обязательств. Взыскав в судебном порядке неустойку, истец реализовал указанное право. Ответчик не совершал каких-либо дополнительных действий для возникновения оснований для привлечения его к ответственности в виде штрафа.».
Примечательно также, что «зеркальных» положений об ответственности заказчика в случае его виновных действий контракт, проект которого был предложен заказчиком, не содержал, то есть существенным образом был нарушен баланс интересов сторон.
По терминологии Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора» такое положение контракта является несправедливым договорным условием, и по заявлению слабой стороны контракта (какой в подрядных отношениях выступает подрядчик) не подлежит применению.
Изображение с сайта: http://sundiatapost.com/

admin