Перечень тяжелых заболеваний

В 2012 году Минздрав России утвердил Перечень заболеваний, дающих инвалидам, страдающим ими, право на дополнительную жилую площадь (Приказ Минздрава России от 29.11.2012 № 987н) и Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире (Приказ Минздрава России от 30.11.2012 № 991н). Документы в силу не вступили и будут применяться только после отмены действующих в настоящее время Перечней (утверждены Постановлением Правительства Р. Ф. от 21.12.2004 № 817 и ПостановлениемПравительства Р. Ф. от 16.06.2006 № 378). Тексты новых приказов и утвержденных ими Перечней можно увидеть на сайте «Российской газеты»: и . Сравним новые и действующие Перечни.

Перечень заболеваний, дающих инвалидам, страдающим ими, право на дополнительную жилую площадь

Заболевания, указанные в Перечне, предоставляют право на получение дополнительной жилой площади. Основание — статья 17 Федерального Закона Р. Ф. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»: людям с инвалидностью может быть предоставлено жилое помещение по договору социального найма общей площадью, превышающей норму предоставления на одного человека (но не более чем в два раза), если они страдают тяжелыми формами хронических заболеваний, предусмотренных перечнем, устанавливаемым уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Действующий перечень заболеваний утвержден Постановлением Правительства Р. Ф. от 21.12.2004 № 817, текст постановления размещен на сайте «Российской газеты».

В новом Перечне заболеваний указаны не только наименования заболеваний, но и коды в соответствии с Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Международная классификация болезней содержит классы (разделы) кодов заболеваний и состояний. Разрабатывает МКБ Всемирная организация здравоохранения, и под ее руководством происходит пересмотр классификации. В новом Перечне значительно изменилась формулировка пункта о психических заболеваниях. Если по действующему Перечню право на дополнительную жилплощадь возникает при наличии «психического заболевания, требующего обязательного диспансерного наблюдения», то по новому Перечню такое право предоставляется при наличии отдельных «хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями».

Формулировка заболеваний, предоставляющих право на дополнительную жилую площадь «колясочникам», дополнена псориазом артропатическим, требующим применения инвалидных кресел-колясок. В остальном формулировки остались прежними: к таким заболеваниям, в частности, относятся органические заболевания центральной нервной системы со стойким нарушением функции нижних конечностей, требующие применения инвалидных кресел-колясок, и (или) с нарушением функции тазовых органов. Новый Перечень дополнен кодами конкретных заболеваний, включая код G80, обозначающий детский церебральный паралич.

Выдержки из Перечня с расшифровкой кодов

Действующий Перечень

2.Психические заболевания, требующие обязательного диспансерного наблюдения.

8.Органические заболевания центральной нервной системы со стойким нарушением функции нижних конечностей, требующие применения инвалидных кресел-колясок, и (или) с нарушением функции тазовых органов.

Новый Перечень

2.Хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями: F01; F03 — F09; F20 — F29; F30 — F33.

Расшифровка кодов:

  • F01 — сосудистая деменция
  • F03 — F09 — деменция неуточненная; органический амнестический синдром, не вызванный алкоголем или другими психоактивными веществами; делирий, не вызванный алкоголем или другими психоактивными веществами, другие психические расстройства, обусловленные повреждением и дисфункцией головного мозга или соматической болезнью; расстройства личности и поведения, обусловленные болезнью, повреждением или дисфункцией головного мозга; органическое или симптоматическое психическое расстройство неуточненное.
  • F20 Шизофрения
  • F21 Шизотипическое расстройство
  • F22 Хронические бредовые расстройства
  • F23 Острые и преходящие психотические расстройства
  • F24 Индуцированное бредовое расстройство
  • F25 Шизоаффективные расстройства
  • F28 Другие неорганические психотические расстройства
  • F29 Неорганический психоз неуточненный

Расшифровка кодов:

  • G35 Рассеянный склероз
  • G60.0 Наследственная моторная и сенсорная невропатия
  • G71.2 Врожденные миопатии
  • G80 Детский церебральный паралич
  • T90.2 Последствия перелома черепа и костей лица
  • T90.3 Последствия травмы черепных нервов
  • T90.4 Последствия травмы глаза окологлазничной области
  • T90.5 Последствия внутричерепной травмы
  • T90.8 Последствия других уточненных травм головы
  • T90.9 Последствия неуточненной травмы головы
  • T91.1 Последствия перелома позвоночника
  • T91.3 Последствия травмы спинного мозга
  • Z99.3 Зависимость от кресла на колесах
  • Z99.8 Зависимость от других вспомогательных механизмов и устройств

Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире

Если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания из этого Перечня, то семья, при соблюдении условий, предусмотренных жилищным законодательством, признается нуждающейся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма; при этом жилье должно быть предоставлено вне очереди; площадь помещения может превышать норму предоставления на одного человека, но не более чем в два раза (ст.ст.51, 57, 58 Жилищного кодекса РФ).

Действующий перечень утвержден Постановлением Правительства Р. Ф. от 16.06.2006 № 378, его можно увидеть на сайте «Российской газеты».

Новым Приказом значительно сокращен перечень хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями. По действующему Перечню к таким заболеваниям относится весь класс МКБ-10 «Психические расстройства и расстройства поведения» — F00-F99. В этот класс входит, например, блок F70-F79 «Умственная отсталость», блок F80-F89 «Расстройства психологического развития», блок F90-F98 «Эмоциональные расстройства, расстройства поведения, обычно начинающиеся в детском и подростковом возрасте». Новый Перечень ограничивается заболеваниями с кодами F20-F29; F30-F33.

Раздел «Эпилепсия с частыми припадками» дополнен кодом G41 — Эпилептический статус.

Если на момент постановки семьи на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях заболевание ребенка входило в Перечень хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, но в новом Перечне это заболевание отсутствует, то это обстоятельство не лишает семью права на внеочередное получение жилого помещения.

3.Хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями F00 — F99.

Расшифровка кодов (по блокам):

  • F00-F09 Органические, включая симптоматические, психические расстройства
  • F10-F19 Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ
  • F20-F29 Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства
  • F30-F39 Расстройства настроения (аффективные расстройства)
  • F40-F48 Невротические, связанные со стессом, и соматоформные расстройства
  • F50-F59 Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами
  • F60-F69 Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте
  • F70-F79 Умственная отсталость
  • F80-F89 Расстройства психологического развития
  • F90-F98 Эмоциональные расстройства, расстройства поведения, обычно начинающиеся в детском и подростковом возрасте
  • F99 Неуточненные психические расстройства

4.Эпилепсия с частыми припадками — G40

Расшифровка кодов:

  • G40 Эпилепсия

Новый перечень

3.Хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями F20 — F29; F30 — F33

Расшифровка кодов:

  • F20 Шизофрения
  • F21 Шизотипическое расстройство
  • F22 Хронические бредовые расстройства
  • F23 Острые и преходящие психотические расстройства
  • F24 Индуцированное бредовое расстройство
  • F25 Шизоаффективные расстройства
  • F28 Другие неорганические психотические расстройства
  • F29 Неорганический психоз неуточненный
  • F30 Маниакальный эпизод
  • F31 Биполярное аффективное расстройство
  • F32 Депрессивный эпизод
  • F33 Рекуррентное депрессивное расстройство

4.Эпилепсия с частыми припадками — G40 — G41

Расшифровка кодов:

  • G40 Эпилепсия
  • G41 Эпилептический статус»

Многие родители детей, имеющих тяжелые формы хронических заболеваний (аутизм, синдром Дауна, умственная отсталость, ДЦП и др.), 01.01.2018 года оказались в очень непростой ситуации. Такие детки, на основании Постановления Правительства РФ от 16.06.2006 г. № 378 «Об утверждении перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире», имели право встать на учет с целью обеспечения их жилым помещением по договору социального найма во внеочередном порядке. В Управлениях по жилищной политике в различных регионах из таких вне очередников создались очереди, что уже само по себе противоречит законодательству, жилые помещения выдавались медленно, семьи ждали улучшения жилищных условий для своих детей годами. 01.01.2018 года ситуация резко обострилась в связи с тем, что вышеуказанное Постановление утратило законную силу, и в этот же день в законную силу вступил Приказ Министерства здравоохранения РФ от 29.11.2012 года № 987н «Об утверждении перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире», который исключил заболевания наших детей из перечня, и тем самым лишил возможности на обеспечение их жилыми помещениями вне очереди. Семьи начали получать письма, уведомляющие об утрате этого права.
Почему работники управлений по жилищной политике умалчивали о скором изменении Перечня заболеваний, почему продолжали обещать, что дети будут обеспечены жильем и при этом не обеспечивали? На каком основании создавались очереди из вне очередников, когда в Жилищном кодексе Российской Федерации прямо указывается на то, что обеспечение жилой площадью по договору социального найма должно производиться вне зависимости от наличия таких же граждан, имеющих такое же право? На каком основании семьи стали получать уведомления о том, что их дети утратили права на обеспечение жильем, если новый Перечень вступил в законную силу уже после принятия детей на учет? Ведь закон обратной силы не имеет.
Дети, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний, остро нуждаются в отдельном жилье, так как специфика данных заболеваний такова, что при неблагоприятных условиях проживания, резко наступают ухудшения физического и психического состояния, выражающиеся в агрессии, само агрессии, депрессивности, психо-эмоциональной перегруженности, апатии ко всему окружающему, развитии аффективного расстройства, что в свою очередь, может повлечь за собою ухудшение здоровья и условий жизни совместно проживающих граждан с таким ребенком. Учитывая, что основная масса таких детей учится по коррекционным программам, и в силу своего заболевания, находится на домашнем обучении, то им также необходимо место для организации рабочего пространства, ведь многим из таких детей нужны объемные наглядные материалы для обучения и психоэмоциональной разгрузки. При надлежащих условиях проживания и организации деятельности вышеуказанной категории лиц, вполне возможно поддержание их состояния в стабильности, в большинстве случаях наблюдается положительная динамика, многие становятся достойными членами общества, добиваются успеха во многих сферах деятельности. Так почему же на таких детях поставили крест, не дав возможности расти и развиваться. Почему идет прямое нарушение прав ребёнка. В связи с принятием нового Перечня заболеваний, произошло существенное ухудшение условий жизни детей-инвалидов.
От лица всех родителей, а также законных представителей, опекунов Российской Федерации, воспитывающих детей с тяжелыми формами хронических заболеваний, просим разобраться в сложившейся ситуации и восстановить наших детей в правах, закрепленных в Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), Конституции Российской Федерации и Жилищном кодексе Российской Федерации.

Москва. 2 марта. INTERFAX.RU — Коронавирус — это заболевание средней тяжести, похожее на простуду, заявил директор института вирусологии берлинской клиники «Шарите» Кристиан Дростен.

Как заявил ученый журналистам в Берлине в понедельник, в настоящее время в социальных сетях очень много паники по этому поводу, от которой следует воздерживаться. При этом необходимо соблюдать меры безопасности, в первую очередь, мыть руки, подчеркнул эксперт.

В свою очередь глава Института имени Роберта Коха в Германии (занимается изучением инфекционных болезней) профессор Лотар Вилер напомнил, что в настоящее время в Китае зафиксировано 80 170 случаев заражения коронавирусом, он выявлен уже в 64 странах. За пределами Китая число заражений приблизилось к 9 тыс. случаев.

В феврале член Академии наук КНР Ван Фушэн говорил, что пневмония, вызываемая новым типом коронавируса, не вызывает осложнений после выздоровления. По его словам, клинические симптомы заболевания исчезают в течение недели, а доля пациентов с легкой и средней формой заболевания превышает 80%.

Ученый отмечал, что при правильном режиме — хорошем отдыхе, питании, своевременном приеме медикаментов — иммунитет человека способен сам победить инфекцию. «Заболевание в большинстве случаев проходит без последствий, поэтому для паники нет оснований», — подчеркнул академик.

ПОНЯТИЕ БОЛЕЗНИ КАК ЮРИДИЧЕСКОГО ФАКТА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ С.С. Чернова

(преподаватель кафедры уголовного процесса Тюменского юридического института МВД России)

Термин «болезнь» (лат. morbus), согласно большой медицинской энциклопедии, «применяется для обозначения заболевания отдельного человека, понятия о болезни как нозологической единице и обобщенного понятия о болезни как биологическом и социальном явлении»1. Ширина этого определения, по мнению А.Д. Адо, выдвигает его на пограничную линию между философскими, социально-экономическими науками, с одной стороны, и медико-биологическими науками, с другой стороны2. В связи с этим попытки представить все признаки явления «болезнь» в одном термине оказывались до сих пор неудачными, поскольку он рассматривался либо односторонне, либо излишне широко. Кроме того, представление ученых

0 болезни менялось во времени, отражая уровень медицинских знаний и науки в целом, характер общественно-экономического уклада и господствующего мировоззрения в определенный период развития человеческой культуры.

Восприятие людьми болезни как случая внедрения в организм некоего духа, враждебного одушевленного существа породило идеалистический, а позднее религиозный взгляд на это явление. Так, по мнению Парацельса (XVI в.), течение и исход болезни зависели от борьбы целебных сил организма с болезнетворными проявлениями, вызванными пребывающими в желудке злыми духами3.

В эпоху древнеримской культуры К. Цельс выдвинул понятие «болезнетворной идеи» (idea mordosa), воздействие которой на организм приводит к возникновению

1 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 3 / Гл. ред. Б.В. Петровский. — Изд. 3-е. — М.: Советская энцикл., 1976. — С. 283.

2 Адо А.Д., Царегородцев Г.И. Борьба материализма и идеализма в учении о здоровье и болезни человека. — М.: Медицина, 1970. — С. 6.

3 Там же. — С. 11.

болезни. Лечение при подобном понимании ее сущности ограничивалось жертвоприношениями, заговорами, молитвами.

Примитивно идеалистические, религиозные представления нашли отражение в работах Платона (III в. до н. э.), Ван Гель-монта (XVII в.), Шталя (XVIII в.), однако уже в первобытнообщинном и рабовладельческом обществах им противостояли материалистические воззрения.

Например, в сборнике сочинений Гиппократа (У-ГУ вв до н. э.), который принадлежал к Косской врачебной школе, болезнь рассматривалась как природное, естественное проявление борьбы организма с вредным началом и вызванными им нарушениями, обусловленными пагубными влияниями внешней среды. Опираясь на натурфилософские взгляды о строении и функции организма, он считал, что человеческое тело состоит из четырех элементов

— крови, слизи, желтой и черной желчи — в их определенном смешении, нарушения которого и лежат в основе болезней.

Гиппократ первым описал различные проявления психических болезней (эпилепсию с помрачением сознания, состояния с двигательным возбуждением и т.д.) и рассматривал их как следствие заболевания головного мозга.

В отличие от ученых Косской школы, придерживающихся гуморального направления в медицине, сторонники солидарной гипотезы происхождения заболеваний, основой которой стала атомистическая философия Демокрита (У-ХУ вв. до н. э.), полагали, что атомы составляют материальную основу человеческого организма. По их мнению, сжатие или расширение «пор» между плотными частями, меняющее содержание жидкостей, как и изменение формы самих атомов или неправильное их расположение, приводит к болезни.

Представители школы пневматиков (Ш-П вв. до н. э.) первоосновой, первоэлементами окружающего мира вообще и человеческого организма в частности считали не какие-то конкретные природные тела и элементы, а их качества — сухость, теплоту, влажность, холод. Они полагали, что болезнь человека обусловливает различное сочетание этих качеств. В основе жизни человека, с точки зрения пневматиков, лежит дыхание — соответственно, поражение системы дыхания ведет к заболеванию всего организма или отдельных его органов.

Материалистических представле-

ний придерживался и Абу Али Ибн Сина (Авиценна), в учении которого получили глубокое развитие проблемы причинности в этиологии и взаимодействия внешних факторов с «внутренними силами» организма. Сущность заболевания он видел в «неестественном состоянии человеческого тела, обусловливающим по существу первичным образом расстройство в действии больного органа»1. Например, неправильное поведение психически больных Ибн Сина, как и Гиппократ, считал результатом болезни головного мозга.

Средневековый философ Фома Аквинский, придерживающийся дуалистических, объективно-идеалистических представлений на природу и человека, понимал болезни как расстройства тела под влиянием изменений его свойств, материальных качеств и допускал влияние этих расстройств на духовное начало больного.

По отношению же к психически больным эпоха Средневековья характеризуется особой жестокостью, поскольку их перестали считать больными и, в соответствии со специальным сочинением «Молот ведьм», уничтожали путем сожжения заживо либо содержали вместе с бродягами, преступниками2.

Коренной перелом наступил только в первой половине XIX в., когда появились

1 Ибн Сина (Авиценна). Канон врачебной науки. Кн. I / Пер. А.М. Салье; Ред. А.С. Сады-ков. — Ташкент: Фан, 1981. — С. 141.

2 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 21 / Гл. ред. Б.В. Петровский. — 3-е изд. — М.: Советская энцикл., 1983. — С. 315.

законодательные акты, охраняющие права психически больных, а также были изданы научные руководства по психиатрии.

Обострение борьбы материализма с идеализмом в философии, которая на различных научных уровнях, в разных формах продолжается и в настоящее время, произошло на рубеже XIX и XX веков. Влияние материалистического подхода к болезни оставалось еще значительным, хотя и ощущалась неудовлетворенность его ограниченностью, особенно в вопросах причинности. Это создавало благоприятные условия для идеалистических концепций, если они имели так называемое рациональное звено. Так, например, было положительно воспринято субъективноидеалистическое учение М. Ферворна, который справедливо указывал на необходимость анализа всех условий, ведущих к возникновению заболеваний.

Заслуживает особого внимания подход к сущности болезни, развитый И.В. Давыдовским в 60-е г. XX в., рассматривавшим это понятие с позиций наиболее общих представлений о жизни вообще и ее эволюции на нашей планете. Он считал, что к характеристике болезни не применимы категории количества и качества, так как она лишь один из вариантов биологической нормы, физиологического приспособления организма к определенным условиям3.

Очевидно, что трудность определения болезни как явления связана не только с разностью подходов к его содержанию. Особая сложность определения понятия «заболевание» обусловливается также тем, что в него должны включаться лишь такие признаки, которые характерны для любых форм болезни.

Так, одно из самых известных кратких определений болезни как жизни при ненормальных условиях4 не затрагивает характеристики болезни как таковой.

Данное И. Оффенбергом определение заболевания как процесса приспособ-

3 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 3 / Гл. ред. Б.В. Петровский. — Изд. 3-е. — М.: Советская. энцикл., 1976. — С. 286.

4 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 21. — С. 289.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ления1 вообще является несостоятельным, поскольку в каждом заболевании различные повреждения органов, клеток возникают раньше, чем приспособительные процессы. Это дает основание рассматривать болезнь в качестве процесса, при котором над приспособительными реакциями преобладают разрушительные явления.

Представление о болезни как о снижении способности организма к приспособлению развивал и А.А. Остроумов. По его определению, болезнь — это «несоответствие между организмом и окружающей средой, потеря организмом приспособительной способности к данной окружающей среде»2.

Большое значение приспособительной способности организма к окружающей его среде придавал и С.П. Боткин. Он, характеризуя сущность заболевания как явления, писал, что «всякое нарушение равновесия, не восстановленное приспособляющейся способностью организма, представляется нам в форме болезни… Реакция организма на вреднодействующие на него влияния внешней среды и составляет сущность болезни»3.

В других определениях заболевания на первый план выдвигается важный с социальной точки зрения критерий — снижение трудоспособности человека и его социально полезной деятельности. Действительно, трудоспособность человека снижается или утрачивается полностью при большинстве болезней.

Однако С.П. Боткин заметил, что больные чахоткой работники умственного труда могут вполне удовлетворительно выполнять свои профессиональные обязанности, а при некоторых заболеваниях (маниакальный психоз, тиреотоксикоз) встречаются временные периоды увеличения трудоспособности больных.

Следовательно, данное И.Г. Царего-родцевым определение болезни человека как существа социального — «жизнь поврежденного организма при участии про-

1 Адо А.Д., Царегородцев Г.И. Указ. соч. — С. 48.

2 Там же.

3 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 3. — С. 286.

цессов компенсации нарушенных функций и при снижении трудоспособности»4 — не отражает в полной мере этого явления.

Шире критерия трудоспособности (хотя и полностью включает его в себя), данная К. Марксом характеристика болезни как «стесненной в своей свободе жизни»5. Эта трактовка допускает более гибкую оценку значения болезни для общества, человека и смысловую ее конкретизацию применительно к различным заболеваниям и, в отличие от критерия «снижение трудоспособности», применима к болезням человека любого пола, возраста, профессии и является действительно всеобщим критерием болезни.

Ограничение жизнедеятельности, несомненно, имеет место при любом заболевании. Такая функциональная неполноценность человека при болезни не всегда распространяется на все виды его трудовой деятельности, но всегда в чем-то ограничивает свободу его жизни.

Таким образом, понятие «болезнь» следует трактовать как любое ухудшение в состоянии здоровья под влиянием внешних и внутренних факторов, имеющее распознаваемые субъективные и объективные признаки (симптомы) и характеризующееся ограничением свободы жизнедеятельности больного.

Это же определение, по нашему мнению, применимо к термину «заболевание», являющемуся синонимом понятию «болезнь» и используемому «как часть медицинского названия, какой-либо специфической болезни»6.

Такой подход к соотношению понятий вполне допустим с точки зрения медицины, поскольку их объем и содержание не являются строго определенными, а изменяются в разных контекстах.

5 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 1. — 2-е изд.

— М., 1955. — С. 64.

6 Медицинский словарь (Oxford). Т. 1 (А-М): Пер. с англ. — М.: Вече, АСТ, 1998. — С. 331.

Например, изучение заболеваний позволяет сделать вывод о проявлениях и исходах болезней у различных групп населения. В некоторых заболеваниях более детально отражены общие закономерности развития какой-либо болезни, а «у человека может быть диагностировано несколько различных болезней; в этом случае его заболевание складывается одновременно из нескольких нозологических форм, взаимоотношение которых у конкретного больного оказывается нередко сложным»1.

Однако трактовка определения «болезнь», допустимая с точки зрения философии и медицины, требует внесения ряда уточнений, если это явление рассматривать как юридический факт.

Для решения этой проблемы предварительно необходимо уточнить, что такое юридический факт.

В римском праве различалось несколько оснований правоотношений, упоминались сроки и т.д., однако определения юридического факта не было сформулировано. Впервые данный термин ввел Савиньи в работе «Система современного римского права». Он писал: «Я называю события, вызывающие возникновение или окончание правоотношений, юридическими фактами»2.

По мнению же большинства современных авторов, юридический факт — это конкретное жизненное обстоятельство, с наступлением которого норма права связывает возникновение, изменение, прекращение правоотношений3.

Следовательно, жизненные обстоятельства становятся юридическими фактами только тогда, когда признаны нормами права (прямо или косвенно отражены в

1 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 8 / Гл. ред. Б.В. Петровский. — Изд. 3-е. — М.: Советская энцикл., 1978. — С. 273.

2 Цит. по: Manigr A. Tatsachen, juristische. Handworterbuch der Rechtswis-sen schaft. -Berlin & Leipyig, 1928. — S. 847.

3 См., например: Теория государства и права: Учебник для вузов / Под. ред. В.М. Корель-ского и В.Д. Перевалова. — 2-е изд., изм. и доп.

— М.: НОРМА, 2002. — С. 364; Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— М.: Юристь, 2005. — С. 429.

законодательстве), поскольку сами по себе они не обладают свойством быть или не быть юридическими фактами.

Так, одни и те же факты являются или не являются юридическими в зависимости от воли государства, возведенной в закон.

Например, институт приостановления предварительного следствия уходит корнями в далекое прошлое, но первое упоминание о болезни как о причине приостановления уголовного преследования датируется серединой XIX в., а точнее, 1864 г., когда был принят Устав уголовного судопроизводства Российской империи4.

В указанном законодательном акте, введенном в действие в рамках Судебной реформы, была выделена специальная глава «О делах, по которым обвиняемые уклонились от суда», включающая в себя основания приостановления уголовного преследования, которые делились на фактические и юридические. Первым фактическим основанием являлось «неоткрытие местопребывания обвиняемого или его побег». Другим основанием — «безумие, сумасшествие или припадок болезни, приводящий в умоисступление или совершенное беспамятство», если при этом обвиняемый впал в такое болезненное состояние уже после совершения преступления или проступка.

Таким образом, болезнь такого участника уголовного процесса, как обвиняемый, до определенного момента была лишь фактом, имеющим значение для медицины, рассматривающей ее в качестве заболевания отдельного индивида. После признания нормами права болезни в качестве одного из оснований приостановления производства по уголовному делу и отражения этого в законодательстве (в главе «О делах, по которым обвиняемые уклонились от суда» Устава уголовного судопроизводства Российской империи 1864 г.) она стала и юридическим фактом.

Все юридические факты предусмотрены в нормах права: прямо — в гипотезе, косвенно — в диспозиции и санкции. С появлением в жизни фактов, указанных в

4 Российское законодательство Х-ХХ вв. — М.: Юрид. лит., 1991. — С. 118-251.

гипотезе нормы, последняя начинает действовать, то есть лица — адресаты нормы приобретают права и обязанности, названные в ее диспозиции. Диспозиция управомочивающей или обязывающей правовой нормы предписывает, каким может или должно быть поведение активной стороны.

Так, наличие у подозреваемого, обвиняемого физических или психических недостатков, препятствующих им самостоятельно осуществлять свое право на защиту, оговорено в гипотезе ст. 51 УПК РФ (п. 3 ч. 1 указанного нормативного акта) и после начала ее действия подозреваемый, обвиняемый приобретают права, названные в диспозиции — обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве.

Кроме того, диспозиция ст. 51 УПК РФ (ч. 3 указанной статьи) предписывает, что если защитник не приглашен самим лицом, то дознаватель, следователь или суд обеспечивают участие защитника в уголовном судопроизводстве, поскольку рассматриваемая правовая норма является обязывающей.

Таким образом, в данном случае не только физические или психические недостатки, закрепленные законодателем, будут юридическим фактом, но и действия должностных лиц, совершаемые в соответствии с предписаниями.

В связи с этим положением необходимо рассмотреть научную классификацию, подразделяющую юридические факты на следующие виды:

1) юридические действия:

— правомерные (юридические поступки и юридические акты);

— противоправные;

2) юридические события, под которыми понимают «явления природы, возникновение и развитие которых не зависит от воли и сознания человека»1.

Очевидно, что к ним относят и болезнь какого-либо участника уголовного судопроизводства, поскольку это обстоятельство стихийного характера относится и к челове-

1 Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. — М.: Юрид. лит., 1984. — С. 26.

ку, чья деятельность состоит из сплетения случайностей и закономерностей.

Однако, на наш взгляд, подобная трактовка фактов-событий неточно отражает их сущность:

1) т.к. некоторые зарождающиеся события являются следствием человеческого волеизъявления (рождение ребенка, умышленное причинение обвиняемым себе травмы, препятствующей его участию в следственных действиях), но впоследствии их течение выходит из-под контроля лица (не всегда возможно достоверно прогнозировать исход заболевания);

2) многие правомерные действия людей рассматриваются юридически как события, а внимание их субъективным моментам не уделяется;

3) трудно отнести и к событиям, и к действиям сложный юридический факт, объединяющий в себе признаки субъективного и объективного характера;

4) развитие науки и техники может привести к тому, что независящие от воли и сознания людей явления и процессы природы станут управляемыми (найдено лекарство или изобретен метод лечения последней стадии туберкулеза, рака и т.д.);

Например, в Древнем Риме эпилепсии, острые психические расстройства при соматических заболеваниях лечили рвотными и слабительными средствами, прогулками, кровопусканием, диетами. На современном же этапе развития медицины для лечения данного заболевания применяют психофармакологические средства, используют хирургическое вмешательство и т.д. Соответственно, прогноз в отношении жизни лиц с психическими расстройствами, как правило, благоприятен (при своевременном лечении эпилепсии припадки прекращаются полностью)2.

В свою очередь, юридические факты-события можно классифицировать по количеству участников, по происхождению, по протяженности и т.д.

2 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 28 / Гл. ред. Б.В. Петровский. — 3-е изд. — М.: Советская энцикл., 1986. — С. 303.

Наибольший интерес, на наш взгляд, представляет такая достаточно распространенная на практике их разновидность, как сроки, которые придают правовому регулированию стабильность, служат законодательной гарантией защиты прав и исполнения обязанностей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Течение срока отсчитывается от установленных в законе юридических фактов

— это и есть его начало, с чем мы абсолютно согласны. Истечение периода времени, исчисляемого годом, месяцем, неделей, часом, служит концом срока. Однако, на наш взгляд, для практики уголовно-процессуального регулирования применимо и несколько другое исчисление времени, а именно его определение за счет указания на наступление определенного события.

Например, п. 1 ч. 1 ст. 211 УПК РФ в качестве окончания срока приостановления по основанию, указанному в п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ (одним из оснований приостановления предварительного следствия, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, выступает временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствующее участию указанных лиц в следственных и иных процессуальных действиях), предусматривает выздоровление подозреваемого или обвиняемого, то есть устранение оснований приостановления предварительного следствия. При этом никакого указания на продолжительность срока болезни статья не содержит, да и содержать не может.

Основывается наша точка зрения на том, что ни врач, ни даже судебно-медицинская экспертиза не смогут с точностью определить день, час выздоровления ранее заболевшего участника уголовного процесса, а в некоторых случаях и не смогут указать, наступит ли таковое вообще, поскольку из каждого правила течения уже известных науке болезней есть исключения, оказывающие влияние на их исход.

Рассмотрим это на некоторых примерах:

1. В ряде случаев болезнь — эпилепсия, несмотря на проводимое лечение пациента, принимает «прогридиентный

характер с учащением припадков, что приводит к наступлению слабоумия»1, хотя в основном при своевременном оказании медицинской помощи припадки полностью прекращаются. В отдельных случаях «тяжело протекающего эпилептического статуса» наблюдаются летальные исходы;

2. Прогноз при алкоголизме определяется установкой больного на воздержание от спиртных напитков. Только отказ от злоупотребления в начале заболевания делает человека практически здоровым, но в запущенных случаях больной остается ин-валидизированным даже при длительном отказе от употребления спиртных напитков. При продолжении злоупотребления болезнь влечет психическую, соматонев-рологическую декомпенсацию, поэтому в качестве исхода вероятна смертность, которая при алкоголизме превышает в пять раз смертность аналогичной по возрасту и полу популяции2.

Аналогичный подход исчисления конечного момента срока предусмотрен в Гражданском кодексе РФ, статья 190 которого определяет срок «указанием на событие, которое должно неизбежно наступить». Вместе с тем, если с началом течения срока, которым является установление факта наличия у участника уголовного процесса болезни (например, психического расстройства, наступившего у лица после совершения преступления и делающего невозможным назначение наказания или его исполнение), все понятно, то «неизбежность наступления события» не всегда свидетельствует о процессе выздоровления, которое, как мы установили, может и не наступить вообще.

Законодатель для этих случаев предусмотрел возможность наступления различных правовых последствий.

Так, при установлении наличия у лица, совершившего преступление, психического расстройства, делающего не-

1 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 28 / Гл. ред. Б.В. Петровский. — 3-е изд. — М.: Советская энцикл., 1986. — С. 303.

2 Большая медицинская энциклопедия: В 30 т. Т. 1 / Гл. ред. Б.В. Петровский. — 3-е изд. — М.: Советская энцикл., 1974. — С. 262.

возможным назначение наказания или его исполнение, к данному лицу могут быть применены принудительные меры медицинского характера в соответствии с ч. 1 ст. 443 УПК РФ, а также если лицо совершило уголовно наказуемое деяние, но не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, суд в соответствии с ч. 2 ст. 443 УПК РФ «выносит постановление о прекращении уголовного дела и

об отказе в применении принудительных мер медицинского характера». Кроме того, независимо от наличия и характера заболевания лица суд прекращает уголовное дело по основаниям, предусмотренным ст. 2428 УПК РФ.

Таким образом, наличие болезни различных участников уголовного процесса (это относится и к другим отраслям права), вызывает наступление правовых фактов: правообразующих, правоизменяющих, правопрекращающих.

1. Правообразующие факты вызывают возникновение правоотношений. Так, например, уголовно-правовые отношения, предусмотренные ст. 121 УК РФ, являются следствием заражения другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него такой болезни.

2. Правоизменяющие факты изменяют правоотношения. Например, заключение судебно-психиатрической экспертизы

о признании невменяемым лица во время совершения им деяния влечет производство о применении принудительных мер медицинского характера, тем самым изменяя содержание правоотношений, хотя в целом они сохраняются (ст. 433 УПК РФ).

3. Правопрекращающие факты влекут прекращение правоотношений. Так, заболевание лица после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть основанием его освобождения от отбывания наказания (ст. 81 УК РФ; п. 6 ст. 397 УПК РФ).

Болезнь участника уголовного процесса, прежде чем она проявит свое юридическое значение и вызовет наступление правообразующих, правоизменяющих,

правопрекращающих последствий, должна быть определенным образом установлена посредством доказательств и зафиксирована.

Следовательно, некоторые болезни участников уголовного процесса, как физические, так и психические, могут иметь значение юридических фактов и влечь различные правовые последствия. Их определяющими признаками выступают:

— наличие либо отсутствие какого-либо явления материального мира, имеющего юридическое значение;

— определение юридического факта (прямо или косвенно) нормами права;

— наступление предусмотренных законом правовых последствий;

— фиксация и удостоверение юридического факта в установленной законодателем процессуально-процедурной форме.

Кроме того, в различных статьях УПК РФ выделены еще несколько признаков, характеризующих болезнь как юридический факт в уголовном судопроизводстве:

1. Заболевание выражается в изменении состояния здоровья самого участника уголовного процесса. При этом оно должно иметь распознаваемые субъективные и объективные признаки (симптомы).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Именно это положение позволяет нам не согласиться с высказыванием Г.И. Царе-городцева, указывающего, например, что не только болезнь женщины, но и болезни малолетних детей «потенциально снижают трудоспособность человека»1, тем самым препятствуя его участию в следственных и иных процессуальных действиях. Изменение в состоянии здоровья самого участника уголовного судопроизводства, а не третьего лица является критерием заболевания.

2. Болезнь должна препятствовать участию какого-либо участника уголовного судопроизводства в следственных, процессуальных действиях или затруднять самостоятельную защиту своих прав, интересов.

Таким образом, «болезнь» как юридический факт в уголовном судопроизводстве означает признанное нормами права измене-

1 Философские и социально-гигиенические аспекты учения о здоровье и болезни. — С. 131.

Юридическая наука и правоохранительная практика ние в состоянии здоровья какого-либо участника уголовного судопроизводства, имеющее распознаваемые субъективные, объективные признаки (симптомы), удостоверенное ме-

дицинским заключением и препятствующее его участию в следственных и иных процессуальных действиях.

admin