Письменные свидетельские показания в суд

Образец свидетельские показания в гражданском процессе в письменном виде

———————————————————
>>><<<
———————————————————
Проверено, вирусов нет!
———————————————————
17 готовых ответов по теме: Письменные показания свидетелей. Такое действие. Обязан ли свидетель явиться в суд по гражданскому делу, (1 ответ). Отрасль права: Арбитражный и гражданский процесс. решить, что » показания свидетеля, изложенные в письменной форме» (ч. 3 ст. Такое же правило действует в отношении свидетельских показаний. быть совершён в письменной форме путём составления одного документа. вещи, на которых остались следы, образцы товара, состояние здоровья лица. В настоящей статье мы поговорим о свидетельских показаниях, как способе. Определимся, кто наделен таким иммунитетом в гражданском процессе. об обязательной письменной форме ходатайства о вызове свидетеля. Юридические статьи Гражданский процесс Показания свидетелей. Составление документов · Экспертиза документов · Образцы договоров · Бесплатные книги. Письменные показания свидетелей не допускаются. Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей могут быть получены путем. Суд может произвести осмотр и исследование письменных или. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может. Для получения и исследования показаний свидетелей устанавливаются. по требованию хозяйственного суда пояснение в письменной форме». законодательства при рассмотрении гражданских дел по первой. В процессе судебного доказывания участвуют различные субъекты, которые. показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио– и. 808 ГК РФ должен был быть совершен в письменной форме. ГПК ввел новую статью, регулирующую порядок получения образцов почерка для. Доказательства (в юриспруденции) сведения о фактах, полученные в предусмотренном. 78 УПК РФ);: г) показания свидетеля (ст. 79 УПК. 83 УПК РФ);: м) иные документы (любые другие письменные, фото-, видео- или аудио документы. Доказательствами по делу в гражданском процессе являются. Скачать образец заявления о вызове свидетелей. Ходатайство о вызове свидетелей в суд можно заявить в устной или письменной форме. в отношении лиц, не имеющих права давать свидетельские показания в суде. К таким. Участники гражданского процесса часто задают вопрос о. Особенность российского процесса допроса свидетелей – это его быстрота. заранее раскрывают свои показания в письменном виде. Ответим на эти и другие вопросы о свидетелях в гражданском деле. Ходатайство лучше оформить письменно, чтобы не упустить все. пригласить свидетелей, они будут допрошены судом в этом же процессе. В ином. Перед дачей показаний свидетели предупреждаются об уголовной. Что такое доказательства по гражданским делам, какие. объяснений сторон и третьих лиц; свидетельских показаний. доказательств сообщается всем участникам процесса, поэтому неявка не. лица доводят суду свою позицию в устной и письменной форме. ОБРАЗЦЫ ЗАЯВЛЕНИЙ. Сторонами в гражданском процессе являются истец и ответчик. Вправе отказаться от дачи свидетельских показаний. документы содержат в себе волеизъявления сторон и организаций, облекаемых в письменной форме. Свидетелями являются посторонние, не участвующие в процессе лица. 2. хотя бы и в письменной форме, не имеют значения доказательства (80 № 60 , 73 № 101). 3. Показания свидетелей должны касаться фактических обстоятельств. Порядок привода к присяге не определен в Уставе гражданского. Когда показаний свидетелей недостаточно, чтобы доказать свою правоту;. а так как гражданский процесс носит состязательный характер, то работник должен. Показания свидетеля представлены в суд в письменном виде. Сторонами в гражданском процессе являются истец и ответчик. объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и. в том, что в письменной форме могут быть даны и объяснения сторон. в письменной форме или в протоколе канцелярии суда либо в самом. английского процесса, французский гражданский процесс не требует от. Ходатайство защитника о допросе свидетелей, показания которых. В рамках уголовного процесса был подан гражданский иск о возмещении. получения мотивированного решения суда в письменном виде ввиду его. Главная » Статьи » Статьи и публикации » Гражданский и арбитражный процесс. 64 АПК РФ в качестве доказательств допускаются письменные и. В связи с этим, истинное значение свидетельских показаний в процессе. на реализуемый товар ценники установленного образца, в результате чего.

Друзья рассмотрим решение Верховного суда № 560/751/17 от 27.06.2019 года в составе коллегии судей Кассационного административного суда. В котором последний высказался о допустимости доказательств совершения административного правонарушения.

По данному делу водитель был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотрено ч.2 ст.122 КУоАП Украины за проезд на запрещающий сигнал светофора. Водитель с таким решением работника полиции не согласился и обжаловал указанное постановление . Однако, судом первой инстанции, с которым согласился и апелляционный суд в удовлетворении иска отказано поскольку, по мнению судов вина истца в совершении административного правонарушения подтверждается пояснениями свидетелей.

На это водителем было была подана кассационная жалоба с доводами которой Кассационный административный суд согласился. Обосновывая свое решение КАС сослался на то, что положениями статьи 280 КУоАП определено обязанность должностного лица при рассмотрении дела об административном правонарушении выяснить было ли совершено административное правонарушение, виновно ли данное лицо в его совершении, подлежит ли оно административной ответственности и тд. Одновременно в соответствии с нормами ст 251 КУоАП доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке (должностное лицо) устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения, виновность данного лица в его совершении и иные обстоятельства. В свою очередь обязанность доказывания правомерности наложения административного взыскания на истца по данному делу в соответствии с ч. 2 ст.77 КАС Украины, положенный на ответчика — субъекта властных полномочий.

Доводы суда апелляционной инстанции на то, что проезд истцом на запрещающий сигнал светофора подтверждается объяснениями свидетелей, которые были предоставлены ответчику при рассмотрении дела об административном правонарушении, признал необоснованными поскольку последние не являются надлежащими доказательствами. Указанные лица в судебном заседании не допрашивались и не предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, поэтому их показания не могут быть безоговорочными доказательствами совершения истцом административного правонарушения. Согласно ст. 370 КАС Судебное решение, вступившее в законную силу, является обязательным для участников дела, а также для всех органов, предприятий, учреждений и организаций, должностных или служебных лиц, других физических лиц и подлежит исполнению на всей территории Украины.

Сергей Чванкин,

председатель Киевского районного суда города Одессы,

глава ОО «Ассоциация следственных судей Украины»

В ст. 43 ГПК Украины прописан перечень процессуальных прав участников дела, направленных на то, чтобы эти лица смогли в полной мере позаботиться о защите своих интересов в гражданском деле и быть полноценными и активными участниками гражданского процесса.

ГПК Украины предусматривает некоторые особенности реализации прав и обязанностей участников дела именно в исковом производстве. Так, согласно ч. 2 ст. 43 ГПК Украины, участники дела обязаны подавать все имеющиеся у них доказательства в порядке и сроки, установленные законом или судом, не скрывать доказательства, а также предоставлять суду полные и достоверные пояснения по вопросам, которые поставлены судом, а также участниками дела в судебном заседании. В предыдущей редакции ГПК Украины статьи 27 и 31 прямо не закрепляли такого права и соотносящейся с ним обязанностью задавать вопросы и предоставлять ответы лицами, принимающими участие в деле, в том числе и сторонами. В новой же редакции ГПК Украины такое право и связанная с ним обязанность закреплены отдельным пунктом ст. 43.

Связано это прежде всего с некоторыми новациями процессуального законодательства в части предоставления сторонами пояснений по делу: ст. 93 ГПК Украины предусматривает возможность письменного опроса участников дела в качестве свидетелей. Так, каждый из участников процесса вправе поставить в первом заявлении по сути дела не более десяти вопросов другому участнику об обстоятельствах, имеющих значение для дела (для истца первым заявлением по сути дела является исковое заявление, а для ответчика — отзыв на иск). Установлены и сроки такого письменного опроса: ответы на вопросы подаются не позднее чем за пять дней до подготовительного заседания, а по делу, которое рассматривается в порядке упрощенного производства, — до первого судебного заседания. Исходя из сроков предоставления письменных ответов, данный опрос является формой досудебного раскрытия доказательств, которую внедрил законодатель в новую редакцию ГПК с целью максимального ускорения рассмотрения дела.

Участник дела, которому поставлен вопрос истцом, обязан предоставить исчерпывающий ответ отдельно на каждый вопрос по существу, а если вопрос связан с предоставлением доказательств, подтверждающих соответствующие обстоятельства, участник дела должен дополнительно предоставить копии надлежащих письменных или электронных доказательств.

Опрашиваемая сторона все же может отказаться отвечать на поставленные вопросы, но лишь в случае:

1) если лицо не может быть допрошено в качестве свидетеля либо если требуется предоставление показаний в отношении себя, членов семьи или близких родственников (статьи 70, 71 ГПК Украины);

2) если поставленный вопрос не касается обстоятельств, имеющих значение для дела. Данный пункт особенно важен ввиду того, что суд не принимает участия в процессе формулирования и постановки вопросов, а потому не может «модерировать» и отклонять вопросы, не относящиеся к делу;

3) если участником дела поставлено более десяти вопросов.

Отдельного внимания заслуживает вопрос соотношения статьи 92 и 93 ГПК Украины: статья 92 ГПК Украины устанавливает, что стороны, третьи лица и их представители могут быть допрошены в качестве свидетелей об известных им обстоятельствах, имеющих значение для дела, с их согласия, в том числе по собственной инициативе. Однако этой же статьей допускается отклонение от принципа добровольности такого допроса в случаях, установленных данным кодексом.

В то же время ст. 93 предусматривает возможность письменного опроса участников дела в качестве свидетелей уже без ссылки на необходимость получения согласия стороны, которой задаются определенные вопросы. Возникает вопрос: письменный опрос стороны как свидетеля — это самостоятельный процессуальный институт либо же разновидность допроса стороны как свидетеля, отличающаяся лишь письменной формой проведения, а значит, требующая согласия допрашиваемой стороны.

По нашему мнению, об однозначной самостоятельности данного института в гражданском процессе можно судить, исходя из положений ст. 92, предусматривающей закрепление в процессуальном законодательстве возможности допрашивать сторону как свидетеля без ее согласия, а также закрепление безусловной обязанности ответчика предоставить исчерпывающие ответы на каждый вопрос по сути, а следовательно, данные нормы не соотносятся между собой как общая и специальная.

Некоторые авторы также ставят под сомнение возможность использовать пояснения сторон, допрошенных в качестве свидетелей, как доказательства по делу, поскольку сторона в процессе не может одновременно иметь два процессуальных статуса — стороны и свидетеля. Она остается в статусе стороны, однако может быть допрошена в процессуальном порядке допроса свидетеля, а среди средств доказывания (ст. 76 ГПК Украины) не предусмотрены пояснения сторон, третьих лиц и их представителей, допрошенных в качестве свидетелей. Следуя этой же логике, письменный опрос сторон также не входит в перечень средств доказывания. Также в случае письменного опроса участника дела — юридического лица ответы на вопросы может предоставлять не только его руководитель, но и иное должностное лицо по его поручению, что было бы невозможно в случае допроса свидетеля.

Однако такая позиция опровергается уже самим фактом того, что статьи 92, 93 ГПК Украины размещены в §2 «Показания свидетелей» главы 5 «Доказательства и доказывание», а значит, полученные в результате такого допроса показания приравниваются к показаниям свидетелей.

При этом неполная унификация процессуального законодательства некоторым образом разбалансировала содержание данного института в гражданском и хозяйственном процессах. Как представляется, хозяйственное процессуальное законодательство имеет более последовательно законодательное регулирование вопроса допроса сторон как свидетелей.

Так, ХПК Украины предусматривает порядок письменного опроса свидетелей в качестве процедуры «по умолчанию»: такие показания излагаются в форме заявления свидетеля, хотя суд уполномочен по собственной инициативе или по инициативе стороны вызвать «заочно» допрошенного свидетеля в судебное заседание для предоставления личных пояснений. При этом подпись свидетеля на заявлении заверяется нотариусом, кроме случаев, когда стороны, третьи лица, их представители дали согласие на допрос их в качестве свидетелей. Такая норма кажется рациональной в контексте роли и важности показаний свидетеля, а также учитывая уголовную ответственность за дачу ложных показаний.

В гражданском же процессе возможности письменного опроса свидетелей не предусмотрено. Следует отметить и определенное несовершенство гражданского процессуального законодательства в части порядка письменного опроса стороны судебного процесса: в отличие от ст. 90 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, ГПК Украины предусматривает обязанность участника дела предоставить ответы на вопросы, поставленные исключительно истцом. Это вносит некий дисбаланс в процессуальное равенство сторон дела, поскольку ответчик наделен аналогичным правом письменного опроса истца. Однако истец, как следует из ч. 2 ст. 93 ГПК Украины, не обременен обязанностью отвечать на поставленные вопросы.

Схожий институт известен и зарубежным процессуальным кодексам: в частности, в правиле 33 Федеральных правил гражданского судопроизводства США закреплен институт письменного опроса участников процесса (interrogatory). Однако существенные различия с его украинским аналогом не дают оснований утверждать об общности таких институтов:

1) положения об интеррогатори распространяются на всех соучастников и третьих лиц, а не только на истца и ответчика, однако не распространяются на свидетелей и представителей сторон;

2) поскольку интеррогатори является одной из процедур раскрытия доказательств, а не самим доказательством, на практике принимать в ней участие может и адвокат, и представитель стороны, подготавливая корректные ответы на вопросы с учетом общей тактики защиты стороны в процессе. В Украине же такое понимание в отношении физических лиц кажется сомнительным, поскольку допрос стороны как свидетеля подразумевает изложение обстоятельств известных непосредственно данному субъекту, но, как отмечалось выше, руководитель юридического лица может распорядиться предоставить ответы на поставленные вопросы другому должностному лицу;

3) очередность процедур раскрытия доказательств в США может быть изменена судом в зависимости от обстоятельств дела с целью достижения максимальной эффективности (например, перед интеррогатори возможно провести обмен запросами о предоставлении документов, чтобы поставленные вопросы уже учитывали полученную дополнительную информацию);

4) поскольку интеррогатори проводится на начальном этапе, когда еще не ясно, что будет ключевыми моментами, подлежащими доказыванию по данному делу, сторона вправе спрашивать обо всем, что может с обоснованной вероятностью относиться к вопросам, составляющим предмет спора. Возможно также задавать вопросы, ответы на которые содержат данные, недопустимые в качестве доказательства в судебном разбирательстве, однако такие данные должны способствовать последующему раскрытию допустимых доказательств;

5) если ответ на запрос может быть предоставлен только путем изучения, аудита, обобщения документов участника и если сложность выяснения ответа будет практически одинаковой для каждой из сторон, опрашиваемая сторона может, не отвечая на вопрос, лишь указать на документы, имеющиеся у оппонента, по которым он сможет самостоятельно получить ответ на поставленный вопрос, либо предоставить опрашивающей стороне необходимые документы для изучения и аудита;

6) по своей природе интеррогатори ближе к пояснениям сторон, нежели к письменным доказательствам и показаниям свидетелей.

Недавно на сайте «АГ» была опубликована информация об обращении адвоката в ФПА РФ с вопросом, является ли протокол адвокатского опроса относимым и допустимым доказательством в суде. В своем письме адвокат обратил внимание на то, что в судебной практике сложился противоречивый подход к оценке составленных адвокатом письменных пояснений свидетеля, в связи с чем, по его мнению, необходимо обсудить данную тему.

Вопрос о возможности приобщения в судебном заседании письменных показаний свидетеля по уголовному делу, отказывающегося являться в суд, также остается открытым.

На наш взгляд, показания такого лица могут быть оформлены в форме акта опроса защитником в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Целесообразно ходатайствовать о приобщении такого документа к материалам дела вместе с заявлением ходатайства о привлечении соответствующего лица в качестве свидетеля. В случае если это отвечает интересам доверителя, возможно после получения соответствующим лицом статуса свидетеля ходатайствовать об отложении судебного заседания или приводе.

В практике рассмотрения уголовных дел встречаются ситуации, когда адвокату – представителю одной из сторон уже на стадии судебного следствия становится известно о лицах, которые не были привлечены к делу в качестве свидетелей, но их показания могут иметь значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. При данных обстоятельствах адвокат имеет право заявить ходатайство о привлечении названного лица к делу в качестве свидетеля, которое подлежит рассмотрению судом.

Вместе с тем могут возникать случаи, когда лицо, которое могло бы дать необходимые показания, по разным причинам отказывается явиться в судебное заседание (например, в связи с длительными сроками рассмотрения дела, опасениями, связанными с личностью обвиняемого, нахождением в командировке и др.). Практика показывает, что даже при удовлетворении ходатайства о привлечении соответствующего лица в качестве свидетеля суд может не воспользоваться своим правом на вынесение определения о вызове или приводе свидетеля (при его неявке без уважительных причин) или отложении судебного заседания в порядке ст. 272 УПК РФ со ссылкой на принцип разумного срока уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ). Статья 281 УПК РФ об оглашении показаний свидетеля в данном случае также неприменима, поскольку свидетель еще не дал никаких показаний в рамках уголовного дела.

В судебной практике существует тенденция использования опросов лиц, отказывающихся являться в судебное заседание в качестве свидетелей, адвокатом – представителем одной из сторон. Делается это по аналогии с системой общего права, где развит и активно используется институт аффидевита (affidavit) – письменных показаний, сделанных под присягой уполномоченному лицу, включая адвокатов, или так называемого «профессионального заявления» (professional statement) – термин, применяемый в праве США для обозначения документа, составляемого адвокатом и имеющего такую же юридическую силу, что и аффидевит1.

В частности, английские Правила уголовного процесса (Criminal Procedure Rules) (п. 16.4) содержат положения о доказательственном значении письменного заявления свидетеля (written witness statement in evidence), в соответствии с которыми суд вправе принять письменное заявление свидетеля об известных ему обстоятельствах в качестве надлежащего доказательства по уголовному делу либо вызвать свидетеля для личного допроса в судебном заседании.

Самостоятельное доказательственное значение подобное заявление (называемое также «аффидевит») имеет в уголовном процессуальном законодательстве Канады (см., например, ст. 4.06 Правил уголовного процесса Верховного суда Онтарио)2.

Необходимо отметить, что право опрашивать лиц с их согласия прямо предусмотрено только для защитников по уголовному делу (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ), в связи с чем возникает вопрос о допустимости использования аналогии закона с предоставлением такого права адвокатам – представителям иных участников уголовного судопроизводства. С нашей точки зрения, подобная аналогия представляется обоснованной в свете формулировки ч. 2 ст. 86 УПК РФ о праве потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств, а также Разъяснения № 1 Совета Адвокатской палаты г. Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката3.

В то же время любое процессуальное действие представителя по уголовному (и иному делу) должно отвечать интересам доверителя, а именно эффективному решению возникающих практических проблем. Соответственно, встает вопрос о реальном доказательственном значении информации, полученной в результате опроса лиц адвокатом, и, как следствие, целесообразности использования данного механизма.

Федеральная палата адвокатов в Методических рекомендациях по реализации прав адвоката, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ и п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», исходит из принципиальной возможности признания акта адвокатского опроса в качестве самостоятельного доказательства, предусмотренного п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ и отвечающего требованиям ст. 84 этого же Кодекса.

По мнению ФПА РФ, «в акте должны найти отражение следующие данные: сведения об адвокате, проводившем опрос, с указанием адвокатского образования, адвокатской палаты субъекта РФ, в которых значится этот адвокат, его номер в соответствующем реестре и номер ордера, на основании которого он выполняет поручение по данному делу; фамилия, имя, отчество, дата и место рождения опрашиваемого лица, его место жительства, место работы, должность, домашний и рабочий телефоны, сведения о документах, удостоверяющих его личность, отношение к обвиняемому и потерпевшему; отметка о согласии на опрос. Акт опроса, как представляется, должен соответствовать требованиям, предъявляемым к протоколу допроса свидетеля (ст. 189–191 УПК РФ)».

Вместе с тем в протокол допроса свидетелей включается отметка о предупреждении лица об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в связи с чем возникает вопрос о правомерности внесения такой отметки в акт адвокатского опроса и о доказательственной ценности такого акта в отсутствие отметки.

По мнению Конституционного Суда РФ, выраженному в Определении от 4 апреля 2006 г. № 100-О, проставление такой отметки в подтверждение того, что лицо было предупреждено адвокатом об уголовной ответственности, «означало бы придание – вопреки требованиям Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуального законодательства – несвойственной ему процессуальной функции».

По результатам изучения судебной практики можно сделать вывод о том, что суды не признают подобные «акты» или «протоколы» опросов в качестве самостоятельных доказательств по делу

В частности, в уже упоминавшемся определении КС РФ, в котором рассматривается вопрос о соответствии Конституции РФ п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, указано, что полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – в рамках достаточности для разрешения уголовного дела.

Аналогичная позиция высказана и Верховным Судом РФ в Кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам от 10 августа 2006 г. по уголовному делу № 39-006-9, при рассмотрении которого встал вопрос о фальсификации защитником приобщенных к материалам дела протоколов опросов: «сведения, полученные защитником в результате опроса, могут стать доказательствами по уголовному делу только тогда, когда опрошенное защитником лицо подтвердит эти сведения на допросе, проведенном в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона дознавателем, следователем, прокурором или судом. Протокол опроса является лишь формой фиксации хода и результатов опроса»4.

Нижестоящие суды следуют изложенной позиции. Так, Апелляционное определение Амурского областного суда от 23 апреля 2013 г. по делу № 22-623/13 содержит вывод о том, что данный документ может использоваться лишь как основание для допроса соответствующих лиц в качестве свидетелей или для производства других процессуальных действий с целью их проверки и оценки, поскольку при таком опросе лицо не предупреждается об уголовной ответственности в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ и предусмотренное ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников такому лицу не разъясняется5.

Более лояльная позиция высказана в определении Санкт-Петербургского городского суда от 2 июля 2013 г. № 4489: «В соответствии со ст. 86 ч. 3 п. 2 УПК РФ защитник действительно вправе собирать доказательства путем опроса лиц с их согласия. Однако полученные в результате опроса лиц данные подлежат, как и все другие доказательства, в соответствии со ст. 87 УПК РФ проверке путем сопоставления их с другими доказательствами и в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ оценки с точки зрения относимости, допустимости и достоверности». Тем не менее в данном деле суд признал акт опроса составленным с нарушением требований ч. 5 ст. 164, 189 УПК РФ, а также указал, что соответствующее лицо было допрошено ранее в качестве свидетеля следователем и судом.

Указанный вывод соответствует ранее высказанной позиции Верховного Суда РФ относительно допустимости опроса лица, уже допрошенного по уголовному делу в качестве свидетеля (Постановление Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств от 20 января 2010 г. № 1PK10): «По смыслу ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства, в том числе и путем опроса лиц с их согласия, которые не являются свидетелями (потерпевшими) в установленном порядке». Следует отметить, что Адвокатская палата г. Москвы придерживается аналогичной позиции о недопустимости проведения адвокатского опроса параллельно с допросом свидетеля (Разъяснения (№ 1) Совета Адвокатской палаты г. Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката).

Таким образом, несмотря на то, что показания лица, которому известны существенные для уголовного дела обстоятельства, могут быть оформлены в форме акта опроса адвокатом в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, суд, скорее всего, откажется признать такой документ в качестве самостоятельного доказательства.

В данном случае целесообразно ходатайствовать о приобщении такого документа к материалам дела вместе с заявлением ходатайства о привлечении опрошенного адвокатом лица в качестве свидетеля. Если это отвечает интересам доверителя, после получения опрошенным лицом статуса свидетеля возможно ходатайствовать об отложении судебного заседания или приводе.

1 29 Am Jur 2d Evidence.

4 См. также Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2008 г. по делу № 69-О08-4сп.

5 См. также: Апелляционное определение суда Чукотского автономного округа от 11 февраля 2014 г. по делу № 22-4/14, № 1-64/13; Справка по результатам изучения практики применения норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих обеспечение судом права на защиту обвиняемого (подсудимого), при рассмотрении уголовных дел Нижегородским областным судом по первой инстанции за период 2012 г. и 6 месяцев 2013 г. – «Бюллетень Нижегородского областного суда», № 11, ноябрь, 2013 г.

admin