Предмет спора в суде

Установительные иски могут быть направлены на подтверждение наличия (позитивные) или отсутствия (негативные) правоотношения.

На практике реальный иск, зачастую, совмещает в себе требования о признании и о присуждении, но это не лишает каждый из данных видов исков самостоятельного значения.

Некоторые вопросы вызывают разграничение исков о признании сделки недействительной и исков о прекращении сделки. Поскольку по общему правилу признание сделки недействительной означает признание ее несуществующей с момента совершения, то иски о признании сделок недействительными представляют собой типичные отрицательные иски о признании. Однако это относится только к требованию о признании сделки ничтожной. Требования о признании оспоримой сделки недействительной будет преобразовательным иском.

Преобразовательный иск определяется как иск, направленный на вынесение судебного решения, которым должно быть внесено нечто новое в существующее между сторонами правовое отношение. Таким образом, положительное решение по преобразовательным искам влечет возникновение, изменение или прекращение права.

Многие авторы отрицают существование преобразовательных исков. По их мнению, суд должен заниматься не преобразованием субъективного права, а его защитой и все иски которые именуются преобразовательными, могут быть отнесены либо к искам о признании, либо к искам о присуждении.

Однако, согласно ст. 12 ГК РФ, защита права может осуществляться, в том числе и путем прекращения или изменения правоотношения. Расторжение брака при наличии несовершеннолетних детей или при отсутствии согласия супруга возможно только в судебном порядке. Прекращение многих договоров при неисполнении контрагентом своих обязательств также осуществляется судом. Участник долевой собственности при недостижении всеми собственниками соглашения о способе и условиях раздела общего имущества вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества (п. 3 ст. 252 ГК РФ). Таким образом, преобразовательные иски имеют полное право на существование.

Преобразовательные решения не создают правоотношение между истцом и ответчиком, а прекращают существовавшее или вносят в него изменения, установив факты, с возникновением которых у истца появилось право в одностороннем порядке на такие изменения. Рассматривая преобразовательный иск и вынося по нему преобразовательное решение, суд не создает новых прав, а защищает право истца на изменение или прекращение существующего правоотношения, которое по закону не может быть осуществлено без решения суда.

По материально-правовому признаку иски можно дифференцировать по правовым институтам и отраслям права на алиментные, жилищные, наследственные, земельные, иные гражданские и др.

Также по виду защищаемых прав иски иногда подразделяют на вещные и личные.

В зависимости от того, чьи интересы защищаются, можно выделить иски, направленные на защиту интересов заявителя, иски в защиту публичных или государственных интересов (в этих исках невозможно определить конкретного выгодоприобретателя) и иски в защиту чужих интересов (подаются в защиту интересов другого лица, когда истец в силу закона может возбудить дело в их интересах). К искам в защиту публичных интересов близко прилегают иски о защите интересов неопределенного круга лиц. Данные иски позволяют защитить интересы больших групп лиц, конкретный персональный состав которых на момент подачи искового заявления установить сложно. В отечественном законодательстве такие иски могут быть основаны, например, на Федеральном законе от 5 марта 1999 г. № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», Законе РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей», Федеральном законе от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» и других нормативных актах.

По принципу защиты интересов иски можно подразделить на прямые и косвенные. Прямой иск защищает интересы непосредственно истца. Косвенный иск направлен на защиту интересов иного лица, однако, посредством этого истец защищает и свои интересы.

Поскольку вся континентальная система права основана на римском праве, то необходимо отметить, что некоторые иски носят названия, оставшиеся со времен римских юристов. Иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику (то есть иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения) называется виндикационным.

Собственник, а также иной владелец может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Такое требование предъявляется путем обращения в суд с негаторным иском, то есть иском об устранении препятствий к пользованию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Понятие спора о праве гражданском

М. А. Рожкова

Понятие спора о праве вызывает интерес современных исследователей, однако до сих пор в отношении правовой природы спора о праве гражданском нет единого мнения1. Одни ученые считают, что спор о праве представляет собой материально-правовую категорию, другие придерживаются мнения о его процессуальной природе, третьи говорят о существовании двух самостоятельных понятий спора о праве в материальном и процессуальном смыслах.

В дореволюционной литературе и судебной практике спору о праве гражданском вначале придавался субъективный характер, то есть под спором о праве понималось субъективное отношение сторон к своим правам и обязанностям, субъективное мнение сторон об их праве. Позднее под спором о праве стали понимать объективное состояние права (в правоотношении), когда оно нуждалось в принудительном осуществлении или защите. В связи с этим, в частности, В. Л. Исаченко отмечает, что «под именем спора о праве не следует понимать простое разномыслие двух лиц о каком-либо юридическом вопросе; спором о праве гражданском называется такой спор, когда одно лицо, оспаривая право друго-

Рожкова Марина Александровна — ведущий научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук.

1 См., например: Гурвич М. А. Лекции по

го, присваивает его себе. Только в этом последнем случае каждый из спорящих вправе обратиться к суду и требовать его содействия»2.

Прежде всего отметим, что умозаключение об исключительно процессуальной природе понятия спора о праве неверно по причине допустимости досудебного урегулирования спора о праве гражданском самими спорящими сторонами. Иными словами, возможность сторон ликвидировать спор о праве гражданском до начала судебной процедуры опровергает мнение относительно спора о праве как процессуальной категории, поскольку спор о праве может возникать, существовать и оканчиваться вне судебного процесса.

Спор о праве гражданском образует совокупность действий (в некоторых случаях и бездействия) сторон гражданского правоотношения при условии их совершения в строго определенном порядке и вместе взятых. Спор о праве представляет собой сложный юридический состав, который порождает правовые последствия только в случае наличия совокупности определенных юридических фактов при условии их возникновения в обусловленном порядке, а именно:

1) нарушение или оспаривание субъективных прав лица (субъекта защиты) другим конкретным лицом (нарушителем);

2) предъявление субъектом за- . щиты требования к нарушителю об определенном поведении;

3) неисполнение нарушителем требования субъекта защиты.

Рассмотрим подробнее каждый из юридических фактов, составляющих в совокупности спор о праве гражданском.

1. Нарушение или оспаривание нарушителем прав субъекта защиты

Нарушение гражданских прав рассматривается в большинстве случаев как посягательство на субъективное право управомоченного лица либо противодействие упра-вомоченному лицу в осуществлении принадлежащих ему прав. Нарушение прав может осуществляться как путем совершения действия (например, причинение вне-договорного вреда, незаконное владение чужой вещью, нарушение договорных обязательств и т. д.), так и путем бездействия (в частности, нарушение договорных обязательств в большинстве случаев состоит в неисполнении обязанности).

Оспаривание гражданских прав выражается в разногласиях сторон гражданского правоотношения об их правах и обязанностях, создающих управомоченному лицу препятствия в нормальном осуществлении права. В частности, такого рода разногласия могут возникнуть в отношении объекта права (например, несколько лиц претендуют на исключительное право на использование произведения, оспаривая права друг друга); в отношении предмета договора (например, между сторонами договора возникли разногласия в отношении объема обязанностей одной из сторон договора) и т. п.

Однако само по себе нарушение или оспаривание гражданских прав еще не влечет спора о праве. Нарушитель может заблуждаться в отношении объема собственных субъективных прав либо возложенных на него обязанностей, в силу чего допущенное им нарушение (оспаривание) гражданских прав управо-моченного лица не будет для него очевидным. Так, право на землю управомоченного лица может быть

нарушено другим лицом по причине ошибки в выданной ему земле-отводной документации (смещение границ земельного участка в плане участка).

В свою очередь, управомоченное лицо может мириться с некоторыми нарушениями его прав, например, в силу их незначительности, случайности, то есть по субъективным причинам, либо ошибаться в самом факте нарушения его прав или личности нарушителя (скажем, организация может считать, что ущерб ее имуществу причинен иным юридическим лицом, тогда как в причинении ущерба виновны лишь работники самой организации).

В силу этого любые обстоятельства, свидетельствующие о нарушении или оспаривании субъективных прав частного лица, еще не позволяют говорить о наличии спора о праве гражданском — это только факты нарушения или оспаривания субъективных гражданских прав.

2. Предъявление субъектом защиты требования к нарушителю об определенном поведении

Совершение такого действия свидетельствует о том, что управомо-ченное лицо (субъект защиты) намерено защитить свое нарушенное субъективное гражданское право, требует прекратить нарушение, восстановить нарушенное право, возместить вред и пр.

Во-первых, требование должно быть адресовано конкретному лицу, которое, по мнению управомочен-ного лица, является нарушителем принадлежащего ему субъективного права. Если субъективное право нарушено, но его нарушитель неизвестен, то спора не возникнет. Спор о праве требует наличия как минимум двух спорящих сторон.

Во-вторых, материально-правовое требование к нарушителю об определенном поведении должно быть внешне выражено, например, письмом, телеграммой, телефоно-

граммой и т. п. Субъект защиты должен предъявить нарушителю (лицу, оспаривающему его право) конкретное материально-правовое требование с необходимым обоснованием. Если управомоченное лицо только высказало намерение предъявить требование или предъявленное требование носит общий, а не конкретный характер (субъект защиты высказывает общее требование о немедленном прекращении нарушения его прав), спора о праве не возникнет. Спор о праве должен иметь индивидуальный предмет.

Вследствие сказанного совокупность фактов нарушения (оспаривания) субъективных прав и предъявление материально-правового требования управомоченным лицом (субъектом защиты) нарушителю еще не может рассматриваться как спор о праве гражданском.

3. Неисполнение нарушителем требования субъекта защиты

Необходимость установления позиции нарушителя в споре о праве является дискуссионной. Некоторые авторы считают, что позиция нарушителя не имеет значения для возникновения спора о праве. Вместе с тем такое мнение представляется ошибочным, ведь именно выявление позиции нарушителя позволяет сделать вывод о действительности спора о праве между сторонами гражданского правоотношения.

Предъявление субъектом защиты требования к нарушителю об определенном поведении (материально-правового требования) может повлечь за собой прекращение последним нарушения права, восстановление положения, существовавшего до нарушения прав, возмещение убытков и т. д. Если материально-правовое требование субъекта защиты (управомоченно-го лица) будет удовлетворено нарушителем добровольно, спор о праве гражданском не возникнет.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При этом следует иметь в виду, что, если в ответ на материально-

правовое требование субъекта защиты нарушитель признал факт совершения им противоправного действия (бездействия) и принял на себя обязанность в разумный (конкретный) срок устранить последствия этого нарушения, но субъект защиты, надлежащим образом извещенный об этом, заявил исковое требование в суд до истечения этого срока, то поведение субъекта защиты в этом случае будет иметь признаки злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). Безусловно, ни о каком злоупотреблении права субъектом защиты не может быть и речи, если нарушитель, признав факт совершения им нарушения и приняв на себя обязанность устранить последствия этого нарушения, не приступает своевременно к исполнению этой обязанности.

Для признания спора о праве возникшим необходимо, чтобы поведение нарушителя явно указывало на факт неисполнения требования субъекта защитыь. Например, нарушитель может прямо не согласиться с обоснованностью материально-правового требования субъекта защиты или не обозначить в установленный срок свою позицию в отношении его (во втором случае молчание нарушителя приравнивается к несогласию с требованием субъекта защиты). Такое поведение нарушителя, свидетельствующее о том, что материально-правовое требование субъекта защиты к нарушителю не будет исполнено надлежащим образом, и позволяет говорить о наличии между сторонами спора о праве гражданском.

Таким образом, свойство юридической категории спор о праве гражданском приобретает с момента, когда считается в-ыраженн-ым неисполнение требования субъекта защитыь к нарушителю об определенном поведении. До этого момента все предшествующие обстоятельства имеют только фактическое значение.

Изложенная позиция, вероятно, может создать впечатление о том, что автор работы считает необходимым ввести обязательный претензионный порядок урегулирования споров во всех без исключения случаях. Однако это не так.

Претензионный порядок устанавливается специально соглашением сторон или следует из обычаев делового оборота и лишь в некоторых случаях прямо предусматривается законодательством (например, положения об обязательности претензионного порядка урегулирования споров сохранены в ст. 797 ГК РФ). Установление претензионного порядка предполагает непременное обращение субъекта защиты к нарушителю с материально-правовым требованием, и лишь после предъявления такого требования субъект защиты приобретает право на обращение с иском в суд, то есть возможность использования судебной защиты поставлена в зависимость от соблюдения указанного досудебного (претензионного) порядка.

При том, что претензионный порядок и порядок формирования спора о праве весьма схожи, отождествлять их нельзя. Претензионный порядок, структурно совпадая с порядком формирования спора о праве, представляет собой обязательное в отдельных случаях условие обращения за судебной защитой. Несоблюдение этого порядка влечет за собой возвращение заявления судом (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, п. 7 ст. 126, ч. 4 ст. 128 АПК РФ).

Между тем формирование спора о праве гражданском, состоящем, как было указано выше, из совокупности факта нарушения или оспаривания прав, факта предъявления субъектом защиты требования к нарушителю об определенном поведении и факта неисполнения нарушителем требования субъекта защиты, может иметь место не только во внесудебном порядке.

Напротив, спор о праве может формироваться иным образом с учетом того, что наиболее часто используемым является судебный порядок разрешения спора.

Так, после нарушения (оспаривания) гражданских прав субъект защиты предъявляет в суд материально-правовое требование к нарушителю в форме искового заявления. Нарушитель не исполняет названное материально-правовое требование, что подтверждается предоставлением отрицательного отзыва (отзыва с возражениями по существу или отрицанием) или отсутствием отзыва со стороны нарушителя при надлежащем его извещении о предъявленных требованиях субъекта защиты. Таким образом, на стадии обращения в суд субъекта защитыь спор о праве фактически отсутствует, но на момент судебного разбирательства (при надлежащем уведомлении нарушителя-ответчика) он уже реально существует.

Нельзя не отметить, что внесудебный порядок формирования спора о праве имеет свои преимущества перед судебным порядком, заключающиеся в следующем. Совершение спорящими сторонами обозначенных действий после нарушения (оспаривания) субъективных прав создает хорошие условия для урегулирования возникшей конфликтной ситуации еще на стадии формирования спора о праве. Стороны могут ликвидировать зарождающийся спор о праве, согласовав все спорные моменты (процедура примирения), и спора о праве не возникнет. В случае, если стороны не смогли прийти к консенсусу в период формирования спора, они не лишаются возможности урегулировать возникший спор о праве посредством процедуры примирения (согласительной процедуры). Это позволит сохранить им не только деловые контакты и долгосрочные хозяйственные

связи, но и сэкономить время и деньги, избежав достаточно длительного, дорогостоящего и обременительного судебного процесса.

Если стороны все же не смогли (или не захотели) самостоятельно или с помощью посредников урегулировать конфликтную ситуацию, спор о праве может быть передан на рассмотрение и разрешение суда (государственного суда или третейского суда), задачей которого яв-

ляется защита нарушенных и оспоренных субъективных прав.

Таким образом, спор о праве можно определить как формально признанное разногласие между субъектами гражданского права, возникшее по факту нарушения или оспаривания субъективных прав одной стороны гражданского правоотношения другой стороной, требующее урегулирования самими сторонами или разрешения судом.

ВОПРОС:

Чем различаются предмет иска и предмет спора?

ОТВЕТ:

В теории процессуального права под предметом иска понимается материально-правовое требование истца к ответчику, относительно которого суд должен постановить решение. То есть это то, что истец требует в иске. Например, признать право, признать сделку недействительной, выполнить обязанность в натуре, расторгнуть договор, возместить убытки, признать незаконным решение, действие или бездействие органа власти и прочее.

В то же время предметом спора является объект спорного правоотношения, благо, относительно которого возникает спор между истцом и ответчиком. Например, движимое или недвижимое имущество, деньги, акции, корпоративные права, права и обязанности лица, решения, действия или бездействия органов власти и прочее.

Впрочем, такое понимание разницы между предметом иска и предметом спора можно считать лишь доктринальным. Оно отображено во многих учебниках, касающихся процессуального права1, а также в научно-практических комментариях к процессуальным кодексам (например, см. комментарий к ст. 22 ХПК и к ст. 26 ХПК), но в законодательстве отсутствует. На практике же суды довольно часто смешивают понятия «предмет спора» и «предмет иска», называя материально-правовые требования, заявленные истцом, – предметом спора. Причем допускают такое смешивание даже суды высших инстанций и даже в документах, которые должны быть примером для других судей.

Например, в п. 3 информационного письма ВХСУ от 06.08.2008 года № 01-8/471 указывается, что «предметом спору у справі було визнання недійсними наказів органу державної влади, які стосуються передачі у власність нежилих приміщень. Тобто зазначена позовна вимога ґрунтувалася на праві власності, що має приватно-правовий характер». Таким образом, суд определил предметом спора само исковое требование, а не решение органа власти, относительно которого оно возникло. Схожее смешение допускает и ВСУ в письме от 01.08.2007 года, посвященном практике рассмотрения судами корпоративных споров, называя предметом спора признание недействительным решения общего собрания участников (акционеров). И таких примеров достаточно много даже на самом высшем уровне судейства.

Тем не менее, такое смешение понятий нельзя считать правильным. Ведь процессуальное законодательство некоторые права и обязанности сторон связывает именно с предметом спора, а некоторые – с предметом иска.

Например, участниками искового производства согласно ст. 34 и 35 ГПК, ст. 26 и 37 ХПК, ст. 53 КАС могут быть третьи лица, которые заявляют или не заявляют самостоятельных требований на предмет спора. Определить, какие лица это могут быть, можно только в том случае, если понимать, что является предметом спора. Очевидно, что это не могут быть лица, которые заявляют требования к требованиям, заявленным истцом, которые суды иногда называют предметом спора. Они могут касаться только определенного объекта, относительно которого возник спор. Например, в споре относительно раздела имущества третье лицо может предъявить требование не относительно предмета иска (требования о разделе имущества), а относительно его предмета – имущества (например, о признании права собственности на это имущество).

На то, что предмет спора – это не требование истца, а объект, относительно которого это требование предъявлено, указывает и ст. 152 ГПК, определяющая в качестве вида обеспечения иска передачу вещи, являющуюся предметом спора, на хранение другим лицам, и ст. 976 ГК, устанавливающая требования к хранению вещи, являющейся предметом спора. Это, конечно, вовсе не означает, что предметом спора может быть только вещь. На самом деле предметом спора могут быть и нематериальные вещи. К примеру, права и обязанности лиц, подтверждением чему является ч. 2 ст. 32 ГПК, допускающая участие в деле нескольких истцов и (или) ответчиков, если предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков. Но в любом случае предметом спора является благо, относительно которого заявлено требование, а не само это требование.

При этом предметом спора является объект спорных правоотношений, а не само правоотношение, как его иногда обозначают суды (например, правоотношения, в том числе договорные, ВСУ называет предметом спора в письме от 07.10.2010 года, а ВАСУ – в п. 9 письма 02.02.2011 года № 149/11/13-11).

Что же касается предмета иска, то, как было отмечено, им является материально-правовое требование истца. И поэтому, например, право истца на изменение предмета иска до начала рассмотрения дела по существу, предусмотренное ч. 2 ст. 31 ГПК, означает возможность изменения требования, а не объекта, которого оно касается.

ВЫВОД:

Предметом спора является объект правоотношений, благо, относительно которого возник спор, а предметом иска – материально-правовые требования истца к ответчику относительно блага, являющегося предметом спора.

1. Предпосылка

Недавно в рамках одного судебного разбирательства совершил наиобычнейшее процессуальное действие – сделал заявление об уменьшении размера исковых требований. Я думаю, ни для кого не секрет, что истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований (ч. 1 ст. 49 АПК РФ).

Однако меня ожидало микрофиаско: судья обратил внимание на то, что в доверенности, выданной представляемым, отсутствует полномочие «изменение предмета иска». Данное полномочие в доверенности действительно отсутствует, но, по моему скромному мнению, уменьшить размер исковых требований я все-таки вправе даже с такой «неполноценной» доверенностью.

Так получилось, что в судебном заседании был объявлен перерыв (по иной причине), и мне не составит труда получить от представляемого доверенность с более широким перечнем полномочий, чтобы представить ее после окончания перерыва. Но сам факт отождествления изменения предмета иска и изменения размера исковых требований меня удивил.

Кроме того, оказалось, что подобные неожиданности – не редкость. К примеру:

постановление АС СКО от 20.07.2015 по делу № А15-3948/2013: «Таким образом, из приведенных норм процессуального законодательства следует обязанность суда при рассмотрении ходатайства об изменении иска (уточнении суммы) проверить наличие у представителя заявителя надлежащих полномочий. Поскольку в силу части 2 статьи 62 названного Кодекса в доверенности, выданной представляемым лицом, должно быть специально оговорено право представителя на изменение основания или предмета иска, в случае изменения иска представителем истца, действующим на основании доверенности, суд должен приобщить эту доверенность в материалы дела.

В доверенности (т. 3, л.д. 53) участвовавшего в судебном заседании представителя компании Гасановой С.Э. отсутствуют полномочия на заявление ходатайства об отказе от иска, уменьшении заявленных требований»;

постановление АС СКО от 24.10.2013 по делу № А61-2445/2012: «В силу части 2 статьи 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в доверенности должно быть специально оговорено право представителя на увеличение или уменьшение размера исковых требований».

2. Предмет иска и размер исковых требований

Закон не раскрывает содержание понятия «предмет иска», а в доктрине процессуального права различают несколько концепций предмета иска. Но с точки зрения позитивного права не вызывает сомнений, что предмет иска – это именно материально-правовое требование истца к ответчику (про фактическую индивидуализацию иска ).

Возникает вопрос: предмет иска включает в себя размер исковых требований?

На мой взгляд, нет.

Во-первых, в действующих процессуальных кодексах соответствующие распорядительные полномочия: изменение предмета иска и изменение размера исковых требований прямо отделены (ч. 1 ст. 49 АПК РФ, ч. 1 ст. 39 ГПК РФ).

Во-вторых, ГПК РФ подчеркивает разграничение в положениях о специальных полномочиях представителя. Это ст. 54 ГПК РФ: есть право на уменьшение размера исковых требований, есть право изменение предмета иска.

В-третьих, так было и ранее: «Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска» (ч. 1 ст. 34 ГПК РСФСР). И мэтры отмечали: «Истцу предоставлено право уменьшить или увеличить размер исковых требований. В данном случае предмет и основание иска остаются теми же, меняется лишь размер материального объекта иска. Например: истец произведя перерасчет, просит взыскать большую сумму денег в возмещение убытков от неисполнения договора, что было им предъявлено ранее» (Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 1998).

Поэтому, полагаю, изменение размера исковых требований не является изменением предмета иска (частью этого изменения), представитель стороны в арбитражном процессе вправе уменьшить размер исковых требований и в отсутствие специальных полномочий. «Изменение основания или предмета иска» из ч. 2 ст. 62 АПК РФ не о размере исковых требований, а действия по изменению размера исковых требований в данной норме не указаны.

3. Но не всё так просто

Начиналось, если можно так сказать, всё вполне разумно и логично: «Изменение предмета иска означает изменение материально-правового требования истца к ответчику. Изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику.

Под увеличением размера исковых требований следует понимать увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении» (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»).

Далее (если я не пропустил иной судебный акт, имеющий существенное значение), принимается постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2004 № 2353/04. После вполне корректного пассажа «По смыслу нормы, содержащейся в части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предметом иска является материально-правовое требование истца к ответчику о совершении определенных действий, воздержании от них, признании наличия или отсутствия правоотношения, изменении или прекращении его. Изменение предмета иска — это изменение материально-правового требования истца к ответчику» следуют две большие странности:

1) «Основание иска по настоящему делу осталось таким же, что и в деле N А60-4404/03: накладная о передаче товара от 21.12.2001 N 420, акт сверки взаимной задолженности от 16.04.2002». Это, конечно, немного вне темы настоящего блога, но все-таки: доказательства основанием иска не являются (не комильфо, как минимум, отождествлять доказательства и обстоятельства). Отмечу лишь, что в постановлении Президиума ВАС РФ от 09.10.2012 № 5150/12 высшая судебная инстанция вернулась в соответствующем вопросе на путь истинный – «основанием иска … являются факты …, а не акты».

2) «Предмет же иска изменился. В рассматриваемом деле это требование истца о взыскании с ответчика оставшейся части долга в размере 232111 рублей 48 копеек и процентов, начисленных в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации с указанной суммы за иной период. Данные суммы не входили в предмет иска по делу N А60-4404/03». То есть в предмет иска включаются «суммы».

Искушенный коллега скажет: «Ну, 2004-й год, немного перемудрили». Но есть одна проблема – постановление пользуется популярностью по сей день. Например, АС ВВО указывает: «Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.07.2004 N 2353/04, истец не лишен права предъявления задолженности за один период и по одному основанию частями, при этом каждая часть взыскиваемой задолженности будет образовывать новое требование с самостоятельным предметом иска» (постановление АС ВВО от 01.03.2017 по делу № А74-11537/2015). И это далеко не единственная отсылка к постановлению № 2353/04, которую можно обнаружить в судебных актах 2016-2017 г.г.

При этом в 2012 г. было принято постановление Президиума ВАС РФ от 24.01.2012 № 11738/11. Некое общество «просило взыскать с предпринимателя 2 193 781 рубль 8 копеек, в том числе 1 670 144 рублей неосновательного обогащения … за период с 01.06.2006 по 12.09.2006 и 523 637 рублей 8 копеек процентов … за период с 01.07.2006 по 01.06.2010». Суд кассационной инстанции производство по делу прекратил – «То обстоятельство, что общество в настоящем деле заявило о взыскании большей суммы, чем в деле N А14-10301/2009/342/6, не является основанием для вывода об изменении предмета спора».

ВАС РФ с (Ф)АС ЦО согласился: «по настоящему делу остались без изменения основание иска — пользование ответчиком нежилыми помещениями, принадлежащими истцу, и предмет иска — требование общества о взыскании с предпринимателя долга».

ВАС РФ с (Ф)АС ЦО, кстати, даже немного перестарались с тождественностью, на мой взгляд. Как минимум, в части процентов за тот период, на который в деле № А14-10301/2009 истец не ссылался (в этой части иное основание иска).

Правда, суды нередко грешат и тем, что включают период в предмет иска: «остались без изменения предмет иска — требование о взыскании убытков (реального ущерба) за период со 02.07.2009 по 21.07.2010 и основание иска — неправомерный отказ в приватизации объекта муниципальной собственности», постановление АС УО от 17.01.2013 по делу № А60-28274/2012 (в данном конкретном случае этот пассаж про предмет иска был попутным замечанием, но все-таки).

Даже ВАС РФ так делал: «новый предмет иска (требование об оплате работ, выполненных после подачи иска, то есть в ранее не заявленный период)» (постановление Президиума ВАС РФ от 11.05.2010 № 161/10).

Если резюмировать, размер исковых требований («сумма») к предмету иска все-таки не имеет отношения. Однако:

– суды всё еще ссылаются на постановление № 2353/04, в котором, по сути, фигурирует обратная позиция;

– а еще и период иногда относят к предмету иска.

В общем, мечта конъюнктурщика – при желании можно вполне красочно обосновать диаметрально противоположные позиции по одному и тому же вопросу.

admin