Салическая правда

Салическая  правда (ок. 510г.) представляет собой запись древних обычаев приморских франков, и потому ее можно назвать судебником франков. Составлен он из конкретных судебных случаев (казусов), превратившихся в результате многократных повторений в течение длительного времени в судебные обычаи. Судебник, именуемый по латыни Салическим законом (Lex Salica) и Салическим законным пактом (Pactus Legibus Salicae), состоит из Пролога, 65 титулов и Эпилога. Впоследствии преемники Хлодвига увеличили его объем за счет прибавления нескольких глав в течение VI—IX вв.

Основными областями  судебного контроля стали преступления на личной или имущественной основе и соответствующие наказания  за них, имущественные обязательства  и наследование аллода (поземельного владения семьи), обязанности родственников  по оказанию помощи при возмещении имущественного ущерба или лично-телесного  вреда, порядок осуществления правосудия, оценка свидетельских показаний  и ответственность территориальных  общин за возмещение ущерба, причиненного на их территории скрывшимся преступником.

Салический закон  — это не сборник политических законов, поскольку в нем нет  законоположений о наследовании трона, о пережитках язычества или  о защите христианской веры. Согласно легенде, Салическая правда составлена четырьмя выборными мужами от разных частей королевства, которые составили его полностью за три заседания. Сборник написан на латыни, и это давало возможность заимствований из римских правовых конструкций при общей неприкосновенности и сохранности народных правовых обычаев.

Непосредственной  областью распространения действия судебника стала северная часть  королевства, занятая салами-пришельцами, тогда как на юге действовал кодекс Алариха, который Хлодвиг приказал применять по делам галло-римлян. Во Франкском королевстве в этот период проживало восемь групп населения.

ОБЫЧАй И ЗАКОН У ДРЕВНИХ ФРАНКОВ. САЛИЧЕСКАЯ ПРАВДА: ИСТОРИЯ СОСТАВЛЕНИЯ,

Об этом можно судить с наибольшей степенью вероятности на основании тарифа поранений и наказаний. В северной части выделялись группы свободных франков, полусвободных (литы), рабов, три группы королевских служащих (чиновники-военачальники, дворцовые служащие, дружинники). Лишение жизни свободного франка оценивалось штрафом в 200 солидов, убийство скопищем — в 600 солидов и убийство в военном походе —в 1800 солидов. Откупная цена за совершенное убийство именовалась вергелъдом (цена человека по рождению). Жизнь раба приравнивалась к стоимости быка или коня и составляла 30 солидов.

Весь сборник  заполнен в основном перечнем наказаний  и штрафов за причиненный вред личности или имуществу. Гражданско-правовым отношениям посвящены только две  статьи из 65 первой редакции, они регулируют порядок перехода собственности  и порядок наследования (соответственно ст. 46 и 49). Судебник предназначался в  качестве руководства в судебном разбирательстве, более надежного, чем правовой обычай, поскольку обычаи могли варьировать от местности  к местности. Достоинством письменного  закона было то, что он в состоянии  вобрать наиболее распространенные и наиболее приемлемые из существующих правовых обычаев. У него всегда одна и та же форма, не поддающаяся грубым искажениям с той или другой стороны.

Салический закон, таким образом, предстает прежде всего судебником, а не полным сводом законов. Это записи судебных обычаев, либо сделанные впервые, либо со следами обработки под пером юристов, а также служителей римской церкви. Неполнота и недостаточная упорядоченность отдельных положений (об одном и том же говорится в 3—6 местах) сочетаются в некоторых редакциях (всего дошло около 350 списков) с искажениями и вставками переписчиков. Впоследствии судебник уточнялся и дополнялся специальными королевскими установлениями— капитуляриями, эдиктами, экстраваганциями (переходными положениями). Преобладающая форма изложения — казуистическая, при такой форме отсутствуют обобщающие отвлеченные понятия, например понятия вины, преступления и наказания, умысла или неосторожности и др.

Салическая правда — более поздний свод законов среди кодексов трех союзных народов — бургундов, франков и вестготов, разместившихся в южной части Галлии.

Судоустройство. В древнейшие времена суд у германцев производился собранием свободных людей округа (сотни) под председательством выборного сотника (тунгина). Уже при Хлодвиге главная роль в судебном разбирательстве переходит от тунгина к графу — королевскому чиновнику, который выносил решения по гражданским делам и приговоры по уголовным делам совместно с рахинбургами. В эпоху Карла Великого рахинбурги, избиравшиеся для каждого случая, были заменены скабинами, назначаемыми графом с согласия населения на пожизненный срок из среды наиболее авторитетных людей округа.

Решения и приговоры суда графа могли  быть обжалованы в суд короля, который  обычно возглавлял палатный мэр (майордом). В эпоху Каролингов королевский  суд стал возглавляться дворцовым  графом, хотя король мог производить  суд и единолично. Юрисдикция королевского суда, в состав которого входили  высшие дворцовые сановники, а также  представители светской и духовной знати, была неограниченной: он мог  взять к своему производству любое  дело в качестве суда первой инстанции. Некоторые дела (о дворцовых служащих, высших сановниках, о государственных  преступлениях) были отнесены исключительно  к его ведению.

Особо следует сказать о юрисдикции церкви, к которой были отнесены дела клириков. Что же касается дел  между клириками и светскими  лицами, то в эпоху Меровингов они  рассматривались смешанными судами, составленными из представителей духовной и светской власти. При Каролингах указанные дела подлежали рассмотрению смешанного суда, если светское лицо откажется  подчиниться церковной юрисдикции. Более того, юрисдикция церковного суда была расширена, она распространялась на вдов, сирот, вольноотпущенников, которые  находились под покровительством церкви. Здесь ряд наказаний носил  чисто церковный характер: отрешение  клириков от должности, отлучение от церкви, запрещение священнослужения, которое могло распространяться на целые местности. Церковное отлучение имело очень серьезные последствия. Отлученный не допускался к церковным таинствам и службе, с ним никто не должен был разговаривать, никто с ним не смел пить или есть, даже здороваться, иначе и сам подвергался отлучению. Кто умирал отлученным, считался лишенным загробного спасения. Церковный суд назначал и светские наказания: штраф, заключение в тюрьму; но церковные правила не допускали наказания смертной казнью; поэтому тяжкие преступления подлежали рассмотрению в светском суде.

Процесс. Порядок судопроизводства был одинаков как в рассмотрении гражданских, так и уголовных дел. Как правило, уголовное дело возбуждалось по инициативе потерпевшего, который сам должен был вызвать ответчика (или обвиняемого в совершении преступления) в суд. Если ответчик (обвиняемый) не являлся в суд без уважительных причин, то он наказывался штрафом в 15 солидов (титул I, § 1). Если ответчик (обвиняемый) не являлся в суд во второй, а затем и в третий раз, то он вызывался на суд короля, который объявлял его лишенным своего покровительства. Тогда виновный и его имущество переходили в собственность потерпевшего (или истца). И пока он не уплатит всего, что с него причитается, никто (даже его жена) не могут под угрозой наказания оказывать ему помощь.

Процесс по Салической правде был состязательным. Не только вызов в суд ответчика, но и отыскание украденной вещи, вызов свидетелей, соприсяжников являлось делом самого потерпевшего. Так, например, каждый имел право на преследование по следам (титул XXXII) и на розыск (титул XLVII). Суд даже в уголовных делах не собирал доказательств, а лишь наблюдал за состязанием сторон и устанавливал, кем выигран спор.

В случае признания ответчика (обвиняемого), состязания сторон не производилось и суд выносил соответствующее решение (приговор). Если обвиняемый не признавал свою вину, то различались две формы процесса в зависимости от того, был ли он пойман с поличным или же нет. Если виновный был захвачен на месте совершения преступления, то суд выносил сразу же приговор после принесения присяги потерпевшим и определенными числом свидетелей, подтверждавших факт поимки обвиняемого с поличным.

В других случаях обвиняемый был обязан представить доказательства своей  невиновности. Прежде всего суд учитывал выступления соприсяжников, говоривших о репутации обвиняемого. Число соприсяжников зависело от степени тяжести преступления (шесть, двенадцать и более). Но риск для обвиняемого заключался в том, что соприсяжники были обязаны произнести вместе с обвиняемым особую сакральную формулу без малейших ошибок: всякая ошибка влекла за собой проигрыш дела обвиняемым, исходя из того, что при судопроизводстве невидимо присутствует Бог, который не позволит выиграть дело неправой стороне.

В качестве доказательств учитывались, конечно, и свидетельские показания; в некоторых случаях прибегали  к ордалиям — «суду божьему» в виде испытания раскаленным железом или котелком с кипящей водой: обвиняемый должен был взять в руку раскаленное железо или опустить руку в кипящую воду, после чего рука завязывалась. Через несколько дней суд производил осмотр: если обожженная рука заживала, то обвиняемый признавался невиновным; в противном случае он признавался виновным.

В дальнейшем был введен новый вид  ордалий в виде испытания водой, при котором обвиняемый погружался со связанными руками и ногами в  чан с холодной водой. Если он не погружался на дно чана, его признавали виновным, так как вода, считавшаяся  чистой стихией, его отвергала.

Наконец, в качестве доказательства выступал и судебный поединок. Сторона, победившая на поединке, выигрывала дело.

В заключение следует указать, что  по отношению к рабам разрешался допрос под пыткой.

Лжесвидетельство  наказывалось штрафом в 15 солидов (титул XLVIII); ложное обвинение каралось штрафом, но если это происходит в отсутствие обвиняемого, то штраф был более высоким (63 солида); а если кто-либо ложно обвиняет в преступлении, за которое следует смертная казнь, виновный наказывается штрафом в 200 солидов (титул XVIII).

Исполнение  судебного решения было делом  выигравшей стороны (истца).

Контроль  за исполнением судебных решений возлагался на графа.

«Салическая правда»

1)

2) Происхождение салической правды

В эпоху варварских королевств регулирование отношений внутри германских племен строилось, помимо королевского законодательства, на обычном праве. Основы общественно-юридического быта германских народов были в главном едиными, поэтому формирующееся право к середине I тыс. составило целостную систему особого германского типа.

Салическая правда

Это германское право стало вторым по важности, наряду с римским правом, источником всей позднейшей европейской юридической культуры. В условиях сначала протогосударств, а затем и ранней государственности обычное право германцев было записано и частично кодифицировано. Эти письменные своды получили название варварских правд. У разных ветвей германских народов оформление писаного обычного права происходило в разное время: это соотносилось с историческими различиями в степени проникновения ранней государственности в общественный быт, с местными особенностями становления публично-правовой общности того или другого народа. При всем типическом сходстве варварские правды поэтому различаются по содержанию конкретных предписаний, наличию тех или других правовых институтов, по соотношению с королевским законодательством своего времени.

Ни одно из известных варварских правд не дошла в своем первоначальном и подлинном виде, многие известны в разных по составу и относящихся к разному времени редакциях. Для большинства правд время их возникновения определяется примерно: Вестготская правда — конец V в., Бургередская — конец V — начало VI в., Салическая — конец V — начало VI в., Аллеманская — VI-VIII вв., Баварская — середина VIII в., Рипуарская — VI-VII вв., Лангобардские законы — середина VIII в., Тюрингская — IX в., Саксонская правда — VIII-X вв. Известно еще несколько правд более мелких племенных союзов. К тому же типу варварских правд относятся многочисленные ранние систематизации англосаксонских законов и записи исландских, скандинавских, датских правовых обычаев.

Все варварские правды сложились под значительным влиянием институтов и принципов римского права. Это влияние главным образом отразилось на регулировании новых социальных отношений, рабства, обязательств, а также отношений между королевской властью и подданными. Все правды были записаны на варварской латыни. Как исторический тип варварская правда — сложный по составу, разноплановый кодекс. Значительное место в них заняли выдержки из королевских капитуляриев и эдиктов; многие из таких или меняли правила обычного права, зафиксированного в других разделах правд, или санкционировали государственное применение писаного права.

Правды были записью права узко-национального применения: они не исключали того, что проживавшее на территории варварских королевств галло-римское, итальянское или испанское население будет судиться по своим законам. Поэтому крайне малое место в правдах заняло частное право: не только в силу недостаточной выраженности соответствующих отношений в быту германцев, но и потому, что наряду с германским в королевствах продолжало жить и римское право. Правды были поэтому привилегированным правом. Их содержание ограничивалось особо значимыми обычаями в земельных или семейно-родовых отношениях и нормами судебного и уголовного права. Нормы имели в подавляющем большинстве казусный характер; в более поздних правдах появляются уже и предписания общего содержания, посвященные охране привилегий церкви или короны.

Во всех известных случаях оформление записи обычного права связано с инициативой королевской власти. Государственную силу правды подчеркивали специально изданные указы, сопровождавшие текст. Иногда издание было приурочено к собранию союза или объединения племен. Причина такой заинтересованности власти не вполне ясна, поскольку основой судебных порядков еще долгие века оставалось произнесение права особыми судьями — рахинбургами. Возможно это было признание обычного права юрисдикцией королевских судов, возможно — конкретные политические соображения.

Одной из ранних и вместе с тем классических правд считается Салический закон, принятый у франков; его самая ранняя часть относится к концу V в. (486 — 496 гг.). Утвержденная приемниками первого франкского короля, редакция текста состояла из 65 глав — титулов, каждый из которых посвящался своему юридическому вопросу. Позднее, оставаясь основным сводом собственного права франков, Салический закон неоднократно дополнялся и расширялся; так возникли редакции, названные Эмендатс (VI-XII вв.) и Геральдия. Сохранилось предание, что первоначальная запись Салического закона была произведена специально избранными мужами от четырех франкских племен в целях "приверженности к справедливости и сохранения благочестия". Однако в целом бытование Закона тесно связано только с заинтересованностью королевской власти, санкционированием обычного права желавшей вмешиваться в сферу действия общинных и племенных судов. Появление самой ранней редакции связано также и с денежной реформой, проведенной первым из королей: заменой медных денег на серебренные и золотые и соответственно новой тарификацией судебных штрафов.

Салический закон в самой минимальной степени испытал воздействие римского права, сохранил даже некоторые остатки языческой старины и родовых обычаев германцев. Традиционной архаичности предписаний сопутствовала еще одна особенность: многие судебно-правовые процедуры были неразрывны с символическими священно-обрядовыми действиями, лишенными реального содержания, но важными для общественного признания тех или других факторов.

Так, заявление о желании заключить вторичный брак сопровождалось взвешиванием монет, передача имущества — особым разбрасыванием стеблей растения, призывание родственников к помощи в обязательствах — бросанием "горсти земли" и перепрыгиванием через плетень. Поддержанием общественного мира было в большей степени целью Салического закона, чем проведение государственной репрессии; это характерно для раннего, в значительной степени еще догосударственного права.

3) Земельные отношения

Земля находилась в индивидуальном владении семьи. Выделенные ей участки как пахотного поля, так и лугов считались "огороженным листом". Различные посягательства на чужое поле или луг были или преступлениями, или вообще противоправными, хотя и с разной мерой ответственности. Леса и некоторые другие угодья рассматривались только как совместная собственность общины, и их использование регламентировалось коллективным интересом. Наследственное владение постепенно формировало особый институт аллод, под которым понималось чисто семейное право пользование огороженными участками и принадлежащим к ним имуществом. Право пользование наследовалось с преимуществом мужского потомства. Закон не предусматривал никаких сделок с аллодом. Движимое имущество также рассматривалось как семейное владение: распорядиться им на случай смерти кого-либо в пользу третьего лица мог только через особо сложную процедуру аффитомии с участием общинной сходки и отсрочкой передачи на год.

4) Обязательства

Обязательственные отношения в Салической правде освещаются довольно слабо. Это объясняется неразвитостью товарно-денежных отношений, частной собственности. Упоминаются такие виды сделок, как купля-продажа, ссуда, заем, наем, мена, дарение. Передача права собственности при этих сделках осуществлялось публично путем простой передачи вещи. Неисполнение обязательств влекло за собой имущественную ответственность. Просрочка в исполнении обязательств влекла за собой дополнительный штраф. Истребование долга происходило в строго установленной форме. В Салической правде говорится о принуждении "упорного должника", об описании имущества "упорного должника".Договорные отношения (сделки)

Среди разного рода сделок особое место принадлежало займу. Долговое

рабство Салическая правда уже не знает. Зато имущественная ответственность

должника становится очень строгой.

Договорные отношения не получили значительного развития у франков. Это

характерная черта права германского общества, которому свойственно

мелкокрестьянское натуральное хозяйство, слабое развитие товаро-денежных

отношений. В Салической правде отсутствуют указания на общие условия

действительности договоров, но свободное волеизъявление сторон

подразумевается при заключении таких договоров, как купля-продажа, мена,

поклажа, залог, заём, ссуда, дарение. Волеизъявление осуществлялось путём

бросания другому лицу «в полу стебля» или, как известно по другим

источникам, передачи двери при продаже дома и пр. Фактический владелец

движимой вещи был обязан доказать, что купил или выменял её, в противном

случае он мог быть объявлен вором.

Подробно рассматривается в Салической правде договор займа. Кредитор

мог взыскать долг непосредственно, минуя судебное заседание. Если должник

«не пожелает выплатить по обязательству» после того как кредитор востребует

долг, явившись к его дому в сопровождении свидетелей, он призывался

кредитором в суд (до трёх раз, через неделю). При каждой неявке в суд с

должника взыскивался штраф. Долг мог быть взыскан и с помощью графа и

рахинбургов путём конфискации соответствующей части имущества должника. В

этом случае треть долга шла графу. Среди разного рода сделок особое место принадлежало займу. Долговое рабство

Салическая правда уже не знает. Зато имущественная ответственность должника

становится очень строгой. После просрочки платежа кредитор трижды являлся к

должнику (со свидетелями), и каждый раз сумма долга возрастала на три солида.

Конфискация имущества должника производилась графом.

5) Преступления и наказания.

Судебный процесс по Салической правде носил состязательный характер. Уголовное и гражданское судопроизводство осуществлялось в одинаковых формах. Дело возбуждалось только по инициативе истца. Стороны имели равные права, и процесс протекал в виде состязания. Процесс был устным, гласным, отличался строгим формализмом.

Шпаргалка: Салическая правда 3

1)

2) Происхождение салической правды

В эпоху варварских королевств регулирование отношений внутри германских племен строилось, помимо королевского законодательства, на обычном праве. Основы общественно-юридического быта германских народов были в главном едиными, поэтому формирующееся право к середине I тыс. составило целостную систему особого германского типа. Это германское право стало вторым по важности, наряду с римским правом, источником всей позднейшей европейской юридической культуры. В условиях сначала протогосударств, а затем и ранней государственности обычное право германцев было записано и частично кодифицировано. Эти письменные своды получили название варварских правд. У разных ветвей германских народов оформление писаного обычного права происходило в разное время: это соотносилось с историческими различиями в степени проникновения ранней государственности в общественный быт, с местными особенностями становления публично-правовой общности того или другого народа. При всем типическом сходстве варварские правды поэтому различаются по содержанию конкретных предписаний, наличию тех или других правовых институтов, по соотношению с королевским законодательством своего времени.

Ни одно из известных варварских правд не дошла в своем первоначальном и подлинном виде, многие известны в разных по составу и относящихся к разному времени редакциях. Для большинства правд время их возникновения определяется примерно: Вестготская правда — конец V в., Бургередская — конец V — начало VI в., Салическая — конец V — начало VI в., Аллеманская — VI-VIII вв., Баварская — середина VIII в., Рипуарская — VI-VII вв., Лангобардские законы — середина VIII в., Тюрингская — IX в., Саксонская правда — VIII-X вв.

Франкское королевство

Известно еще несколько правд более мелких племенных союзов. К тому же типу варварских правд относятся многочисленные ранние систематизации англосаксонских законов и записи исландских, скандинавских, датских правовых обычаев.

Все варварские правды сложились под значительным влиянием институтов и принципов римского права. Это влияние главным образом отразилось на регулировании новых социальных отношений, рабства, обязательств, а также отношений между королевской властью и подданными. Все правды были записаны на варварской латыни. Как исторический тип варварская правда — сложный по составу, разноплановый кодекс. Значительное место в них заняли выдержки из королевских капитуляриев и эдиктов; многие из таких или меняли правила обычного права, зафиксированного в других разделах правд, или санкционировали государственное применение писаного права.

Правды были записью права узко-национального применения: они не исключали того, что проживавшее на территории варварских королевств галло-римское, итальянское или испанское население будет судиться по своим законам. Поэтому крайне малое место в правдах заняло частное право: не только в силу недостаточной выраженности соответствующих отношений в быту германцев, но и потому, что наряду с германским в королевствах продолжало жить и римское право. Правды были поэтому привилегированным правом. Их содержание ограничивалось особо значимыми обычаями в земельных или семейно-родовых отношениях и нормами судебного и уголовного права. Нормы имели в подавляющем большинстве казусный характер; в более поздних правдах появляются уже и предписания общего содержания, посвященные охране привилегий церкви или короны.

Во всех известных случаях оформление записи обычного права связано с инициативой королевской власти. Государственную силу правды подчеркивали специально изданные указы, сопровождавшие текст. Иногда издание было приурочено к собранию союза или объединения племен. Причина такой заинтересованности власти не вполне ясна, поскольку основой судебных порядков еще долгие века оставалось произнесение права особыми судьями — рахинбургами. Возможно это было признание обычного права юрисдикцией королевских судов, возможно — конкретные политические соображения.

Одной из ранних и вместе с тем классических правд считается Салический закон, принятый у франков; его самая ранняя часть относится к концу V в. (486 — 496 гг.). Утвержденная приемниками первого франкского короля, редакция текста состояла из 65 глав — титулов, каждый из которых посвящался своему юридическому вопросу. Позднее, оставаясь основным сводом собственного права франков, Салический закон неоднократно дополнялся и расширялся; так возникли редакции, названные Эмендатс (VI-XII вв.) и Геральдия. Сохранилось предание, что первоначальная запись Салического закона была произведена специально избранными мужами от четырех франкских племен в целях «приверженности к справедливости и сохранения благочестия». Однако в целом бытование Закона тесно связано только с заинтересованностью королевской власти, санкционированием обычного права желавшей вмешиваться в сферу действия общинных и племенных судов. Появление самой ранней редакции связано также и с денежной реформой, проведенной первым из королей: заменой медных денег на серебренные и золотые и соответственно новой тарификацией судебных штрафов.

Салический закон в самой минимальной степени испытал воздействие римского права, сохранил даже некоторые остатки языческой старины и родовых обычаев германцев. Традиционной архаичности предписаний сопутствовала еще одна особенность: многие судебно-правовые процедуры были неразрывны с символическими священно-обрядовыми действиями, лишенными реального содержания, но важными для общественного признания тех или других факторов.

Так, заявление о желании заключить вторичный брак сопровождалось взвешиванием монет, передача имущества — особым разбрасыванием стеблей растения, призывание родственников к помощи в обязательствах — бросанием «горсти земли» и перепрыгиванием через плетень. Поддержанием общественного мира было в большей степени целью Салического закона, чем проведение государственной репрессии; это характерно для раннего, в значительной степени еще догосударственного права.

3) Земельные отношения

Земля находилась в индивидуальном владении семьи. Выделенные ей участки как пахотного поля, так и лугов считались «огороженным листом». Различные посягательства на чужое поле или луг были или преступлениями, или вообще противоправными, хотя и с разной мерой ответственности. Леса и некоторые другие угодья рассматривались только как совместная собственность общины, и их использование регламентировалось коллективным интересом. Наследственное владение постепенно формировало особый институт аллод, под которым понималось чисто семейное право пользование огороженными участками и принадлежащим к ним имуществом. Право пользование наследовалось с преимуществом мужского потомства. Закон не предусматривал никаких сделок с аллодом. Движимое имущество также рассматривалось как семейное владение: распорядиться им на случай смерти кого-либо в пользу третьего лица мог только через особо сложную процедуру аффитомии с участием общинной сходки и отсрочкой передачи на год.

4) Обязательства

Обязательственные отношения в Салической правде освещаются довольно слабо. Это объясняется неразвитостью товарно-денежных отношений, частной собственности. Упоминаются такие виды сделок, как купля-продажа, ссуда, заем, наем, мена, дарение. Передача права собственности при этих сделках осуществлялось публично путем простой передачи вещи. Неисполнение обязательств влекло за собой имущественную ответственность. Просрочка в исполнении обязательств влекла за собой дополнительный штраф. Истребование долга происходило в строго установленной форме. В Салической правде говорится о принуждении «упорного должника», об описании имущества «упорного должника».Договорные отношения (сделки)

Среди разного рода сделок особое место принадлежало займу. Долговое

рабство Салическая правда уже не знает. Зато имущественная ответственность

должника становится очень строгой.

Договорные отношения не получили значительного развития у франков. Это

характерная черта права германского общества, которому свойственно

мелкокрестьянское натуральное хозяйство, слабое развитие товаро-денежных

отношений. В Салической правде отсутствуют указания на общие условия

действительности договоров, но свободное волеизъявление сторон

подразумевается при заключении таких договоров, как купля-продажа, мена,

поклажа, залог, заём, ссуда, дарение. Волеизъявление осуществлялось путём

бросания другому лицу «в полу стебля» или, как известно по другим

источникам, передачи двери при продаже дома и пр. Фактический владелец

движимой вещи был обязан доказать, что купил или выменял её, в противном

случае он мог быть объявлен вором.

Подробно рассматривается в Салической правде договор займа. Кредитор

мог взыскать долг непосредственно, минуя судебное заседание. Если должник

«не пожелает выплатить по обязательству» после того как кредитор востребует

долг, явившись к его дому в сопровождении свидетелей, он призывался

кредитором в суд (до трёх раз, через неделю). При каждой неявке в суд с

должника взыскивался штраф. Долг мог быть взыскан и с помощью графа и

рахинбургов путём конфискации соответствующей части имущества должника. В

этом случае треть долга шла графу. Среди разного рода сделок особое место принадлежало займу. Долговое рабство

Салическая правда уже не знает. Зато имущественная ответственность должника

становится очень строгой. После просрочки платежа кредитор трижды являлся к

должнику (со свидетелями), и каждый раз сумма долга возрастала на три солида.

Конфискация имущества должника производилась графом.

5) Преступления и наказания.

Судебный процесс по Салической правде носил состязательный характер. Уголовное и гражданское судопроизводство осуществлялось в одинаковых формах. Дело возбуждалось только по инициативе истца. Стороны имели равные права, и процесс протекал в виде состязания. Процесс был устным, гласным, отличался строгим формализмом.

Салическая правда называет 3 вида доказательств, применяемых в судебном процессе. Среди них важное место занимает соприсяжничество. Соприсяжники — это родственники, друзья или соседи обвиняемого, которые являются «свидетелями доброй славы» обвиняемого. Большое значение имело свидетельство очевидцев. Распространенным видом доказательства являлись ордалии, при которых преступник устанавливается при помощи «божественной силы». Салическая правда описывает «суд божий» в форме испытания «котелком». К ордалию обычно прибегали те, кто не мог представить соприсяжников. Вместе с тем обвиняемому предоставлялось право за определенную плату откупиться от испытания «котелком».

Судебные споры разбирались на собраниях свободных людей сотни под председательством выборного судьи — тунгина. Приговор выносили выборные заседатели — рахинбурги. Впоследствии осуществления суда постепенно переходит в руки королевской администрации. Место тунгнна занимает граф, назначаемый королем, и роль народных заседателей исполняют скабины, которые избираются графом из среды «лучших» людей округа и отправляют свои обязанности пожизненно. Высшей судебной инстанцией являлся суд короля.

Салический закон, как большинство иных варварских правд, был прежде всего сводом уголовных наказаний. Наказание по варварскому праву преследовало двоякую цель, что соответствовало двойному характеру предписаний и запрещений уголовного характера в законах: оно должно было искупить вину преступника в удовлетворении сородичей потерпевшего, также оно должно охранить соблюдение «королевского мира», т. е. установленного и признанного властью общественного порядка. Поэтому главенствующим видом наказания становился выкуп. Этот выкуп был больше или меньше по размеру в зависимости от общественной оценки значимости преступления: его характера, его последствий. Особый смысл заключался в назначении выкупа за убийство — он носил специфическое название вергельд. Вергельд выплачивался уже не самому потерпевшему, а его детям и боковым родственникам, и в случае отсутствия последних часть отходила в королевскую казну. К выплате штрафов мог быть осужден только полноправный свободный франк. В отношении несвободного населения применялись другие наказания: смертная казнь, кастрирование, битье плетьми и пытка. Но если и свободный общинник оказывался настолько беден, что не мог заплатить присужденного ему, то и франков предписывалось казнить смертью. В чисто королевском праве в ходу были и другие, более жестокие наказания: «снять голову за неповиновение», выколоть глаза и т. п. Возможные отношения с государственной властью еще не были объектом уголовно-правовой охраны. Салический закон вообще не знает таких преступлений, в Рипуарском измена королю влекла уплату высшего вергельда или смертную казнь. В Салическом законе наивысшая расплата ждала только за злоупотребление государственной должностью — это был единственный пример государственных преступлений. Все остальные карались штрафами.

Наиболее тяжким из прочих преступлений считалось разбойное нападение банды на дом, повлекшее убийство, — оно наказывалось самым большим известным Салическому закону штрафов в 1800 золотых солидов. Штраф уменьшался в зависимости от социально-правового статуса потерпевшего. Вторым на лестнице штрафов преступлением стояло убийство. Штрафы за него различались в зависимости от статуса убитого или от других обстоятельств. Отягчающим обстоятельством считалось «убийство коллективное — »скопищем"". Наказывалось и несвершившееся покушение на убийство.

К числу преступлений, в которых объектом преступного посягательства была личность свободного франка, относились членовредительство, избиение, оскорбление — все они штрафовались в зависимости от последствий.

Среди имущественных преступлений основное место занимала кража. Штрафы здесь зависели от значимости украденного, но также и от того, из закрытого или открытого помещения было украдено, с взломом или без, в сообществе или нет, со злым умыслом или нет. Специальные штрафы назначались за грабеж, поджог, конокрадство, незаконное вторжение в чужое «огороженное место» или дом, заход на чужой луг или поле, покушение на кражу там. Особой квалификации подвергалась кража чужих рабов и даже простое их сманивание.

Своеобразной чертой Салического закона было присутствие наказаний за преступление против нравов. Не только изнасилование, но и обычное прелюбодеяние «по обоюдному согласию» наказывалось штрафами, сопоставимыми со штрафами за убийство римлянина или конокрадство. Даже сожительство с рабыней каралось уплатой штрафа ее господину. Кроме того, вступление в явный брак с рабом или рабыней влекло потерю свободы. Несвободных за такие преступления, кроме малых штрафов, кастрировали. Отдельное место занимали преступления против правосудия, которые рассматривались как посягательство на основы общинного общежития и взаимной честности. Незаслуженное обвинение перед королевским судом наказывалось наравне с покушением на жизнь. В этом же ряду стояло и подстрекательство к преступлениям, подкуп других для совершения теми злодейств. Наказывалось также пренебрежение правосудием: неявка по вызову истца, лжесвидетельство.

6) судопроизводство

Старинные обычаи многих народов требовали, чтобы судебное деловозбуждалось не иначе как по заявлению потерпевшей стороны. На ней лежалоформулирование обвинения и представление обвинения и доказательств. Такойпроцесс получил название обвинительного. Исключение из правил делалосьтолько ради таких преступлений, которые существенным образом затрагивалиобщий интерес (измен, бегство с поля боя и т. д.). Виновные в этихпреступлениях наказывались по инициативе властей. Изменников, пообыкновению, вешали, трусов топили в болоте и забрасывали хворостом. Никакого предварительного расследования конечно не было. Судья долженбыл ограничиться доказательствами, которые представляли стороны. При этомон знал, что не может полагаться на достоверность свидетельских показаний: что бы ни случилось, родич не станет показывать против родича, а человек, принадлежащий к враждебному роду, говорить в пользу противника. Когда не удавалось добиться признания – на чем сосредотачивалисьосновные усилия, – судьи апеллировали к богу. Так рождается ордалий – “судбожий”, состоящий в испытании (не пытке!) соответствующей стороны впроцессе. Наиболее распространенными способами ордалия в праве германскихнародов были испытания водой, железом и огнем. Салическая правда знаетордалии с помощью котелка с кипящей водой, в которую опускалась рукаобвиняемого. Обожженная и плохо заживающая рука была свидетельством его виновности. От испытания котелком можно было откупиться, причём сумма выкупа зависела от суммы предполагаемого штрафа в случаепроигранного дела, но была значительно ниже, чем сам штраф. Возможность«выкупа руки от котелка» была социальной привилегией богатого преступника. Особой формой ордалия был судебный поединок. Он назначался во всехтех случаях, когда ответчик обвинял истца во лжи. С возникновениемфеодальных отношений поединки между лицами, принадлежавшими кпротивоположным классам, стали невозможны (за редким исключением). Дворянедрались на конях и своим оружием, крестьяне – на дубинках. Своеобразным видом ордалия служила клятва, выступавшая в формесоприсяжничества: обвиняемый отрицал обвинение клятвой, но вместе с нимдолжны были клясться и те, которых он приводил в качестве своихсоприсяжников. Число последних различалось в зависимости от важности дела.Салическая правда назначает в одних случаях 6, в других 72 соприсяжника.Соприсяжник не свидетель (нельзя ведь заранее установить число свидетелей).В его задачу входило одно — удостоверить клятвой (присягой), что тот, когообвиняют, не мог совершить преступление. Если при произнесении клятвы хотьодин из соприсяжников сбивался, дело считалось проигранным. С распадением родовых связей и ростом бедности крестьянину все труднеестановилось прибегать к рискованной помощи соприсяжников. Но тем легче этобыло сделать знатному синьору, окруженными вассалами и дружиной.Христианство прибавило к старинным испытаниям несколько новых видов: клятвуна Евангелие, на святых мощах, испытание крестом.

Скачать реферат

Салическая правда. Некоторые обычаи древнегерманских племен

admin