Правовая дефиниция

Дефиниция (определение)

Значительный вклад в определенность (точность) научного мышления может внести принцип, который мы назвали принципом дефинитивной корректности(раздел 1.2). Слово «дефиниция»
(definition – англ., нем.) переводится на русский язык как «определение» и происходит от греческого «хорос», т.е. «пограничный столб». С помощью дефиниции как логической операции устанавливают область («границы») применимости некоторого слова или словосочетания, характеризуя его смысл и значение. Памятуя о том, что многие слова служат для выражения понятий, можно суть дефиниции усматривать в фиксировании (установлении) объема и содержания того понятия, которое выражается определяемым словом или словосочетанием. И, наконец, дефиницию можно рассматривать как логический прием, позволяющий отличать некоторое множество объектов от множества других объектов, т.е. производить его спецификацию посредством явного указания на отличительную совокупность его признаков. Приведем примеры дефиниций:

1. Молекулой является мельчайшая частица вещества, сохраняющая все химические свойства данного вещества.

2. Слово«воздаяние» означает вознаграждение или наказание человека за совершенные им поступки.

3. Презумпция есть признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное.

Важность дефиниции подчеркивал уже древнегреческий философ Сократ, анализируя вместе со своими оппонентами различные случаи употребления того или иного термина («благо», «истина», «прекрасное» и т.п.) с целью выработки точного и для всех приемлемого определения. В юриспруденции точное (правильное) определение фигурирующих в этой области терминов имеет огромную практическую значимость: от этого зависит квалификация содеянного обвиняемым (физическим лицом или организацией), а в случае признания вины – установления меры (вида) наказания.

Дефиниции служат разнообразным целям:

  • Иногда складывается такая ситуация, что термин, который мы хотим использовать, оказывается многозначным, и это обстоятельство может привести к непониманию в речевом общении. Его может предотвратить дефиниция, которая информирует, в каком значении будет употребляться данный термин, какое понятие он будет выражать.
  • Случается и так, что наш собеседник не осведомлен о значении термина, который мы намерены использовать в разговоре с ним, не знаком с содержанием выражаемого им понятия, и тогда полезно обратиться к дефиниции этого термина.
  • Нередко мы обнаруживаем, что не отдаем сами себе отчет в том, каков точный смысл используемого нами термина, какое оно выражает понятие, и мы обязаны опять-таки прибегнуть к его дефиниции.
  • Наконец, замечая, что предмет наших рассуждений характеризуется (определяется) с помощью громоздкого языкового выражения, мы с помощью дефиниции вводим в наш язык более простой термин, истолковывая его как равнозначный заменяемому.

Чаще всего дефиниция имеет вид равенства и содержит три части:

– Определяемое выражение (дефиниендум), т.е. то выражение, которое подлежит определению (сокр. Dfd)

– Определяющее выражение (дефиниенс), т.е. выражение, с помощью которого характеризуется значение дефиниендума (сокр. Dfn)

– Связкатипа «есть», «обозначает», «является» и т.п., которая констатирует, что дефиниендум имеет то же самое значение, что и дефиниенс.

В наших примерах дефиниендумами являются слова «молекула», «воздаяние» и «презумпция», дефиниенсами – соответственно, выражения «частица вещества, сохраняющая все химические свойства данного вещества», «вознаграждение или наказание человека за совершенные им поступки» и «признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное». В первом примере связкой является слово «является», во втором – слово «означает», а в третьем – слово «есть».

Рассмотрим более детально структуру определяющей части дефиниции. Она состоит из двух частей: сначала указывается родовой признак определяемого понятия, а затем формулируется видовое отличие входящих в объем этого понятия объектов. Пример:

4. Кондуит (А) – этожурнал (родовой признак), в который заносятся сведения о проступках учащихся(видовое отличие).

Кондуит – это журнал, но не всякий журнал, а журнал, предназначенный для записи проступков учащихся, и эта его особенность как раз и составляет видовое отличие, выделяющее данный «вид» журналов из всего возможного функционального их разнообразия (из «рода»). Еще пример:

5. Разбой (А) – это совершенное с применением насилия нападение (В) в целях хищения чужого имущества (с).

Уточненная таким образом структура дефиниции может быть представлена следующей «формулой»:

А = Вс,

где А – определяемое, В и с – определяющая часть. Понятие В всегда более широкое по объему, чем определяемое понятие А. Добавляя к содержанию понятия В признак с (в нашем примере: «быть тем, во что заносятся проступки учащихся», и, соответственно, «иметь целью хищение чужого имущества»), тем самым сужают объем понятия В до объема определяемого понятия А.

Дефиниция может быть сформулирована тремя способами: либо гласить, что объекты типа А – это объекты типа В, характеризующиеся признаком с; либо гласить, что выражение «А» обозначает объекты типа В, которые имеют признак с; либо гласить, что выражение «А» имеет такое же значение, что и выражение «В и с»

Дефиниция, именуемаяпредметной (первый из названных способов),характеризует и выделяет однозначным образом сами объекты, к которым относится определяемое выражение. Примерами могут послужить вышеприведенные дефиниции 1,3,4,5. В этих дефинициях речь не идет ни о словах, ни о понятиях. В них «говорится» непосредственно об объектах (молекулах, презумпциях, кондуитах, разбое) и их признаках. Однако в работе с текстами или в устном общении иногда трудно установить, формулируется ли в данном выражении дефиниция термина, или же имеет место простая констатация какого-либо обстоятельства, некоторой ситуации, т.е. высказывается некоторое суждение. К примеру, выражение «Разбой – это нападение с применением насилия» представляет собой истинное суждение, но не является дефиницией, поскольку не отделяет разбой от убийства. В таких случаях лучше воспользоваться семантическойдефиницией.

6. Термин «соль» означает химическую связь, получающуюся из кислоты замещением в ней водорода каким-либо металлом.

Это пример семантической дефиниции. В семантическихдефинициях речь идет скорее о словах, или выражениях(именах), т.е. о языковых образованиях, чем об объектах, обозначаемых этими выражениями.Тем не менее,легко убедиться, что предметные и семантические определения взаимопереводимы (ср.: «менингит есть воспаление мозговых оболочек» и «термин «менингит» обозначает воспаление мозговых оболочек»).

Наряду с дефинициями типа равенства (их называют еще явными определениями) существуют контекстуальные дефиниции, представляющие собой разновидность неявных дефиниций. Способ, каким термину придается значение, состоит здесь в том, что значение определяемого выражения (дефиниендума) устанавливается на основе предполагаемого смысла и значения всего контекста, в котором фигурирует определяемое выражение. Так, в геометрии Евклида значение терминов «точка» и «прямая» уясняется из смысла ее аксиом, содержащих эти термины. Такой способ задания значения во многом напоминает решение математических уравнений. Предполагается, к примеру, установить значение переменной х в уравнении 2х + 4 = 8. Информация, которая объективно содержится в данном выражении, достаточна для построения «дефиниции» типа равенства: х = 2. Решая это уравнение, мы тем самым домысливаем, какое же значение может иметь х, если в отношении этого х верно данное уравнение.

Для того чтобы ответить на вопрос, каково значение некоторого термина в уже существующей практике его употребления, необходимо построить соответствующую этой практике отчетную дефиницию данного термина. Она дает своеобразный отчет, как определенная группа людей пользуется этим выражением, имеется ли какое-то другое употребление (значение) этого слова и т.п. Если анализируемый термин не имеет сколько-нибудь точного значения, дескриптивная дефиниция должна сохранить эту неопределенность.

Предписывающаядефиниция не является результатом отчета о сложившейся практике употребления некоторого термина. Скорее, она устанавливает, как в будущем предполагается употреблять соответствующее языковое выражение (термин), какое значение оно будет иметь отныне, какое с этого момента понятие должно с ним связываться. «Будем то-то и то называть таким-то и таким словом (словосочетанием)», «С таким таким-то и таким выражением будем связывать такой-то и такой смысл» – такова языковая форма данного вида дефиниции.

Кроме дефиниции общего имени, в качестве смысла которого приписывается содержание общего понятия, полезно иметь в виду дефиницию собственного (единичного) имени, которую мы назовеминдивидуализирующей. В качестве смысла эта дефиниция приписывает такому имени содержание единичного понятия. Примеры индивидуализирующей дефиниции: «Нуль – это число, которое, будучи помноженное на любое другое число, дает нуль», «Эверест – это самая высокая гора на Земле», «Луна – это естественный спутник Земли». Индивидуализирующие дефиниции уместны в тех ситуациях, когда об обозначаемых собственными именами объектах необходимо сообщить некоторое знание.

Все представленные выше разновидности дефиниции являются вербальными (словесными): объясняющая их часть (дефиниенс)представлена словами. Важную роль в познании имеют невербальные (остенсивные (от лат.ostendo– «показываю») дефиниции. В них значение определяемого термина устанавливается путем демонстрации предмета или свойства, являющегося значением определяемого слова или сочетания. Например, детей обучают правильному употреблению обозначений цветовых ощущений, указывая на предмет, имеющий соответствующий цвет: «Это – синее», «А это – красное» и т.п. Знакомя студента с каким-либо криминалистическим инструментом или прибором, преподаватель сопровождает произнесение соответствующего названия предъявлением этого инструмента или прибора в процессе осмотра.

* * *

Сформулируем теперь несколько наиболее важных правил в отношении дефиниций типа равенства, соблюдение которых облегчит решение данной задачи. В совокупности и во взаимной связи они составляют содержание упомянутого выше логического принципа дефинитивной корректности.

Правило 1.В дефиниции не должно содержаться «круга» (правило недопустимости «круга» в определении).

В правильно построенной дефиниции дефиниендум (определяемое) не должен входить в состав дефиниенса (определяющего). В противном случае совер­шается ошибка idem per idem, т.е. «то самое через то же» (неизвестное х через это же х). Примеры такого рода ошибок: «Преступление – это преступное деяние», «Логика – это наука о принципах и законах логичного мышления». Таким образом, данное правило гласит, что за дефиницию можно принять только такое выражение, в котором нет разъяснения значения некоторого термина с помощью этого же термина.

Ошибка такого рода совершается и тогда, когда выражение х определяется с помощью выражения y, а выражение y – при помощи x. Пример: «Логика – это наука о правильном мышлении, т.е. мышлении в соответствии c принципами и законами логики».

Правило 2.Дефиниция должна быть соразмерной, т.е. определяемое и определяющее выражения должны означать одно и то же множество объектов (правило соразмерности определения).

Это означает, что объемы определяемого и определяющего выражений не должны находиться в логическом подчинении, т.е. они не могут находиться в отношении рода к виду. Словом, из следующих трех вариантов отношений между объемами дефиниендума и дефиниенса допустимым является только вариант 1:

А = Вс А > Вс А < Вс
в.1 в.2 в.3

Если объем дефиниенса включает в себя предметы, не входящие в объем дефиниендума, то дефиниция оказывается слишком широкой (в.2). Примеры: «Врач – это медицинский работник» (в объем понятия «медицинский работник» входят, кроме врачей, работники среднего и младшего медицинского персонала); «Рецидивист – это лицо, совершившее умышленное преступление» (объем этого понятия должен быть ограничен указанием на наличие у такого лица судимости за ранее совершенное умышленное преступление).

Важнейшие дефиниции юриспруденции

Древнегреческий философ Платон предложил определять человека как двуногое существо, которое не имеет перьев. Тогда ему указали, что под это определение подходит общипанный цыпленок, и, следовательно, оно несоразмерно. Платон в ответ на это замечание сузил определение, добавив к признаку «быть двуногим существом» признак «иметь широкие ногти».

Дефиниция оказывается слишком узкой, когда ее дефиниенс не включает всех предметов, которые должны принадлежать к объему дефиниендума (в.3). Примеры этой ошибки: «Смерть – естественный конец всякого живого существа» (не учтены случаи неестественной – насильственной – смерти); «Рецидивист – это лицо, совершившее умышленное преступление после судимости за ранее совершенное умышленное преступление против личности» (не учтены другие виды преступления, за которые обвиняемый мог быть осужден в прошлом – разбой, измена Родине и т.п.)

Правило 3.Дефиниция должна быть ясной.

Оно предполагает, что в определяющей части могут использоваться только термины, значения которых известны тем, на кого рассчитана данная дефиниция. Можно, к примеру, слово «пропедевтика» определить через слово «пролегомены», но если те, кому адресовано это определение, не знают, что пролегомены – это введение в изучение какой-либо научной дисциплины, тогда эта дефиниция не выполняет своего прямого назначения: одно непонятное выражение x разъясняется через другое, и тоже непонятное y.

Строя дефиницию, важно также включать в дефиниенс характеристики существенных свойств выделяемых ею предметов, отвлекаясь от несущественного в них. Совокупность этих признаков должна быть достаточной, а каждый признак в отдельности – необходимым, для того, чтобы дефиниция позволяла точно очертить круг предметов, являющихся предметным значением определяемого языкового выражения. Далее, не следует в качестве элемента дефиниции использовать метафоры, как это имеет место в сравнении неосторожно сказанного слова с вылетевшим из рук воробьем, верблюда – с кораблем (пустыни) и т.п.

Об одной забавной истории. Известный естествоиспытатель, французский геолог и зоолог, основатель сравнительной анатомии и палеонтологии Жорж Кювье как то зашел в Академию наук (в Париже), где трудилась комиссия по составлению энциклопедического словаря. Его попросили оценить выработанную комиссией дефиницию слова «рак»: «Рак – это небольшая красная рыба, которая ходит задом наперед». «Великолепно, – сказал Кювье, – однако разрешите мне сделать небольшое замечание. Дело в том, что рак не рыба, он не красный и не ходит задом наперед. За исключением всего этого, ваше определение превосходно» (Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. Логика. С.64).

В области правовых отношений, имеющей дело с человеческими судьбами, значимость строгих и точных дефиниций юридических терминов особенно высока, и поэтому знание элементарных правил их построения трудно переоценить. В правовых документах такого уровня и общественной значимости определения носят директивный и нормативный характер, выражая волю законодателя: полагать то – то и то тем – то и тем, и не иначе. Вот как определяется, к примеру, термин «преступление» в УК Российской Федерации: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания» (Уголовный кодекс РФ (УК РФ) от 13.06.1996 N 63-ФЗ. Гл. 3., Ст. 14). Поэтому вопрос об истинности, правильности, или ошибочности, неправильности не является уместным в практике правовой деятельности до тех пор, пока законодатель не посчитает целесообразным ввести иное определение. Но это обстоятельство лишь подчеркивает значимость построения логически корректных дефиниций правовых терминов.

В заключение рассмотрим две, казалось бы, исключающие друг друга оценки роли дефиниций в человеческом познании. Вот убеждение
Д. Гершеля, английского астронома и физика XIX века: «Нельзя внести точность в рассуждения, если она сначала не введена в определения» (Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. Логика. С.249). Дефиниция – самое надежное средство, предохраняющее от неточностей и связанных с ними недоразумений в общении и научном мышлении. Но вот слова не менее известного ученого Б. Паскаля: «Само собой понятное и очевидное не следует определять: определение лишь затемнит его» (Ивин А.А. Искусство правильно мыслить. С.84). Думается, что и эта мысль справедлива, поскольку определить абсолютно все просто невозможно. Фактически каждое определение, сводя неизвестное, непонятное к известному, понятному, предполагает, что есть термины, которые уже не требуют разъяснений, их значение интуитивно ясно. Кроме того, возможности построения точных дефиниций нередко ограничены недостаточной изученностью соответствующих предметов и явлений, неопределенностью их природы.

Практикум

1. Сформулируйте дефиницию мошенничества в предметной и семантической стилизациях (при выполнении задания обратитесь к
УК РФ, юридической энциклопедии или словарю) .

*Рассмотрим пример определения: Республика (А) – форма правления (В), при которой все высшие органы власти избираются всеобщим голосованием (с). Определяемое – республика (А); в определяющем: В – род, с – видовое отличие. Определение предметное, явное. Определение неправильное: нарушено правило соразмерности. Ошибка – слишком узкое определение: объём определяемого понятия шире, чем объём определяющего понятия (могут быть такие республики, где не все высшие органы власти избираются всеобщим голосованием). Правильное определение: республика – это форма правления, при которой все высшие органы государственной власти избираются народом или формируются общенациональными представительными учреждениями.

2. Установите, какая из нижеследующих дефиниций является предметной, а какая – семантической:

а) Слово «гомеостазис» обозначает совокупность сложных приспособительных реакций организма животного и человека, направленных на устранение или максимальное ограничение действия различных факторов внешней или внутренней среды, нарушающих относительное постоянство внутренней среды организма.

б) Взятка – деньги или вещи, передаваемые лично чиновнику как оплата его услуг, которые он обязан предоставлять без них, т.е. в соответствии с его должностными функциями.

3. Установите вид и правильность следующих определений:

а) Дезертирством следует считать неявку на военную службу с целью уклонения от нее. б) Попугай – птица тропических стран с ярким и пестрым оперением. в) Жизнь – это театр, в котором актерами являются люди.

4. Человека какого возраста можно, по вашему мнению, называть молодым, если при этом не отходить слишком сильно от значения этого слова в языке повседневного общения.

5. Постройте индивидуализирующие дефиниции для собственных имен «Лев Николаевич Толстой» и «Юрий Алексеевич Гагарин»,
«Париж», «Москва».

Проблемы терминологии актуальны для любой сферы деятельности. В сфере юридической деятельности, особенно в сфере правотворчества, значимость этой проблемы соответствует значимости законов в жизни общества. От точности употребления терминов в законе во многом зависит точность выражения воли законодателя, а следовательно, и результативность закона.

Юридический термин — это термин (слово или словосочетание), который употребляется в правовом акте и (или) юридической науке и практике.

Любая наука, сфера деятельности имеют свою более или менее замкнутую терминологию. Специфика юридической терминологии состоит в том, что она в значительной части является универсальной, поскольку право, законодательство в той или иной мере пронизывают практически все сферы общественной деятельности. Будучи использованным в правовом акте какой-либо специальный термин в узкой сфере деятельности становится и юридическим термином.

По сфере приложения юридические термины подразделяются на общеправовые, межотраслевые и отраслевые. Юридические термины можно также подразделить на термины, определенные нормативно (т.е. имеющие определение, предусмотренное нормативным правовым актом) и не определенные нормативно.

Основное требование к употреблению терминов в правовом акте любого уровня можно выразить в виде формулы: термины должны употребляться в правовом акте в одном общепринятом или установленном законодательством значении; для обозначения одного и того же объекта (явления) должен употребляться один термин. Исходя из этого для правовых актов регионального уровня специфическим и весьма важным требованием должно быть следующее: в правовых актах субъектов Российской Федерации должно быть обеспечено единство используемой в них терминологии и понятий с терминологией и понятиями, используемыми в федеральном законодательстве.

Важное значение для обеспечения точности и единства терминологии имеет нормативное определение терминов посредством правовых дефиниций.

Правовая дефиниция— это краткое определение какого-либо понятия, адекватно раскрывающее содержание понятия, называющее его родовые и (или) видовые признаки, включающее его характеристики в сжатой и обобщающей форме.

В последнее время, к сожалению, прослеживается явная тенденция злоупотребления правовыми дефинициями в региональном законодательстве, что выражается в чрезмерном их количестве (некоторые законы похожи на словари), неудовлетворительном качестве и неоправданном (часто с искажениями) дублировании нормативных определений, содержащихся в федеральном законодательстве.

Между тем, к законодательным определениям надо подходить очень ответственно и осторожно. Нормативные определения целесообразно давать только в тех случаях, когда без них невозможно или затруднительно правильное понимание соответствующих терминов и, следовательно, нормативного правового акта в целом.

1. При формулировании нормативных определений следует придерживаться следующих правил:
Определение должно быть соразмерно определяемому понятию, выражаемому данным термином (не слишком широким и не слишком узким), т.е. фиксируемые признаки должны быть присущи всем объектам, относящимся к понятию, и только этим объектам.

2. Определение должно содержать лишь существенные признаки понятия, которые позволяют не только четко отграничить данное понятие от смежных, но и отразить его общность с другими понятиями системы.

3. Определение должно быть системным, т.е. отражать место данного понятия в системе, к которой оно относится, указывать на тип отношений с ближайшими понятиями.

Вопрос 8. Дефиниции юриспруденции: понятие и их виды.

В определении не должно быть «порочного круга», т.е. одно понятие не должно определяться с помощью другого понятия, которое в свою очередь определяется через первое.

5. Определение не должно быть тавтологичным (тавтологичным считается такое определение, которое является развернутым повторением определяемого термина).

6. Определение положительного понятия не должно приводиться в отрицательной форме.

7. Понятие, используемое в определении, должно быть выражено определенными в данной системе или хорошо известными и однозначно понимаемыми терминами. При формулировании определения следует стремиться к тому, чтобы все слова в нем были правильно поняты. Определение, в котором употребляются многозначные и синонимичные термины, следует уточнить, заменив эти термины стандартизированными и однозначно понимаемыми.

8. При построении определения необходимо проверить, употребляются ли входящие в данное определение термины в том значении, в каком они зафиксированы в других правовых актах.

9. При определении соподчиненных (выделенных по одному основанию деления) видовых понятий в качестве видового отличительного признака в определениях следует указывать один и тот же признак (или сочетание признаков).

10. Однотипные понятия должны иметь однотипные по структуре и лексике определения.

11. Определение понятия должно быть оптимально кратким и по возможности состоять из одного предложения.

12. Определение должно быть лингвистически правильным, т.е. соответствовать правилам и нормам языка. Правильно построенное определение должно однозначно характеризовать понятие.



Вопрос 8. Дефиниции юриспруденции: понятие и их виды.

Итак, право – это совокупность установленных или санкционированных государством общеобязательных юридических норм, призванных регулировать отношения между субъектами права в юридически значимых ситуациях. Существует много подходов к пониманию права и, соответственно, много определений. Тем не менее практическая юриспруденция ориентируется на понимание права как системы норм.

Норма права – признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чье поведение призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения. Нормы права получают свое закрепление в тех или иных источниках права.

Источники права (в смысле внешней формы выражения права) представляют собой различные способы закрепления правил общего характера, т. е. юридических норм. В каждой стране формируется своя система источников права, отражающая ее историю и культуру, практику государственного строительства. В качестве источников права выступают правовые обычаи, правовые прецеденты, нормативные правовые акты, нормативные договоры, принципы права, юридические доктрины, правовое сознание, религиозные нормы. Как правило, в каждой стране имеют место несколько источников права, и какие-то из них доминируют. Юридические нормы получают свое закрепление в источниках права в результате процессов правообразования и правотворчества.

Правообразование – это процесс первоначального зарождения норм права в общественных отношениях до их официального закрепления в законе. Предпосылки права создаются в обществе. Государство стремится придать правовой характер не всем общественным отношениям, а только тем из них, которые имеют важное значение для личности, общества и государства.

Правотворчество – это основанная на законе деятельность компетентных органов и организаций по созданию нормативных правовых актов. Правотворческий процесс включает в себя несколько стадий и осуществляется на основе определенных принципов. Существует несколько видов правотворчества: правотворчество государственных органов; референдум (всенародное голосование); правотворчество негосударственных органов (организаций): делегированное правотвор

Правотворчество – основной канал воздействия государства на общество. Однако издание законов не может являться самоцелью государства. Главное, чтобы законы действовали, безукоризненно соблюдались.

Действие права – обусловленное социально-экономическими условиями, потребностями и интересами людей свойство (способность) права в определенной среде оказывать информативное и ценностномотивационное воздействие на личность, социальные группы и вследствие этого обеспечивать соответственно целям, принципам и предписаниям права правомерный характер их деятельности в процессе реализации их прав, интересов и потребностей

. Реализация права – перевод содержащейся в норме модели поведения в фактические отношения субъектов права, в рамках которых они осуществляют свои права и обязанности. Субъекты права могут реализовать свои права и обязанности посредством использования, исполнения и соблюдения норм права.

Иногда возникает потребность в особой форме реализации права – правоприменении, без которого не могут возникнуть правовые отношения. Применение права – осуществляемая в процедурно-процессуальных формах государственно-властная, организующая деятельность специально уполномоченных государством лиц или органов, имеющая целью содействовать адресатам норм в реализации их правомочий либо принудить к исполнению обязанностей, включая обязанность понести ответственность. Правовые отношения могут возникать и в результате вынесения правоприменительного акта.

Правоотношение – разновидность общественных отношений, урегулированных правом, в рамках которых их участники, т. е. юридические и физические лица, взаимодействуют друг с другом на основе принадлежащих им прав и обязанностей. Большинство прав и обязанностей реализуется в рамках правовых отношений. Содержанием правовых отношений являются субъективные права и юридические обязанности.

Субъективное право – право конкретного субъекта, представляет собой вид и меру его возможного поведения.

Юридическая обязанность – вид и мера должного поведения, соответствующего субъективному праву другого лица. Правотворчество, правореализация и правоохрана направлены на обеспечение правопорядка.

Правопорядок – это закрепленный правовыми нормами строй (порядок) общественных отношений или состояние упорядоченности общественных отношений, основанное на праве и законности. Правоохрана или охрана права – в широком смысле вся совокупность правовых мероприятий, направленных на беспрепятственную реализацию прав и свобод, исполнение, в том числе добровольное, своих обязанностей

Необходимость в правоохране вызывается наличием правонарушений, которые посягают на правопорядок и законность.

Правонарушение – это противоправное, виновное, общественно вредное деяние, за которое предусмотрена юридическая ответственность. Факт совершения правонарушения является основанием для привлечения к юридической ответственности.

Юридическая ответственность – это специфическая обязанность правонарушителя претерпевать определенные лишения личного или имущественного характера, реализуемая в правовом отношении между органом государства и правонарушителем на основании санкции нарушенной нормы.

1. Общие правила формулирования дефиниций

В зависимости от характера правонарушений юридическая ответственность может быть разных видов: гражданско-правовая, уголовно-правовая, административно-правовая, дисциплинарная и т. д. Категория «санкция» в юриспруденции имеет несколько значений. В качестве одного из них оно характеризует часть юридической нормы, которая указывает на неблагоприятные последствия, наступающие в случае неисполнения нормы. В другом случае может идти речь о даче санкции, т. е. разрешении совершить определенные действия, например, произвести обыск. Кроме того, государство может санкционировать издание правил общего характера негосударственным организациям, например, банкам, фирмам, корпорациям. Право призвано регулировать общественные отношения. Как регулятор общественных отношений оно представляет собой нормативную систему. В этом смысле система права представляет собой совокупность юридических норм, дифференцированных на отрасли, подотрасли и институты права (например, гражданское право (отрасль права), право интеллектуальной собственности (подотрасль права), право собственности (институт). Право используют, реализуют, охраняют различные юридические учреждения, обладающие определенными полномочиями.

Юрисдикция – (лат. jurisdictio – суд, судопроизводство) – полномочие давать правовую оценку фактам, назначать санкции, разрешать споры о праве, решать какие-либо правовые вопросы. Юстиция (лат. justitia, произв. от jus – право и означающее справедливость, правосудие) – термин, служащий для обозначения судебного ведомства (министерство юстиции), совокупности судебных учреждений, а равно для самой деятельности судебных учреждений. В процессе подготовки нормативных правовых актов, правоприменительных актов, а также в процессе профессиональной юридической деятельности используется юридический язык.

Юридический язык – разновидность специализированного языка. Он объективируется в юридических текстах, в сфере профессио

. Юридический язык – это особая юридическая терминология и фразеология, язык юридических суждений, составляющих юридические знания, используемые в решении правотворческих и правоприменительных задач. Юридический язык – это прежде всего язык юристов.

Юристы – сообщество людей, занятых профессиональной юридической деятельностью в сфере правотворчества, правореализации и правоохраны. Юристы составляют профессиональную корпорацию, в которую входят судьи, прокуроры, адвокаты, нотариусы, следователи и т. д. Современное право органично связано с государством. Следовательно, дефиниции, используемые в юриспруденции, отражают суть государства и производные от него институты публичной политической власти.

Государство – особая организация публичной политической власти в масштабах всего общества, которая обеспечивает его интеграцию и управляет им посредством специального аппарата (механизма).

Механизм государства представляет собой совокупность органов, осуществляющих управление обществом и реализующих основные направления государственной деятельности. Механизм государства играет главную роль в реализации функций государства.

Функции государства – это основные направления его деятельности, в которых выражается сущность государства и его социальное назначение. Функционирование государства предполагает государственную власть.

Государственная власть – способность и возможность управлять обществом при помощи специального аппарата. Государственная власть имеет социальную природу, использует различные методы воздействия на общество: убеждение, принуждение, согласование интересов и т. д.

Форма государства характеризует особенности его устройства и функционирования. Представляет собой три связанных между собой института: форму правления, форму государственного устройства и государственного (политического) режима.

Поиск Лекций

Законодательные дефиниции как способ интерпретации юридической терминологии: понятие, функции и критерии необходимости

Интерпретация юридической терминологии в российском законодательстве происходит при помощи дефиниций. Именно они позволяют заинтересованному лицу узнать смысл юридических терминов.

Исследование сути законодательных дефиниций, в первую очередь, предполагает понимание значения самого термина «дефиниция».

Дефиниция (лат. definition – определение, точное указание) в словарной трактовке – это «краткое определение какого-либо понятия, содержащее наиболее существенные его признаки».

Таким образом, очевидной представляется неразрывная связь дефиниции и понятия. Однако следует отметить, что дефиниция связана и с термином, выражающим соответствующее понятие. Традиционно понятие, термин и дефиниция существуют как единое целое, предназначенное для адекватной языковой конвертации мысли, ее должного понимания. Можно даже представить такую схему: «понятие → термин → дефиниция», где понятие – это абстрактная форма восприятия действительности (невидимый объект), которая материализуется с помощью термина (видимого объекта) и дефиниции (второго видимого объекта) в текстовом источнике мысли. Но эта схема применима только в том случае, если понятие выражено с помощью термина, а не с помощью обычного слова (или слов).

Исследуя законодательные дефиниции, следует обратить внимание на неоднозначность в подходе к изложению их юридической сути. Законодательная дефиниция может быть частью нормы права, ее базовым элементом, но не самой правовой нормой. Ведь все-таки норма права – это общеобязательное правило поведения, дефиниция же является не правилом, а, действительно, скорее особым нормативным предписанием, языковым «ключом» к адекватному восприятию смысла, вкладываемого в то или иное нормативное установление. При этом и законодательное определение обладает ярко выраженным обязывающим характером, обусловленным государственно-волевым принуждением всех адресатов воспринимать используемые в законодательном тексте термины только в строго установленном значении и руководствоваться им в процессе применения правовых норм.

Синтезируя изложенные общие (языковые и логические) и особенные (юридические) черты законодательных дефиниций, выделим их характерные признаки.

Во-первых, законодательные дефиниции являются объектами, устанавливающими содержание понятий, а в случае, если понятие выражено соответствующим термином, то объектами, в равной степени устанавливающими содержание понятий и соответствующих им терминов.

Во-вторых, законодательные дефиниции предназначены для краткой передачи необходимой информации о понятиях (терминах), основанной на тех смысловых особенностях, которые наиболее ярко и четко характеризуют каждое понятие (термин) и позволяют отграничить его от других.

В-третьих, законодательные дефиниции, являясь неотъемлемой частью законов, служат особыми, обязательными для всех, государственно-волевыми предписаниями.

Исходя из сформулированных нами признаков законодательных дефиниций, можно представить законодательную дефинициюкак особое, обязательное для всех, государственно-волевое предписание, изложенное в тексте закона, устанавливающее содержание понятия (термина) с помощью краткой передачи необходимой информации о нем, позволяющей идентифицировать данное понятие (термин) среди других.

Необходимо заметить, что с одной, более явно проявляющейся, стороны, законодательная дефиниция действительно раскрывает основное содержание понятия, придает ему необходимый смысл, но, с другой стороны, на этом основывается и своеобразная скованность понятия, стереотипность его восприятия в языковом пространстве. Тем не менее, понятие – это объект, который существует в динамике, а значит, оно должно быть подвержено постоянному развитию. Поэтому особенно важным представляется понимание того, что дефиниции в юриспруденции, как, наверное, и в любой другой науке, имеют не постоянный, а временный вид. Это предопределяется развитием, движением общества и государства, сменой общественных формаций, динамикой научно-технического прогресса.

В случае возникновения данной проблемы в юриспруденции, может получиться весьма опасная ситуация. Ведь всякая косность в праве, его отставание от неизбежного процесса формирования всё новых и новых общественных отношений, наносит несоизмеримый удар по жизнедеятельности каждого человека и государства в целом. Особенно ярко это проявляется в законотворческой деятельности, которая изначально призвана упреждать, а не создавать всевозможные коллизии.

Законодательная дефиниция, отражая основную суть понятия, выявляя существенные признаки, никогда полностью не исчерпывает его содержания. Определения всегда недостаточно для понятия, поэтому законодательная дефиниция лишь указывает пользователю путь к понятию, расставляя необходимые акценты. Однако без ёмких и логично сконструированных определений в законодательном тексте не обойтись.

Дефиниция юридическая

Каждый адресат должен знать вектор мысли законодателя, его взгляд на толкование того или иного понятийного объекта. Поэтому актуальным является вопрос о функциональной обеспеченности законодательных дефиниций. Это важно, прежде всего, для более детального освоения сути определений понятий, их роли в процессе правового регулирования, с тем, чтобы составить комплексное представление об исследуемом объекте.

Учитывая накопленный опыт в данной сфере, остановимся на исследовании трёх функций законодательных дефиниций, которые являются основными с точки зрения их реализации в законотворческом процессе:

1) познавательная;

2) интерпретационная;

3) предписывающая.

Именно эти функции аккумулируют и раскрывают необходимые практические свойства законодательных дефиниций.

1. Познавательная функция.

Дефиниция является весомым звеном в цепочке познавательной деятельности. Законодательное определение служит своеобразным проводником в процессе постижения определенных закономерностей объективного мира, усвоения смысла разнообразных явлений. Дефиниция вооружает каждого пользователя необходимыми знаниями, являясь «заочным рукопожатием» адресанта (создателя юридических норм) и адресата – того, для кого эти самые нормы создаются. Именно поэтому бесконечный процесс познания юридического понятия, выявления его сути, характеризуется усвоением и трансформацией его определения, выявлением степени его объективации в законодательном пространстве.

2. Интерпретационная функция.

Дефиниция – это и интерпретация юридического понятия, его словесная «настройка». С помощью дефиниции законодатель формулирует свое мнение о разъясняемом понятии (термине), интерпретирует его в соответствии с целями и задачами законодательного акта. Конструирование законодательного определения, его языковое оформление, составляют незримый для большинства процесс законодательного творчества. При этом особенно значимой является общая нейтральность создаваемой дефиниции, которая может быть достигнута только через призму консенсуса в научном мире. Ведь законодатель, вполне естественно, в своих определениях должен опираться и на существующие научные концепции, взгляды, суждения. Поэтому, чем прочнее научно подкреплена та или иная дефиниция, тем меньше она вызывает дискуссий, тем стабильнее существование закона, в котором данная дефиниция задействована.

3. Предписывающая функция.

Эта функция законодательной дефиниции в какой-то мере синтезирует все приведенные выше аспекты, определяя итоговый модус ее влияния на законотворческий процесс и его результаты. Определение термина в законодательном тексте изначально не допускает инотолкования, это является следствием реализации государственной воли. С помощью дефиниции законодатель создает для потенциального пользователя такие рамки языкового проявления понятия, которые он считает необходимыми, закрепляя тем самым предписание того, как именно следует воспринимать данное понятие в соответствующем контексте. Законодатель, формулируя правовую сентенцию, индивидуально определяет ее содержание и границы. Поэтому законодательная дефиниция, являясь одним из основных проводников юридической мысли, может объективироваться в качестве своеобразного правила толкования понятия, лингво-правового рубежа, за пределы которого выходить нельзя. И особенно важно, что посредством законодательного определения последовательно формируется сама суть юридического понятия, устанавливаются потенциальные возможности и границы действий, связанных с реализацией юридических норм, обусловленных его (понятия) существованием.

Дефиниция дает каждому ее адресату огромный шанс для адекватного восприятия нормативного установления, его однозначного толкования. Без разъяснения задействованных в законе терминов существует реальная угроза переоценки возможностей адресатов, для которых предназначен законодательный текст. Ведь в данном случае большинство нормативных установлений будет понятно, прежде всего, субъекту, обладающему определенной совокупностью юридических знаний, а не рядовому пользователю, познающему закон.

Таким образом, субъект, занимающийся правотворческой деятельностью – формулированием законодательного текста, и объект, которому данный текст предназначен, по сути, будут являться одним лицом – специалистом, для которого доступна усложненная терминология закона. Считаем, что это противоречит одному из главнейших критериев качества законодательного текста – его доступности для всех и каждого.

Любая дефиниция, раскрывая основной смысл соответствующего понятия, выраженного конкретным термином, автоматически устраняет его латентность. При этом, безусловно, следует опасаться неадекватной множественности законодательных дефиниций. Каждое определение, используемое в законе, должно быть подкреплено и обосновано именно возможностью недопониманияадресатом смысла понятия, что может предопределяться новизной соответствующего термина, сложностью содержания или иными специфическими аспектами его употребления в конкретном законодательном акте.

Поэтому, очевидно, что количество законодательных дефиниций не должно быть чрезмерным. Необходимо повышенное внимание субъектов законотворческой деятельности к тому, какие термины разъясняются в тексте закона, а самое главное, как они интерпретируются. Очевидно, что в некоторых законах вполне возможно обойтись без определений общеизвестных терминов, которые не меняют своего первоначального смысла в новых условиях.

Примеры.

Лишними являются законодательные определения следующих терминов:

а) «физические лица» («граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства»), представленного в статье 11 Налогового кодекса Российской Федерации;

б) «иностранный гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя» («иностранный гражданин, зарегистрированный в Российской Федерации в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляющего деятельность без образования юридического лица»), закрепленного в статье 2 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»;

в) «соглашение» («договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме»), содержащегося в статье 4 Федерального закона «О защите конкуренции»;

г) «платная автомобильная дорога» («автомобильная дорога, использование которой осуществляется на платной основе в соответствии с настоящим Федеральным законом»), используемого в статье 3 Федерального закона «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Смысл всех приведенных терминов ясен и без дополнительного пояснения. Поэтому их законодательные определения являются плеоназмами, не несущими необходимой смысловой нагрузки и загромождающими нормативный текст.

В этой связи, востребованным является формулирование критериев необходимости дефиниций в конкретных законодательных случаях.

Во-первых, считаем, что необходимо давать определения собственно юридическим терминам, а также специальным терминам, заимствованным из других областей знания. Особенно тем, которые являются новациями для языка российских законов. Данное положение следует воспринимать априори, поскольку всякое специальное слово, внедренное в законодательный текст, требует своего немедленного пояснения.

Примеры.

Большинству заинтересованных пользователей трудно было бы без дефиниций правильно уяснить для себя смысл таких специальных юридических терминов, как «аваль», «суброгация» (определения даны, соответственно, в ст.ст. 881 и 965 Гражданского кодекса Российской Федерации), «диспач», «диспаша», «диспашер» (дефиниции изложены в ст.ст. 133 и 305 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации), а также таких терминов других областей знания, используемых в юридическом языке, как «конверсия радиочастотного спектра», «трафик» (определения представлены в статье 2 Федерального закона «О связи») или, например «калибровка средств измерений», «эталон единицы величины» (дефиниции содержаться в ст. 2 Федерального закона «Об обеспечении единства измерений»).

Во-вторых, полагаем, что следует определять, прежде всего, основополагающие для соответствующего потенциального закона термины, которые имеют системообразующий характер, являются «ядром» используемой в нем терминологии.

Примеры.

Для Федерального закона «Об экспортном контроле» такими терминами являются «внешнеэкономоческая деятельность», «экспортный контроль», для Федерального закона «О саморегулируемых организациях» — это термины «саморегулирование», «саморегулируемая организация» и т.д.

В-третьих, всякая множественность актуализации (многозначность) термина также должна считаться весомой предпосылкой для введения дефиниции, указывающей, в каком именно значении данное понятие следует воспринимать в соответствующем законодательном контексте. В данном случае любая возможность неадекватного восприятия понятия, выраженного соответствующим термином, должна пресекаться с помощью законодательного определения.

При решении вопроса о необходимости определения понятия, выраженного соответствующим термином, следует объективно оценивать потребности законодательного текста, учитывая даже малейшую возможность недопонимания его смысла пользователями. Если же риск неадекватного восприятия содержания понятия есть, то необходимость в дефиниции очевидна.

©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

admin