Протезирование клапана сердца инвалидность

Медико-социальная экспертиза и инвалидность при последствиях хирургического лечения приобретенных пороков сердца
ПОСЛЕДСТВИЯ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ПРИОБРЕТЕННЫХ ПОРОКОВ СЕРДЦА
На долю приобретенных пороков сердца приходится до 1/3 всех случаев инвалидности вследствие болезней сердечно-сосудистой системы. Самой частой причиной формирования порока является ревматизм, затем атеросклероз (особенно в старшем возрасте), инфекционный эндокардит.
Среди пороков митрального, аортального и трикуспидального клапанов, которые могут быть изолированными, сочетанными (стеноз и недостаточность одного клапана) и комбинированными (при поражении нескольких клапанов), наиболее распространенными являются пороки митрального клапана. В «чистом» виде митральный стеноз встречается в 44—68% случаев митральных пороков, в остальных случаях имеет место его сочетание с митральной недостаточностью. Изолированная недостаточность митрального клапана наблюдается в 5—9% случаев приобретенных пороков .
В 14—40% случаев наблюдаются митрально-трикуспидальные пороки, причем чаще порок трехстворчатого клапана проявляется в виде относительной (функциональной) недостаточности, вызванной растяжением фиброзного кольца; в 13—29% имеют место митрально-аортальные пороки в различных вариантах. Наконец, у 7—8% больных, оперированных по поводу порока, встречается митрально-аортально-трикуспидальный порок.
Стеноз устья аорты составляет 3—4% приобретенных пороков, а в сочетании с аортальной недостаточностью — до 34%.
Показания к хирургическому лечению приобретенных пороков целесообразно рассматривать с учетом механизма нарушений гемодинамики при каждом из них.
При стенозе левого атриовентрикулярного отверстия нарушение гемодинамики возникает в результате препятствия току крови из левого предсердия в левый желудочек, что ведет к застою в системе малого круга, а затем и в большом круге кровообращения. Тяжесть и быстрота развития гемодинамических нарушений зависит, прежде всего, от размера митрального отверстия. При определении показаний к операции вместо общепринятых степеней стеноза по диаметру отверстия предпочтительна классификация по данным двухмерной эхокардиографии :
— критический стеноз—1 — 1,6 см2;
— выраженный — 1,7—2,2 см2;
— умеренный — 2,3—2,9 см2;
— незначительный — более 3 см2.
Согласно этой классификации, хирургическому лечению подлежат больные с критической и выраженными степенями сужения венозного отверстия. При оценке показаний к операции у больных с умеренным стенозом необходимо учитывать клинические проявления болезни, толерантность к физической нагрузке, возраст. В случаях незначительного стеноза оперативное лечение не показано, поскольку отсутствуют нарушения гемодинамики (диастолический градиент на клапане не превышает 5 мм рт. ст.).
В зависимости от нарушения гемодинамики в малом и большом круге кровообращения выделяют 5 стадий митрального стеноза по А.Н. Бакулеву и ЕА.Дамир. Хирургическому лечению подлежат больные со II (нарушения гемодинамики соответствуют умеренному стенозу), III (выраженный стеноз — значительные изменения в малом круге кровообращения и начальные в большом) и IV стадиями (критический стеноз). Операция в V стадии противопоказана из-за необратимых изменений в системе кровообращения и внутренних органах.
Выполняемая при этом пороке митральная комиссуротомия нормализует ток крови из левого предсердия в желудочек, уменьшая или устраняя гипертензию в малом круге кровообращения и нарушения в большом круге. В неосложненных случаях, при «чистом» стенозе выполняют закрытую комиссуротомию. Показаниями к открытой комиссуротомии являются наличие кальциноза клапана, язвенных изменений створок и микробное поражение их, тромбоз предсердия, рестеноз, все случаи сочетанных и комбинированных пороков. Открытая комиссуротомия позволяет визуально оценить результаты операции, устранить возможную регургитацию, удалить тромботические массы, восстановить подвижность створок разделением сращений, соскабливанием кальцинатов, иссечением язв при язвенном вальвулите и последующим восстановлением створок с одновременным вмешательством на подклапанных структурах. В настоящее время ведущие кардиохирургические центры до 90% всех операций выполняют на открытом сердце в условиях искусственного кровообращения и гипотермии.
Принципиально новой тенденцией в лечении стенозирующих поражений клапанных отверстий сердца является применение чрескожной катетерной баллонной вальвулопластики (ЧКБВ). В А.Силин и соавт. (1993) проследили динамику трудовой и социальной адаптации после ЧКБВ у 500 больных с митральным стенозом. К концу 2-летнего периода наблюдения к трудовой деятельности вернулись 72% всех обследованных больных, число инвалидов II группы уменьшилось в 2 раза по сравнению с дооперационными данными.
При недостаточности митрального клапана гемодинамические нарушения обусловлены неполным смыканием створок и обратным током крови (регургитацией) из левого желудочка в предсердие во время систолы желудочка. Поскольку на первом этапе компенсация этого порока осуществляется за счет самого «сильного» отдела сердца — левого желудочка, у больных длительно сохраняются хорошее самочувствие и работоспособность, симптомы недостаточности кровообращения отсутствуют (I и II стадии порока). При значительной митральной недостаточности (величина регургитации не менее 40% от ударного объема) наступает III стадия порока с периодической декомпенсацией сердечной деятельности и достаточно быстрым переходом в IV стадию с постоянной правожелудочковой недостаточностью. Оперируют больных не ранее III и IV стадий при безуспешности терапевтического лечения. При определении показаний к операции очень важна правильная оценка состояния миокарда. Дисфункция дилатированного левого желудочка в результате резко возросшего после протезирования клапанов сопротивления выбросу приводит к тяжелой послеоперационной недостаточности кровообращения (синдром «малого выброса») и является одной из причин неблагоприятных исходов.
В V стадии, которая соответствует III стадии недостаточности кровообращения по М. Д. Стражеско, операция противопоказана.
Коррекция митральной недостаточности осуществляется различными протезами клапана (шаровым, полусферическим, дисковым) на открытом сердце в условиях гипотермии и искусственного кровообращения.
В последнее время широкое распространение получили пластические операции на клапанах как альтернатива протезированию — различные варианты шовной и кольцевой аннулопластики, выполняемых как при изолированных, так и многоклапанных пороках. Решение о характере пластической операции принимают в зависимости от характера изменений элементов клапана и показателей гемодинамики. Адекватной считается коррекция порока при площади отверстия в пределах 3 см при «чистой» недостаточности; при значительном фиброзном изменении створок допустима гиперкоррекция до 2—2,5 см . Коррекция сопутствующего трикуспидального порока (ограниченный стеноз, а чаще функциональная недостаточность) также достигается либо аннулопластикой, либо комиссуротомией, в сочетании с аннулопластикой. Пластические операции не выполнимы при грубых деформациях клапана. В этих случаях, а также при реоперации предпочтительно протезирование.
Как свидетельствуют опубликованные данные, результаты хирургического лечения таких многоклапанных пороков существенно не отличаются от результатов протезирования при изолированных поражениях. Спустя 5 лет сохраняется до 80% хороших и удовлетворительных результатов.
При стенозе устья аорты изменения гемодинамики (возникают при сужении до 1—0,5 см2 при норме 3 см2) являются результатом значительного препятствия току крови при систоле левого желудочка. Порок длительно остается компенсированным за счет удлинения систолы и повышения давления в левом желудочке. В последующем при градиенте давления левый желудочек/аорта 50—100 мм рт. ст. и более наступает «митрализация» порока с развитием декомпенсации по левожелудочковому типу, а затем и тотальная сердечная недостаточность (II и III стадии по Б. П. Соколову). Показанием к хирургическому лечению является II стадия порока при появлении симптомов коронарной недостаточности. При инвазивной диагностике определяется градиент давления на клапане 70 мм рт. ст. и более, давление в левом желудочке — до 200 мм рт. ст., диастолическое давление — до 20 мм рт. ст.
Наличие дилатации полостей сердца и выраженной недостаточности кровообращения резко ухудшают результаты операции.
При недостаточности аортального клапана первоначальные гемодинамические изменения обусловлены диастолической перегрузкой левого желудочка. В дальнейшем схема этих изменений во многом сходна с вышеизложенной. Показанием к операции являются снижение пульсового давления до 80 мм рт. ст., появление симптомов коронарной, миокардиальной и мозговой недостаточности, величина регургитации до 50% от УО. Основным видом хирургического лечения аортальных пороков является протезирование аортального клапана различными типами протезов — АКТ, ЭМИКС, ЛИКС, ЭЛМАК, ксенобиопротезами. По опубликованным данным, выживаемость больных после протезирования к 10-му году составляет 72—75%, хороший результат к 5-му году получен у 64,2%, к 10-му — у 57%, удовлетворительный — у 23,3%.
Реже при аортальных пороках выполняют пластические операции — комиссуротомию, пластику комиссур, клиновидную резекцию фиброзной ткани в зоне комиссур. При ревматической природе порока или пороке вследствие инфекционного эндокардита текущий патологический процесс может быстро привести к грубой деформации реконструированного клапана.
При комбинированных пороках сердца показания к операции и характер ее определяются с учетом гемодинамической значимости каждого порока. В условиях искусственного кровообращения выполняют различные варианты и сочетания протезирования и восстановительных операций.
Критерии экспертизы трудоспособности. При ревматической природе порока важным прогностическим фактором является течение ревматического процесса. Продолжающиеся после операции атаки ревматизма ведут к грубой деформации клапанов, вовлечению в патологический процесс новых отделов сердца и являются основной причиной ухудшения результатов. Частота обострений после операции, по данным иммунологических исследований, достигает 87%, в отдаленном периоде ревматические атаки возникают у каждого второго оперированного. Прослеживается четкая зависимость возобновления активности от регулярности проведения противорецидивного лечения — от 5,1% ревматических атак при регулярном проведении профилактических мероприятий до 58,4% в случае их отсутствия .
Сохраняющаяся, несмотря на проводимую терапию, активность процесса у оперированных больных является основанием для определения II группы инвалидности.
Адекватная хирургическая коррекция предполагает нормализацию гемодинамических показателей, однако судить о результатах лечения следует не ранее чем через 4—6 мес. Большое значение для темпов регрессии гемодинамических расстройств имеет стадия порока к моменту операции. У больных с митральным стенозом, оперированных во II и III стадиях порока, компенсация кровообращения завершается, как правило, за период временной нетрудоспособности, и при освидетельствовании на МСЭ их признают трудоспособными или ограниченно трудоспособными, в IV стадии — нетрудоспособными. Спустя 5 лет после операции трудоспособность сохраняется почти у 70% больных с III стадией стеноза и только у 29% — в IV стадии. Значительно менее благоприятный прогноз у больных с приобретенными пороками, оперированных при дилатированном сердце, с органическими изменениями в малом и большом круге кровообращения из-за длительно сохраняющихся или неустранимых нарушений гемодинамики.
Состояние гемодинамики в малом и большом круге кровообращения является важнейшим прогностическим фактором оценки трудовых возможностей больных после операции. О результатах хирургического лечения пороков с правожелудочковой недостаточностью судят, прежде всего, по состоянию гемодинамики в малом круге кровообращения.
I степень — одышка и сердцебиение при умеренном физическом напряжении, изредка кровохарканье, умеренный цианоз щек, тахикардия. В легких — небольшое количество сухих хрипов. Рентгенологически — застойные корни легких, увеличенные левое предсердие и правый желудочек. Изменения ЭКГ по правожелудочковому типу.
II степень — одышка и сердцебиение при незначительном физическом напряжении, иногда приступы сердечной астмы, частое кровохарканье, цианоз губ и щек, тахикардия. Определяется «кошачье мурлыканье», в легких — влажные хрипы. В мокроте могут быть «клетки сердечных пороков».
III степень обычно сочетается с левожелудочковой недостаточностью.
Наличие II и особенно III степени недостаточности малого круга кровообращения прогностически неблагоприятно.
Состояние общей гемодинамики оценивают с учетом трех стадий сердечной недостаточности (СН) по М. Д. Стражеско и В. X. Василенко, с дополнениями.
I стадия — начальная, скрытая; характеризуется отсутствием в покое субъективных и объективных признаков нарушения кровообращения. Одышка, тахикардия, быстрая утомляемость появляются только при физическом напряжении.
II стадия характеризуется натичием признаков недостаточности кровообращения в покое. Выделяют два периода СН II стадии:
— стадия IIA характеризуется недостаточностью одного левого или правого сердца; застой в малом круте — при недостаточности левого сердца и в большом — при недостаточности правого сердца (увеличение печени, преходящие отеки на ногах);
— при стадии IIБ наблюдается недостаточность обеих половин сердца, застой в малом и большом круте кровообращения, печень значительно увеличена и болезненна, выраженные отеки.
III стадия — конечная, дистрофическая, с постоянными расстройствами гемодинамики и глубокими необратимыми морфологическими и дистрофическими изменениями в сердце и всех органах. При этой стадии достичь полной компенсации невозможно.
Степень компенсации гемодинамических нарушений оценивается, наряду с учетом стадий недостаточности кровообращения, определением функционального класса (ФК) но NYNA. Уже на санаторном этапе реабилитации характеристика ФК может быть дополнена данными спироэргометрии о физической работоспособности — мощности переносимой физической нагрузки, величины потребления кислорода в метаболических единицах (ME) и уровня энергозатрат при выполнении нагрузки.
I ФК — заболевание сердца без ограничения активности больного. Обычная физическая активность не сопровождается симптомами НК. Высокая толерантность к физическим нагрузкам (125 Вт и более), число ME — 7,0 и более, энергозатраты — более 614,1 Вт (8,8 ккал/мин).
II ФК — умеренное ограничение физической активности. Появляются первые признаки НК при обычной физической нагрузке. Снижение мощности пороговой нагрузки до 100—75 Вт, число ME — 4,8—6,9, уровень энергозатрат при нагрузке — 495,6-614,1 Вт (7,1-8,8 ккал/мин).
III ФК — значительное ограничение физической активности. Выраженное снижение насосной функции сердца, симптомы СН. Низкая толерантность к физическим нагрузкам (мощность не более 50 Вт), число ME — 2,2-4,7, энергозатраты — 383,9—488,6 Вт (5,5—7,0 ккал/мин).
IV ФК — заболевания сердца, которые лишают больного возможности выполнять какую-либо физическую нагрузку. Выраженная НК, функциональные пробы часто невыполнимы.
Нарушение ритма и проводимости значительно ухудшают клинический и трудовой прогноз: у 87% больных с синусовым ритмом после операции восстанавливается трудоспособность, и они продолжают трудовую деятельность, с мерцательной аритмией — не более 55%. Прогностически неблагоприятными являются гемодинамически значимые нарушения ритма (средней и тяжелой степени), особенно впервые возникшие после операции. Помимо этого, при мерцательной аритмии создаются условия для тромбообразования с эмболиями в жизненно важные органы, последствия которых могут явиться самостоятельной причиной инвалидизации больных.
Ранние (возникшие в первые 3 мес) и поздние осложнения операций. Осложнения раннего послеоперационного периода — острая сердечная недостаточность, острое нарушение мозгового кровообращения, инфаркт миокарда, ранний септический эндокардит, сепсис, тромбоэмболия легочной артерии и мозговых сосудов — часто имеют плохой ближайший прогноз для жизни. Из поздних осложнений операции прогностически наиболее значимыми являются тромбоэмболии, поздний септический эндокардит, паравальвулярные фистулы, дисфункция клапана, рестеноз.
Эмболии церебральных и коронарных артерий являются основной причиной смерти и инвалидизации больных с искусственным клапаном сердца. Частота их — от 7% при проведении антикоагулянтной терапии до 26% без таковой. С увеличением срока после операции и износа протеза число осложнений возрастает. Возникновению осложнения способствуют атриомегалия, мерцательная аритмия, неадекватная антикоагулянтная терапия или ее внезапная отмена, обострение ревматизма, септический эндокардит и др.
Поздний септический эндокардит (сюда относят все случаи эндокардита, возникшего спустя 3—6 мес после операции и не связанного с госпитальным инфицированием) является одним из самых тяжелых осложнений. Некупируемая, несмотря на адекватную антибиотикотерапию, инфекция, развитие СН, системные тромбоэмболии не только приводят к полной утрате трудоспособности оперированных, но и заканчиваются смертью, в среднем у 65% больных. Частота этого осложнения составляет 3,9—6,0%, наибольшая часть случаев приходится на первые 2 года после операции. Больные с подозрением на инфекционный эндокардит искусственных клапанов сердца нуждаются в госпитализации для подтверждения диагноза и хирургическом вмешательстве при неэффективности консервативной терапии. Удаление пораженного клапана и его протезирование являются основным способом хирургического лечения. По данным Г. И. Цукермана и соавт. (1993), хорошие результаты реоперации спустя 5 лет составляют 50%. Основными причинами неблагоприятных исходов являются прогрессирование миокардиальной недостаточности и некупируемая инфекция.
Образование паравальвулярной фистулы связано с прорезыванием части швов, фиксирующих искусственный клапан сердца (ИКС). Предрасполагающими моментами являются рыхлость тканей фиброзного кольца, кальциноз, инфекционный эндокардит. Фистула, как правило, возникает в первые месяцы или через 1—2 года, реже — в отдаленном периоде, до 10 лет. В среднем частота этого осложнения составляет 17%. Распознавание в большинстве случаев не представляет трудностей. Диагноз ставится на основании появления систолического шума при парамитральной и диастолического при парааортальной фистулах, гемолитической анемии, периферических симптомов митральной или аортальной недостаточности и подтверждается данными эхокардиографии. Лечение — реоперация.
Дисфункция ИКС. Причины ее — механический износ протеза, периодическое заклинивание элемента протеза, образование обширных пристеночных тромбов, «наползающих» на протез, кальцинация. Подозрительными на дисфункцию признаками являются:
— жалобы на приступы аритмий, обмороки;
— периодическое выпадение пульса при ритмической деятельности сердца;
— изменение амплитуды тонов клапана;
— появление непостоянных и варьирующих шумов, вибрации;
— любое изменение привычной аускультативной картины и др.
Наличие дисфункции ИКС любого генеза при подтверждении
диагноза является показанием к реоперации.
Стабильность хороших результатов реоперации по поводу параклапанной фистулы и дисфункции ИКС при неинфекционном генезе их достигает 78% при 5-летнем периоде наблюдения.
Рестеноз, по данным Б.А.Константинова (1981), возникает у 11—20% оперированных. После закрытой митральной комиссуротомии пик образования рестеноза приходится на 6-й год, после открытой — на 10-й год. Причины рестеноза общеизвестны: неадекватное устранение стеноза при первой операции, повторные атаки ревматизма, инфекционные осложнения и др.
Диагностируется стеноз по возвращению субъективных и объективных признаков порока. В ряде случаев ухудшение в состоянии больного может быть обусловлено присоединением нового порока. При рестенозе показано повторное хирургическое вмешательство — технически более сложное, но имеющее несомненные преимущества перед консервативным лечением в улучшении качества жизни больного и ее продолжительности.
Специфичным осложнением является возникновение у кардиохирургических больных психических нарушений — кардиофобии, чувства беспредметной тревоги, ипохондрического синдрома, депрессии. Частота этих нарушений у оперированных по поводу порока достигает 26% и выше. После операции они
нуждаются в консультации психотерапевта для лечения и психологической реабилитации.
Критерии и ориентировочные сроки ВУТ.
Временная нетрудоспособность устанавливается больному с пороком сердца на весь период инструментального обследования, предоперационной подготовки, хирургического лечения и последующей медикаментозной, физической и психологической форм реабилитации в условиях реабилитационного центра и санатория. Продолжительность ее зависит от тяжести порока, состояния до операции, объема оперативного лечения и его адекватности, осложнений, темпов обратного развития симптомов. Поэтому правильнее ориентироваться не на средние сроки временной нетрудоспособности, а на объективную оценку прогностических факторов и критерии восстановления трудоспособности.
При благоприятном прогнозе — изолированном пороке, небольшом объеме операции, выполненной до развития тяжёлых органических изменении в сердце и легких, положительном динамике гемодинамических нарушений отсутствии тяжелых осложнений — целесообразно лечение по временной нетрудоспособности в пределах 10 мес. до полного или частичного восстановления трудоспособности с направлением_на МСЭ при незавершенном лечении, либо для рационального трудоустройства (при наличии противопоказанных факторов в характере и условиях труда в основной профессии больного).
У больных с сомнительным и отягощенным прогнозом после эффективной операции и при неудовлетворительных результатах лечения длительность временной нетрудоспособности не должна превышать 4 мес с последующим направлением на МСЭ.
Показателями восстановления трудоспособности больного после операции могут служить:
— нормализация гематологических и биохимических показателей;
— клинические признаки улучшения состояния, положительная динамика и стабилизация показателей гемодинамики (легочная гипертензия не более I степени, НК не выше IIA стадии), подтвержденных данными ЭКГ, кардиографии, ФКГ, рентгенографии, тетраполярной реографии;
— законченное лечение осложнений без тяжелых последствий;
I и II ФК по NYHA;
— психологическая реадаптация с положительной установкой на труд.
Противопоказанные виды и условия труда:
— работа с постоянным значительным физическим напряжением, длительной ходьбой и быстрым темпом; в последующем, с повышением толерантности к нагрузкам, режим может быть расширен;
— работа в неблагоприятных производственных условиях (высокие и низкие температуры, перепад температуры и давления, высокая влажность, запыленность и загазованность помещений, сквозняки);
— работа на высоте, у движущихся механизмов, вождение транспортных средств, особенно оперированным по поводу аортальных пороков в связи с возможным развитием острой мозговой или коронарной недостаточности.
Показания для направления на МСЭ.
После хирургического лечения приобретенных пороков на МСЭ направляются больные:
— оперированные в III и IV стадиях порока, по поводу многоклапанных пороков, перенесшие протезирование клапана, для компенсации или улучшения кровообращения у которых необходим длительный период;
— с отягощенным прогнозом, при неполной коррекции порока, сохраняющихся выраженных изменениях гемодинамики, с тяжелыми осложнениями послеоперационного периода и при неудовлетворительных результатах хирургического лечения, всякий профессиональный труд которым противопоказан.
Стандарты обследования при направлении на МСЭ после операции:
— клинический анализ крови;
— коагулограмма;
— биохимические исследования крови (С-реактивный белок, протеинограмма, сиаловые кислоты, дифениламиновая кислота, фибриноген, аминотрансферазы и др.);
— основные показатели гемодинамики и функция внешнего дыхания в покое и с нагрузкой;
— ЭКГ в динамике, ФКГ, эхокардиограмма; рентгенограмма органов грудной клетки в динамике;
— данные велоэргометрии;
— посев крови (при необходимости).
Все оперированные больные должны иметь подробную выписку из истории болезни с указанием характера операций, осложнений, данных инвазивных методов исследования, прогностической оценки результатов кардиохирургом. В зависимости от характера осложнении необходимы заключение психолога, невропатолога; при нарушении гемодинамики в головном мозге — РЭГ, ЭЭГ, допплеросонография.
Критерии определения групп инвалидности (ПРИВЕДЕНЫ В КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ)
Источник

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Чандирли, Севда Айдын кызы, 2008 год

1. Андреева О.С. Актуальные проблемы инвалидности и пути медико-социальной реабилитации инвалидов в Москве. М. 1997. -250 с.

2. Андреева О.С., Пузин С.Н., Сырников И.К., Лаврова Д.И. и др. Положение инвалидов в Москве. Кн. М.: Медицина — 2004. 208 с.

3. Андреева О.С. Организационные и методические основы реабилитации инвалидов в Российской Федерации // Вестник всероссийского общества специалистов по медико-социальной экспертизе, реабилитации и реабилитационной индустрии. М. — 2005, № 3. — С. 17-19.

4. Аникина Н.В. Врачебно-трудовая экспертиза больных ревматическими пороками сердца, перенесших повторные операции на митральном клапане. // Автореферат дисс. . канд. мед. наук 1993. -23 с.

5. Астанин И.И. Дифференцированная иммунокоррекция в комплексном лечении больных хронической ревматической болезнью сердца // Автореферат дисс. . канд. мед. наук 2007. — С. 24.

6. Богатырева О.В. Оценка качества жизни больных пожилого и старческого возраста после хирургической коррекции приобретенных пороков сердца с помощью протезирования клапанов // Автореферат дисс. . канд. мед. наук 2004. — С. 21.

7. Бурлачук Л.Ф. Индивидуально-психологические особенности больных с приобретенными пороками сердца в процессе их реабилитации // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.И. Бехтерева-1991, № 1.-С. 108-109.

8. Воловой В.Л. Реабилитация больных, оперированных по поводу пороков сердца // Автореферат дисс. . док. мед. наук — 1989. С. 39.

9. Воловой В.Л. Количественная оценка «качества жизни» больных, оперированных по поводу пороков сердца // Новые методы функциональной диагностики в хирургии — 1990. — С. 110-111.

11. Гафуров Ф.Х. Экспертная оценка трудоспособности больных после хирургической коррекции пороков // Медицинский журнал Узбекистана 1991, № 10. — С. 49-52.

12. Гиляревский С.Р. Оценка качества жизни больных ревматическим митральным пороком сердца после протезирования митрального клапана II Автореферат дисс. . канд. мед. наук 1992. — С. 24.

18. Гришина Л.П. Анализ инвалидности взрослого населения по обращаемости в бюро медико-социальной экспертизы Российской Федерации // Ж. Медико-социальная экспертиза и реабилитации. М.: Медицина 2008, № 1. — С. 28-31.

19. Гриценко В.В. Комплексная реабилитация больных пороками сердца в кардиохирургии // Пособие по элективному курсу 2005. — 180 с.

20. Данилов А.А. Митральный порок сердца в возрастном аспекте // Автореферат дисс. . док. мед. наук 1991. — С. 46.

21. Денисов И.Н., Горохова С.Г. Диагноз при сердечно-сосудистых заболеваниях // Практическое руководство. М. — 2006. 93 с.

22. Дзяк Г.В. Клинико-психологические соотношения и трудовая адаптация у больных ревматизмом, оперированных по поводу пороков сердца // Терапевтический архив т. 63, № 5. — С. 119-122.

23. Добротина И.С. Отдаленные функциональные результаты протезирования митрального клапана в зависимости от исходного состояния оперированных больных // Проблемы кардиохирургии в связи с динамизмом пороков сердца — 1989. — С. 126-127.

26. Иванцова О.А. Состояние диспансеризации больных приобретенными пороками митрального клапана // Пороки сердца 1988. — С. 17-21.

29. Кузьмишин Л.Е. Применение эхокардиографии для оценки ограничения трудоспособности больных аортальными пороками сердца // Кардиология 1995 т. 35, № 4. — С. 38-40.

32. Кулешова Р.Г. Реабилитация кардиореспираторной системы и трудовой прогноз в отдаленные сроки после протезирования митрального клапана // Пороки сердца — 1988. — С. 117-124.

35. Лунев В.П. Возрастные особенности инвалидности вследствие болезней системы кровообращения // Вестник Всероссийского общества специалистов по медико-социальной экспертизе, реабилитации и реабилитационной индустрии. М. 2006, № 1-2. — С. 16-17.

37. Лунев В.П. Структура общего контингента инвалидов по обращаемости в БМСЭ Российской Федерации с учетом возраста и классов болезней // Ж. Медико-социальная экспертиза и реабилитации. М.: Медицина 2007, № 2. — С. 25-28.

39. Лычова Г.А. Некоторые итоги диспансеризации больных, оперированных по поводу приобретенных пороков сердца // III съезд кардиологов УССР, 12-14 октября 1988 г., г. Черновцы. С. 8.

40. Людиновскова Р.А. Диспансерное наблюдение и реабилитация кардиохирургических больных // Дисс. . канд. мед. наук 1992. — С. 190.

41. Мисюра И. Отдаленные результаты протезирования митрального клапана. Причины неполного эффекта операции и специфические осложнения // Проблемы кардиохирургии в связи с динамизмом пороков сердца- 1989.-С. 138-139.

46. Осадчих А.И., Пузин С.Н., Лаврова Д.И. и др. Основы медико-социальной экспертизы. Книга М.: Медицина — 2005. — 448 с.

47. Пугиев Л.И. Сравнительный анализ структуры первичной и общей инвалидности по классам болезней в Российской Федерации // Ж. Медико-социальная экспертиза и реабилитация. М.: Медицина 2008, № 1.-С. 28.

48. Пугиев Л.И. Болезни системы кровообращения основная причина инвалидности в Российской Федерации // Вестник Всероссийского общества специалистов по медико-социальной экспертизе, реабилитации и реабилитационной индустрии. М. — 2008, № 3. — С. 112114.

49. Пищита А.Н. Социально-гигиенические проблемы инвалидности, медико-социальная экспертиза и реабилитация при болезнях системы кровообращения // Автореферат дисс. . док. мед. наук 2000. — 43 с.

50. Пузин С.Н., Андреева О.С. и др. Основы медико-социальной реабилитации инвалидов — М. — 2003. — 320 с.1. JT

51. Пузин C.H., Гришина Л.П., Храмов И.С. Инвалидность как ге-ронтологическая проблема М.: Медицина — 2003. — 374 с.

52. Пузин С.Н., Гришина Л.П., Кардаков Н.Л. Инвалидность в Российской Федерации — М.: Медицина 2006. — 220 с.

54. Саидов М.Б. Анализ первичной инвалидности вследствие болезней системы кровообращения у лиц трудоспособного возраста в Москве в 2000-2004 гг. // Ж. Медико-социальная экспертиза и реабилитации. М.: Медицина 2006, № 2. — С. 37-40.

55. Саидов М.Б. Особенности формирования инвалидности вследствие болезней системы кровообращения по обращаемости в БМСЭ г. Москвы // Ж. Медико-социальная экспертиза и реабилитации. М.: Медицина- 2006, № 2. С. 40-43.

56. Салит А.В. Сравнительный анализ первичной инвалидности по классам болезней в Москве в 2003 г. // Вестник Всероссийского общества специалистов по медико-социальной экспертизе, реабилитации и реабилитационной индустрии. М. 2005, № 1. — С. 27-30.

57. Сейсенбаев М.Б. Отдаленные результаты после одномоментного протезирования митрального и аортального клапанов у больного со-четанными ревматическими митрально-аортальными пороками сердца //Дисс. . канд. мед. наук 1986.-С. 128-155.

58. Сиротина Г.В. Распространенность острой ревматической лихорадки и хронической ревматической болезни сердца у девочекподростков и особенности клинического течения их у женщин // Дисс. .канд. мед. наук 2003. — С. 159.

59. Сиротина Г.Ы. Распространенность острой ревматической лихорадки и хронической ревматической болезни сердца у девочек-подростков и особенности клинического течения их у женщин // Автореферат дисс. . канд. мед. наук — 2003. С. 26.

60. Суходольский A.M. Значение социально-психологических факторов в трудовой реабилитации больных ревматизмом, оперированных по поводу пороков сердца // Сб. Врачебно-трудовая экспертиза и реабилитация инвалидов Киев — 1989. — С. 67-70.

61. Титова Н.А. Социально-гигиенические аспекты инвалидности, медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов при хронических ревматических болезнях сердца // Автореферат дисс. . канд. мед. наук М. — 2003. — 29 с.

62. Трофимчик И.А., Кузьмишин JI.E., Баньковская М.П. Особенности медико-социальной экспертизы больных вследствие гипертонической болезни // Кн. Проблемы медико-социальной экспертизы и реа-билитологии на рубеже XXI века — Москва 2000. — С. 86-88.

66. России, ВОЗ и экспертных оценок по проблеме) // Российский кардиологический журнал 2005, № 1. — С. 5-15.

67. Харисова И.М. Распространенность хронических ревматических болезней сердца среди населения г. Уфы // Проблемы медицины и биологии 1996. — С 217-219.

68. Храпылина Л.П. Динамика инвалидности больных, перенесших операции по поводу ревматического митрального порока сердца // Врачебно-трудовая экспертиза и социально-трудовая реабилитация больных вследствие хирургических заболеваний 1989. — С. 72-76.

69. Хохлов А.Л. Прогноз и фармакоэкономические аспекты сердечной недостаточности при хронической ревматической болезни сердца // Клиническая геронтология 2005 — т. 11, № 4. — С. 52-59.

70. Шагарова С.В. Уровень медицинской активности инвалидов с заболеваниями системы кровообращения // Ж. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины М. — 2001, № 4. С. 18-20.

71. Шагарова С.В. Первичная инвалидность вследствие болезней системы кровообращения среди населения Республики Башкортостан // Ж. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины М. 2001, № 4. — С. 43-48.

73. Щепин О.П. Общественное здоровье и управление здравоохранением // Бюллетень НИИ им. Н.А. Семашко 1999, № 3. — С. 5-15.

74. Щепин О.П., Тишук Е.А. Формирование медико-демографических процессов в Российской Федерации // Вестник РАМН-2001, №5.-С. 84-92.

75. Щепин О.П., Тишук Е.А. Проблема демографического развития России // Экономика здравоохранения 2005, № 3. — С. 5-8.

78. Щербакова С.В. Социально-трудовая реабилитация больных, перенесших протезирование клапанов сердца // Современные технологии хирургической коррекции пороков сердца с учетом их естественного развития 1995. — С. 61-63.

84. Kilian ICJ. Is exercise tolerance limited by the heart or the lungs? // Clin. Invers. Med. 2001 Apr.; 24 (2): 110-7.

85. Khan I.A. Pharmacological cardioversion of recent onset artial fibrillation // Eur. Heart J. 2004. — Vol. 25. — P. 1274-1276.

86. Kearney M.T., Marber M. Trends in incidence and prognosis of heart failure // Eur. Heart J. 2004. — Vol. 25. — P. 283-284.

88. Mc Murray J.J.V., Stewart. The burden of heart failure // Eur. Heart J. 2003. — Vol. 5, suppl. I. — P. 13-113.

92. Guidelines for the diagnosis and treatment of chronic heart failure (update 2005) // Eur. Heart J. 2005. — Vol. 26. — P. 1115-1140.

admin