Причинение телесных повреждений сотруднику полиции

Уголовная ответственность за публичное оскорбление представителя власти предусмотрена ст. 319 УК РФ. Санкция данной статьи предусматривает следующие виды наказаний: штраф до 40 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до 3 месяцев; обязательные работы до 360 часов; исправительные работы до 1 года.

Если же в отношении сотрудника полиции имело место применение насилия, то данные действия подпадают под квалификацию ст. 318 УК РФ и наказываются уже более строго: штраф до 200 тысяч или в размере заработной платы или иного дохода за период до 18 месяцев либо лишение свободы на срок до 5 лет, если насилие было не опасно для жизни или здоровья представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ – преступление средней тяжести), или же лишение свободы на срок до 10 лет, если насилие было опасно для жизни и здоровья указанных лиц и их близких (ч. 2 ст. 318 УК РФ – тяжкое преступление). Степень причиненного вреда определяется в ходе медицинского освидетельствования.

Также под квалификацию данной статьи подпадает и угроза использования насилия в отношении сотрудника правоохранительных органов. Ее содержание законом не конкретизируется и может включать угрозу убийством, причинение телесных повреждений или уничтожение собственности.

При этом факт нахождения при исполнении должностных обязанностей означает, что полицейский должен быть в свою рабочую смену в форменном обмундировании, иметь при себе удостоверение, а его действия должны соответствовать требованиям закона.

Так, приговором Серпуховского городского суда Московской области от 06.09.2019 гражданин Г. был осужден за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти и за публичное оскорбление представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, т.е. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ. По совокупности указанных преступлений ему было назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев и возложением дополнительных обязанностей.

Помощник Серпуховского городского прокурора С.О. Силаева

К ВОПРОСУ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОСЯГАТЕЛЬСТВА В ОТНОШЕНИИ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

ЛАРИН Виктор Юрьевич

Аннотация. В статье анализируются нормы УК РФ, в соответствии с которыми может наступать ответственность за преступные посягательства в отношении сотрудников органов внутренних дел. Акцентируется внимание на том, что чаще всего сотрудники органов внутренних дел выступают в качестве более общей группы потерпевших — представителей власти. На основе проведенного исследования автором предлагается внести ряд изменений в соответствующие нормы УК РФ.

Ключевые слова: преступление, уголовная ответственность, сотрудник, орган внутренних дел, представитель власти, порядок управления.

Keywords: crime, criminal liability, officer, law enforcement body, authority, administration procedure.

Глава 32 УК РФ «Преступления против порядка управления» открывается статьями, охраняющими нормальную деятельность органов власти посредством установления ответственности за посягательства в отношении ее представителей (ст. 317-319 УК РФ). Такой подход вполне обоснован тем, что, во-первых, наиболее распространенным способом противодействия законной деятельности органов власти является воздействие на права и свободы лиц, осуществляющих ее, а во-вторых, выступающая в качестве дополнительного объекта указанных преступлений личность, ее права и свободы провозглашены в Конституции РФ в качестве высшей ценности.

Анализ материалов судебной практики показывает, что в абсолютном большинстве случаев потерпевшими от данных преступлений становятся сотрудники органов внутренних дел. Это обусловлено тем, что в силу осуществляемых функций они постоянно контактируют с гражданами по поводу нарушений законодательства, следовательно, составляют группу повышенного риска стать жертвой преступления при осуществлении противодействия их законной деятельности. Как заметил Президент РФ В.В. Путин, «МВД является ключевым звеном всей правоохранительной

системы. Ему принадлежит особая роль в обеспечении стабильного развития нашего общества и государства»1. В научной литературе справедливо отмечается, что «особое место МВД России в правоохранительной системе и механизме обеспечения правопорядка обусловлено наличием исключительных сфер осуществляемой правоохранительной деятельности, многообразием функций, обширным объемом полномочий сотрудников органов внутренних дел, организационной территориальной структурой и определенным имиджем для населения, определяющих степень его доверия и общественной поддержки»2. Специфику органов внутренних дел подчеркнул Конституционный Суд РФ, указав, что на их сотрудников «возложена исключительная по своему объему и характеру — даже в сравнении с сотрудниками иных правоохранительных органов — ответственность по защите жизни и здоровья граждан, противодействию преступности и охране

2 Безруков А.В. Органы внутренних дел в механизме

обеспечения правопорядка в Российской Федерации // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2015. № 2 (20). С. 12.

общественного порядка»3. Высокая значимость данной деятельности ставит перед государством задачу обеспечения охраны лиц, ее осуществляющих. Именно поэтому уголовно-правовые нормы, направленные на защиту личности представителей власти, являются крайне актуальными для сотрудников органов внутренних дел.

Вместе с тем можно отметить некоторые проблемы конструирования и применения рассматриваемых норм. В первую очередь обращает на себя внимание тот факт, что потерпевшим в ст. 317 УК РФ является только сотрудник правоохранительного органа и военнослужащий, выполняющие деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также их близкие, а в ст. 318 и 319 УК РФ — представители власти в целом. Получается, что законодатель предусматривает повышенную ответственность за посягательства на здоровье, честь и достоинство всех представителей власти, в то время как подобная ответственность за посягательство на более значимое благо — жизнь — устанавливается лишь для части представителей власти. Такой подход выглядит как минимум не логичным. Наличие в ст. 317 УК РФ специальной нормы обусловлено необходимостью обеспечения нормальной деятельности органов власти и недопущения нарушения этой деятельности в результате посягательств на жизнь лиц, осуществляющих ее. Следуя этой логике, общественная опасность посягательств на жизнь любых представителей власти является повышенной и должна осуществляться на равных условиях.

В последнее время активно возрождается институт добровольного участия граждан в охране общественного порядка в качестве народных дружинников или участников общественных объединений правоохранительной направленности. Эта деятельность получила законодательное закрепление в Федеральном законе от 2 апреля 2014 г. № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка», в силу ч. 1 ст. 25 которого народные дружинники и внештатные сотрудники полиции при исполнении своих обязанностей находятся под защитой государства, а их законные тре-

3 Определение Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2011 г. № 1623-О-О по запросу Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа о проверке конституционности пункта «о» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.10.2015).

бования о прекращении противоправных действий обязательны для исполнения всеми гражданами и должностными лицами. Фактически сложилась ситуация, когда граждане, не являющиеся сотрудниками правоохранительных органов (и не подпадающие под понятие «представитель власти») участвуют в охране общественного порядка, противостоят лицам, совершающим правонарушения и преступления, таким образом рискуя, наравне с сотрудниками правоохранительных органов, стать жертвой посягательства на их жизнь, однако лишены специальной уголовно-правовой защиты.

Аналогичным образом складывается ситуация с частными охранниками и частными детективами. В силу абз. 19 ст. 3 Закона РФ от 11 марта 1992 г. № 2487-1 (ред. от 13.07.2015) «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и приложения 8 Постановления Правительства РФ от 14 августа 1992 г. № 587 (ред. от 09.09.2015) «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» частным охранным организациям предоставлено право содействовать правоохранительным органам в обеспечении правопорядка, а частным детективам — право содействовать правоохранительным органам в предупреждении и раскрытии преступлений, предупреждении и пресечении административных правонарушений. Получается, что эти лица также могут принимать участие в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности, но повышенной охране не подлежат.

Вместе с тем привлечение добровольцев (народных дружинников, частных охранников и т. п.) к охране общественного порядка, особенно при проведении массовых мероприятий, стало обычной практикой. Так, по данным УМВД по Рязанской области в г. Рязани на массовых мероприятиях, посвященных Празднику Весны и Труда в 2014 г. в охране общественного порядка во время массовых мероприятий было задействовано более одной тысячи сотрудников органов внутренних дел, курсантов, сотрудников частных охранных предприятий и представителей общественных организаций правоохранительной направленности, в том числе народных дружинников4. Широко

4 См.: В Рязани на массовых мероприятиях, посвященных

Празднику Весны и Труда, нарушений общественного порядка

не допущено. URL : https://62.mvd.ru/news/item/2181025 (дата

обращения: 15.01.2016).

привлекаются указанные лица к охране общественного порядка в новогодние праздники5, а, по данным ГУ МВД по Самарской области, в охране общественного порядка при праздновании Рождества Христова в 2016 г. «охрану общественного порядка и обеспечение безопасности осуществляли почти 2 800 сотрудников органов внутренних дел, 44 дружинника, 10 работников частных охранных организаций и 25 представителей Волжского войскового казачьего общества»6.

Посягательство на жизнь рассматриваемых лиц при осуществлении ими вышеуказанных полномочий может быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, однако при этом не будет учтено, что содеянное направлено на противодействие органам власти, которым оказывают содействие народные дружинники, частные охранники и др. В результате посягательства на их жизнь причиняется вред или создается угроза причинения вреда отношениям в сфере порядка управления, что должно учитываться при определении основного объекта такого преступления.

В научной литературе можно встретить множество предложений об изменении понятия потерпевшего в ст. 317 УК РФ. В частности, А.В. Шрамченко предлагает считать потерпевшим сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, осуществляющих деятельность по обеспечению правопорядка7, однако при этом понятие «правопорядок» ни он, ни действующее законодательство не раскрывает. Ю.В. Баглай высказывается о необходимости указания «в качестве потерпевших также сотрудников контролирующих орга-нов»8, понятия которых также не дается. Э.Ю. Бадальянц, напротив, выступает за сужение круга потерпевших и предлагает таковыми

5 См.: В УМВД России по Калужской области состоялась пресс-конференция, посвященная вопросам обеспечения общественного порядка в период новогодних и рождественских праздников. URL : https://mvd.ru/news/item/6960620 (дата обращения: 15.01.2016).

8 Баглай Ю.В. Уголовно-правовая охрана сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной

безопасности: по данным Приволжского округа : автореф. дис….

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

канд. юрид. наук. М., 2010. С. 12.

в ст. 317 УК РФ считать только полицейских, выполняющих служебные обязанности9, что необоснованно оставляет без уголовно-правовой защиты сотрудников других правоохранительных органов.

В настоящее время в ст. 317 УК РФ в числе потерпевших указан военнослужащий. Последний не является сотрудником правоохранительных органов, но на него могут быть возложены полномочия по осуществлению охраны общественного порядка и (или) обеспечения общественной безопасности. Так, например, в силу п. «о» ст. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ военнослужащие могут привлекаться к оказанию помощи органам внутренних дел, другим правоохранительным органам по защите прав и свобод человека и гражданина, охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности10. В этом случае представителями власти военнослужащие не будут, а станут лицами, принимающими на законном основании участие в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности. В соответствии с п. 165 Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ если вблизи охраняемого объекта или караульного помещения нарушается общественный порядок и тем самым создается угроза снижения надежности выполнения караулом поставленной ему задачи, начальник караула принимает меры по восстановлению порядка силами караула и немедленно докладывает об этом дежурному11. В состав Вооруженных Сил РФ входит военная полиция, военнослужащие которой прямо наделены распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной за-висимости12. Большая часть сотрудников ФСБ России являются военнослужащими, и на них возложены широкие распорядительные пол-

9 Бадальянц Э.Ю. Уголовно-правовая охрана жизни сотрудников полиции // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 3. С. 54-55.

10 Указ Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

11 Там же.

12 Указ Президента РФ от 25 марта 2015 г. № 161 «Об утверждении Устава военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

номочия13. Таким образом, военнослужащие, в зависимости от возложенных на них полномочий, могут выступать в качестве представителей власти, а также в качестве иных лиц, которые на законном основании принимают участие в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности. Тот факт, что военнослужащие могут выступать в качестве представителей власти, подтверждает и судебная практика применения ст. 318 УК РФ14.

С учетом высказанных нами замечаний представляется, что диспозиция ст. 317 УК РФ должна быть изложена в следующей редакции: «Посягательство на жизнь представителя власти в целях воспрепятствования его законной деятельности или мести за нее, посягательство в тех же целях на жизнь иного лица, на законном основании участвующего в охране общественного порядка и (или) обеспечении общественной безопасности, либо содействующего этой деятельности, а равно совершение того же деяния в тех же целях в отношении близких указанных лиц».

Следующим моментом, на который необходимо обратить внимание с позиции конструирования норм, применяемых при совершении посягательств на сотрудников органов внутренних дел, является то, что занимающие разные должности сотрудники подлежат неодинаковой уголовно-правовой охране: следователи, дознаватели, эксперты, специалисты защищены в рамках ст. 296 УК РФ, охраняющей как их здоровье, так и имущество, а иные сотрудники — в рамках ст. 318 УК РФ, охраняющей только здоровье.

Воздействие на сотрудника органов внутренних дел посредством высказывания угроз уничтожения или повреждения его имущества, безусловно, свидетельствует об общественной опасности таких деяний, поскольку они посягают в первую очередь не на собственность, а на отношения в сфере осуществления государственными органами возложенных на них функций.

13 Указ Президента РФ от 11 августа 2003 г. № 960 «Вопросы Федеральной службы безопасности Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

14 См.: Приговор Волгоградского гарнизонного военного

В ходе проведенного нами опроса сотрудников органов внутренних дел получены данные, показывающие, что в отношении 27 % сотрудников (почти каждого третьего), к которым применялось насилие или угрозы его применения, высказывались угрозы уничтожением или повреждением имущества. Такая распространенность в совокупности с повышенной общественной опасностью предопределяет необходимость обеспечения защиты как сотрудников органов внутренних дел, так и любых представителей власти уголовно-правовыми средствами.

При этом необходимо учитывать, что общественная опасность насилия, не опасного для жизни и уничтожения или повреждения имущества, исходя из санкций ст. 116, 119, 167 УК РФ, примерно равнозначна, в связи с чем выделять эти признаки в рассматриваемом преступлении в разные части одной статьи нецелесообразно. Кроме того, при таком разделении могут возникнуть квалификационные трудности при применении насилия и одновременных угрозах уничтожением или повреждением имущества.

С этой точки зрения вполне логичным видится предложение Е.В. Смолякова о включении в диспозицию ч. 1 ст. 318 УК РФ деяния в форме угроз уничтожения или повреждения имущества15. Однако если законодатель примет такую позицию, то правоприменитель вынужден будет столкнуться с определенными трудностями. Само уничтожение или повреждение имущества Е.В. Смоляковым не включено в специальные нормы, следовательно, ответственность за такие действия наступит по общей норме (ст. 167 УК РФ). В такой ситуации наказуемость угроз будет выше, чем действий по их реализации, что недопустимо. Именно так в настоящее время происходит применительно к ч. 2 ст. 296 УК РФ (ее санкция строже санкции ч. 1 ст. 167 УК РФ).

Для разрешения этой проблемы необходимо установить в специальной норме (например, в рамках ст. 318 УК РФ) уголовную ответственность не только за угрозу уничтожения или повреждения имущества представителя власти или его близких, но и за уничтожение или повреждение имущества таких лиц.

Также дополнения в части уничтожения или повреждения имущества нужно внести в ст. 296 УК РФ. При этом необходимо ужесточить санкции указанных норм, чтобы не допустить превращения квалифицированных составов преступления в привилегированные. Это касается конкуренции не только со ст. 167 УК РФ, но и со статьями гл. 16 УК РФ. Например, ч. 1 ст. 318 УК РФ, охватывающая угрозу убийства или причинения вреда здоровью, имеет менее строгую санкцию, чем ч. 1 ст. 119 УК РФ: при одинаковом виде и размере максимального наказания в санкции ст. 119 УК РФ минимальным наказанием являются обязательные работы, а в ч. 1 ст. 318 УК РФ — штраф. С учетом повышенной общественной опасности, обусловленной главным образом наличием сложного объекта преступления, ч. 1 ст. 318 УК РФ необходимо отнести к преступлениям средней тяжести, увеличив максимальный размер санкции. С таким мнением согласились 87 % опрошенных нами сотрудников правоохранительных органов и 79 % представителей научного сообщества.

Также для обеспечения учета повышенной общественной опасности необходимо увеличить верхний предел санкций ч. 2 ст. 318 УК РФ и ч. 4 ст. 296 УК РФ, поскольку они выступают в качестве специальных по отношению к ст. 111-112, 115 УК РФ.

В наказуемости применения насилия к представителю власти есть еще одна проблема: поскольку максимальный размер наказания в виде лишения свободы в санкциях ч. 2-4 ст. 111 УК РФ превышает размер наказания санкции ч. 2 ст. 318 УК РФ, получается, что при квалификации по ч. 2 ст. 318 УК РФ не учитывается повышенная общественная опасность деяний, явившаяся основанием для выделения специальной нормы. Отдельными авторами отстаивается позиция, согласно которой «дополнительная квалификация требуется только при наличии особо квалифицированных видов тяжкого вреда здоровью, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ»16. Такой подход представляется теоретически неверным, поскольку ст. 318 УК РФ является специальной нормой по отношению к ст. 111 УК РФ, а в силу ч. 3 ст. 17 УК РФ в случае конкуренции общей и специальной норм, ответственность наступает

16 Цепелев В.Ф. Квалификация преступлений против порядка управления : учеб. пособие для магистрантов. М., 2015. С. 23.

по специальной. Иными словами, совокупность преступлений в данном случае исключается.

Ранее Верховный Суд РФ указывал, что при осуждении лица по ч. 2 ст. 318 УК РФ дополнительной квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ не требуется, поскольку под насилием, указанным в ч. 2 ст. 318 УК РФ, понимается причинение вреда здоровью любой тяжести, в том числе и тяжкого. При этом подчеркивалось, что «в отличие от санкции п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности) санкция ч. 2 ст. 318 УК РФ за причинение такого вреда здоровью представителю власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей установлена более тяж-кая»17. Однако в настоящее время санкция ч. 2 ст. 318 УК РФ является менее строгой, так как при тождественности основного наказания в ч. 2 ст. 111 УК РФ предусмотрено дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Некоторые авторы утверждают, что «причинение смерти по неосторожности при применении насилия в отношении представителя власти охватывается ч. 2 ст. 318″18. С такой позицией трудно согласиться, поскольку в содержании ст. 318 УК РФ речь идет об умышленных действиях и не указано последствие в виде смерти. Также высказывается мнение о том, что «применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти или его близких в виде причинения тяжкого вреда здоровью, если это повлекло по неосторожности смерть потерпевшего, следует квалифицировать по совокупности ч. 2 ст. 318 и ст. 109 УК РФ»19. Такую позицию тоже принять нельзя, поскольку при данной квалификации ст. 318 УК РФ приобретает характер привилегированной нормы, предусматривая менее строгое наказание (даже по совокупности со ст. 109 УК РФ), чем по ч. 4 ст. 111 УК РФ. На наш взгляд, последствие в виде причинения

17 Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 1999 г. (утв. П

остановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 апреля 2000 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 7.

18 Антонов Ю. О необходимости сравнения санкций ст. 318 и статей гл. 16 УК РФ в случае применения насилия в отношении представителя власти // Уголовное право. 2014. № 5. С. 13.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

смерти по неосторожности необходимо вынести в отдельный квалифицированный состав ст. 318 УК РФ с более строгой по сравнению с ч. 4 ст. 111 УК РФ санкцией. В этом случае правоприменитель будет иметь возможность адекватно оценить общественную опасность содеянного и назначить справедливое наказание.

С учетом повышенной общественной опасности квалифицированных видов причинения тяжкого вреда здоровью представителю власти эти деяния необходимо вынести в отдельную норму, отнеся содеянное к категории особо тяжких преступлений. Принимая во внимание сказанное, ч. 3 ст. 318 УК РФ может выглядеть следующим образом: «Причинение тяжкого вреда здоровью лицу, указанному в ч. 1 настоящей статьи, совершенное общеопасным способом; в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в отношении двух или более лиц, наказывается лишением свободы на срок от пяти до четырнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет». Часть 4 ст. 318 УК РФ предлагаем изложить в следующей редакции: «Причинение тяжкого вреда здоровью лицу, указанному в части первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок от семи до семнадцати лет лишения свободы с ограничением свободы на срок до двух лет». Такие изменения позволят более точно квалифицировать содеянное без нарушения правил о конкуренции норм и назначать справедливое наказание.

Еще одна проблема конструирования и применения ст. 318 и 319 УК РФ заключается в формулировке отдельных признаков составов преступлений. При применении насилия в отношении представителя власти законодатель в качестве обязательного признака указывает, что деяние должно быть совершено «в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», а при его оскорблении признак сформулирован как «при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением». В литературе не сложилось единства мнений по поводу того, к какому конкретно признаку следует их относить. В одних случаях «в связи с исполнением» трактуют как время совершения преступле-

ния , в других — «при исполнении» и «в связи с исполнением» рассматривают основанием для выделения цели воспрепятствования исполнению представителем власти должностных обязанностей либо мотива в виде мести за их исполнение21.

Некоторые авторы вообще придают признаку исполнения должностных обязанностей приоритетное значение по сравнению с другими признаками состава преступления. Так, Е.В. Смоляков считает неверными действия законодателя по отнесению к преступлениям против личности случая, когда «к сотруднику патрульно-постовой службы во время исполнения им своих должностных обязанностей, пребывающему в форменном обмундировании, в общественном месте подходит ранее знакомый гражданин и из-за личного конфликта (ревности, неприязни и пр.) начинает изби-вать»22. Такая позиция ошибочна и не учитывает субъективного отношения виновного к содеянному, поскольку его умыслом охватывается посягательство не на представителя власти, а на конкретного человека, чьи должностные обязанности для него не имеют никакого значения.

Обратившись к судебной практике, можно увидеть, что суды, описывая содеянное, обязательно указывают рассматриваемый признак в соответствии с его формулировкой в ст. 318 или 319 УК РФ («при исполнении.», «в связи с исполнением.»). При этом анализ материалов судебной практики позволил выявить тенденцию фиксации цели совершения противоправных действий в виде воспрепятствования исполнению должностным лицом своих служебных обязанностей23, либо «воспрепятство-

20 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М., 2011. С. 1278.

22 Смоляков Е.В. Уголовно-правовое противодействие преступлениям, посягающим на здоровье, честь и достоинство представителя власти. С. 128.

вания и создания невозможности для исполнения им своих должностных обязанностей»24, либо «по мотиву воспрепятствования исполнению служебных обязанностей.. ,»25.

Основным признаком, отличающим деяние, предусмотренное в ст. 318 УК РФ, от деяний, указанных в гл. 16 УК РФ, является потерпевший, в качестве которого выступает представитель власти. Воздействуя на него, виновный причиняет вред (создает угрозу причинения такого вреда) отношениям в сфере порядка управления. Человек может обладать одновременно различными статусами (должностное лицо, мать, инвалид, спортсмен и т. д.), но ответственность по ст. 318 и 319 УК РФ наступает лишь в случае, если на потерпевшего посягают как на носителя статуса представителя власти. Исполнение же таким лицом своих должностных обязанностей прямо вытекает из его статуса. На общественную опасность содеянного не влияет, в какой момент имело место посягательство: во время, когда лицо исполняло свои обязанности, или после этого.

Отграничить посягательство на представителя власти от посягательства на личность можно лишь по его цели в виде воспрепятствования законной деятельности или мести за нее. Именно этот субъективный признак должен иметь квалификационное значение для ст. 318 и 319 УК РФ.

Кроме того, потерпевшими в ст. 318 и 319 УК РФ должны признаваться те же лица, что и в ст. 317 УК РФ, поскольку принципиальное различие указанных норм — в степени воздействия на потерпевших, что является основанием для различия в их санкциях. В связи с этим круг потерпевших в ст. 318 и 319 УК РФ необходимо расширить.

Таким образом, уголовная ответственность за посягательства в отношении сотрудников органов внутренних дел может наступать в рамках составов преступлений против порядка управления, против правосудия, а также против личности. Выявленные недостатки конструирования уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за такие посягательства, ставят перед законодателем задачу внесения соответствующих изменений в УК РФ.

Библиографический список

1. Закон РФ от 11 марта 1992 г. № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

2. Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

3. Указ Президента РФ от 11 августа 2003 г. № 960 «Вопросы Федеральной службы безопасности Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

4. Указ Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

5. Указ Президента РФ от 25 марта 2015 г. № 161 «Об утверждении Устава военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 15.01.2016).

6. Определение Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2011 г. № 1623-О-О по запросу Ла-бытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа о проверке конституционности пункта «о» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.10.2015).

7. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 1999 г. (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 апреля 2000 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2000. — № 7.

25 Приговор Клепиковского районного суда Рязанской области от 26 августа 2014 г. по уголовному делу № 1-41/2014 // Архив Клепиковского районного суда Рязанской области.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Приговор Клепиковского районного суда Рязанской области от 26 августа 2014 г. по уголовному делу № 1-41/2014 // Арх. Клепиковского районного суда Рязанской области.

14. Приговор Ряжского районного суда Рязанской области от 2 сентября 2014 г. по уголовному делу № 1-87/2014 // Арх. Ряжского районного суда Рязанской области.

15. Приговор Октябрьского районного суда г. Рязани от 30 октября 2014 г. по уголовному делу № 1-325/2014 // Архив Октябрьского районного суда г. Рязани.

16. Антонов, Ю. О необходимости сравнения санкций ст. 318 и статей гл. 16 УК РФ в случае применения насилия в отношении представителя власти // Уголовное право. — 2014. — № 5.

17. Баглай, Ю.В. Уголовно-правовая охрана сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности: по данным Приволжского округа : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2010.

18. Бадальянц, Э.Ю. Уголовно-правовая охрана жизни сотрудников полиции // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2013. — № 3.

19. Безруков, А.В. Органы внутренних дел в механизме обеспечения правопорядка в Российской Федерации // Вестник Казанского юридического института МВД России. — 2015. — № 2 (20).

21. В УМВД России по Калужской области состоялась пресс-конференция, посвященная вопросам обеспечения общественного порядка в период новогодних и рождественских праздников . — Режим доступа : https://mvd.ru/news/item/6960620 (дата обращения: 15.01.2016).

23. Есаков, Г. А. Настольная книга судьи по уголовным делам / Г. А. Есаков, А.И. Рарог, А.И. Чу-чаев. — М., 2010.

24. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.Т. Томина, В В. Сверчкова. — М., 2011.

27. Цепелев, В.Ф. Квалификация преступлений против порядка управления : учеб. пособие для магистрантов. — М., 2015.

Поступило в суд 19.02.2015 г.

ЗАОЧНОЕ РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

04 апреля 2016г. г. Новосибирск

Кировский районный суд города Новосибирск

в составе:

Судьи К.

При секретаре С.

С участием прокурора Б.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к С. о компенсации морального вреда, причиненного преступлением,

установил:

Истец К. обратился в суд с исковым заявлением к ответчику С. о компенсации морального вреда, причиненного преступлением. В обоснование иска истец указывает, что в соответствии с нарядом на службу на 30.09.2015 г. в период с 18 час. 30.09.2015г. до 08 час. 01.10.2015г., дежурный группы обеспечения служебной деятельности нарядов полиции батальона полиции №1 Управления вневедомственной охраны по г. Новосибирску К. находился при исполнении своих служебных обязанностей, был одет в форменную одежду сотрудника полиции со специальными знаками отличия, действовал в соответствии с должностной инструкцией. 01.10.2015г. около 03 часов 54 минут К. в составе экипажа по сообщению, поступившему от дежурного пульта централизованной охраны о срабатывании кнопки тревожной сигнализации, прибыл в караоке-бар «Арбат», расположенный по адресу: г. Новосибирск, ул. Крылова д.26, где к ним обратилась администратор учреждения М., сообщила о том, что С., находящийся в состоянии алкогольного опьянения, пристает к посетителям и сотрудникам караоке-бара, хамит, выражается грубой нецензурной бранью, тем самым совершает административное правонарушение. Истец в присутствии сотрудников полиции Б., Г., Н., подошел к С., представился и потребовал, чтобы тот не нарушал общественный порядок и покинул помещение караоке-бара. С. в присутствии посторонних лиц, а также сотрудников полиции Б., Г., Н., стал выражаться грубой нецензурной бранью в адрес К., чем унизил его честь и достоинство. К. повторно потребовал от С. покинуть помещение бара и проехать в отдел полиции, после чего С. высказал угрозу применения насилия в отношении представителя власти К., выраженную в намерении нанести удар последнему и демонстрации своего кулака. В продолжение своего преступного умысла, действуя умышленно, с целью нарушения порядка управления, с целью причинения физических страданий К., схватил последнего за форменное обмундирование, нанес последнему один удар кулаком в область лица, отчего К. испытал сильную физическую боль. В результате действий С., К.. причинены телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей лица в виде ссадины на верхней губе слева. 09.12.2015 года в соответствии с приговором Центрального районного суда г. Новосибирска, С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.319 УК РФ, ч.1 ст.318 УК РФ, ему назначено наказание в виде штрафов в размере 10000 рублей и 30000 рублей соответственно.

Истец просит взыскать со С. в свою пользу компенсацию причиненного морального вреда в сумме 50000 рублей.

Истец К. в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме, доводы иска подтвердил. Не возражал против рассмотрения дела в порядке заочного производства.

Ответчик С.. в судебное заседание не явился, о причинах своей неявки суду не сообщил, не просил о рассмотрении дела в свое отсутствие, судом в соответствии со ст. 113, 116 ГПК РФ принимались все необходимые меры для извещения ответчика о времени и месте рассмотрения дела, о чем свидетельствует направление судебных повесток по месту регистрации и жительства ответчика, иного места жительства ответчика суду не известно. Согласно сведениям отделения связи адресату неоднократно вручались уведомления о необходимости получения судебной корреспонденции, от получения которой ответчик уклонился, в связи с чем, суд приходит к выводу, что ответчик уклоняется от извещения о времени и месте рассмотрения дела, следовательно, признает его неявку неуважительной. В соответствии со ст. 117, 118 ГПК РФ суд признает ответчика надлежащим образом извещенным о времени и месте рассмотрения дела.

Представитель третьего лица ГУ МВД России по Новосибирской области О. в судебном заседании исковые требования поддержала в полном объеме. Пояснила, что доводы истца обоснованны и подлежат удовлетворению.

Судом определен заочный порядок рассмотрения дела.

Выслушав объяснения лиц участвующих в деле, заключение помощника прокурора Б. полагавшего возможным удовлетворить исковые требования, исследовав материалы дела, суд приходит к убеждению, что заявленные истцом К. требования подлежат частичному удовлетворению.

Согласно п. 1 ст. 150 Гражданского кодекса РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии с п.1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации морального вреда определяется правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с приговором Центрального районного суда г. Новосибирска от 09.12.2015г. С. совершил в отношении К. преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 35000 рублей.

Приговором Центрального районного суда г. Новосибирска от 09 декабря.2015г., вступившим в законную силу установлено, что 01.10. 2015 года, в период с 03 часов 54 минут до 04 часов 30 минут в помещении караоке-бара «Арбат», расположенного по адресу: г. Новосибирск, ул. Крылова, д. 26, С., реализуя преступный умысел, направленный на публичное оскорбление представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, а также на угрозу применения насилия и применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, осознавая, что находящийся в форменном обмундировании сотрудник органов внутренних дел К., является представителем власти и исполняет возложенные на него обязанности по охране общественного порядка, в присутствии посторонних лиц, а также в присутствии сотрудников полиции, употребляя нецензурные выражения, противоречащие установленным правилам поведения, требованиям общечеловеческой морали, стал выражаться грубой нецензурной бранью в адрес дежурного группы обеспечения служебной деятельности нарядов полиции батальона полиции №1 Управления вневедомственной охраны по городу Новосибирску — филиала федерального государственного казенного учреждения «Управление вневедомственной охраны Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Новосибирской области» К., чем унизил честь и достоинство последнего. В продолжение преступного умысла, с целью причинения физических страданий К., схватил последнего за форменное обмундирование, нанес последнему один удар кулаком в область лица, отчего К. испытал сильную физическую боль и не опасное для жизни и здоровья телесное повреждение- ушиб мягких тканей лица в виде ссадины на верхней губе слева, которое не влечет за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расценивается как повреждение, не причинившее вред здоровью человека, (л.д. 5-8).

В рамках рассмотрения уголовного дела гражданский иск не заявлялся.

Согласно ч. 2,4 ст.61 Гражданского процессуального кодекса РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Вступивший в законную силу приговор (постановление) суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Исследованным приговором суда в действиях С. был установлен состав преступления, предусмотренный ч.1 ст. 318, ст. 319 Уголовного кодекса РФ. В силу вышеприведенной нормы закона указанные обстоятельства не требуют доказывания в данном деле.

Судом установлено, что совершенное в отношении К. преступление было сопряжено с посягательством на личную неприкосновенность, здоровье потерпевшего. Истец испытывал физическую боль и нравственные страдания в результате действий ответчика. Ответчик причинил К. не опасное для жизни и здоровья телесное
повреждение — ушиб мягких тканей лица в виде ссадины на верхней губе слева, которое не влечет за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расценено как повреждение, не причинившее вред здоровью человека.

В соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Прокурором, участвующим в деле, дано заключение об удовлетворении заявленного иска.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание, обстоятельства причинения морального вреда, характер наступивших последствий, с учетом требований разумности и справедливости, сведений о семейном положении ответчика, с учетом сведений об индивидуальных особенностях потерпевшего, суд определяет размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с
ответчика в пользу истца в размере 10000 руб, таким образом, удовлетворяя заявленный иск частично.

Доказательств наличия оснований для взыскания компенсации морального вреда в большем размере, истцом по правилам ст. 5 6 Гражданского процессуального кодекса РФ, суду представлено не было.

Рассмотрение дела в порядке заочного производства в отсутствие ответчика, не препятствует определению размера компенсации морального вреда, поскольку размер компенсации морального вреда в силу закона определяется судом.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов.

С ответчика С. подлежит уплате госпошлина в доход местного бюджета в размере 300 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования К. удовлетворить частично.

Взыскать с С. в пользу К. в счет компенсации морального вреда 10000 (Десять тысяч) рублей, отказав во взыскании остальной части заявленных требований.

Взыскать с С. в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 300 рублей.

Ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения суда в течение семи дней со дня вручения ему копии этого решения.

Заочное решение суда может быть обжаловано сторонами также в апелляционном порядке в Новосибирский областной суд в течение месяца по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано,- в течение месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворен этого заявления.

По факту причинения телесных повреждений сотруднику полиции в Москве возбуждено уголовное дело. Об этом Агентству городских новостей «Москва» сообщила помощник руководителя ГСУ Следственного комитета (СК) России по городу Юлия Иванова.

«Следственными органами ГСУ СК РФ по Москве возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»). По версии следствия, 9 сентября 2018 г. мужчина, принимая участие в несанкционированном мероприятии в центре Москвы, в ответ на законные требования сотрудника полиции нанес последнему удары в область головы. В результате полицейскому были причинены телесные повреждения», — рассказала Ю.Иванова.

Она уточнила, что в настоящее время следствием проводится комплекс действий, направленных на установление всех обстоятельств произошедшего.

Ранее в пресс-службе столичного управления МВД РФ Агентству «Москва» сообщили, что один участник несогласованного мероприятия в Москве оказал сопротивление сотруднику полиции и был задержан.

admin