Похищение ребенка родителем

9. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для студентов вузов / под ред. А.С. Михлина. М.: Юристъ, 2004.

ГОРОДНОВА ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА — кандидат философских наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (gorodnova.olga@yandex.ru).

УДК 343.211

О.Н. ГОРОДНОВА

ПОХИЩЕНИЕ РЕБЕНКА ОДНИМ ИЗ РОДИТЕЛЕЙ КАК УГОЛОВНО НАКАЗУЕМОЕ ДЕЯНИЕ

Ключевые слова: похищение, несовершеннолетний ребенок, вывоз за рубеж, состав преступления, российский и зарубежный уголовно-правовой опыт.

На базе сравнительного правоведения предложено решить проблему защиты несовершеннолетних детей от кровных родителей путем формирования состава преступления, предусмотренного ст. 126.1 УК РФ — «Незаконное удержание, вывоз за пределы Российской Федерации родителем несовершеннолетнего ребенка без согласования с другим родителем, с которым ребенок проживает постоянно с целью скрыть от него место нахождения».

O.N. GORODNOVA CHILD ABDUCTION BY A PARENT AS A CRIMINAL OFFENSE

Key words: abduction, a minor child, export abroad, the crime, Russian and international criminal law experience.

Уголовное правоприменение, внедряясь в частные правоотношения, решает межличностные конфликты и, руководствуясь принципами законности, равенства и справедливости, стремится превентивно и регулятивно восстановить первоначальное положение потерпевшей стороны, охранительно применить санкцию к нарушителю. Если же правонарушитель остается безнаказанным, принципы остаются нереализованными, что порождает правовой нигилизм, беззаконие и бесправие граждан. В современной правовой действительности такие факты не редкость. Причина тому — несовершенство уголовно-правовых норм. Удручает, что око закона слепо к проблемам беззащитности российских несовершеннолетних граждан и безнаказанности их кровных родителей.

Изучая зарубежный законодательный опыт, разрешая правоотношения, осложненные иностранным элементом, приходиться осознавать, что во многих иностранных уголовных правовых системах вывоз несовершеннолетнего ребенка за границу одним из родителей без разрешения другого может повлечь уголовное наказание.

С 1991 г. в Израиле действует закон, по которому в США и во многих странах Азии, Западной и Восточной Европы имеет силу Гаагская конвенция по борьбе с киднеппингом(Гаагская конвенция) , которая распространяется на детей до 16 лет. Она обязывает немедленно вернуть похищенного ребенка

(даже если похитителем является один из родителей), что превентивно воздействует на общество и побуждает одного из родителей обращаться в судебные инстанции для получения законного разрешения на вывоз ребенка. В Израиле контроль за законностью перемещения детей осуществляет и прокуратура, и суд. В Израиле на детей в возрасте с 16 по 18 лет распространяется процесс «абиас корпус», который применим и в тех случаях, когда вторая страна не ратифицировала Гаагскую конвенцию.

Конвенцией предусмотрены обстоятельства, при наличии которых родитель вправе не возвращать похищенного ребенка: последующее согласие родителя на нахождение ребенка за рубежом; возвращение ребенка может повлечь угрозу здоровью ребенка; страна, гражданином которой является ребенок, нарушает основные права человека. Существует прецедент, когда в Испании, куда был вывезен ребенок из Израиля, приняли довод о том, что в Израиле нарушаются права человека и не вернули ребенка.

Уголовные кодексы многих зарубежных стран предусматривают ответственность за преступления против свободы. Например, УК ФРГ содержит комплекс нормативных правил, направленных на защиту свободы личности, при этом ответственность устанавливается дифференцированно в зависимости от личности потерпевшего, мотивов похитителя . К таким нормам следует отнести ст. 234 «Похищение человека», ст. 235 «Похищение несовершеннолетних», ст. 239-а «Похищение человека с целью вымогательства». Согласно ст. 234 «Похищение человека» признаками состава преступления являются способы и цель его совершения: «кто, используя обман, угрозы или силу, похищает человека для того, чтобы поставить его в беспомощное положение или рабство, крепостничество или доставить иностранным военным или морским службам». Ответственность за незаконное лишение свободы установлена ст. 239, где предусмотрено наказание тех, «кто незаконно сажает человека в тюрьму или другим образом лишает его личной свободы…». Решающим для квалификации действий обвиняемого по данной норме является перемещение потерпевшего против его воли в то место, где он не желает находиться. Закон закрепляет ответственность и за покушение на похищение (абз. 2 ст. 239 УК ФРГ). Более суровое наказание предусматривается при наличии квалифицирующих обстоятельств: незаконное лишение свободы более одной недели; причинение тяжкого вреда здоровью, смерти потерпевшему.

Уголовный кодекс Франции выделяет гл. 4 «О посягательствах на свободу лица» и устанавливает строгую ответственность за арест, похищение, задержание или незаконное удержание лица, совершенные без предписания законных органов власти и вне случаев, предусмотренных законом (ст. 224-1). Таким образом, наказывается любая форма незаконного лишения свободы лица. Отягчающими обстоятельствами этих преступлений являются причинение тяжких последствий (увечья, хронического заболевания, смерти), совершение преступлений организованной бандой либо в отношении нескольких лиц, также в отношении несовершеннолетнего до 15 лет (ст. 224-2 — 224-5). За совершение этих преступлений установлены длительные сроки лишения свободы (от 20 лет уголовного заключения до пожизненного). В случае деятельного раскаяния виновного предусмотрено смягчение наказания.

Ответственность «за незаконное преследование, похищение и удержание» устанавливает УК Испании (ст. 163-168) . Ответственность дифференцируется в зависимости от сроков удержания (например, три дня заточения, более 15 дней); кодекс содержит отягчающие обстоятельства преступлений: похищение с требованием выполнить определенные условия для освобождения похищенного; если незаконное преследование или похищение со-

вершены под видом должностных лиц или потерпевший был несовершеннолетним, недееспособным или должностным лицом при исполнении своих обязанностей.

В странах СНГ уголовно-правовые акты также регулируют процесс привлечения к ответственности за преступления против свободы. Например, УК Таджикистана содержит ст. 130 «Похищение человека», а также ст. 131 «Незаконное лишение свободы». В Казахстане похищение человека карается ст. 125 УК, а незаконное лишение свободы — ст. 126 УК; в Киргизии за похищение человека наступает ответственность по ст. 123 УК, за незаконное лишение свободы по ст. 125 УК. По содержанию нормы, изложенные в этих статьях, аналогичны нормам УК РФ .

Наиболее строгое наказание за похищение предусматриваются в странах Азии. Например, в КНР и Тайланде кроме пожизненного лишения свободы возможно применение смертной казни. В развитых европейских странах (Франция, Германия, Швеция) предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы. В Литве, Белоруссии, Болгарии максимальный срок лишения свободы равен 15 годам. Наиболее мягкое наказание предусмотрено законами Турции и Польши, где максимальный срок лишения свободы равен 10 годам.

Российское уголовное законодательство не квалифицирует как преступление факт похищение человека (ребенка), если оно совершено одним из родителей. За похищение несовершеннолетнего гражданина (ст. 126 УК РФ) преступнику грозит лишение свободы, но только если субъект преступления — не родитель.

Правила вывоза детей до 18 лет за границу России регламентируются: ФЗ № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 15.08.1996 г. (в ред. ФЗ от 23.07.2008 г. № 160-ФЗ), ведомственными инструкциями и регламентами Федеральной миграционной службы, Пограничной службы ФСБ (далее Правила).

Согласно Правилам для выезда из России несовершеннолетнего гражданина РФ совместно с одним из родителей согласия на выезд ребенка за границу от второго родителя не требуется. Эта норма действует, если от второго родителя не поступало заявления о несогласии на выезд из РФ своих детей, оформленного в соответствии с положениями Постановления Правительства Российской Федерации от 12.05.2003 г. № 273 «Об утверждении Правил подачи заявления о несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации» (с изм. на 28.03.2008 г.). При наличии такого заявления проблема может быть разрешена в судебном порядке.

Однако выезд из России не означает въезд в другую страну. Некоторые зарубежные правопорядки, например, Испании, предусмотрительно требуют нотариально оформленного согласия от второго родителя. В посольстве Греции требуют предоставить нотариально оформленные «перекрестные» доверенности от обоих родителей даже при поездке ребенка с обоими родителями. Без согласия от второго родителя можно въехать в Египет, Турцию и т.д.

Дифференцированность отечественных и иностранных норм и их несовершенство порождают декларативность конституционных и семейно-правовых норм; способствуют конфликтам с похищением детей и вывозом их за рубеж.

В подтверждение тому рассмотрим несколько примеров. Так, муж москвички О. Шибаловой сириец Эль-Али в тайне от супруги летом 2011 г. увез к себе на родину их трех дочерей (старшей дочери 14 лет, средней — 5 лет, младшей -несколько месяцев). Как пишет «Комсомольская правда», О. Шибалова обратилась за помощью к представителям российских властей, но поняла, что рассчитывать ей не на кого. В ОВД района Бескудниково возбудить уголовное дело

отказались: «Нет оснований по Семейному кодексу РФ». В МИДе России сослались на то, что невозможно отобрать детей у родного отца.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Президент российской правозащитной ассоциации «Отцы и дети» Г. Тюрин согласен с дипломатами, которые советуют женщине не ездить в Сирию. «Ее могут просто принудить подписать согласие на проживание детей в этой стране, так как Сирия — это исламская страна, где живут по законам шариата, который предписывает мусульманам детей, жен обращать в ислам», -говорит Г. Тюрин.

Законодательная база России (ст. 61-65 СК РФ, ст. 19 Конституции РФ) декларирует равенство прав родителей на воспитание и общение с ребенком. Вместе с тем в рассматриваемых случаях несправедливо нарушено право матери. Дети лишены полноценной семьи, родного языка, быта и православной культуры. Безусловно, что следовало бы спросить у ребенка, с кем он хочет остаться и в какой стране хочет жить. В реальности гарантированные в Семейном кодексе РФ права ребенка «на общение с обоими родителями», никто защитить не в силах.

Не менее абсурдным кажется случай с сыном гражданки России Р. Салонен, которая более двух лет пыталась вернуть похищенного сына и только недавно после смерти супруга ей это удалось. При живых родителях финские власти поместили русского мальчика в детский дом, потому что единственному опекуну мальчика (отцу, похитившему его) — тогда было 70 лет.

Часто после развода мужья-иностранцы увозят детей за границу, навсегда лишая мать возможности видеться с дочерью или сыном . Европейские суды в таких случаях встают на сторону «своих» граждан, доказать что-то обиженной матери невозможно.

Конфликты назревают не только между супругами — гражданами разных государств, традиций и религий. В России, например, по мнению «Отцовского комитета», суды в подавляющем большинстве случаев принимают решения в пользу матерей. Мужчина-отец в подобных спорах вынужден доказывать свои права на воспитание ребенка — в то время как права женщины презюмируют-ся. Это не что иное, как нарушение гражданских прав почти половины населения России. По экспертным оценкам, от 93 до 97% детей в разведенных семьях остаются с матерью. Безотцовщина — трагедия военного общества -стала фактом в мирное время.

При ясности проблем необходимо определить эффективные меры борьбы со злоупотреблениями отцов и матерей родительскими правами.

В связи с присоединением России к Гаагской конвенции «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей», которая регулирует порядок возвращения детей, выехавших за пределы России, и приравнивает к похищению перемещение детей за пределы РФ родителем или иным родственником, законодатель вынужден привести в соответствие с ней внутренние законы страны. В Госдуме РФ (ГД) готовится к рассмотрению законопроект № 446332-5, меняющий порядок разрешения споров о детях при разводе родителей. Один из авторов законопроекта, председатель комитета ГД по делам семьи, женщин и детей Е. Мизулина, сформулировала новеллы законопроекта так: уголовное наказание до 10 лет лишения свободы за «воспрепятствование общению одному из родителей, а также за незаконное перемещение ребенка или его похищение»; увеличение возраста до 14 лет (сейчас

1 По сведениям директора Международного отдела Национального центра пропавших и попавших в эксплуатацию детей США Джулии Аланен, на сегодняшний день ее ведомство расследует около 1375 случаев, когда речь идет о случаях родительского киднеппинга. Большая часть этих проблем касается семей, где один из родителей иностранец .

10 лет), с которого ребенок имеет право выбирать при разводе родителей, с кем из них жить; если родители не состояли в браке, предлагается ввести такое понятие как «презумпция места жительства мамы», если у нее нет (места жительства), то ребенок живет с отцом. С принятием поправок под уголовную ответственность будут попадать как россияне, незаконно запрещающие своим супругам видеться с детьми, так и иностранцы. После внесения изменений в СК РФ отобрание ребенка, в том числе одним из родителей у другого, приравняют к хищению и удержанию человека. Это будет считаться уголовным преступлением. Если ребенка похитят на территории России и по этому факту будет возбуждено уголовное дело, Россия сможет поднять вопрос об экстрадиции правонарушителя.

Критически оценивая предложения, которые являются ценными и новаторскими, опираясь на российскую правовую действительность, следует отметить, что санкция — лишение свободы — неприемлема для такого нарушителя прав ребенка, как родитель, так как на родителях (не на государстве) лежат обязанности содержания и воспитания своих детей, а не «отдых» в местах лишения свободы. Вместе с тем, на наш взгляд, справедливо считать похищением удержание ребенка без согласования с родителем, с которым ребенок проживает постоянно, и предусмотреть санкцию в виде штрафа. Цель такой меры — ни сколько устрашение и кара, сколько охрана прав несовершеннолетнего посредством возвращения ребенка на родину и определение его постоянного привычного для него и любимого места проживания путем судебного разбирательства с учетом мнения ребенка, если родители добровольно не могут прийти к соглашению. Акцент необходимо сделать на формулировку «с которым ребенок проживает постоянно» с целью предотвращения ситуации, когда родитель, долгое время проживавший вдали от семьи, фактически добровольно не исполняя свои обязанности, де-юре является законным представителем несовершеннолетнего и начинает претендовать на него и может совершить донос на добросовестного родителя-воспитателя.

Что касается «презумпции места жительства мамы», мы считаем ее ошибочной не только по причине дискриминации по половому признаку, но и для случаев, когда, возможно, мать не способна обеспечить достойную заботу ребенку (злоупотребление спиртными напитками, безработица, слабое здоровье и т.д.).

При этом УК РФ необходимо дополнить ст. 126.1 — «Незаконное удержание, вывоз за пределы Российской Федерации родителем (усыновителем) несовершеннолетнего ребенка без согласования с другим родителем, с которым ребенок проживает постоянно с целью скрыть от него место нахождения». При этом объективными признаками следует считать следующие. Родовой объект — безопасность и свобода несовершеннолетнего ребенка. Видовой объект — личная неприкосновенность и физическая свобода несовершеннолетнего. Неприкосновенный — не подлежащий чьему-либо велению власти. М. Лысов объектом похищения человека (ст. 126 УК РФ) называет его физическую свободу и человеческое достоинство, предполагающие недопустимость насильственного захвата и обладания им как вещью . Применительно к ст. 126.1 УК РФ следует добавить без согласия одного из родителей.

Наряду с дифференциацией объектов по «вертикали» выделяют еще основной, дополнительный и факультативный объекты (классификация по «горизонтали»). Дополнительным объектом квалифицированных и особо квалифицированных составов похищения, удержания несовершеннолетнего ребенка являются не только конституционное право несовершеннолетнего на полноценную семью, но и здоровье и безопасность его жизни в случае применения или угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья (ч. 2

ст. 126.1 УК РФ), а также жизнь в случае причинения смерти по неосторожности либо наступления иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 126.1 УК РФ).

Объективная сторона похищения несовершеннолетнего ребенка характеризуется действиями, направленными на незаконное перемещение потерпевшего — ребенка из его постоянного или временного места пребывания (жительства, учебы, отдыха и т.д.) в другое (другой дом, подвал, гараж; иное иностранное государство) против или помимо воли одного законного представителя.

Термин «против воли родителя, с которым ребенок постоянно проживает» означает, что потерпевшего похищают преднамеренно, чтобы он не имел возможности общаться с другим кровным родственником. Это тайное либо с применением обмана его изъятие с места совместного пребывания. Тайным оно может быть в тех случаях, когда у родителя отсутствуют сведения о судьбе и месте нахождения собственного ребенка и супруга(и), хотя очевидцы происходящего вывоза (иного удержания) ребенка имеются.

При этом, на наш взгляд, воля несовершеннолетнего не обязательно должна быть учтена (в отличие от воли потерпевшего при квалификации деяния по ст. 126 УК РФ), так как именно родители совместно должны и вправе решать судьбу ребенка (научиться договариваться либо обращаться за помощью в суд), не нарушая право ребенка на личную неприкосновенность. Возможна ситуация, когда ребенок, затаив обиду на папу, готов с мамой отправиться добровольно в другую страну, не осознавая, что имеет право воспитываться в полноценной семье и получать денежное содержание от обоих законных представителей. Разумеется, не должно приниматься в расчет согласие со стороны малолетнего, недееспособного или лица, введенного в заблуждение.

Согласно ст. 126 УК РФ для состава похищения характерны такие способы завладения человеком, как обман (например, ребенка завлекают сесть в машину, обещая подарки, интересные зрелища), злоупотребление доверием (когда для осуществления захвата используют дружеские отношения, знакомство, родственные связи с потерпевшим), применение насилия, не опасного для жизни или здоровья похищаемого (вталкивание в транспортное средство, нанесение побоев, приведение в бессознательное состояние с использованием веществ, не представляющих реальной опасности для жизни и здоровья человека, связывание), применение различного рода угроз (например, применить насилие в отношении похищаемого или его близких, повредить или уничтожить имущество, шантаж). Данные квалифицирующие признаки характерны и для предлагаемой ст. 126.1 УК РФ.

Состав ст. 126.1 УК РФ формальный. Оконченным преступление считается с момента тайного похищения, удержания недееспособного ребенка, т.е. с начала его перемещения. Однако последующее удержание похищенного не требует дополнительной квалификации. С одной стороны, срок, в течение которого потерпевший удерживается после похищения, значения не имеет, так как для квалификации важен сам факт похищения, с другой — отсутствие срока может способствовать злоупотреблению родительскими правами, когда в случае ссоры супругов один из них просит возбудить уголовное дело в отношении другого в связи с тем, что тот увез ребенка на отдых, а его не уведомил. Время изоляции потерпевшего от внешнего мира, родителя может повлиять на квалификацию преступления, так как с субъективной стороны важно установить, имелась ли цель похищения, укрывательства ребенка.

Попытка родителя вывезти потерпевшего несовершеннолетнего за рубеж в тайне от другого родителя, т.е. действия, непосредственно направленные на завладение им с целью последующего перемещения в другое место и ограничения его свободы передвижения, не увенчавшиеся успехом по обстоятельствам, не

зависящим от виновного, должны рассматриваться как покушение на похищение несовершеннолетнего и квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ст. 126.1 УК РФ.

На законодательном уровне необходимо разрешить вывозить детей за пределы Российской Федерации только при наличии согласия обоих родителей. Целесообразно закрепить ст. 126.1 УК РФ и изложить в следующей редакции:

1. Незаконное удержание, вывоз за пределы государства родителем (усыновителем) несовершеннолетнего ребенка без согласования с другим родителем (усыновителем), с которым ребенок проживает постоянно, с целью скрыть от него место нахождения — наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти месяцев либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

2. То же деяние, совершенное: а) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; б) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, — наказывается лишением свободы на срок до шести лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они: а) совершены организованной группой; б) повлекли по неосторожности смерть несовершеннолетнего или иные тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок до десяти лет.

Литература

4. Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей : заключена в Гааге 25.10.1980 г. Доступ из справ.-правовой системы «Консуль-тантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Лысов М. Ответственность за незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложника // Российская юстиция. 1994. № 5.

8. Уголовный кодекс ФРГ / науч. ред.: Н.Ф. Кузнецова, Ф.М. Решетников; пер. с нем. А.В. Серебренникова. М.: Юрид. колледж МГУ, 1996. 202 а

10. Уголовный кодекс Испании / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ф.М. Решетникова; пер. с исп. В.П. Зыряновой, Л.Г. Шнайдер. М.: Зерцало, 1998. 218 а

13. Уголовный кодекс Республики Польша / под общ. ред. Н.Ф. Кузнецовой; пер. с польск. Д.А. Барилович Д.А. и др. Минск: Тесей, 1998. 128 с.

14. Уголовный кодекс Республики Беларусь / вступ. ст. А.И. Лукашова, Э.А. Саркисовой. 2-е изд. испр. и доп. Минск: Тесей, 2001. 312 с.

ГОРОДНОВА ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА. См. с. 129.

Как показывает практика, наличие вступившего в силу решения суда о месте жительства ребенка с одним из родителей после расторжения брака не гарантирует его исполнение вторым родителем. Предусмотренные российским законодательством механизмы реализации родителями их прав после определения судом места жительства ребенка (детей) и порядка общения с ним (ними), на мой взгляд, неэффективны.

Приведу пример. Суд определил место жительства детей с матерью и установил порядок общения отца с детьми. Однако отец после встречи с детьми не вернул их, а увез в неизвестном направлении (в соседний дом, в другой город, а может быть, и в другую страну – мать об этом не знает). Сразу обозначу, что не разделяю ситуацию по гендерному признаку, поскольку в ней может оказаться любой из родителей.

Такие действия по смыслу схожи с самоуправством (ст. 330 УК РФ) и похищением человека (ст. 126 УК РФ). Однако мне не удалось найти ни одного приговора по обвинению в деянии, предусмотренном ст. 126 УК РФ, в отношении родителей ребенка. По ст. 330 я отыскал лишь один приговор мирового судьи от 2013 г.! С момента введения в КоАП РФ ст. 5.35 «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних» практика привлечения родителя за самоуправство по ст. 330 УК РФ была, можно сказать, «похоронена».

Привлечь к уголовной ответственности не лишенного родительских прав гражданина за похищение его собственного ребенка в России невозможно, поскольку родители имеют равные права на определение местонахождения детей.

Согласно диспозиции ч. 2 ст. 5.35 КоАП РФ нарушения, допускаемые родителями или законными представителями, могут выражаться в различных формах.

Во-первых, это нарушение права ребенка на общение с обоими родителями или близкими родственниками, предусмотренного ст. 55 Семейного кодекса РФ. Стоит отметить, что поставлено очень важное условие: такое общение не должно противоречить интересам детей. Можно предположить, что их интересы суд учел при определении места жительства и порядка общения. Но ситуация может измениться, и кто тогда определит, в интересах ребенка его общение со вторым родителем, бабушкой и другими родственниками или нет?

Во-вторых, намеренное сокрытие места нахождения детей помимо их воли. Согласно п. 1 ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. В соответствии со ст. 57 Кодекса учет мнения ребенка обязателен – за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. По некоторым вопросам органы опеки или суд принимают решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет. Анализ законодательства позволяет прийти к выводу, что желание ребенка не является обязательным для суда при определении места жительства, дееспособность ребенка ограничена.

В-третьих, неисполнение судебного решения об определении места жительства и порядке осуществления родительских прав, а также иное воспрепятствование реализации родителями прав на воспитание и образование несовершеннолетних и защите их прав и интересов.

Фактически второй родитель полностью исключается из процесса воспитания и общения с ребенком, лишается возможности отстаивать его интересы наилучшим образом. Грубо нарушаются и самостоятельные права ребенка, предусмотренные СК РФ. Последствия таких действий порой невозможно оценить в денежном эквиваленте и восполнить позднее. Ребенок в силу возраста, под воздействием психологического давления попросту может забыть второго родителя или думать, что тот его бросил, предал, и к моменту, когда местонахождение ребенка будет установлено, не захочет общаться со вторым родителем.

Затраты на юридические процедуры, связанные с восстановлением нарушенного права и розыском ребенка, колоссальные и ложатся тяжким грузом на плечи пострадавшей стороны. В случае вывоза ребенка в другое государство сумма может измеряться сотнями тысяч, а то и миллионами рублей.

Производство по делам о правонарушениях, предусмотренных ст. 5.35 КоАП РФ, возбуждается должностным лицом ФССП России. Процедура привлечения лица к административной ответственности имеет ряд формальных особенностей и подробно регламентирована (см. Методические рекомендации о порядке применения частей 2 и 3 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, утвержденные ФССП РФ 29 сентября 2011 г. № 04-15).

Исходя из собственной адвокатской практики, отмечу, что сроки рассмотрения дела об административном правонарушении и вступления решения в силу могут растянуться до полугода и более, а в результате нарушитель оплатит штраф в 3000 руб. или подвергнется административному аресту на пять суток. Однако это еще не означает, что ребенок будет возвращен законному опекуну.

В качестве наказания за перечисленные действия санкцией ст. 5.35 КоАП РФ установлен штраф от 2000 до 3000 руб. За повторное совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 названной статьи, штраф составит от 4000 до 5000 руб. или виновный может быть подвергнут административному аресту на срок до пяти суток.

Столь незначительное наказание, полагаю, объективно не соответствует социальной опасности описанных деяний и их последствиям.

Реальное исполнение решения суда в рамках исполнительного производства также не всегда возможно, поскольку приставы не вправе без разрешения собственника входить в жилище, где предположительно может удерживаться ребенок. А в ситуации, когда ребенок находится не на территории России, приставы попросту бессильны.

Стоит обратить внимание на наличие такого механизма, как запрет на выезд за границу. С 12 июня 2019 г. один из родителей вправе заявить о несогласии на выезд несовершеннолетнего ребенка из России. В таком случае вопрос о возможности его выезда разрешается в судебном порядке (ст. 21 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ; п. 1 Порядка подачи, рассмотрения и ведения учета заявлений о несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации – приложение к Приказу МВД России от 11 февраля 2019 г. № 62).

Казалось бы, все просто: если родители не могут прийти к согласию в отношении места проживания ребенка, причем один из родителей опасается, что ребенка могут вывезти за пределы страны, он вправе написать заявление в подразделение по вопросам миграции территориального органа МВД России и быть спокойным. Однако, как показывает практика, внесение сведений об ограничении на выезд ребенка в ведомственный сегмент МВД России системы «Мир» не работает, поскольку существует возможность, несмотря на запрет МВД, беспрепятственно выехать с ребенком за рубеж через Республику Беларусь.

Подробнее остановлюсь на случаях, когда ребенок был вывезен за границу без ведома другого родителя. Международное законодательство содержит определение похищения ребенка и предусматривает за это ответственность, в том числе уголовную.

Так, если страна, куда вывезен ребенок, является участницей Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения (Гаага, 25 октября 1980 г., далее – Гаагская конвенция), например ФРГ или Финляндия, то перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если:

  • они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены лицо, учреждение или иная организация (совместно или индивидуально) в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания;
  • во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись (совместно или индивидуально) или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещения или удержания ребенка.

Требование о возврате ребенка ограничено его 16-летним возрастом, срок проживания в другой стране не должен превышать год, а также есть и другие ограничения, предусмотренные ст. 12, 13 и 20 Гаагской конвенции.

Практика по возврату детей, незаконно вывезенных из России в страны – участницы Гаагской конвенции, существует, как и практика возврата из РФ (см., например постановление ЕСПЧ от 26 ноября 2013 г. по делу «Ушаков против России»).

Гораздо сложнее обстоит дело, если ребенок был вывезен в США – страну, для которой европейские конвенции не являются обязательными к исполнению. Согласно ч. 2 ст. VI Конституции США 1787 г. статус «верховного права страны» приобретают только международные договоры, ратифицированные в «надлежащем порядке». Поскольку США не ратифицировали ни Гаагскую конвенцию, ни Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, добиваться правды приходится по внутренним законам государства. Когда США избирались в совет ООН по правам человека, то обещали присоединиться к Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. и Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г., однако этого так и не случилось. Стоит отметить, что участниками Конвенции о правах ребенка являются все (193) государства – члены ООН, кроме США и Южного Судана.

Практика насчитывает огромное количество случаев, когда дети – граждане РФ, по разным причинам вывезенные в США (например, усыновленные или похищенные одним из родителей), оказывались в новых семьях и подвергались различным формам насилия. Констатировались и совершенно вопиющие случаи – такие, в частности, как «дело Димы Яковлева». Все базовые принципы и гарантии защиты детей, которыми руководствуются страны – участницы европейских конвенций, в США не работают, поскольку в каждом штате законодательство и судебная практика могут существенно различаться, а в законодательствах отдельных штатов международные договоры не учитываются. В случае если похищенный ребенок находится на территории США больше года, шансы вернуть его в Россию практически равны нулю.

Между тем права детей – граждан США в Штатах отстаивают до конца, и похищение ребенка одним из родителей карается по всей строгости.

В качестве примера можно привести дело россиянки Богданы Осиповой (Мобли), которую Федеральный суд США в Канзасе приговорил к 7 годам тюрьмы за то, что она «похитила» собственных детей и вывезла в Россию. В настоящее время женщина отбывает наказание в американской тюрьме, а дети находятся в РФ. Решение российского суда, который определил место жительства детей с матерью и установил алиментные обязательства, суд США не учел и, в свою очередь, принял решение, что оба ребенка должны жить с отцом в США.

Другой пример касается еще одной россиянки, актрисы Ирины Усок, которая подозревается властями США в воспрепятствовании праву отца на опеку, а также в похищении собственного ребенка. Заявления отца ребенка о похищении оказалось достаточно для возбуждения уголовного дела и заключения женщины под стражу. В настоящее время она освобождена из-под стражи до судебного разбирательства, так как вернула дочь в США и передала отцу.

Таким образом, проблема незаконного вывоза из России детей одним из родителей в отсутствие разрешения другого родителя весьма актуальна. Меры защиты, предусмотренные российским законодательством, не работают; права и интересы детей зачастую не соблюдаются.

admin