Проблема спида в России

В Сети появился новый доклад об эпидемии ВИЧ в России за 2018 год, подготовленный подведомственным учреждением Минздрава РФ. В нем сказано, что в прошлом году от ВИЧ-инфекции умерли 20,5 тыс россиян. Это на 2,2% больше, чем по итогам 2017 года. Вскоре сам доклад удалили с сайта Минздрава, но его копия сохранилась на сайте проекта СПИД.ЦЕНТР.

По просьбе DW содержание доклада прокомментировал руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Вадим Покровский.

DW: У вас есть версия, почему доклад сначала разместили на сайте министерства, а потом быстро удалили?

Вадим Покровский: Думаю, сам текст доклада нуждался в редактировании. Видно, что его делали не специалисты по ВИЧ по каким-то общим данным Росстата, поэтому он легко уязвим для критики с разных сторон. Например, спорна методика подсчета. Хотя главная мысль в докладе изложена верно: смертность от ВИЧ-инфекции в России растет.

— В докладе сказано, что в 2018 году было зарегистрировано почти 86 000 новых случаев ВИЧ в России. В Германии, напротив, их крайне мало. Что Россия делает не так?

Вадим Покровский

— По оперативным данным Роспотребнадзора, цифра даже больше — около 100 000 новых случаев. Все потому, что Минздрав не считает людей, которые заразились, но пока не обратились за медицинской помощью.

Что касается Германии, то, на мой взгляд, это страна, где наиболее эффективно борются с ВИЧ-инфекцией. Нам стоило бы у них поучиться. Например, ввести обязательно обучение половым вопросам в школе, легализовать проституцию и контролировать оказание секс-услуг и, наконец, ввести заместительную терапию для наркозависимых. У нас такая профилактика ВИЧ не приветствуется.

— Почему? Слишком консервативное общество?

— Да, консервативные настроения преобладают. Ставка делается на религиозность населения. Правила поведения должны соответствовать христианским традициям, что само по себе, как некоторые полагают, должно уменьшить распространение ВИЧ-инфекции. Но, как мы видим, эпидемия не зависит от того, что в России пропагандируется так называемая духовность и идеология.

У нас еще ни один чиновник не произнес публично слово «презерватив». А презервативы, между прочим, для многих в России не по карману. Если он стоит столько же, сколько бутылка пива, то неизвестно, что охотнее купят на эти деньги. Надо снижать цену и увеличивать их доступность для малообеспеченных людей.

— А заражаются чаще малообеспеченные люди?

— Нет. Мы не видим связи между образованием, материальным достатком и уровнем заболевания ВИЧ. Большинство заболевших, которые заразились за последнее время, это экономически активные люди в возрасте 30-50 лет. 87% ВИЧ-позитивных так или иначе работают. Это говорит о широком охвате.

Если говорить про гендерную пропорцию, то соотношение примерно 60% мужчин и 40% женщин. Это связано с тем, что большую группу зараженных составляют наркопотребители, в которой больше мужчин. Женщины, напротив, чаще заражаются во время сексуальных контактов, нежели чем при потреблении наркотиков.

— Когда в основном пациент в России узнает, что у него ВИЧ?

— Про мужчин сложно сказать. Обязательно обследуются только доноры крови и военнослужащие, которые хотят служить по контракту. Остальные — добровольно. Даже в тюрьме можно отказаться от анализа крови, и многие заключенные скрывают, из-за чего потом заболевают СПИДом и умирают. У женщин это чаще всего обследование при ведении беременности.

— Как вышло, что лидеры по заболеваемости — Иркутская, Свердловская и Кемеровская области?

— Еще в 1990-е годы там начал распространяться ВИЧ среди наркопотребителей. Эти регионы еще долго останутся передовиками в отрицательном смысле. Но есть опасность, что их могут догнать другие регионы, потому что им, в отличие от очагов эпидемий, уделяют меньше внимания. Так что сейчас в России нет регионов, которые можно назвать безопасными.

— В Европе очень популярна доконтактная профилактика ВИЧ с помощью PrEp. Стоит ли ввести ее в России?

— Сейчас мы только подступаемся к этой теме, проводим специальное исследование. Как и во всех остальных странах, у нас идет спор, можно ли за средства государства предоставлять лекарства не для лечения, а для предупреждения заражения. Хотя мы знаем, что мужчины в России, практикующие секс с другими мужчинами, уже сами себе назначают PrEp. Проблема в том, насколько правильно они это делают.

— Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с препаратом для ВИЧ-терапии ламивудин. Минздрав в третий раз подряд не смог провести закупочный аукцион, потому что цена, предложенная министерством, слишком низкая и не выгодна фармкомпаниям.

— Поставки, конечно, будут. Минздрав либо повысит цену, либо найдется поставщик, который согласится на эту цену, хотя неясно, насколько качественным будет этот препарат. Но проблема здесь гораздо глубже.

Последние три года Минздрав проводил правильную, на мой взгляд, политику по снижению стоимости лечения. Многие получили бесплатное лечение, хотя бюджет на борьбу со СПИДом почти не увеличивался. Сейчас этот подход себя исчерпал, нужно думать, откуда брать деньги на новых инфицированных. Их число растет быстрее, чем финансирование на терапию. В этом году мы не ожидаем большого улучшения.

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в | Twitter | Facebook | Youtube | Telegram

Смотреть видео 25:53

В XXI веке проблема заболеваемостью ВИЧ/СПИД — инфекцией стоит особо остро. Современная молодежь имеет недостаточную осведомленность по данному вопросу, что, в свою очередь, приводит к распространению данного опасного заболевания среди населения.

29 ноября Департамент по Молодежной политике КФУ организовал лекторий, приуроченный к 1 декабря — Всемирному дню борьбы со СПИДом. Мероприятие проводила Л.Н. Захарова — представитель Некоммерческого благотворительного фонда С.И. Изамбаевой с обучающимися 1 курса юридического факультета. Лекторий был направлен на развитие толерантного отношения к ВИЧ — инфицированным, формирование ответственной позиции по отношению к собственному здоровью и здоровью окружающих.

Рассматривались вопросы профилактики и возможные пути заражения ВИЧ-инфекцией. На основании полученных знаний, участники лектория осознали, что люди с ВИЧ+ статусом не представляют опасности для окружающих при соблюдении определенных мер предосторожности.

Были озвучены причины заболевания ВИЧ/СПИДом и проведен мини-тренинг в форме диалога с участниками мероприятия.

Мероприятие включало в себя показ мотивирующего видео, где реальные ВИЧ-инфицированные люди разного возраста и разных профессий делились ощущениями, узнав о своем вич+ статусе. Участники видеоролика несли основной посыл — своевременное обращение в специализированные учреждения для сдачи анализов с целью выяснения своего ВИЧ-статуса и дальнейшего неукоснительного следования рекомендациям врача, в случае положительного результата.

Академик, заведующий отделом по профилактике и борьбе со СПИДом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский в разговоре с РБК предположил, что ситуация в 13 наиболее проблемных регионах может характеризоваться как генерализованная эпидемия (когда количество беременных женщин с ВИЧ от их общего числа среди жителей региона достигло 1%). «Обычно, когда в регионе заражено ВИЧ более 1% населения, беременных женщин с ВИЧ примерно такой же процент», — пояснил он.

Покровский уверен, что процент населения с ВИЧ будет продолжать расти год от года, пока количество вновь заразившихся будет больше, чем количество умерших с ВИЧ. «В стране продолжают заражаться, причем заражаются в основном через гетеросексуальные контакты. Население не использует презервативы — их продажи падают. Причины я вижу в том, что, с одной стороны, их стоимость высока, а покупательная способность населения падает, с другой стороны, люди не понимают, что эта проблема может коснуться их напрямую. Еще и власть рапортует, что ВИЧ в стране активно побеждается», — отметил он. В 2018 году количество проживающих в России людей с диагнозом ВИЧ превысило 1 млн.

Регион с самым высоким распространением ВИЧ-инфекции в 2018 году — Иркутская область, там заражены 1,8% населения — 1814 человек на 100 тыс. населения. Еще почти по 2% заражены в Свердловской области (1804 человека на 100 тыс. населения) и в Кемеровской (соответственно 1796 на 100 тыс.).

РБК направил запросы в 13 регионов с просьбой прокомментировать, что местные власти делают, чтобы не допустить дальнейшего распространения заболевания.

Пресс-секретарь зампреда правительства Ленинградской области по социальным вопросам Михаил Муравьев рассказал РБК, что регион одним из первых был подвержен эпидемии ВИЧ-инфекции в России. Пик заболеваемости пришелся на 2000–2002 годы, тогда как в других регионах распространение инфекции началось на два—пять лет позже. «Это произошло из-за наркотрафика, который проходил через регион. Начиная с 2010 года количество новых случаев инфекции в области стабилизировалось. Однако ежегодно выявляется 1,3–1,4 тыс. вновь зараженных. По показателю заболеваемости ВИЧ-инфекцией Ленинградская область в последние пять лет не входит в число регионов с высокой заболеваемостью», — сказал Муравьев. По данным Роспотребнадзора, область занимает восьмое место среди самых проблемных регионов — 1,2% ее жителей заражены ВИЧ. Общее финансирование профилактики проблемы ежегодно увеличивается и в 2018 году достигло 115 млн руб., что на 72,8% больше, чем в 2015-м, рассказал пресс-секретарь.

В Минздраве РБК сообщили, что 20 регионов из 85 дают 70% новых случаев заражения ВИЧ. «Работа с каждым регионом проводится индивидуально, исходя из конкретной эпидемиологической ситуации. В каждом субъекте разработан и активно реализуется план первоочередных мероприятий по ВИЧ-инфекции, который утверждается руководителем региона», — сообщили в ведомстве.

Кто становится новыми жертвами эпидемии

В 2018 году заразились ВИЧ 87,7 тыс. человек, говорится в документе Роспотребнадзора. Это на 800 человек меньше, чем в 2017 году. Доля тех, кто заразился при гетеросексуальных контактах, — 54,8%. Этот показатель растет: в 2017 году доля гетеросексуальных заразившихся составляла 53,5%, в 2016-м — 48,7%.

Роспотребнадзор называет тенденцией заражение людей, не относящихся к ключевым группам распространения ВИЧ-инфекции, то есть гомосексуалов, потребителей наркотиков и работников сферы секс-услуг. 70% новых заболевших в 2018 году — это экономически активные люди в возрасте 30–50 лет. Стали чаще заражаться и люди предпенсионного и пенсионного возраста.

«Старение» ВИЧ-инфекции Роспотребнадзор объяснил тем, что «люди в возрасте 50 лет и старше практикуют многие формы рискованного поведения, часто имеющего место среди молодых людей». Покровский считает, что старение ВИЧ — это нормально. В 1990-х и 2000-х годах заразившиеся в России были очень молоды, потому что их основу составляли малолетние потребители наркотиков.

Согласно данным Роспотребнадзора, за 2018 год умерли 36,9 тыс. зараженных ВИЧ россиян, основной причиной смертности среди ВИЧ-инфицированных был туберкулез.

admin