Почему Россия бедная страна?

«Ситуация, в которой мы находимся, рукотворная, – это не от Бога, не откуда-то случайно, не в результате исторических процессов. Это то, что в последние годы рукотворно делается»

Вице-президент ВЭО России, президент Ассоциации российских банков, член-корреспондент РАНОдин из вопросов, которые я сейчас слышу, звучит так: почему у нас такое состояние экономики, почему такое состояние финансового рынка? Я бы сказал проще: «Почему наша самая богатая страна такая бедная?». Сейчас многие авторы пытаются ответить на этот вопрос в своих книгах: «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные страны остаются бедными?» — Райнерт; «Почему одни страны богатые, одни бедные?» — это Аджемоглу и Робинсон; «Ружья, микробы и сталь» — Даймонд. Практически все сегодня озадачиваются вопросом: почему в мире такое странное распределение.

И эта тема не только экономическая. Я вообще не экономист, я физик, я ядерщик, я юрист, я менеджер, но не экономист. Ситуация, в которой мы находимся, рукотворная, – это не от Бога, не откуда-то случайно, не в результате исторических процессов. Это то, что в последние годы рукотворно делается.

Я приведу пару примеров. Они не самые яркие, не самые важные, но посмотрите: за последний год рост кредитов физическим лицам, потребительского кредитования составил 14%, в отличие от предыдущих двух лет, когда в 2015 году был минус 6%, в следующем году было минус 2%. Сейчас – плюс 14%, при этом просрочка сократилась на 3%. В этих условиях роста потребительского кредитования и сокращения просрочки мы сейчас, в ближайшее время примем 150 и 200-процентное повышение коэффициента риска по потребительским кредитам. То есть, Центральный банк искусственно снижает возможность единственного растущего сегмента кредитования. Абсолютно рукотворно.

Приведу второй пример. Сейчас в ГК внесен законопроект в части уточнения обстоятельств непреодолимой силы в отношении договора о залоге недвижимого имущества, договора об ипотеке. В законопроекте сказано: «сторона договора о залоге недвижимого имущества, не исполнившая или ненадлежащим образом исполнившая свои обязательства, не несет ответственность в случае, если надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы».

При этом непреодолимая сила в этом законопроекте расшифровывается: «При разрешении споров, связанных с правоотношениями, регулируемыми настоящим Федеральным законом, к таким обстоятельствам относятся: стихийные бедствия, пожары, заболевания, финансово-экономический кризис, изменение валютного курса и существующая девальвация национальной валюты». После этого вы понимаете, какая будет великая охота у кредитора брать в залог недвижимость и давать кредит, в частности, в иностранной валюте? Имеет право на существование постановка такого вопроса? Безусловно имеет, потому что социальный аспект очень важен. Три года назад мы столкнулись с валютной ипотекой, это серьезная проблема. Только извините, когда речь идет о непреодолимой силе, то там две стороны договора, а третья сторона — это Господь Бог, к нему можно, конечно, апеллировать, предъявлять претензии, но когда речь идет об изменении валютного курса, о финансово-экономическом кризисе, о существенной девальвации, то здесь есть третья сторона — государство. И если вы хотите использовать государство как непреодолимую силу, то было бы логично, если была бы какая-то часть ответственности прописана на государстве. «В результате государственной политики возникли следующие обстоятельства, приравненные к непреодолимой силе». Тогда давайте посмотрим, как три стороны распределяют между собой ответственность.

Я этих примеров сейчас с ходу могу штук десять привести, потому что они каждый день как из рога изобилия вылезают либо из нормативных документов подзаконного уровня, в частности, регуляторов, либо из законодательных инициатив. В этих условиях удивляться, почему мы такие бедные при таком богатстве, не приходится.

При коммунистах не давали богатеть, потому что все должны были быть равно бедными. Сейчас дают богатеть, но только не всем. Вернусь к книге «Почему одни страны богатые…» американских экономистов Аджемоглу и Робинсона. Авторы утверждают, что система управления, которая основана не на инклюзивности, а на контрактивности, когда узкая прослойка хочет управлять так, чтобы доить все остальное общество всегда будет давать такие результаты. Эта рукотворность – не локальная, она достаточно глобальная.

И в этой части еще хочу отметить, что есть у философов такое понятие — зона обмена. Речь идет о том, что такого масштабного рода задачи, такие как экономическая модель, обсуждаются на уровне межотраслевого анализа. Здесь без философов, без социологов, без психологов (не скажу, что психиатров) невозможно оценить, почему мы так упорно сами себя кастрируем в экономическом, финансовом плане, так безжалостно к себе относимся, проводя политику, которая заведомо закладывает торможение в развитие?

Если бы мы не имели конкретных результатов — рецессии, стагнации, опять рецессии, опять стагнации, тогда можно было бы сказать, что все это – голословное утверждение, а на самом деле мы просто так субъективно оцениваем ситуацию. Но мы имеем конкретные результаты.

Поэтому я думаю, во-первых, «почему?», во-вторых, «почему собственными руками?» На вопрос, почему мы это делаем, наверно, должна ответить (еще раз говорю) совокупность ученых из разных отраслей, потому что я лично уже перестал искать ответы в экономической части, в финансовой, в правовой. Я понял, что там искать нечего. Там заранее поставлены задачи, которые реализуются вот таким образом. А почему так ставится задача? Почему она так решается? Это уже отдельное обсуждение требуется.

(Из выступления на презентации книги А.Аганбегяна «Финансы бюджет и банки в новой России»)

Журнал «Вольная экономика»

Мы живем в самой прекрасной богатой стране на свете, а все остальные страны нам завидуют…

Так оно, или нет, утверждать не станем, пусть каждый решает сам) Однако именно Россия — самая богатая страна с точки зрения природных ресурсов. У нас самые большие запасы природного газа, лесоматериалов, но это, как вы понимаете, далеко не все. Давайте же посмотрим, кто еще относится к странам, чьи ресурсы оцениваются в десятки триллионов долларов.

1 место: Россия

Общая стоимость природных ресурсов России превышает 75 триллионов долларов. Из них 28,5 триллионов — это запасы древесины (1,95 млрд акров),19 млрд приходится на природный газ и 7 млрд долларов — на нефть. Кроме того, Россия находится на втором месте по запасам угля и на третьем месте по золотым месторождениям. После таких цифр на ум невольно приходят слова из песни: «Ведь все-таки это наш общий газ, а мечты сбываются только у Вас».

2 место: США

Стоимость природных ресурсов Штатов оценивается примерно в 45 триллионов долларов. Львиную долю составляют запасы древесины (около 11 трлн долларов), а также запасы угля примерно на 30 трлн долларов. Кроме того, в США большие запасы природного газа, меди и золота.

3 место: Саудовская Аравия

Ресурсы Саудовской Аравии оцениваются в 34,4 триллиона долларов, из них 31,5 трлн приходится на нефть, а 2,9 трлн — на природный газ. Именно в этой стране сосредоточены крупнейшие запасы нефти на планете — около 20% от общемировых. Однако эти ресурсы очень быстро истощаются, и специалисты предполагают, что через несколько десятков лет Саудовская Аравия вообще выпадет из десятки самых богатых стран.

4 место: Канада

Стоимость всех запасов полезных ископаемых Канады составляет 33,2 триллиона долларов. Однако так «разбогатела» страна недавно: в 2009-2010 годах открыли новые нефтеносные пески, которые добавили примерно 150 миллиардов баррелей нефти. Теперь нефти в стране примерно на 21 трлн долларов (178 млрд баррелей). Также Канада находится в тройке лидеров по количеству древесины и урана.

5 место: Иран

Общая стоимость природных ресурсов Ирана — 27,3 триллиона долларов. Из них большая часть приходится на нефтяные запасы (16 трлн) и газовые (11 трлн). Ирану принадлежит часть гигантского месторождения природного газа в Персидском заливе, который он делит с Катаром. Поэтому Иран попадет в тройку лидеров по этим полезным ископаемым.

6 место: Китай

Еще одна богатая на ресурсы страна — это Китай. В стране имеются запасы примерно на 23 трлн долларов, из них основные ресурсы — это древесина и уголь.

Пара слов о самой богатой стране

Конечно, при составлении рейтингов, в которых Россия занимает лидирующие позиции, да еще и с приличным отрывом, не учитывают эффективность производства и отраслевую структуру. Кроме того, общая оценка количества всех природных ресурсов страны затруднена, многие исследователи говорят о принципиально разных цифрах.

Сегодня в России открыто более 20 тысяч месторождений нефти, каменного угля, природного газа, цветных, редких, черных и благородных металлов, а также других полезных ископаемых. Несмотря на это количество, большинство этих месторождений и содержание в них полезных компонентов имеют низкое качество: в среднем на 35-50% ниже, чем запасы по миру. Прибавьте к этому труднодоступность: тяжелые климатические условия, плохую транспортную оснащенность, отдаленность месторождений. Поэтому освоение природных ресурсов России достаточно низкое, и мало какие запасы освоены хотя бы на 50%.

Однако все это как нельзя лучше помогает представить всю финансовую возможность и мощь России. Осталось ждать и надеяться, что эту финансовую мощь мы ощутим) Или хотя бы наши дети.

Сносное качество жизни власти смогли обеспечить лишь жителям столиц

Одной из фатальных российских проблем по-прежнему остается неравномерность развития территорий. Более-менее сносная жизнь только в столицах. На остальной территории страны это, скорее, исключение из правил, о чем свидетельствует рейтинг регионов РФ по качеству жизни, опубликованный РИА Новости.

Причем движения регионов вверх-вниз по рейтингу крайне не значительное. Ничего не меняется годами. А ведь речь идет о комплексной оценке, включающей в себя среди прочего доходы жителей, занятость, жилье, безопасность, демографию, экологию, здоровье, образование, социальную инфраструктуру, уровень экономического развития территории и малого бизнеса, транспорт и т. п.

С кем станцует Путин, чтобы заманить россиян на очередные перевыборы себя

Кремль готов сфальсифицировать результаты голосования, как когда-то сделал Ельцин

То есть, те, кто имел несчастье родиться, например, в Тыве или Калмыкии обречены на жалкое существование до смерти. У них нет даже надежды. Единственный выход — переезд в столицы. Но ведь Москва и Петербург не резиновые! Все россияне туда не влезут. Так, неравномерность развития территорий стала проклятьем России.

Глядя на бездействие властей по этому поводу, поневоле задаешься вопросом: а не делается ли это намерено, по политическим причинам? Например, низкий размер пенсий позволяет в богатой Москве доплачивать старикам, буквально «покупая» их лояльность. А сосредоточение лояльных граждан (избирателей) стабилизирует ситуацию в политическом центре страны и тем выгодно власти. Здесь, возможно и пенсионную реформу воспримут не так трагично. Ведь в глубинке на отнятые миллион-два рублей можно квартиру купить, а в Москве не купишь.

По мнению председателя Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова, для выравнивания развития регионов необходим целый комплекс мер.

— Несколько лет назад я сформулировал доктрину «размосквичивания» России. К сожалению, мэр Сергей Собянин тогда пошутил на эту тему… Проблема перекоса развития в пользу столицы уже перезрела. Ей минимум полвека. Это даже не проблема 1990-х или 2000-х. Но она до сих пор не стала предметом приоритетного рассмотрения и решения со стороны политического руководства страны.

А она должна иметь приоритетный статус номер два сразу после демографии. Но никаких заседаний Совбеза на эту тему не проводится. Единственным поверхностным ответом стала принятая в прошлом году стратегия пространственного развития. Но там нет ничего по существу. Ее методология крайне отсталая.

«СП»: — Что, по-вашему, должно делать государство, чтобы выровнять жизнь регионах?

— Нужны действия по трем-четырем направлениям. Первое — это перенос столицы на Восток, за Урал. Без этого мы ничего с Москвой, с ее опухолеподобным ростом ничего не сделаем.

Второй пункт связан с приоритетным развитием такого макрорегиона как Нечерноземье: Тверская, Вологодская, Псковская области и т. д. Это старорусские регионы со своей идентичностью просто в провале. С ними сравниться может только Дальний Восток.

Третий момент — форсированная реиндустриализация страны. Основная причина, почему все деньги идут в Москву, все люди едут в Москву в том, что в регионах нет полноценных новых индустрий, занятости в регионах. Это не просто беда, это уже катастрофа! Поэтому нужно интенсивнейшим образом выстроить не меньше сотни новых национальных индустрий, чтобы давать людям зарабатывать в регионах.

И, наконец, четвертый момент — необходимость геокультурной политики. Нужно научиться развивать каждое место, каждое «пятнышко» нашей страны, восстанавливать самосознание, усиливать самоуправление на местах, брендировать каждую маленькую территорию, каждую деревню, поселочек. Без этого страна будет напоминать шагреневую кожу.

«СП»: — А если для начала, ради достижения быстрого эффекта, сменить «прописку» крупных госкомпаний на регионы, чтобы они платили налоги там, а не в столицах?

— Пустое дело. Это уже было. Десять лет назад всем компаниям сказали перемещаться в регионы. Но в итоге, по тысяче причин, в том числе объективным, никто никуда не переехал. Так что отправка условной «Роснефти» куда-то в сибирские города — это компанейщина, несерьезное с точки зрения управления решение.

Все эти компании по сути ресурсодобывающие. И в нашей экономике трубы выполняют функцию перелива топлива из сибирских недр европейскому обывателю. Поэтому проблема в том, что нам нужно не тасовать 20−30 госкомпаний, а создать сотни таких же, но производственных компаний, не привязанных к экспорту сырья, которые создавали бы стоимость на местах.

Ведь «Боинг» производят не в Вашингтоне, а «Эйрбас» не в Париже… Нам нужны свои российские «Боинги», «Эйрбасы», «Хуавэи» и прочие «Эпплы» в каждом нашем регионе.

Гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев отметил, что целенаправленное развитие реального сектора экономики в некоторых регионах принесло свои плоды.

— Централизация власти приводит к тому, что крупный бизнес старается жить в столице. То же самое можно наблюдать во Франции, где централизованное государство существует тысячу лет. Провинциальный француз на улицах Парижа выглядит менее местным, чем русские. Они теряются, жмутся к стенам — они чужие. И также в любой централизованной стране. Этого не изменить.

«СП»: — Но в Казани нет федеральных властей, а Татарстан цветет…

— Да и они делят второе-третье место по размеру экономики с Московской областью. Даже Петербург здесь на четвертом. И это связано с организацией экономики. Власти Татарстана поставили на развитие производства, на вложение в местную экономику всего, что туда можно вложить. В этом смысле они живут абсолютно по-советски. Рост реальной экономики является обязательным условием развития.

«СП»: — Получается, можно не уповать бесконечно на инвестиционный климат, ожидая манны небесной, но и действовать самим?

— Тут есть проблема первого шага. Чтобы продать что-нибудь не нужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет. Почему Мишустин поехал в Великий Новгород? Там эта проблема как раз очень ярко выражена. Там большой туристический потенциал, но для его реализации нужна очень дорогостоящая инфраструктура, которую регион сам потянуть не может. Золото на земле лежит, но чтобы его поднять — купить кирку и лоток — нет денег.

Именно этим объясняются позиции многих регионов в нижней части рейтинга качества жизни. Потенциал может быть сырьевой, туристический, логистический (например, у дальневосточных регионов в связи с инициативой Китая «один пояс — один путь») и т. д., но все требует вложений. А бюджет пустой.

Слизь, гуталин, «пальма»: Знал бы Путин, чем кормят детей его исполнители

Школьные обеды давно стали восприниматься учениками полной отравой, и вряд ли президент сможет этим гордиться

«СП»: — Видимо, надо оставлять регионам больше денег с налогов…

— В принципе да, но тут другая проблема. Пока деньги собираются в федеральном бюджете, автоматически работает федеральный контроль. Если что, Силуанов губернатора загрызет за растрату. Но если деньги будут собираться в региональном бюджете, это создаст возможности для воровства. Придется контролировать эффективность капвложений.

«СП»: — Получается, нужен некий современный аналог Госплана. Деньги должны идти через центр, но волевым образом расходоваться на развитие территорий. В соответствии со стратегическими интересами страны…

— Единственную Нобелевскую премию по экономике СССР получил как раз за плановые балансы. Мы сделали то, что не мог сделать никто. Но теперь это будет не столь эффективно, как надо. В свое время Госплан уже не срабатывал, так как номенклатура товаров росла по экспоненте. Именно поэтому Косыгин пошел в свое время на реформы. Тут есть свои сложности.

Хотя идея Госплана и лежит на поверхности. Не зря же у нас теперь первый вице-премьер — Андрей Белоусов. Человек из Госплана.

В свою очередь доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ Андрей Песоцкий считает, что только планирование на государственном уровне позволит нивелировать разницу в качестве жизни россиян в разных регионах.

— Диспропорции в региональном развитии России огромные. Субъектов РФ, которые являются поставщиками денег в бюджет, а не донорами, всего около десятка. Причем такая ситуация принципиально не меняется от года к года. Россия — это гиперцентрализованная страна, где экономическая роль столицы невероятно высока. Среди развитых стран эта ситуация не типична — обычно имеют место быть несколько более-менее равновесомых социально-экономических центра, однако у нас не так.

Все чаще говорится о необходимости «размосквичить» Россию — создать новые точки роста, прежде всего, в Сибири и на Дальнем Востоке. Хотя не на одной Москве, конечно, Россия держится. Неплохо чувствует себя Петербург, Урал, а также богатые на нефть и другие полезные ископаемые регионы — ЯНАО, ХМАО. Однако, как развиваться Тверской или Псковской области, совершенно не понятно, хотя эти регионы напрямую граничат с Московской и Ленинградской областями.

«СП»: — И как же быть?

— По сути, ситуацию может исправить только государственное планирование развития регионов. Никакие инвестиции не потекут сами по себе в Республику Коми или Магаданскую область, хоть создавай кристально честный суд и прочие условия для свободного предпринимательства. Бизнесу не выгодно развивать глубинку — там огромные транспортные издержки, нет емкого потребительского рынка (проще говоря, люди живут бедно и далеко друг от друга), плохой климат и живут люди, не желающие работать как африканцы за 100 евро. А зачем крупному инвестору строить завод в Забайкалье, если получается, что более выгодно его строить в Африке или Азии?

При «свободном рынке» Россия обречена на все большую централизацию и гиперурбанизацию, потому что такая ситуация более удобна для капитала, позволяет проще извлекать прибыль. Получается, что без Госплана, без целенаправленного вложения ресурсов в регионы вопреки соотнесению прибылей и убытков, как минимум, на среднесрочной перспективе, ситуацию не поменять.

Судья КС: Когда Россия скукожится, покается и попросит милости, ее полюбит Запад

Особое мнение судьи Арановского как манифест российского либерализма

О необходимости вдумчивого планирования мер по стимулированию развития регионов говорит и ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский.

— Уровень жизни населения региона в первую очередь зависит от объема его экономики. Объем экономик лидеров рейтинга в сумме составляют 40 процентов по показателю ВРП (валовый региональный продукт — авт.). В свою очередь, у аутсайдеров, а именно, в Туве, Карачаево-Черкесии и в ЕАО этот показатель находится на уровне менее 0,1 процента от общего ВРП, а в сумме не дотягивают даже до 0,3 процента.

Однако есть ряд других особенностей, которые влияют на ситуацию в регионе, например, превалирующие присутствие крупного бизнеса в регионе — это влияет на неравномерное распределение доходов в пользу группы акционеров — собственников бизнеса. Также влияет менталитет местного населения. Например, тувинцы исторически были кочевым народом.

Отдельно стоит сказать о коррупции и политики местных властей. Нередко в регионах чиновники «выдавливают» бизнес, бесконечными проверками, поборами. В этой связи предпринимателям ничего не остается как получать прописку в другом регионе, где власти более лояльные. В целом рейтинг отражает объективную реальность. Самый низкий уровень жизни наблюдается в самых безднах регионах.

«СП»: — Государство, наверное, должно не только констатировать проблему, но и решать ее — вкладывать деньги в развитие…

— Для того, чтобы повысить уровень жизни необходимо развивать местную экономику, но не бездумными вливаниями бюджетных средств, а предварительно, проанализировав ситуацию в регионе и поняв, какие сектора наиболее перспективные и какие стоит развивать. Также стоит рассмотреть возможность субсидирования определенных видов деятельности. Например, в Туве и в Еврейской автономной области есть запасы природных ресурсов, которые, наверняка, будет рентабельно добывать при определенных льготах. При этом эти регионы находятся вблизи Китая, который является глобальным потребителем сырья, поэтому в рынке сбыта проблемы не будет.

Определенная прослойка нашего общества пребывает в стойкой уверенности, что в России бедность – чуть ли не самая высокая в мире, ну, может быть, только в Африке побольше. То ли дело в Европе или США – вот там люди живут хорошо, богато и благополучно.

Отчасти, конечно, это утверждение верно – в так называемых развитых странах уровень бедности ниже, чем в России. Однако тенденции, о которых рассказали авторы доклада Всемирного банка «Бедность и всеобщее процветание, совместное решение проблем ликвидации нищеты», в скором времени могут эту картину изменить.

По словам авторов документа, несмотря на снижение уровня нищеты в мире до 10% в 2015 году, темпы этого снижения замедлились. Причем в первую очередь они замедлились в странах Европы, в то время как Восточная и Южная Азия и Тихоокеанский регион больше преуспели в борьбе с нищетой. Так, в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе число бедных сократилось с 2013 по 2015 год с 73,1 млн до 47,2 млн человек (на 36%). В Южной Азии – с 274,5 до 216,4 млн человек (на 21%). А вот в Европе – с 7,7 до 7,1 млн человек (только на 8%).

Инфографика: Телеканал «Царьград»

Рост доходов населения (в том числе самых бедных его слоев) распределился так же неравномерно. Так, в странах Азии, Африки и Латинской Америки доходы граждан растут гораздо быстрее, чем в Европе. В рейтинге стран по темпам роста доходов, опубликованном ВБ, первые места занимают такие страны, как Малайзия, Чили, Буркина-Фасо, Вьетнам, Таиланд, Парагвай, Руанда, а вот европейские страны вроде Великобритании, Финляндии, Дании, Бельгии, Франции – замыкают рейтинг. Россия по темпам роста доходов находится примерно в середине. Более того, в таких странах, как Италия, Испания, Люксембург, Австрия, Германия, Канада темпы роста доходов населения вообще оказались отрицательными – то есть доходы стали сокращаться.

Такая ситуация, когда «благополучные» страны беднеют, а в «неблагополучных» число нищих сокращается, сложилась из-за того, что большая часть бедного населения мира в процессе экономического развития стала жить в более благополучных странах, считают авторы доклада. Проще говоря, бедные в поисках лучшей жизни уезжают из Азии и Африки в Европу, из-за чего в их родных странах число бедных сокращается, а в принимающих странах – растет.

Поскольку более 60% крайне бедных людей в мире живут в странах со средним уровнем дохода, мы не можем сосредоточиться исключительно на странах с низким уровнем дохода, если мы хотим покончить с крайней нищетой к 2030 году. Мы должны сосредоточиться на беднейших слоях населения, независимо от того, где они живут, и работать со странами с любым уровнем дохода, чтобы инвестировать в их благополучие и их будущее,

— пишут по этому поводу аналитики ВБ.

При этом не секрет, что многие западные страны охотно принимают потоки мигрантов, руководствуясь соображениями толерантности. Примечательно, что в странах, чей миграционный рейтинг выше, темпы роста доходов населения медленнее, а там, где в страну въезжают меньше, доходы растут быстрее. Так, например, по данным ЦРУ за 2017 год, в уже рассмотренных нами Великобритании, Финляндии, Дании, Бельгии, Франции, Италии, Испании, Люксембурге, Австрии, Германии и Канаде миграционный рейтинг высок – то есть в эти страны въезжает больше людей, чем выезжает. Великобритания и Люксембург имеют самый высокий миграционный рейтинг – более 15 новых мигрантов на 1000 человек населения.

А вот карта ООН за 2017 год, демонстрирующая долю мигрантов в составе населения разных стран – на ней также видно, что больше всего приезжих в странах Европы, Австралии, Канаде и США:

«Благополучный» Запад, широко распахнувший двери мигрантам, уже столкнулся с одним из неизбежных следствий – замедлением темпов снижения бедности и роста доходов населения. В то время как страны-«доноры» миграции успешно борются с этой проблемой за счет оттока бедных.

А у нас всё ноют…

На днях российский журналист Владимир Познер решил сравнить бедность в России и США. Хотел, как водится, поругать Россию, мол, власти и государство у нас беспечные и безответственные. Однако даже либеральному журналисту пришлось признать, что в тех же США уровень бедности нисколько не меньше. Да и в ряде европейских стран доля населения, проживающего за чертой бедности, выше, чем у нас. По данным ЦРУ, это, например, Франция, Швеция, Великобритания, Бельгия, Германия и так далее. Интересно, что и в Дании, про которую Познер написал, что там «все более-менее хорошо», уровень бедности выше, чем в России.

Журналист Владимир Познер. Фото: www.globallookpress.com

Так что прежде чем ругать свою страну и рваться к «лучшей жизни» в Европе и США, стоит хотя бы посмотреть статистику по бедности в этих странах, которая, как следует из доклада Всемирного банка, не торопится снижаться.

admin