Самооборона закон

Имеет ли гражданин право защищать свою жизнь и имущество с оружием в руках? Данный вопрос – причина неизменно жарких дебатов, в которые вовлечены политики, общественные деятели и население. Как свидетельствует практика, легальное владение огнестрельным оружием не является фактором, способствующим росту преступности, а наоборот — нередко ведет к ее снижению, в то время как недостаток объективной информации нагнетает страхи, связанные с оружием.

Кольт их всех уравнял…
В России изобилуют мифы, касающиеся гражданского оружия. Один из наиболее распространенных гласит, что российские граждане — самые невооруженные и беззащитные в мире. Но так ли это?
Начиная с 1994 года, любой ранее несудимый дееспособный гражданин России, получив лицензию, имеет право приобрести для самообороны и хранить длинноствольные (двуствольные и многозарядные) ружья с ручной перезарядкой или полуавтоматические. По общему количеству зарегистрированных стволов Россия занимает 9 строчку в мировом рейтинге.
Таким образом, Россия в отношении гражданского оружия занимает как бы промежуточные позиции. С одной стороны, до стран, в которых право граждан приобретать, хранить и носить оружие минимально ограничивается законодательством (Израиль, США, Финляндия), нам еще далеко, как и до государств типа Швейцарии, в которых государство вооружает население за свой счет. С другой стороны, в РФ не наблюдается и тенденции к ужесточению законодательства об оружии на манер Великобритании или Австралии, власти которых постепенно лишают граждан права на владение оружием самообороны.
Впрочем, законодательство РФ максимально ограничивает возможность использования огнестрельного оружия для самообороны, при том что длинноствольное ружье — не лучший выбор для этих целей. Короткоствольное оружие – револьверы и пистолеты – подходят для самозащиты гораздо больше, но обывателям запрещено их иметь. Дискуссии сторонников и противников короткоствольного оружия, а также вооруженной самообороны продолжаются не один год.
Основной довод в пользу права граждан на оружие сформулирован еще 18 веке итальянским правоведом Чезаре Беккариа: «Законы, запрещающие ношение оружия, способны разоружить лишь людей, не намеревающихся совершать преступлений. Они помогают нападающим и вредят их жертвам, они способствуют, а не препятствуют убийствам».

Стремление владеть оружием является прямым следствием права на защиту — своего имущества, свободы и даже жизни. В отсутствие права на самооборону остальные основные права превращаются в фикцию. Сторонники отмены ограничений уверены, что лишение граждан права на оружие, по сути, есть запрет на самооборону. В конце концов, не все мы мастера боевых видов спорта, чтобы противостоять хулиганам и более серьезным преступникам с голыми руками. Как быть, если вы неспособны безошибочно нанести противнику удар и обезвредить его? Покориться и молить о пощаде или звать на помощь? Можно, конечно, применить разрешенные средства самообороны, эффективность которых вызывает сомнения: человек с газовым баллончиком или электрошокером вряд ли справится со снаряженным арматурой грабителем.
Многозарядный револьвер Кольта когда-то прозвали «уравнителем шансов»: с его помощью даже физически слабый человек — женщина, старик, прикованный к инвалидному креслу – имеет шанс завершить схватку с несколькими противниками с минимальными потерями.
На усвоение правил рукопашного боя требуются годы, а вот овладеть пистолетом гораздо проще. Не потому ли, едва шестизарядный револьвер Сэмюэла Кольта распространился в США, появилась поговорка: людей-де Бог создал разными, а равными их сделал полковник Кольт.
Огнестрельное оружие, конечно, нельзя считать панацеей против преступности, тем более что не каждый сумеет его эффективно применить. Но опасение натолкнуться на достойного противника из числа вооруженных граждан способно вынудить многих потенциальных грабителей и насильников сменить свой промысел на более безопасный.
Мы — не психи, психи – не мы!
Одним из самых распространенных доводов, приводимых противниками гражданского оружия вообще и «короткоствола», в частности, является ссылка на то, что если нашим людям дать оружие, они тут же друг друга перестреляют! И хотя подобные аргументы не подкреплены статистикой, к ним охотно прибегают чиновники и падкие на сенсации СМИ.
Почти за 15 лет действия Закона об оружии, разрешающего гражданам приобретать для самообороны длинноствольные ружья, в России на руках накопилось свыше 5 млн стволов, в то же время рост уголовных правонарушений с использованием легального оружия за тот же период составил всего 0,5%. Из ежегодно совершаемых в РФ около 20 тыс. преступлений с применением оружия на легальное оружие приходятся сотые доли процента. По разным причинам нарушает закон с применением «огнестрела» только один из 40 тысяч владельцев оружия.
Не выдерживает критики и довод о том, что преступники могут вооружаться за счет законопослушных граждан. Легальное оружие редко используется в преступных целях, так как при продаже из всего нарезного оружия производятся контрольные стрельбы, информация о которых хранится в пулегильзотеках МВД. Оставить подобную «визитку» на месте преступления способен разве что сумасшедший…
Как свидетельствует мировой опыт, к росту преступности ведет не разрешение на ношение оружия, а как раз запрет на него. К примеру, в США – одной из самых вооруженных стран мира! – наиболее высокий уровень преступности зарегистрирован в Вашингтоне, Нью-Йорке, Чикаго, т.е. в городах, где действует запрет на ношение оружия. В штатах, где внедрялось положение о получении лицензии на скрытое ношение оружия любым ранее несудимым гражданином по завершении спецкурса обучения, напротив, было зафиксировано сокращение числа преступлений против личности, таких как убийства, грабежи, изнасилования.
В этом отношении интересен опыт округа Колумбия, где запрет на ношение оружия был введен в 1976 г. До этого события на протяжении 5 лет количество ежегодно совершаемых убийств сокращалось с 37 до 27 на 100 тыс. чел. населения, со 150 до 100 — число ограблений. В последующие 5 лет после ужесточения законодательства отмечен рост преступности: на 100 тыс. жителей округа приходилось на учетный период до 30 убийств в год и до 160 тыс. ограблений. В Великобритании оружейное законодательство ужесточили в середине 90-х гг. В итоге, в 1996-2001 гг. число ежегодно совершаемых ограблений выросло со 142 до 182 на 100 тыс. жителей. Еще худшими оказались последствия ограничительных мер в Австралии: здесь количество вооруженных ограблений выросло в 1,5 раза уже через год после введения поправок.
Из виртуальной реальности – в жизнь
Почему государство принуждает своих граждан разоружаться? Вряд ли причина в страхе перед обществом, так как ограничения принимают власти стран с развитой демократией. Скорее, причина в шокирующих общество случаях т.н. «немотивированного насилия», особенно подросткового. Приведем несколько примеров: в 2007 году 23-летний студент Технологического университета Вирджинии Чо Сен Ху, открыв стрельбу по сокурсникам-обидчикам, убил 33 и ранил 29 человек; в 2008 году 18-летний Пекки-Эрик Аувинен (Финляндия) расстрелял 8 одноклассников и пытался поджечь школу; в марте 2009-го 16 школьников расстреляны Тимом Кретчмером (Германия) из отцовского пистолета…
Подобные происшествия порождают требования некоторых политических и общественных организаций ввести запрет или до минимума ограничить право частных лиц на владение и ношение огнестрельного оружия. Но следует ли руководствоваться эмоциями, и в оружии ли дело?
Европейцы и американцы хранят в своих домах винтовки и пистолеты не одну сотню лет, а тенденция к массовым расстрелам проявилась только в последние десятилетия. По свидетельству психологов, на такие поступки чаще решаются представители поколения, воспитанного телевидением и монитором компьютера. В большинстве своем игры, в которые играют подростки, кровожадные и садистские – этот факт неоспорим.
Довольно смелый вывод приводит журнал Американской медицинской ассоциации: причиной удвоения числа убийств в 50-е гг. стало распространение телевидения. Американский военный психолог Дэйв Гроссман в одном из интервью признал, что демонстрация насилия в СМИ и видеоиграх запускает у детей и подростков механизмы, аналогичные тем, которые используются для приучения к убийству профессиональных военных. Так что совершенно не случайно президент ФРГ Хорст Келер после мартовского события этого года в Германии потребовал ужесточения контроля не за оружием, а за пропагандирующими насилие компьютерными играми.

И в этом есть резон. По сути, для совершения массовых убийств не обязательно наличие пистолета или винтовки. В начале 2009 года в Бельгии преступник проник в ясли, где убил ножом двух младенцев и няню, скрывшись после этого. В Москве мужчина «в знак социального протеста», как он потом пояснил, угнал машину и сбил 16 человек (преимущественно студентов МГУ). При этом никто не предложил ввести запрет на кухонные ножи или автомобили.
Заметим, что в России за 2008 год в ДТП погибли почти 30 тыс. человек, из которых 2,38 тыс. — по вине водителей в состоянии алкогольного опьянения. Эта печальная статистика, увы, не подвигла российских чиновников на ограничение продажи алкоголя в стране или на запрет его прямой и косвенной рекламы.

Лидер партии КПРФ Геннадий Зюганов в разговоре с «Газетой.Ru» назвал «глупостью» инициативу главы ЛДПР Владимира Жириновского, согласно которой предлагается не наказывать граждан за превышение правил самообороны.

Реклама

«Я всякие глупости Жириновского не комментирую. Звоните по другим вопросам. Всякую чушь его я не хочу комментировать, время даром терять», — заявил депутат.

Отметим, что с таким предложение лидер ЛДПР выступил 25 ноября. Если проект вступил в силу, то статью 37 УК РФ «Необходимая оборона» дополнят соответствующим пунктом. По словам Жириновского, данное нововведение необходимо для того, чтобы защита себя или своей семьи от насилия не квалифицировалась как превышение пределов самообороны.

«У нас действует норма о так называемом превышении пределов необходимой самообороны. Если во время защиты был нанесен ущерб больший, чем существовала угроза, — потерпевший сам становится обвиняемым. Причем система оценки этой угрозы очень размыта», — отметил Жириновский. Он добавил, что,

согласно этому правилу, человек может защищаться только от вооруженного злоумышленника — это делает оборону опасной, если нападает группа бандитов без пистолетов или холодного оружия.

Так, в качестве примера лидер фракции привел закон США «Мой дом — моя крепость», согласно которому пределы самообороны не распространяются на хозяина дома, если к нему в жилище проник злоумышленник — его, по закону, можно даже убить.

«Когда в дом вламываются чужие люди, невозможно оценить, вооружены они или нет, всерьез они или просто пугают. Человек в такой ситуации защищает себя, жизнь близких, и судить его за это нельзя. Он не может ждать, пока в него самого выстрелят или ударят ножом, чтобы применить оружие или подручные средства», — пояснил автор законопроекта.

При этом Жириновский не отрицает, что инициативу поддержат не все депутаты — в частности, противники заявят о росте бытовых убийств в случае смягчения правил самообороны, отметил лидер фракции. Однако, по его словам, статистика США, напротив, свидетельствует о том, что в 98% случаев жесткие меры самозащиты оправданны.

Между тем некоторые партии восприняли данную инициативу положительно. «Наша партия выступает за то, чтобы у граждан было право на защиту своей собственности, своего дома и семьи. Если законопроект будет об этом, а не о том, чтобы просто разрешить россиянам более свободно использовать оружие, тогда, думаю, мы можем его поддержать», — сообщили в «Справедливой России» газете «Известия».

В то же время «Единая Россия» выразила готовность рассмотреть данный законопроект. «Сложно дать оценку законопроекту, который еще не внесен. Сфера самообороны очень тонкая. Поэтому, прежде чем делать выводы, мы должны его внимательно изучить, а потом давать оценку», — подчеркнул первый замглавы фракции по законопроектной деятельности Андрей Исаев.

Тем временем, по мнению других парламентариев, данная инициатива может привести к непредсказуемым последствиям.

«Вы хотите, чтобы у нас было как в США? Посмотрите, что у них происходит: то и дело кто-то в кого-то то в школах, то на улице стреляет.

Этот законопроект специально вносится сейчас, чтобы отвлечь внимание населения от более острых проблем. Не думаю, что наша фракция его поддержит», — отметил первый зампред фракции КПРФ в Госдуме Николай Коломейцев.

Отметим, что в октябре 2018 года законопроект о расширении допустимых пределов самообороны вносил в Госдуму сенатор доктор юридических наук Алексей Александров, однако он не был поддержан большинством парламентариев.

«Я убежден, что в законе и правоприменительной практике должна быть презумпция правоты того, кто отражает нападение преступника. Особенно если нападение вооруженное, и особенно если оно связано с незаконным проникновением в жилище или другое помещение», — говорил он 30 октября 2018 года «Парламентской газете».

При этом Александров отмечал, что не опирается на закон США, предлагая свой законопроект — по его словам, в Америке часто судят работников полиции за превышение пределов самообороны и должностных полномочий, чего не должно быть в России.

Каждый человек имеет право на самооборону. Много кто об этом слышал, хотя бы, из фильмов или книг. Знать нужно всем, поскольку, преступники могут напасть на любого человека, его семью или на дом. Никто от такого не защищен. Но, как нужно действовать, чтобы защититься и, при этом, не совершить преступление или административное нарушение? Что же это за необходимая оборона, когда и как ее применять? Что такое превышение пределов необходимой обороны? Какой закон о самообороне? На все обозначены вопросы, доступно и актуально на 2020 год, ответил юридический интернет-ресурс «Протокол” в этой консультации.

Что говорит закон о самообороне

Необходимая оборона, простыми словами, это та мера самозащиты, которая будет сопоставима по вреду с посягательством и, которая исключает в действиях лица, что защищается, нарушение. Так, это те действия человека, который он совершает при борьбе с преступником, пытаясь предотвратить нападение, устранить угрозу. Такая оборона существует в административном и уголовном праве, иными словами, — исключает вину лица при совершении действий, что имеют признаки административных и уголовных правонарушений при самозащите. Protocol обращает внимание, что между необходимой обороной в административных делах и обороной в уголовных производствах, — есть небольшая разница. Она проявляется в нюансах самого значения и особенностях превышения границ необходимой самообороны. Детально об этом ниже.

Статьей 19 Кодекса Украины об административных правонарушениях (КУоАП) предусмотрено, что действие, обозначенное законами как административное нарушение, не будет им, если оно совершалось для защиты государственного, общественного порядка, прав и свобод граждан, собственности людей или установленного порядка управления. Необходимо отметить, что защищать в таком случае, можно, как указано выше, не только себя и свои интересы или своих близких, а почти все, что есть законным. Следовательно, объектом защиты есть гарантированный законом порядок и интересы. Очень важно, чтобы при обороне причинение вреда было равно или меньше той мере опасности, которая грозит обществу, человеку, их правам, государству и установленному порядку. Если, же, такой вред явно не соответствует опасности — это будет превышением обороны, главным последствием которой есть наступление ответственности.

Нужно обратить внимание, что обороняться и причинять вред можно только лицу, которое осуществляет угрозу, реально пытается или делает посягательство на охраняемые интересы. Если же вред причиняется кому-либо другому, тогда, такие действия не будут охватываться необходимой обороной.

Раздел VIII Уголовного кодекса (УК) устанавливает перечень обстоятельств, которые исключают преступность деяния. Среди них и необходимая оборона. Формально, под нее подпадает действие, которое хотя и имеет весь состав преступления, но совершено при условии сопоставимой, своевременной защиты и не является преступлением.

Важно отметить, что каждый человек имеет право на оборону независимо от того, была в него возможность позвать на помощь или нет, мог ли избежать от опасности каким-либо другим способом.

В отличие от обороны в понимании КУоАП, УК указывает более четкие критерии, которые необходимо соблюдать для правомерной самообороне.

Пользуйтесь консультацией: Все про травматичну зброю в Україні від «а до я»

Воображаемая оборона

Статья 37 УК предусматривает еще одно обстоятельство, которое исключает преступность и освобождает от уголовной ответственности — воображаемая оборона. При ней, фактически, все те же условия что и при необходимой обороне. Некоторые, даже, относят такое обстоятельство к подвиду необходимой обороны. Но, основным отличием является то, что возможное причинение угрозы и опасность есть только в воображении лица, что обороняется, и для такого воображения есть все основания. Простыми словами, что была такая обстановка, при какой, каждый мог увидеть опасность, когда нельзя было понять что посягательство не реальное. Например, друзья решили разыграть одного из них, как-бы сделать сюрприз на день рождение и надели балаклавы или любую другую необычную, на первый взгляд, вызывающую опасность, одежду, взяли нож и начали угрожать человеку, потом попытались похитить, делая все при этом, чтобы их невозможно было узнать. Человек на которого напали, испугался и начал защищать себя, воспользовавшись своим правом на самооборону и случайно кого-то сильно ударил. Описанная ситуация и будет считаться воображаемой обороной, поскольку, человек не мог предугадать что это не настоящая опасность и что, на самом деле, никакой угрозы нет. Но, все это, все мелочи и детали необходимо доводить в суде, именно судья будет решать были ли реальные основания для обороны и была ли такая оборона сопоставима нападению.

Превышение самообороны: что это и как ее избежать

Всему есть границы, в том числе, и деяниям во время необходимой обороны. Многих интересует где именно та грань разрешенных действий и часто люди ищут в интернете информацию подобного рода: «превышение самообороны статья Украина” или «превышение обороны, где предел” и тому подобное. В этом разделе Протокол детально расскажет как необходимо защищаться, чтобы не было такого превышения, и, соответственно, преступления в действиях лица, что защищается.

Согласно части 3 статьи 36 УК, превышением обороны считается умышленное причинение лицу, которое посягает, тяжкого вреда, что явно не соответствует опасности посягательства или обстановке защиты. Как всегда, наводим пример: у мускулистого большого парня возрастом 35 лет, молодая девушка без оружия пытается, идя по улице, что-то украсть, парень это замечает и начинает сильно избивать девушку, причиняя ей много сильных ударов кулаками по голове. В такой ситуации явное несоответствие защиты и нападения, поскольку, во первых, нападавшая без ружья, телосложение нападавшей, по сравнению с лицом, что защищается, хрупкое и слабее; и самое важное, девушка делала посягательство на имущество, а парень, который защищался, сделал посягательство на здоровье и, возможно даже на жизнь, так как сильно бил по важному органу — голове. Изменим ситуацию, если та же девушка и тот же парень, но на дворе ночь и девушка напала с ножом или просто держит его в руках: в этом случае, можно доказать, что обстановка защиты соответствует нападению, поскольку, ночью сложно рассмотреть телосложение нападавшего и, ключевой момент, — наличие ножа, так как это можно изъяснять как реальную угрозу для жизни.

Еще один пример неравенства сил. Молодая девушка хрупкого телосложения (весом 47 кг) поссорилась со своим парнем (весом 100 кг) и во время ссоры дала два ляпаса по лицу ее парня. В такой ситуации парень не должен применять необходимую оборону, поскольку, реальная угроза здоровью или жизни отсутствовала, простыми словами, парню надо было «перетерпеть” эти несколько «ударов” девушки и не применять силу, не избивать в ответ.

Вот еще один довольно интересный пример соответствия защиты и нападения. Женщина (возрастом около 65 лет) сидела у подъезда на лавочке поздно вечером. Рядом на этой же лавочке сел мужчина (крупного телосложения, возрастом около 30). Пожилая женщина начала думать, что мужчина сел не просто так, а с плохими намерениями, проще сказать чтобы ее изнасиловать и, поэтому, решила забрызгать баллончиком мужчине глаза. Вопрос: надо ли обороняться мужчине? И будет ли такая оборона соответствовать «нападению”? Конечно же, нет, да в этом случае женщина поступила неправильно, но ее действия не являются реально опасными для жизни. Также, учитывая то, что мужчина молодой и сильный, избивать пожилую женщину явно будет не соответствием. Вывод: мужчине надо либо терпеть, либо просто уйти. В крайнем случае, если все же повреждения кажутся значительными можно вызвать полицию.

То есть, необходимо анализировать орудие преступления, возраст и физические возможности нападавшего, место преступления, способ нападения, направление ударов, механизм их причинения, количество нападавших и другие обстоятельства, что составляют обстановку преступления.

Вторым моментом, который обязательно необходимо соблюдать, чтобы не было превышения, есть мотив, а именно стремление защитить интересы лица, государства, общественные интересы, жизнь, здоровье или права обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства.

В том случае, когда определяющим в поведении лица было не предотвращение нападения и защиты, а желание причинить вред потерпевшему (расправиться), такие действия по своим признакам не представляют необходимой обороны, они приобретают противоправный характер и должны расцениваться на общих основаниях (важность мотива обозначена в ).

Следующим важным правилом при необходимой обороне есть своевременность. Обороняться можно либо когда есть реальная угроза причинения вреда, либо во время такого причинения. Если начать защищаться очень рано или поздно, это не будет считаться необходимой обороной. К примеру, та же вышеописанная ситуация с девушкой и парнем. Если девушка шла бы просто за парнем, не доставая нож или без него, не совершала нападение на парня, а просто шла долгое время за ним, а парень начал думать, что она его преследует с намерением убить, обернулся к девушке, напал на нее и сильно избил. В описанной ситуации, отсутствует необходимая оборона, по скольку, реального посягательства со стороны девушки не было и весомых оснований о возможной угрозе — также нет. Может быть и запоздалая оборона. Например, парень избил другого парня, который от ударов упал и лежал избитым некоторое время; нападавший уже начал уходить и прошел метров сто или двесте, как, вдруг, человек, которого избили, встал и начал догонять того, кто его избил чтобы «расправиться”. В таком случае, это уже будет не оборона, а месть, за что несут ответственность на общих основаниях.

Просуммируем все важные правила, которые нужно соблюдать при применении обороны, чтобы не допустить ее превышение:

  • соответственность обстановки защиты обстановке нападения;
  • своевременность защиты;
  • мотив защититься, а не причинить вред.

Вспомните новость: Взялись за оружие: разрешат ли украинцам владеть пистолетами для самозащиты

Исключения: когда при обороне можно все

Часть 5 статьи 36 УК устанавливает, что не является превышением необходимой обороны (независимо от тяжести причиненного вреда нападавшему) действия с применения огнестрельного оружия или любых других средств и способов защиты при:

  • нападении вооруженного человека;
  • нападении группы людей;
  • насильственном вторжении в жилье (только в таком случае необходимо доказать, что вторжение в дом действительно было насильственным).

Так, например, если домой насильно ворвались незнакомые люди и угрожают или совершают любые опасные деяния, то в таком случае, будет эффективной и законной, даже, самооборона с помощью пневматического оружия.

Ответственность при превышении пределов необходимой обороны

Что будет, если, например, совершить превышение самообороны с летальным исходом? Какая возможная ответственность при превышении обороны и в каких случаях?

Частью 3 статьи 36 УК установлено, что уголовная ответственность за превышения необходимой обороны возможна только при совершении следующих преступлений:

1) предусмотренное статьей 118 УК (умышленное убийство) — наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет или ограничения свободы на срок до трех лет, или лишения свободы на срок до двух лет;

2) предусмотренное статьей 124 УК (умышленное причинение тяжких телесных повреждений) — наказание в виде общественных работ на срок от ста пятидесяти до двухсот сорока часов или исправительных работ на срок до двух лет, или ареста на срок до шести месяцев, или ограничения свободы на срок до двух лет.

Protocol обращает внимание, что если превышение необходимой обороны совершено в состоянии душевного волнения и это доказано в суде, то человек не несет уголовной ответственности (часть 4 статьи 36 УК).

Автор консультации: Колотуха Катерина

Источник: Юридический ресурс Протокол

Сопротивление нападающему на тебя человеку — самооборона или насилие?

Ежегодно в России получают широкий общественный резонанс уголовные дела, связанные с самообороной. Очень редко можно спрогнозировать, каким исходом обернется то или иное дело, даже при схожих обстоятельствах. И чаще суд выносил решение не в пользу защищающегося.

Есть, однако, несколько громких дел, в которых люди, применившие самооборону, были оправданы. Рассмотрим, как и почему это происходило.

Дело о голодном сожителе

12 апреля текущего года Мосгорсуд оправдал женщину, которая зарезала своего сожителя, защищая свою жизнь. Тот пришел домой пьяным, возмутился, что гражданская супруга якобы приготовила еду только на себя, и начал ее душить. Женщина освободилась и ударила его подвернувшимся ножом. Она немедленно вызвала скорую, но мужчина скончался.

Мосгорсуд признал, что в действиях женщины не было преступного умысла и что у нее были основания обороняться, так как она реально опасалась за свою жизнь.

«В американской практике самообороны есть правило Stay Your Ground — «стой на своем месте», которое разрешает применение оружия против другого человека в случае, если это предотвратит преступление. В России же все иначе», — поясняет «Ридусу» адвокат Матвей Цзен.

Российская практика рекомендует не применять насилие, а убегать с места преступления. Здесь больше шансов, что тебя оправдают, если в ходе следствия получится доказать, что тебе некуда было деться в момент совершения нападения. Если же возможности для отхода были, то на суде дело может кончиться плохо.

Дело Галины Каторовой

Галина Каторова

© change.org

Аналогичный случай произошел в Приморском крае. Галина Каторова ударила мужа ножом, когда он избивал ее и душил при свидетеле. Правда, свидетель — сосед — предпочел выйти на балкон и не вмешиваться. Следствие было намерено обвинить Галину, однако суд решил, что у нее не было возможности покинуть обстановку, где ее жизни угрожала опасность.

«Пленум Верховного суда РФ (постановление от 27.09.2012 № 19) определил необходимую оборону в качестве «основания для признания правомерным причинение вреда лицам, посягающим на охраняемые уголовным законом социальные ценности». Ст. 37 УК РФ (необходимая оборона) определяет случаи, при которых лицо не подлежит уголовному преследованию», — поясняет источник «Ридуса» в силовых структурах.

Часть 1 статьи 37 гласит: не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

«Таким образом, если хрупкая барышня, чистя свой спортивный арбалет, вышла на шум в коридоре и обнаружила свою мать, лежащую в луже крови и нависающего над ней двухметрового мужика с куском арматуры в руке, который дёрнулся в сторону барышни с криком «И тебя завалю!», выстрелит из арбалета в незваного гостя, то это будет необходимой обороной», — говорит наш источник.

Галине Каторовой, как и первой женщине, к тому же некуда было деваться: нападение произошло у нее дома.

Дело казака Шишова

Олег Шишов

© казачийкруг.рф

В 2017 году были признаны невиновными казак Олег Шишов и его друзья — Алексей и два Александра Дутовы. Они поссорились с цыганом Дмитрием Пестриковым, к которому ушла жить дочь Алексея Дутова, и Пестриков пообещал, что прострелит голову Шишову. В итоге у ворот дома казака собралась толпа из 24 человек, вооруженных пневматическими и травматическими пистолетами, битами и холодным оружием. У обороняющихся были травмат и карабин «Сайга». Погибло двое нападавших. Вначале уголовное дело было возбуждено в адрес обороняющихся, но вскоре прекращено и возбуждено против другой стороны.

«Агрессия должна исходить не от вас; она должна быть сопряжена с насилием или с угрозой насилия; у вас не должно быть умысла на причинение вреда посягавшему, а только на пресечение посягательства; если вы не могли до конца оценить характер нападения и степень опасности, то вы не превысили пределов необходимой обороны», — резюмирует адвокат, заведующая филиалом № 36 Московской областной коллегии адвокатов Ксения Степанищева.

Дело «миасского стрелка»

Александр Григорьев

© youtube.com

Известна история «миасского стрелка» Александра Григорьева. В его дом в ночь с 1 на 2 января 2016 года вломились пятеро человек — четверо мужчин и одна женщина, известная компания пьяных дебоширов из соседнего села. Они сразу ударили Александра так, что тот отключился. Незваные гости угрожали убить всю семью. Очнувшись, Александр первым делом добрался до сейфа, где лежало ружье. Четверых нападавших он убил, пятого ранил.

Его арестовали, но почти сразу отпустили под подписку о невыезде — вступился глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Дело не дошло даже до суда.

Матвей Цзен поясняет: на Григорьева напали в его собственном доме и он не имел возможности убежать. Фактически самооборона — единственное, что ему оставалось. Кроме того, сыграло роль то, что Григорьев защищал своих близких.

«Очень многое зависит от того, насколько быстро человек сориентировался, когда дело дошло до дачи показаний. Ты не обязан разбираться, воровать они пришли или убивать, ты можешь не успеть разобраться. Защищать можно и себя, и близких, и общественный интерес, если он значим. То есть, если некто начал при тебе стрелять по людям, а ты можешь его пристрелить, — стреляй. Желательно громкое предупреждение и первый выстрел вверх», — говорит Ксения Степанищева.

«Уголовный кодекс (ст. 37 УК РФ) говорит: «при защите личности и прав обороняющегося или других лиц», т. о. в этот круг включены не только родные и близкие, но и вообще посторонние люди. Григорьев терял сознание, у нападавших был нож, и избиение сопровождалось угрозой убийством (принимая во внимание алкогольное опьянение и агрессивность нападавших, данная угроза могла быть приведена в исполнение, а лежащий в крови брат и был принят Григорьевым за убитого). Таким образом, он поступил в рамках закона», — говорит наш источник в силовых структурах.

При этом он уточняет, что защита имущества (а не жизни близких) не может являться оправдывающим фактором.

«Формулировка «общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица» однозначно трактует угрозу жизни, а не имуществу. Охрана имущества подпадает под «охраняемые законом интересы общества или государства», однако здесь уже все крайне расплывчато. Момент «если при этом не было допущено умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства» можно трактовать в довольно широких рамках. Таким образом, прикладом дать по голове и связать до приезда полиции можно, но если проломишь череп, то разбираться будут долго и не факт, что окажешься правым», — поясняет он.

Дело Александра Соколова

А вот в сходном случае с Александром Соколовым оправдания удалось добиться только в Верховном суде РФ. На мужчину с товарищем напали трое грабителей, начали избивать их рейками, сорванными со скамеек. Соколов пытался убежать, но его догоняли и продолжали бить. Ему удалось схватить одну из реек и ударить нападавшего по голове. Тот скончался. Соколову присудили шесть лет лишения свободы, и только вмешательство Верховного суда оправдало его.

«Никто не скажет вам, какие факторы сработали на оправдательный приговор в том или ином случае, не видя всех материалов дела, потому что внутреннее убеждение суда складывается в ходе разбирательства под влиянием многих факторов», — говорит Ксения Степанищева.

Есть общие рекомендации Верховного суда, которые он дал в 2012 году в Постановлении Пленума N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», там про все это есть — что жертва не обязательно должна спасаться бегством (раньше продолжение обороны при возможности убежать однозначно трактовалась как превышение), что жертва может не суметь в условиях конфликта объективно оценить его опасность и так далее.

Описанные случаи Григорьева и Соколова похожи: несколько нападавших — высокая опасность, использование палок или оружия для нанесения телесных повреждений жертве; жертва оборонялась также с применением оружия. Но Григорьева оправдали, а Соколова нет. Почему во внешне схожих случаях приговоры отличаются? Потому что в уголовном праве нет идеально схожих ситуаций, следователей и судей. Никакой методики, формулы, где при подстановке данных возникает ответ, тоже не существует.

По одному из дел в Алтайском крае кассация отменила обвинительный приговор по пьяной драке, когда гражданин отобрал нож у нападавших (часто встречается, но тут парню повезло) и отбивался этим ножом, убив двоих нападавших. «После того как Ш-ву удалось вырвать нож, он понимал, что потерпевшие продолжают свое нападение, нанося ему удары руками по телу и голове», — указал суд, отменяя приговор. То есть здесь сыграла роль продолжающаяся угроза, поясняет Ксения Степанищева.

Дело Александры Лотковой

Александра Лоткова

© 1tv.ru

В метро компания подвыпивших молодых людей напала на ее друзей (по версии защиты; по версии пострадавших, напротив, друзья Лотковой начали первыми). Завязалась драка. Лоткова, 21-летняя студентка, вытащила из сумочки травматический пистолет и выстрелила в одного из нападавших. Пуля прошла тому сквозь легкое.

Александру осудили и приговорили к трем годам лишения свободы. Позже она была выпущена досрочно. Всего она провела в заключении более двух лет, считая период домашнего ареста.

Матвей Цзен поясняет: отличие дела Лотковой от дел, по которым были вынесены оправдательные приговоры, в том, что конфликт происходил в метро и компания девушки могла убежать, вместо того чтобы применять силу. Такова российская практика.

Если говорить о том, что в обществе монополия на насилие принадлежит только государству, то в таком вымышленном идеальном государстве граждане не должны сопротивляться преступникам, потому что любое сопротивление — это насилие. Граждане в этом случае должны претерпевать преступление и звать на помощь полицию, то есть государство, которое уже имеет право на применение насилия, — поясняет адвокат Матвей Цзен.

«Понятно, что это абсурд, — продолжает юрист. — Само устройство жизни и инстинкты, в том числе инстинкт самосохранения, который принадлежит человеку, говорят о том, что в случае угрозы жизни нужно сопротивляться всеми способами, включая насилие».

Государство, по словам адвоката, это социальная конструкция, а инстинкты — биологическая, поэтому она однозначно превалирует. «Поэтому всегда существовал такой вот компромисс, — заключил Цзен. — В разных странах он решается по-разному. В нашей стране он фактически решен в пользу государства. Граждане могут сопротивляться, но их за это наказывают так, словно совершенное ими в результате самообороны насилие было нелегитимным. Это, в общем, даже не компромисс, а решение вопроса в пользу государства».

Ксения Степанищева при этом поясняет, в чем отличие дела Лотковой от дела «миасского стрелка», также защищавшего близких.

«Каждый случай индивидуален. С Лотковой все неясно, но там, по всей видимости, не было такой угрозы, чтобы стрелять», — говорит она.

Когда еще оправдывают обороняющихся?

В статье 37 УК РФ есть еще два пункта, которые определяют, когда человек не подлежит уголовному преследованию за самооборону.

Часть 2: защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. «Это значит, что если крупногабаритный мужчина бьет хрупкую девушку, а барышня кухонным ножом расцарапает в это время ему руки (расцарапает, а не отрежет), то это тоже необходимая оборона», — говорит источник «Ридуса» в силовых структурах.

Часть 2.1: не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. «Если в темной подворотне на нашу хрупкую девушку выскочит высокий мужчина с криком «Убью, тварь!», девушка ударит его током из электрошокера, а впоследствии окажется, что паренек гнался за подло сбежавшим из дому котом, то это все еще необходимая оборона», — поясняет наш источник.

Какова тенденция?

Матвей Цзен считает, что реакция гражданского общества, которое активно вовлекается в процесс дел по самообороне, позволяет повысить процент оправдательных приговоров.

Ксения Степанищева придерживается другого мнения.

«Мне кажется, количество оправданий вообще уменьшается. Тут могут разные факторы работать — может, суды стали жестче, а может, наоборот, следствие прекращает дела по этому основанию… Надежда умирает последней, но прогресс есть в любом случае: гуманизация общества, широкая общественная огласка, внимание СМИ играют большую роль. Недавно принят закон о трансляции судебных заседаний. Когда это заработает, процесс станет не просто открытым — он станет открытым для всего общества. По ряду уголовных дел было огромное общественное давление и человека удалось спасти. Каждый имеет право на защиту себя, своих близких, имущества, да и вступиться за постороннего человека тоже не должен бояться», — говорит она.

Еще один фактор, который может повлиять на увеличение оправдательных приговоров по делам самообороны, — это практика суда присяжных, заработавшая недавно в России. В любом случае гражданское общество пока, хоть и медленно, справляется с задачей менять систему к лучшему.


2016.09.21

Драка, выстрелы в воздух, смерть

В громком деле о бойне в Цыганском поселке Екатеринбурга вот-вот появится новая уголовная статья. Как пояснили нам в региональном следственном управлении СКР, после проведения всех необходимых экспертиз и следственных действий статья 105 УК РФ («Убийство») может быть переквалифицирована на статью 108 УК РФ («Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны»). Несмотря на то, что многие в этой истории поддерживают экс-спецназовца Олега Шишова, некоторые детали конфликта все же вызывают вопросы. К примеру, по версии «цыганской» стороны, казаки первыми начали стрельбу, причем стреляли в спины убегавшим. Одного из них вовсе добили шашкой по голове, когда тот уже лежал. Не секрет, что российские суды довольно часто принимают очевидно несправедливые решения в отношении людей, защищавших свою жизнь, поэтому Znak.com решил выяснить у профессионалов: каким образом человек может защитить свою жизнь, чтобы потом не угодить за это в тюрьму. На наши вопросы мы попросили ответить управляющего партнера ЗАО «Юридическая компания «ЭНСО» Алексея Головченко.

— Как на сегодняшний день обстоит ситуация с самообороной вообще, какими законами регулируется это понятие и что в них говорится?

— Понятие «необходимая оборона» раскрывается в статье 37 Уголовного кодекса Российской Федерации. Согласно закону, причинение вреда нападавшему лицу в случае, если нападение сопряжено с насилием, угрозой жизни либо угрозой применения такого насилия не является превышением пределов необходимой обороны.

Если нападение произошло внезапно и у вас не было времени объективно сопоставить степень и характер надвигающейся опасности, ваши действия также будут квалифицироваться как необходимая оборона. Если же угроза нападения не была сопряжена с насилием, опасным для жизни, либо угрозой его применения, а вы примените насилие в ответ нападавшему, например, ударите ножом человека, вырвавшего у вас мобильный телефон, вот тут речь идет уже о превышении пределов необходимой обороны.

Таким образом, необходимая оборона рассматривается как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Более детально вопросы допустимости пределов необходимой обороны раскрываются в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. N 19 г. «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

— Когда можно применять «самооборону»? Какая угроза должна для этого возникнуть? Если на меня напали и бьют на улице ногами? Или вор проник в дом, пусть даже без оружия?

— Согласно ст. 37 УК РФ самооборону можно применять в случае непосредственной угрозы жизни и здоровью человека либо в случае угрозы такого применения. Если злоумышленники напали на вас и бьют ногами – вы имеете законное право защищать себя.

В случае внезапного проникновения злоумышленника в ваш дом вы не можете объективно оценить степень надвигающейся на вас опасности, в данном случае самооборона также является вполне оправданной.

— Насколько сложно доказать необходимость самообороны? Когда самооборону стопроцентно признают необходимой?

— К сожалению, доказать необходимость самообороны не всегда бывает просто и суды зачастую принимают решения не в пользу потерпевших. Однако стоит отметить, что широкий общественный резонанс ряда громких дел по данной тематике приводит к постепенному преломлению этой тенденции. Хочется надеяться, что судебные органы будут объективны и справедливы к людям, ставшим жертвами насилия.

— Влияют ли ранения, полученные обороняющимся, на необходимость самообороны?

— Характер ранений, полученных при нападении, безусловно, влияет на необходимость самообороны. При ранении жизненно важных органов создается реальная угроза для жизни обороняющегося, что само по себе дает потерпевшему право на самозащиту, пусть даже и с применением физического насилия к нападавшему.

— Если я в пылу драки добил уже раненного человека на земле?

— В данной ситуации необходимо понимать, было ли данное убийство совершенно в состоянии аффекта, вызванного сильным душевным волнением потерпевшего. Если данный факт судом установлен не будет, то подобное убийство может быть квалифицировано судом по статье 105 ч.1. Оказавшись в критической ситуации, человек может утратить возможность адекватно оценивать обстановку, однако не стоит забывать, что самооборона не должна превращаться в самосуд, так как за подобное действие придется отвечать по всей строгости закона.

— Если напали с оружием, я отобрал оружие и убил/ранил человека – это самооборона?

— Согласно п. 11 Пленума Верховного суда № 19 от 27 сентября 2012 года, уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по части 1 статьи 114 УК РФ.

Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства.

— Если в ходе самообороны есть ранения в спину, как это будет расцениваться?

— Ранение в спину нападающего вовсе не означает, что нападение уже закончено.

— Нужно ли делать предупредительные выстрелы?

— Предупредительные выстрелы в воздух, действительно, могут остановить злоумышленника от дальнейших противоправных действий, но это является правом потерпевшего, а не его обязанностью. Целесообразность его произведения зависит от каждого индивидуального случая.

Закон не обязывает обороняющегося производить предупредительные выстрелы в воздух

— Как обстоит вопрос с капканами? Я буду нести ответственность, если вор, залезший ко мне в дом, угодил в ловушку, как это будет расцениваться?

— С капканами и прочими устройствами лучше быть поаккуратнее: правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании (приведении в действие) таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях.

— Имеет ли значение вид оружия при самообороне? Скажем, нападавший был с пистолетом, а у меня был нож, но в итоге я его убил? При этом – он не стрелял, а лишь направлял его на меня и угрожал нажать на курок?

— Согласно п. 2 Пленума Верховного суда № 19 от 27 сентября 2012 года, сам факт демонстрации оружия является свидетельством угрозы применения насилия, опасного для жизни обороняющегося, поэтому ваши действия можно рассматривать как необходимую оборону при возникшей внезапно опасности.

— Имеет ли значение, было ли оружие, использованное при самообороне, зарегистрированным на меня лично? (Пример: на нас с другом напали, я взял его ружье и застрелил нападавшего)?

— В данном случае не имеет значения, на кого было зарегистрировано оружие, из которого вы произвели выстрел.

— Если я мог обратиться в полицию, но не обратился и предпочел защищать себя или свой дом с оружием, это считается самообороной (как с нашими казаками)?

— Возможность обращения в полицию не исключает вашего права на необходимую самооборону, в данном случае, это просто ваш осознанный выбор.

— Имеет ли значение количество нападающих и обороняющихся?

— Количество нападавших и обороняющихся, безусловно, имеет немаловажное значение.

— Можете ли вы дать небольшой набор рекомендаций человеку, у которого нет другого выбора, кроме как обороняться самостоятельно (к примеру, на дом нападает группа агрессоров, полиция вызвана, но когда приедет – неизвестно). Как себя вести?

— В любой критической ситуации старайтесь сохранить спокойствие и не теряйте самообладание. По возможности избегайте открытого конфликта с нападающим и старайтесь спастись бегством, это избавит вас от многих серьезных неприятностей в дальнейшем.

Если есть возможность, лучше избежать конфликта

Если же на вас или ваших близких напали, существует реальная угроза жизни, а убежать нет возможности, старайтесь защитить себя всеми доступными способами.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор Фото

admin