Пенсия конституция РФ

Проект Настоящего Времени «Один день – одна поправка» объясняет 15 самых заметных и обсуждаемых поправок к Конституции России. Владимир Путин уже подписал закон о ее изменении, в общей сложности в нем более двухсот правок, уточнений и дополнений – а 1 июля гражданам страны предлагается этот документ одобрить.

Сегодня мы рассказываем о том, как в Основном законе появился пункт о ежегодной индексации пенсий, сделает ли он Россию социальным государством и не придется ли его переписывать.

Что изменится

В статье 75 Конституции России, где сейчас идет речь о рубле как денежной единице, функциях Центробанка, налоговой системе и государственных займах, появятся три дополнительных пункта. В одном говорится о том, что РФ «уважает труд граждан и обеспечивает защиту их прав» и гарантирует им минимальный размер оплаты труда не ниже прожиточного минимума (по данным на июнь 2020 года, это чуть менее 11 тысяч рублей – около $160). В другом – что россиянам гарантируется обязательное социальное страхование и индексация социальных пособий. А вот как будет звучать часть 6 статьи 75:

«В Российской Федерации формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается ее эффективное функционирование, а также осуществляется индексация пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом».

Что говорится о пенсиях в действующей Конституции

И право на труд, и социальные пособия, и зарплата не ниже МРОТ, и даже гарантированные государством пенсии – все это уже есть в Конституции России с 1993 года, то есть с тех самых пор, когда она была принята. О свободном труде, праве на отдых и зарплату не ниже МРОТ говорится в статье 37. О социальном обеспечении по возрасту, по болезни и по другим причинам – в статье 39. Там же есть и короткое упоминание пенсионных обязательств государства:

«Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом».

Индексация в Основном законе: зачем она там и что изменит

Когда поправка об индексации пенсий только обсуждалась в январе 2020 года, наиболее частый вопрос, который задавали ее авторам, был таким: означает ли пункт об индексации, зафиксированный аж в Конституции, что пенсионные выплаты будут регулярно увеличивать всем пенсионерам – в том числе работающим? Объявив сначала, что принцип сформулирован «без изъятий» (то есть касается всех граждан), авторы поправки позже уточнили, что права работающих пенсионеров отрегулирует отдельный закон – то есть Конституция их в правах с неработающими не уравняет. Повышение пенсионного возраста, начавшееся в 2019 году и весьма непопулярное у жителей страны, поправка тоже не отменит.

В целом же пенсионные выплаты, их индексацию в зависимости от инфляции, пенсионный возраст и прочие параметры регулируют несколько действующих законов – и они продолжат это делать, поправка об индексации «не реже одного раза в год» ничего нового россиянам не принесет, уверен экономист, специалист по инвестициям Андрей Мовчан.

«Ради того, чтобы позволить Путину оставаться у власти и сконцентрировать власть в его руках до его смерти, необходимо было замаскировать изменения в Конституции, связанные с этим, под некоторые социальные подачки и льготы. Необходимо было показать, как важно голосовать за поправки, потому что они полезные и хорошие, в частности, индексируют пенсии. Это такая довольно примитивная игра, скорее даже бюрократическая, – считает эксперт. – Потому что Путин и так бы мог оставаться у власти пожизненно, не изменяя Конституцию, – но решили вот таким путем пойти».

Мовчан подчеркивает, что действующая Конституция и ссылки на нее последовательно игнорируются в России: в процессе законотворчества, в судах, при принятии решений на всех уровнях власти. «Совершенно бессмысленно переписывать Конституцию с той целью, чтобы она начала работать. Как бы она ни была написана, она начнет работать только тогда, когда будет создан институциональный механизм обеспечения ее работоспособности. Когда будет создана конкурентная политическая среда, когда будет конкуренция элит за власть, когда эта конкуренция будет протекать в рамках независимости судебного процесса и так далее. То, что мы имеем, например, в Соединенных Штатах Америки. Мы можем хорошо или плохо относиться к тому, какие решения они принимают и что делают, но «Билль о правах» у них работает, и законы работают – потому что это обеспечено», – говорит экономист.

При этом Конституция страны с работающими институтами – это не «декларация, состоящая из обещаний и подачек», добавляет эксперт: «Она определяет основные, базовые понятия, аксиоматику, на которой потом уже строятся все остальные законы».

«Конечно, никакая индексация пенсий в эту аксиоматику не войдет, потому что пенсия – это временное понятие, индексация – это понятие очень расплывчатое, – объясняет Андрей Мовчан. – Другое дело, что в Конституции может быть записан, например, базовый принцип: что она гарантирует социальную защиту лицам, которые в силу возраста, здоровья или по другим причинам не в состоянии обеспечивать себе достойную жизнь за счет конкурентной продажи своего труда на рынке. На такое положение можно будет ссылаться в случае, если будут приниматься какие-то законы, которые, так или иначе, будут ему противоречить. Но более конкретные вещи – им не место в Конституции. Они гибкие, они текучие, они могут меняться».

Как повлияют изменения в Конституции на судьбу тех россиян, кто обращается в международные суды, читайте в нашем предыдущем материале.

Читай нас в Яндекс.Дзене

Подписаться

В 1993 году Алла Пугачёва пела песенку про «да-да-нет-да», вбивая в подсознание россиян правильные ответы на вопросы референдума, легитимизирующего Бориса Ельцина. За успешно проведённым референдумом последовал конфликт президента и Верховного Совета РСФСР. В том же году была принята Конституция Российской Федерации, которая так и не стала общественным договором, поскольку до настоящего времени отсутствует единое понимание граждан и власти в отношении основных прав и свобод человека.

В статье «О тревожных призывах к кардинальным конституционным реформам» председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин признает недостатки Конституции, полагая, что заложенный в конституционном тексте глубокий правовой смысл позволяет адаптировать этот текст к меняющимся социально-правовым реалиям в рамках принятой в мировой практике доктрины «живой Конституции».

Статья председателя КС содержит обращение к власти: не вторгайтесь в текст Конституции, суд и так адаптирует Конституцию под ваши запросы. При отсутствии у власти достаточного уровня конституционного мировоззрения и правовой культуры правоприменителей опора на доктрину «живой Конституции» позволяет удовлетворять в России любые «запросы времени» и, как нас пытаются убедить, не искажая при этом сути правового смысла, заложенного в тексте Конституции.

В российском варианте доктрины «живой Конституции» воля самого источника власти и носителя суверенитета – народа – перестаёт иметь какое-либо влияние на процессы одностороннего толкования властью прав и свобод граждан, соответственно, и сама Конституция не может быть актом общественного согласия и инструментом стабильности в обществе.

Однако общественное состояние, по утверждению Жан-Жака Руссо, – это священное право, которое служит основанием для всех остальных прав. Это право, однако, не является естественным, следовательно, оно основывается на соглашениях.

Иммануил Кант придавал большое значение согласию. Он считал, что общественное согласие – единственная возможность для здоровых взаимоотношений между людьми. Вопрос о согласии — это демонстрация уважения. Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своём лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству, писал Кант, рассуждая о справедливости.

Справедливость по Канту осуждает использование человека как средство – это аморально. Например, если вы дарите жене цветы с намерением вызвать у неё хорошее настроение – жена будет целью, а ваш поступок будет соответствовать нравственным нормам. Если же вы дарите жене цветы с тем, что бы получить её согласие на поступок, который она может не одобрить, — вы используете близкого человека как средство для достижения своей цели, а это уже, говорит Кант, – аморально или безнравственно (в России используют как синонимы). Идеи Канта лежат в основе современной либеральной теории справедливости.

Апофеозом доктрины «живой Конституции» стали предлагаемые президентом поправки в Конституцию РФ. Власть не вняла призыву Валерия Зорькина остерегаться от внесения прямых изменений в Конституцию и ограничиться её исправлением через правоприменительную практику. Односторонне понимание властью прав и свобод человека перешло на новый уровень одностороннего толкования – путем внесения поправок в незащищенные референдумом главы основного закона.

Вначале рассмотрим предлагаемый порядок согласования с гражданами предлагаемых поправок к Конституции с упомянутой выше позиции либеральной справедливости. К тому же слово «справедливость» впервые предлагается включить в текст Конституции, что само по себе предполагает подобную оценку. В действующей редакции это слово встречается только в преамбуле.

Голосование за каждую поправку в отдельности – означает достижение цели или консенсуса по каждому отдельному вопросу и будет соответствовать нормам нравственности, как считал Иммануил Кант. Предлагаемое голосование за единый пакет поправок к Конституции означает, что социальный блок поправок используется как средство для получения одобрения гражданами блока изменений политического государственного устройства, а это уже означает безнравственное поведение власти, подрывающее доверие народа по отношению к самим целям.

Более того, проявление чувственной осторожности по отношению к декларируемым властью целям, по крайней мере в части социальных гарантий, находит своё разумное подтверждение.

Статьёй 7 Конституции гарантируется минимальный размер оплаты труда, однако размер и порядок определения этой гарантии основным законом не установлены. Очевидно, что Конституция исходит из тезиса социального государства, что предполагает указанные в её преамбуле веру в добро и справедливость, необходимые при принятии решений по таким жизненным вопросам.

Проектом закона, внесенным президентом в Государственную думу, предлагается устранить существующий пробел и дополнить статью 75 Конституции новым пунктом, согласно которому в РФ гарантируются минимальный размер оплаты труда не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ.

Как говорится в пословице: «Бог строит церковь, а чёрт пристраивает к ней часовню». Если гарантия минимальной заработной платы хотя бы декларируется Конституцией, то величина прожиточного минимума в ней даже не упоминается.

Этот показатель установлен федеральным законом. Методика его расчёта устанавливается правительством. То есть, величина прожиточного минимума остается на усмотрение исполнительной власти, которая, как мы убедились, имеет дефицит моральных и духовных качеств, необходимых для осуществления таких функций.

Фактически, уже начиная с 2004 года в статью 133 Трудового кодекса внесена норма, согласно которой минимальный размер оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения.

В результате простого переноса действующей нормы из Трудового кодекса в Конституцию размер минимальной зарплаты явно не увеличится. Что же в таком случае должно измениться, и в чем заключается смысл грядущих изменений в Конституцию?

Для поиска ответа на поставленный вопрос следует перевести взгляд от части 2 к части 1 статьи 7 Конституции и прочитать эти две нормы в системной связи. В результате произведенного нами действия станет очевидно, что по смыслу Конституции минимальная заработная плата является не самоцелью, а средством проведения государственной политики, направленной на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, как и указано в части 1.

В Конституции не сказано, что означает понятие «достойная жизнь». Многолетняя практика по установлению минимальной заработной платы показала, что предлагаемое президентом «не ниже» означает оплату труда на уровне прожиточного минимума, который в его действительном значении не способен поддерживать даже должное физическое состояние человека.

Показатели «минимальный размер оплаты труда» и «прожиточный минимум» не тождественны. Первый показатель является мерой оценки труда, второй – служит инструментом перераспределения материальных благ посредством проведения социальных мероприятий и выплаты социальных пособий.

Основатель теории современной либеральной справедливости Джон Ролз пишет: «Для того, чтобы достичь большей эффективности и беспристрастности, надо следовать политике, которая делает упор на умении и усилиях по оплате труда, оставляя предписания по потребностям реализовываться через другие средства, например, через безвозмездные социальные выплаты».*

Назначение заработной платы, как неоднократно указывал Конституционный суд РФ, заключается в том числе в способности воспроизводить рабочую силу. Это обязывает государство поддерживать семейный доход, как минимум, на уровне социальной гарантии в размере не ниже прожиточного минимума на каждого члена семьи. В таком понимании работающий человек должен иметь возможность содержать не только себя, но и хотя бы минимальное количество нетрудоспособных членов семьи (жену, ребенка).

При наличии в семье нетрудоспособных членов семьи минимальный размер оплаты труда будет означать доход на каждого члена семьи ниже прожиточного минимума. Законом о прожиточном минимуме установлено, что семья, среднедушевой доход которой ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте РФ, считается малоимущей. Вследствие установления минимальной заработной платы на уровне прожиточного минимума общество имеет такое социальное явление как «нищий работающий».

Закрепление действующего ныне порядка в Конституции к «достойной» жизни не ведёт. Как уже было сказано, этот «пряник» существует более 15 лет и за прошедшее время во рту малообеспеченных граждан слаще не стало.

Истинный смысл поправки видится в том, чтобы дать разъяснение понятию «достойная жизнь», закрепленному в части 1 статьи 7 Конституции, которая в системной связи с предлагаемой нормой будет означать, что минимальная заработная плата на уровне прожиточного минимума и есть та обещанная Конституцией «достойная жизнь и свободное развитие человека».

Помимо заполнения конституционного пробела о достойной жизни, конституционная гарантия по оплате труда де-юре трансформируется в негарантированный размер потребительской корзины, которая и определяет размер прожиточного минимума по разработанным правительством методикам, при том, что этот показатель может иметь и обратную динамику. Так, в 2020 году размер МРОТ установлен на 150 рублей ниже прошлогоднего.

Ещё более горьким видится другой социальный «пряник» в виде предложения дополнить статью 75 Конституции частью 6 следующего содержания:

«В Российской Федерации формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается её эффективное функционирование, а также регулярно осуществляется индексация размера пенсий в порядке, установленном федеральным законом».

В пояснительной записке к проекту закона говорится, что этой поправкой устанавливаются основные принципы всеобщего пенсионного обеспечения.

«Установить» – означает «утвердить», «узаконить». Но разве действующая Конституция не устанавливает принципы пенсионного обеспечения? Статьями 7 и 39 гарантируется государственная пенсия. Принцип всеобщности и справедливости применяется ко всем правам и свободам человека, и государственные пенсии не исключение. Обязанность РФ организовать систему государственного пенсионного обеспечения вытекает из самой конституционной гарантии на государственные пенсии. В соответствии с действующими федеральными законами государственная и страховая пенсии индексируются, и ничего нового поправки не вносят. Индексация как была на усмотрение федеральных органов власти, так и остается в их ведении. Новых обязательств власть на себя не принимает, предлагаемые поправки в Конституцию не обязывают индексировать все пенсии, включая пенсии военных или работающих пенсионеров. Казалось бы, какой ещё новый смысл может содержать предлагаемая норма?

Для ответа на этот вопрос следует обратиться к недавнему прошлому.

Современная российская пенсионная система берёт начало в 1990 году, когда был принят закон РФ от 20.11.1990 № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации». В России была установлена единая система государственных пенсий. Пенсионный фонд финансировался за счет отчислений граждан, предприятий и средств федерального бюджета. Принцип назначения пенсий оставался распределительным, как во времена СССР.

Именно в таком понимании пенсионного обеспечения граждане поддержали новую Конституцию на референдуме в 1993 году. Гарантия на действующую государственную пенсию и была закреплена в Конституции. Статьями 7 и 39 Конституции гражданам гарантированы государственные пенсии. Кроме того, теми же статьями поощряется добровольное социальное страхование как дополнительное социальное обеспечение.

В декабре 2001 года был принят ряд законов, ставших основой пенсионной реформы 2002 года. Трудовые пенсии разделились на две пенсии: государственную и трудовую.

Пенсии по государственному пенсионному обеспечению регулируется федеральным законом от 15.12.2001 № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации». Закон действует по настоящее время. Основные категории граждан, имеющие право на государственную трудовую пенсию, – федеральные государственные гражданские служащие, военнослужащие, участники ВОВ и нетрудоспособные граждане. Выплата пенсий производится за счёт федерального бюджета. Государственные служащие имеют право на получение одновременно двух пенсий: государственной и страховой.

Указанным законом установлена также социальная пенсия по возрасту для лиц, не имеющих трудового стажа, необходимого для назначения государственной или страховой пенсии. На социальную пенсию имеют право нетрудоспособные граждане по достижению ими возраста 70 для женщин и 75 для мужчин (с учетом повышения возраста). Размер пенсии составляет 5 тысяч рублей в месяц, и получать они могут только один вид пенсии. Пенсия является видом отдельной конституционной гарантии на социальное обеспечение по возрасту.

В целях пенсионного обеспечения остальных граждан, добросовестно трудившихся на благо государства, с 2002 года действовал Федеральный закон от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Этим законом была предпринята попытка создать смешанную систему финансирования и формирования трудовой пенсии из трёх частей: базовой, страховой и накопительной. Государство гарантировало гражданам базовую часть пенсии, а страховая и накопительная зависели от трудового вклада гражданина.

Попытка оказалась неудачной, и с 2014 года правительство «заморозило» накопительную часть пенсии, закон о трудовых пенсиях ушёл в историю. Вместо него был принят закон о страховых пенсиях, и россияне стали привыкать к новому выражению — «страховая пенсия». Государственная пенсия перестает упоминаться в федеральном законодательстве о страховых пенсиях как конституционная гарантия, а государственное финансирование перестает быть источником страховых пенсий.

Изменилось не только название, но и буквальное содержание пенсии: пенсия перестает входить в систему государственного или социального пенсионного обеспечения. Из вводной статьи действующего федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» следует, что закон устанавливает основания возникновения и порядок реализации конcтитуционного права граждан РФ на страховые пенсии.

Следует остановиться и попытаться вспомнить: существует ли в Конституции гарантия на «страховые пенсии»? Такой гарантии не существует, и такая гарантия не требуется. Странно будет выглядеть гарантия пенсии, получаемой за свой же счёт, — такую гарантию я смогу дать сам себе, и принимать Конституцию для этого не требуется. В Конституции чётко говорится о гарантии на «государственную пенсию», которая устанавливается федеральным законом.

Принцип всеобщности действия прав и свобод никто не отменял. Следовательно, если конституционная гарантия на государственную пенсию установлена, она должна применяться для всех граждан в равной степени.

Вместе с тем, после введения закона о страховых пенсиях статьи 7 и 39 Конституции продолжают работать исключительно в отношении одной категории граждан – государственных служащих, которым выплачивается гарантированная государственная трудовая пенсия за счет средств федерального бюджета и страховая пенсия как дополнительная форма социального обеспечения, финансируемая за счет отчислений работодателей и работников.

Именно отказ от государственных пенсий и отмену бюджетного финансирования пенсий предлагается закрепить в Конституции для граждан — работников негосударственного сектора.

Как мы видим, в тексте поправки не идёт речь о формировании именно государственной системы пенсионного обеспечения, в поправке сказано: «формируется система пенсионного обеспечения граждан».

В части 2 статьи 39 Конституции сказано: «Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом». Такой закон, как было сказано, существует, однако закон устанавливает пенсии для отдельной категории граждан. Принцип всеобщности, декларируемый в поправке, на этот закон не распространяется, поскольку в поправках речь идет об иной системе пенсионного обеспечения. Вместо слова «устанавливаются», как указано в Конституции, применяются обтекаемые формы: «формируется» и «поддерживается», что в буквальном смысле означает «придавать законченный вид уже существующей системе».

Поправками вводится новое для пенсионного законодательства понятие – «солидарность поколений». Принцип солидарности поколений, закреплённый в Конституции, будет означать заключение общественного договора, по которому граждане берут на себя обязательство по финансированию расходов на выплату пенсий из текущих поступлений от работающего населения. Как следует из поправок, роль государства ограничивается организацией процедур по сбору и распределению средств.

Одновременно такой принцип не предусматривает фондирования, то есть создания работающими гражданами специальных накопительных фондов с государственным софинансированием, обеспечивающих им пенсионные выплаты в будущем, поскольку такое бремя несёт работающее поколение. В текущем моменте это может означать, что граждане с принятием поправок не могут рассчитывать на замороженную часть накопительной пенсии. А в перспективе – участие государства в накопительных пенсионных фондах остается на усмотрение власти и не охватывается этой поправкой.

Если подытожить, то следует признать справедливость утверждения авторов законопроекта. Предлагаемой пенсионной поправкой закрепляются совершенно новые конституционные основы пенсионного обеспечения, согласно которым государственная пенсия остается для себя любимых, а «всеобщее пенсионное обеспечение» предназначено для остальной «человекомассы» и опять таки – для себя любимых по принципу всеобщности.

Принцип «преемственности поколений» в современном пенсионном обеспечении приобретает вполне определенные черты, согласно которым два других принципа «всеобщность» и «справедливость» оплачиваются из доходов трудоспособного населения реального сектора экономики. При этом из Конституции не следует, что на созданную этими гражданами прибавочную стоимость, из которой государство имеет основные налоги, распространяются те же принципы всеобщности и справедливости. Делиться бюджетными средствами с пенсионерами не входит в задачу государства.

В этом заключается суть либерально-рыночной модели рациональной демократии. Рационально то, что приносит выгоду. От содержания пенсионеров выгоды нет, следовательно такие государственные траты не рациональны и должны осуществлять за счёт самих граждан. Новая идеология рождает новые социально-экономические отношения.

Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, сказано в Конституции. При этом Конституция запрещает лишь публично объявлять государственную идеологию, однако не препятствует воплощать чуждую народу идеологию через конкретные нормы той же Конституции, искажая её суть. Ведь слова «правда» и «честность» в Конституции отсутствуют, а понятие «справедливость» до сих пор остается дискуссионным.

Джон Ролз писал, что социальная система может быть несправедлива, хотя ни один из её институтов, взятый отдельно, не является несправедливым: несправедливость есть следствие того, как отдельные нормы будут скомбинированы в одну систему.*

В системной связи с предлагаемыми поправками права и свободы граждан, закреплённые в первых двух главах Конституции, приобретают иной смысл и существенно изменяют трудовые и пенсионные гарантии, защищённые референдумом, а это обязывает провести общенародный референдум перед принятием таких поправок. В противном случае легитимность принятых поправок останется предметом продолжающихся дискуссий, а Конституция как акт общественного согласия в очередной раз сожмётся, освобождая место порокам подобно «шагреневой коже».

* Джон Ролз «Теория справедливости»

Ю. Б. Авдеев

admin